<<
>>

Кризис"верхов"

Империалистическая война приобретала затяжной характер. Уже в 1915 г. в либеральных слоях общества стала вызревать мысль о том, что не следует безоговорочно поддерживать правительство.

Критика царя и его окружения приобретала все более острый характер. Так, в газете "Русские Ведомости", одном из старейших и крупнейших в России изданий либерального направления, появилась статья члена ЦК партии кадетов В. А. Маклакова "Трагическое положение". Статья распространялась в многочисленных копиях, так как в ней шла речь о "безумном шофере", который не умеет управлять машиной, ведет к гибели себя и пассажиров, но при этом "цепко ухватился за руль" и не пускает к нему людей, способных исправить положение. В безумном шофере все узнали царя.

Со временем значительно усилилось вмешательство императрицы Александры Федоровны во все дела государства - от сохранения 5- копеечной оплаты проезда на городском транспорте до смещения и назначения адмиралов, митрополитов и верховного главнокомандующего. Известный черносотенный деятель В. М. Пуришкевич писал в своем дневнике, что "Александра Федоровна распоряжается Россией, как своим будуаром, но назначаемые на министерские посты, благодаря ей и Распутину, люди чувствуют себя настолько непрочно, что даже не переезжают на казенные квартиры, а остаются на своих частных".

По свидетельству французского посла в России М. Палеолога, во второй половине 1915 г. русская пресса начала активно рассказывать о темном происхождении, воровстве, кутежах, разврате, интригах и скандальных связях с высшим обществом Г. Е. Распутина - авантюриста, стоявшего за спинами царя и царицы. Первоначально газетчики избегали намеков на близость Распутина к коронованным особам. Однако вскоре вся Россия заговорила о том, что "Царь с Егорием, а царица с Григорием".

Характерной чертой предреволюционной России стали многочисленные и непоследовательные изменения в составе правительства.

9 февраля 1916 г. по указу Николая II возобновились заседания Государственной думы. В этот день царь в первый и последний раз посетил российский парламент за все время его существования. Всем было ясно, что это дешевый политический трюк, имевший целью расположить думу к новому премьеру Б. В. Штюрмеру, которому удалось занять место И. Л. Горемыкина. Идея посещения думы царем принадлежала распутинско- му окружению. Сам Распутин называл Штюрмера "старикашкой на веревочке", позволяя себе даже прикрикивать на премьера.

Через Александру Федоровну Распутину удавалось влиять и на действия армии. Первоначально ему мешал в этом "деле" великий князь

Николай Николаевич (двоюродный дядя царя), являвшийся верховным главнокомандующим русской армией до августа 1915 г. и обещавший повесить Распутина, если тот вдруг появится в Ставке. После устранения Николая Николаевича со своего поста старец стал свои "стратегические советы" доводить до сведения Николая II в форме пересказов "снов" и "видений". Особую активность в этом направлении Распутин и императрица развили во время наступления русской армии летом 1916 г., стремясь сорвать успех Юго-Западного фронта под командованием генерала А. А. Брусилова. Императрица неоднократно просила царя дать приказ о

и I»

прекращении наступления русских армий, потому что "приходится посылать солдат далеко в обход болот, от которых идет такой ужасный запах...". Решающего влияния на действия армии подобные просьбы, конечно, оказать не могли, но они имели психологическое воздействие на командование в ходе Брусиловского прорыва.

Вмешательство "темных сил" в дела государства подействовало раньше других на экстремиста Пуришкевича, который произнес ставшую исторической фразу о "министерской чехарде". Личные качества ряда министров этому только способствовали. Недаром Распутину приписывается оценка, данная главе МВД А. Д. Протопопову, у которого "честь тянется, как подвязка".

Характеризуя кризис "верхов", известный русский поэт Игорь Северянин писал:

Был образ правленья беспутен - Угрозный пример для корон: Бесчинствовал пьяный Распутин, Усевшись с ногами на трон.

Убийство Распутина, совершенное в ночь с 16 на 17 декабря 1916 г. группой заговорщиков во главе с Пуришкевичем, не могло изменить ситуации и предотвратить революцию. Не случайно проницательный монархист В. В. Шульгин, которого Пуришкевич посвятил в это дело, заметил, что' убийство Распутина бессмысленно: "Убьете его - ничего не изменится".

<< | >>
Источник: И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История советской России. 2001

Еще по теме Кризис"верхов":