<<
>>

Работники на фермах.

Работники, которых нанимает арендатор-половник, часто имеют больше «доходов», чем сам он в конце года. Их положение улучшилось со времени прогресса земледелия и роста городского населения в ущерб деревням: рабочие руки сделались более редкими и от этого вздорожали.

До 1850 года в центральных местностях хороший пахарь зарабатывал от 130 до li-О франков в год; хорошая работница—от 35 до 45 франков в год, если это пастушка, то она получала еще сверх этого руно. Ныне, когда заработная плата проявляет стремление непрестанно повышаться, хороший работник зарабатывает 500 или 600 франков, а хорошая работница 300 или 400 франков. Они получают от хозяина помещение и харчи. Нанимаются они на месяц, как на Севере, на год или на сезон, как в Центре, Они являются, так сказать, членами семьи, и жизнь их протекает почти в тех же условиях, что и жизнь их хозяина и хозяйки, при немного большей затрате труда и при гораздо меньших заботах.

Поденщик.

Но вот самый отверженный. Поденщик, это тот несчастный, который вынужден наниматься на день (отсюда его название), на неделю, на определенйое дело, на безон, и который переходит р фермы на ферму, с каменоломни в лес, по воле злосчастья, потому что, будучи несчастнее половника, он не имеет необходимых средств, чтобы заняться собственным дрлом.

На его долю выпадает тяжелый труд во время жатвы, длий- ные летние рабочие дни, вся тяжесть молотьбы, зимняя безработица, постоянные лишения; для него не существует поэзии в запахе скошенного сена или в золотых волнах спелой пшеницы, ибо это то время, когда он проводит на ногах по 18 часов в сутки, спешно работает под палящим солнцем и возвращается вучером с ломотой во всем теле. Зимой, как дровосеки Шера и Ньевра, он отмеривает версты по снегу, питаясь только жидким супом, мерзлым хлебом и мокрым сыром, и приносит домой холодной почью 30, 40 или 50 су, которые он заработал на пронзительном ветру.

Поэтому, для пего не существует никакой иной тайны, когда он работает в громадных лесах, волнуемых ветром, кроме социальной тайны его печального положения.

Составим бюджет этого одинокого труженика, которого до сих пор забывали в его глубокой нужде.

«С 24-го июня по 14 августа за снятие урожая — от 120 до-, 160 франков; беру среднюю ни ру—140 франков.

«С 15-го августа по 1 октября он может проработать дней сорок при средпей плате в 2 франка 25 сантимов, что составляет 90 франков.

«В период времени с 1-го октября до Мартинова дня, 11[‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡]го ноября, ему нужна неделя, чтобы собрать свой картофель, посаженный исполу у окрестных земледельцев; он почти не в состоянии проработать где-нибудь в другом месте больше четырех недель, что дает ему, считая по тридцать су в день, 36 франков; я кладу 40 франков. Это дает в результате за хороший сезон 270 франков.

«Наступают зимние месяцы; конец ноября, декабрь, январь, февраль и март. За эти 140 дней поденщик проработает не больше 100 дней, максимум по полтора франка, что дает 150 франков.

«Остаются три весенних месяца: апрель, май и июнь. В апреле работник должен вскопать свой сад и посадить картофель; он все же может проработать две недели по 2 франка в день, это составить 24 франка.

«В мае часто бывает безработица; я кладу все-таки четыре жидели по 15 франков—60 франков.

«И затем две недели:—ему нужно потратить неделю на то, чтобы окопать свой собственный картофель—по 3 франка в день— 36 франков.

«Итак, за целый год максимальный заработок 540 франков [§§§§§§§§§§§§§§§§])?

Нужно еще скинуть по крайней мрре 400 франков на уплату за помещение и за хлеб (если взять семейство из пяти человек). Поденщик у себя дома не ест мяса, не пьет вина. Допуская даже, что денег от продажи свиньи, которую он выкармливает, хватит ему па мелкие покуцки кое-чего из провизии для дому, все же остающиеся 140 франков не смогут покрыть всех других расходов. Случись дороговизна хлеба, падение заработной платы, долгая безработица, болезнь, и в результате беспросветная нужда.

Прежде и теперь.

