<<
>>

СОЗДАТЕЛИ ЯДЕРНОГО ЩИТА

Успешное испытание советской атомной бомбы имело огромное военно-политическое значение. Оно буквально ошеломило и администрацию американского президента Трумэна. С ядерной монополией Соединенных Штатов Америки было покончено.

Вместе с тем испытание атомной бомбы в СССР еще больше подхлестнуло гонку ядерных вооружений, которая теперь приобрела более вызывающий и опасный характер. В этом зловещем противостоянии двух сверхдержав США имели преимущество. Американская атомная промышленность опиралась на огромный экономический и научный потенциал. Наша страна с трудом преодолевала последствия военной разрухи.

Созданная в кратчайшие сроки за счет неимоверного напряжения сил, советская атомная промышленность находилась в стадии становления. По-прежнему остро не хватало урана. Постоянно лихорадило работу первого атомного промышленного реактора. Большие издержки имела технология радиохимического производства. Неотработанная технология приводила к хроническому переоблучению всех работающих с делящимися материалами. Не успевал специалист освоить свое рабочее место, как по медицинским показаниям вынужден был уходить с работы.

Еще до испытания атомной бомбы, 11 декабря 1948 года был образован строительный район № 1, в задачу которого входило сооружение второго по счету атомного реактора, зашифрованного как здание № 301.

Возглавил строительство второго реактора Василий Константинович Чистяков. Он приехал на стройку в июле 1947 года вместе с М. М. Царевским из Эстонии.

В. К. Чистяков быстро проявил себя как талантливый инженер, способный организовать работу больших коллективов строителей. Не боялся принимать смелые решения, отличался огромной работоспособностью.

Требования к срокам ввода реактора ужесточились, но строители уже накопили опьп сооружения сложных объектов. В. К. Чистяков умело руководил новым коллективом.

Помогало и то, что на предыдущей стройке он был секретарем парткома, приобрел опыт работы с людьми. Вникал во все мелочи, не упуская основного, знал экономику.

Главным инженером района работал Павел Петрович Богатов — толковый, знающий специалист. С 1952 года он возглавил строительство Аргаяшской ТЭЦ.

С самого начала строительства здания № 301 был взят хороший темп: быстро выкопан котлован, началась подготовка к его бетонированию. И тут над объектом словно повис злой рок.

Все началось с того, что накануне бетонирования техническая инспекция не приняла арматурные работы и вообще их запретила. Причина заключалась в нарушении соосности стыков.

Огромное количество арматуры техническая инспекция хотела признать браком и таким образом надолго задержать бетонирование второго реактора. Однако проверка на разрыв ста двадцати визуально непригодных стыков показала, что дефекта в них нет. Опасность остановки стройки со всеми вытекающими последствиями со стороны режимных органов миновала. Какой нервотрепки этот случай стоил для В. К. Чистякова, знал только он сам.

Настоящая беда пришла в разгар сухого и жаркого лета года. Нижняя часть реактора была уже в бетоне, когда на стройке появился генерал Комаровский. Собрав руководителей района, он объявил им задачу — в кратчайшие сроки уложить бетон до нулевой отметки. Всем участникам этого штурма установил премию в четыре оклада.

Собрали лучших специалистов, продумали организацию

непрерывного бетонирования котлована. Работали по графику: укладка бетона в две смены, подготовка — в третью.

Арматурные блоки были обрамлены деревянной опалубкой. При сварке искры попали на кучу мусора. Это было в субботу. Люди ушли на выходной, а в воскресенье, в середине дня начался пожар. Он мгновенно распространился на все здание. Пламя было настолько мощным, что пожарники ничего не могли с ним сделать. Железная арматура стала мягкой как воск.

Примчавшийся на пожар Царевский, как завороженный, смотрел на море огня и непривычно молчал.

О              пожаре немедленно сообщили в Москву. На другой день прилетел Комаровский. Побывав на пепелище, он решил впредь отказаться от деревянной опалубки и заменить ее железобетонными плитами, которые составляли бы единое целое с укладываемым бетоном.

Расследование причин пожара вел сам генерал-лейте- нант Ткаченко. По обычной практике того времени органы безопасности усмотрели здесь происки врага. Только когда в котловане на глубине сорока метров свалили мусор и на глазах у Ткаченко через минуту после начала работы сварщиков он загорелся, генерал отказался от своей версии случившегося. Никого не наказали. Комаровский, как и обещал, всем участникам бетонирования котлована выдал премии. Пострадал один В. К. Чистяков. Его вычеркнули из списка при представлении очередной реляции. * *

Несмотря на трудности, весной 1949 года начались монтажные работы на объектах водного хозяйства здания № 301. Тогда же прибыла первая группа эксплуатационников во главе с начальником здания Н. А. Петровым, главным механиком Н. М. Тирановым. Вслед за ними на объекте появился главный инженер М. С. Пинхасик.

Строительно-монтажные работы курировали Б. JI. Ванников и Е. П. Славский.

Прием смонтированного оборудования, по установившейся традиции, проводился очень тщательно и строго.

