<<
>>

Рабочая 1И8нь, Реальная заработная плата.

Теперь попробуем заглянуть в некоторые уголки рабочей жизни, поверх вышеприведенных цифр.

Когда судишь о заработной плате, то нет ничего более обманчивого, чем цифры, если они указывают только на поденную плату или плату за сдельную работу.

Параллельно нужно приводить цифры, которыми измеряется стоимость жизни, т.-е. указывается, во что обходится удовлетворение насущных потребностей рабочего. Ибо реальная заработная плата не есть единая цифра, это отношение—отношение цены на труд к стоимости жизни. Из того, что американский каменщик зарабатывает ныне 25 франков в день, а японский ткач 50 сантимов, вовсе не следует, что американский каменщик в 50 раз «счастливее» японского ткача, прежде всего потому, что японец более умерен, чем американец, далее потому, что рис., которым он довольствуется, и маленький деревянный домик, в котором он живет, обходятся ему гораздо дешевле, чем американцу его бифштексы и помещение в пятнадцатом этаже.

{Драма хлеба.|

Итак, японец не ест хлеба, тогда как во Франции хлеб поглощает добрую четверть дохода и иной раз свыше девяти десятых продовольственного бюджета рабочего класса. Это настолько необходимый питательный продукт, что боязнь неурожая и скупки зерновых хлебов была кошмаром средневековья и старого режима.

И этой борные объясняется, почему власти былого времени побуждаемые общественным мнением, следили «недоверчивым

оком» за зерновым хлебом на протяжении всех стадий его существования. Не позволялось продавать, а следовательно, и покупать хлеб на корню; духовные суды уподобляли подобные сделки ростовщичеству, позднее они были запрещены Конвентом, которому приходилось обеспечивать прокормление солдат и санкюлотов. Эти меры не так давно отменены, и сельский хозяин может теперь «есть свой хлеб на корню».

За зерновым хлебом наблюдают, пока он еще на корню, пока он в зерне, запрещают ему уходить из данной местности, как в наши дни хотели помешать ему прибывать во Францию.

Все же он уходит, несмотря на недостаток средств сообщения и на тяжелые дорожные пошлины (в ХУ веке перевозка из Руана в Амьен одного гектолитра зернового хлеба стоила дороже, чем; стоит теперь доставка в Гавр с американского Дальнего Запада того же количества зерна). Он уходит, он уплывает по воде (до ХУП века Франция и Польша были житницами Европы); но часто в момент отправки он возбуждает народное возмущение. С хлебом не шутят. И нужен эскорт сержантов, чтобы дать ему возможность поехать в иные места для доставки белого хлеба к столу вельмож ‘).

Часто общины имели заШсные магазины, чтобы обеспечить снабжение продовольствием и успокоить жителей. Они выпускали эти огромные запасы, когда наступал неурожай, влекущий за собой голод и дороговизну. Утверждают, что в 1633 году в запасных магазинах Страссбурга было зерно урожая 1525 и даже 1439 года! Конечно, хлебное зерно сохраняется изумительно, потому что удалось получить росток из зерен, собранных в египетских саркофагах. Но насколько же мучительной была в минувшее время забота о хлебе насущном, чтобы сохранять хлеб в зерне в течение нескольких столетий для смягчения последствий будущих неурожаев!

История зерновых хлебов былого времени была бы весьма интересна. И дело вовсе не в недостатке документов. Нет историков, которые занялись бы такими документами. Имелась целая «полиция по зерну».

«Административная переписка», говорит Д’Авенель: «переполнена заметками, докладами, выражениями опасений и сложивши расчетами, чтобы установить, как население прокормится на будущий год, даже в текущем году. Патенты, королевские /ордонансы, решения эшевенов присоединялись одни к

другим, чтобы разрешить вывоз зерновых хлебов или запретить его, когда он был разрешен, чтобы установить твердые цены на хлеб, хлебную таксу, чтобы устроить облаву на упрямых булочников и заняться охотой за пшеницей, которая пряталась у скупщиков. Их заставляли продавать хлеб по дешевой цене, когда он был дорог, или не выпускать его в продажу, когда он был дешев...

«Зерно, хлеб—настолько почтенные вещи, что власти никогда не устают ими заниматься: поступает ли зерно на рынок — запрещение открывать мешки до определенного часа; каждый покупатель должен удостоверить, что его закупки имеют исключительной целью собственное потребление: — запрещено покупать для перепродажи или потреблять больше определенного количества. Всякое нарушение распоряжений карается кнутом, штрафом или тюрьмой. Мельнику дается специальный приказ сдавать столько-то мер муки за такое-то количество зерна; булочнику — приказ выпекать хлебы такого-то веса, ставить на них знаки или клеймить штемпелем до выпуска их в продажу, а иногда продавать их только в определенном месте; булочникам — повеление вести себя хорошо «пе' утягивать и не делать иных скверных поступков, продавая свой хлеб». Если год удался, мэр разрешает «делать, кто хочет, оладьи из муки на масле, принимая во внимание дешевизну хлеба». Если урожай плох, приказ хлебопекам «оставить в стороне куличи и пироги, прекратить выпечку сдоб-- ного хлеба»—белого хлеба с золотистой корочкой,— и выпекать только темный или черный хлеб».

<< | >>
Источник: ПЬЕР БРИЗОН. ИСТОРИЯ ТРУДА И ТРУДЯЩИХСЯ. ПЕТЕРБУРГ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 1921. 1921

Еще по теме Рабочая 1И8нь, Реальная заработная плата.:

  1. I. Заработная плата в средние века. Заработная плата рабочих-рекесленников.
  2. Реальная заработная плата и личные доходы
  3. ГЛАВА ВОСЬМАЯ. Заработная плата и рабочая жизнь былого времени.
  4. § 12. Заработная плата
  5. Заработная плата.
  6. Заработная плата
  7. Нищенская заработная плата.
  8. Заработная плата в других отраслях промышленности
  9. Заработная плата, цены, ассигнаты.
  10. 7.5. Заработная плата. Гарантийные и компенсационные выплаты
  11. ПАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ. Заработная плата в XIX веке.
  12. П. Заработная плата семнадцатого и восемнадцатого веков. Сельские работники.
  13. В. ОТНОСИТЕЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ РЕАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, РЕАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ
  14. 42. Рабочее время, его виды. Режим и учет рабочего времени.
  15. Понижение заработной платы.