Вот сколько бед. Из-за них происходил и еще происходит •ельский исход: утомленный прозябанием на земле, которая, по мнению деревенского труженика, пе оправдывает положенных на нее трудов, он ушел на заводы, переселился в города; он искал «определенного заработка», чтобы избавиться от забот о завтрашнем дне, от лишений сельской жизни. Свои мечты оп счел действительностью и познал горькое разочарование. Несмотря на обманутые надежды, он все еще колеблется перед «возвращением жа землю», ибо земля ему не принадлежит [*****************]).

Впрочем, в былое время крестьянская пужда была еще более безысходной. До 1850 года поденщики молотили цепами всю зиму за 40 или 50 сантимов в день; знойпыс дни жатвы приносили жм не свыше 1 франка 50 сантимов. Пшеница была еще предметом роскоши: за гектолитр ее платили в 1848 году по 40 фран* ков. Хлеб сдюил дорого, и в деревнях ели черный хлеб: ржаной, а иногда даже ячменный. Теперь едят белый хлеб. Потребности увеличились. Црестьянип уже знает вкус мяса и вина. Он

не отказывает себе в лакомствах. Он кладет в суп «курицу». Он: позволяет себе развлечения, он ходит в кафе. Если выдался хороший год, то в праздничные дни он садится за стол, уставлен* ный обильными яствами, и приглашает к себе друзей. В некоторых местностях он старается одеваться, как горожанин, тогда как в былое время его грубая одежда была сделана из шерсти собственных баранов и конопли, которую прялд в долгие зимние вечед>а хозяйка дома или пастушка в тени изгородей. Хижины мало-помалу исчезли, новые дома лучше построены, обставлены с немного большими удобствами. Почти у каждого земледельца есть своя повозка, в которую запрягается осел или лошадь; в прежнее время он ходил пешком на дальние ярмарки. Ныйе он выписывает газету, прежде он не умел читать. Сыновья его ходят в школу, некоторые оканчивают курс наук и покидают нивы. Долгое время косневший в неподвижности и рутине поселянин пробуждается; он ищет в единении исцеления от, болезней, которыми страдает,, он следует примеру дровосеков Центра, земледельцев Запада, виноделов Юга. Образование проникло в деревню, и можно, пожалуй, сказать, что оно раздувает пламя, дремлющее под пеплом прежней покорпости судьбе, пламя законного желания более счастливой жизни на дающей земле [†††††††††††††††††]).

<< | >>
Источник: ПЬЕР БРИЗОН. ИСТОРИЯ ТРУДА И ТРУДЯЩИХСЯ. ПЕТЕРБУРГ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 1921. 1921

Еще по теме Работники на фермах.:

  1. Глава V. СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ ПОД ДИСПАНСЕРНЫМ НАБЛЮДЕНИЕМ В СВЯЗИ С ТУБЕРКУЛЕЗОМ, БОЛЬНЫХ ТУБЕРКУЛЕЗОМ, МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ И ИНЫХ РАБОТНИКОВ, УЧАСТВУЮЩИХ В ОКАЗАНИИ ПРОТИВОТУБЕРКУЛЕЗНОЙ ПОМОЩИ (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ)
  2. 7.8. Материальная ответственность работников
  3. Сельские работники.
  4. § 10. Увольнение работников
  5. Биографии профсоюзных работников
  6. Преступность среди рядовых работников
  7. «СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТ» И «РАБОТНИК»
  8. о ПАСПОРТАХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ
  9. Превратите каждого сотрудника в работника умственного труда
  10. Глава 20 ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ СРЕДНЕГО ЗВЕНА И РАБОТНИКОВ МАССОВЫХ ПРОФЕССИ
  11. Научите их понимать ценности добросовестного работника
  12. ПОСТАНОВЛЕНИЕ377 ТУРКБЮРО ЦК РКП(б) ОБ УКРЕПЛЕНИИ ФЕРГАНЫ ПАРТИЙНЫМИ РАБОТНИКАМИ 24 октября 1920 г. 1)
  13. Как сексуальное здоровье связано с правами ЛГБТ сообщества и секс-работников?
  14. Раздел X. ПРАВА И СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА МЕДИЦИНСКИХ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ.
  15. П. Заработная плата семнадцатого и восемнадцатого веков. Сельские работники.
  16. Приложение 5 ПАМЯТКА РАБОТНИКУ ШКОЛЫ   как избавиться от любого стресса