Каждый сварной шов у коммуникаций проверялся под давлением. При сборке деталей находился представитель эксплуатационников, который контролировал каждое движение монтажников.

* * *

Второй атомный реактор заработал на полную мощность мая 1950 года. Пуск его осуществлял И. В. Курчатов в присутствии обычной для этой торжественной минуты своих ближайших соратников: А. П. Александрова, Б. Г. Музрукова, Е. П. Славского, работавшего уже в Москве.

* * *

Одновременно с пуском здания № 301 началось строительство третьего реактора. Реактор сооружал тот же коллектив, что и здание № 301, во главе с В. К. Чистяковым и П. П. Богатовым. Хотя это был и более сложный аппарат, чем предыдущие, но особых происшествий при его сооружении не было.

Сроки строительства и монтажа работ сократились. Третий реактор построили ровно за год — с апреля по апрель 1951 года.

Первым начальником реактора был Н. И. Козлов. * *

Особое внимание руководства было приковано к сооружению первого реактора на тяжелой воде в здании № 401.

В отличие от уже построенных трех уран-графитовых реакторов, тяжеловодный представлял собой сложную физическую установку со многими конструкционными особенностями и значительным количеством оборудования.

Разработка и строительство первого тяжеловодного реактора проходила под контролем научно-технического совета Первого главного управления. Научным руководителем разработки стал академик Алиханов, возглавлявший тогда Лабораторию № 3 Академии наук СССР. Главным конструктором этого типа реакторов был Б. М. Шлокович.

В конце 1947 года проект тяжеловодного реактора был выполнен.

На территории Лаборатории № 3 в течение 1948 года построили здание реактора и закончили монтаж оборудования: Экспериментальный тяжеловодный реактор заработал в апреле 1949 года. Опыт его работы был максимально учтен при сооружении первого промышленного тяжеловодного реактора в Челябинске-40.

Реактор на тяжелой воде имел одно очень серьезное по тому времени преимущество перед уран-графитовым аппаратом. Для его работы требовалось в десять раз меньше очень дефицитного урана.

Главным недостатком была высокая стоимость тяжелой воды, что требовало сокращения до минимума протечек и потерь этого замедлителя нейтронов, который одновременно был и теплоносителем. Поэтому очень высокие требования предъявлялись к герметичности оборудования в первом контуре. Нарушение ее, как показала последующая практика, приводило к очень сильной радиационной загрязненности.

Начальником строительства тяжеловодного реактора в здании № 401 был А. К. Грешнов, главным инженером — Иван Иванович Гусаров.

Ежедневно на стройплощадку приезжал В. А. Сапрыкин. Однажды, за два часа обойдя только часть объекта, сказал сопровождающим его коллегам: Вы, наверное, здесь что-то лишнего понастроили, никак не разберусь в помещениях, что к чему...

Изматывало строительство четыреста первого здания и нового начальника Управления строительства П. П. Честных, сменившего в августе 1950 года М. М. Царевского.

Павлу Павловичу пришлось нелегко. У М. М. Царевского он несколько лет проработал заместителем по исправительно-трудовым лагерям. Честных знали как хорошего специалиста по работе с заключенными, в лучшем случае как хозяйственника, вряд ли способного руководить большой стройкой.

Однако со временем Честных вырос в сильного руководителя. Он не обладал большими техническими знаниями, но был от природы умным человеком, способным разобрать

ся в сложных ситуациях, то и дело возникающих на строительных площадках. Некоторым коллегам он казался грубым, неотесанным. Обладая сильным характером, смело шел на конфликты, не пасовал перед крупным начальством.

17 ноября 1951 года первый тяжеловодный реактор пущен академиком А. И. Алихановым.

22 декабря 1951 года началась эксплуатация уран-гра- фитового реактора в здании, построенном для проведения научных экспериментов. Первым начальником реактора стал Ф. Е. Логиновский. * *

. 15 сентября 1952 года вошел в строй уран-графитовый реактор в здании № 501. Начальником реактора назначили

В.              П. Муравьева.

К середине пятидесятых годов все запланированные атомные реакторы были построены.

<< | >>
Источник: Новоселов В. Н., Толстиков В. С.. Тайна «сороковки».—. 1995

Еще по теме СОЗДАТЕЛИ ЯДЕРНОГО ЩИТА:

  1. 2.1. Информационная Сеть в зеркале аксиологии
  2. 2.1. Информационная Сеть в зеркале аксиологии
  3. 2.3. Развитие монгольской экономики и основные направления торгово-экономического сотрудничества СССР и МНР
  4. § 1. Понятие, сфера действия и источники международного гуманитарного права
  5. Информационные войны и «черный PR»
  6. Глава 3                                                                                                               jjg Краткое описание психологической типологии К.Юнга
  7. Изобразительное искусство XX века. Основные направления
  8. СОЗДАТЕЛИ ЯДЕРНОГО ЩИТА
  9. СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ И ПОНЯТИЙ
  10. 1.1 «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»
  11. 1.5 КОСМИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА