<<
>>

Глава 33 ЗДОРОВЬЕ ОЗЕРЦЕВ

Еще до пуска первого реактора в Лаборатории № 2 создается Государственная служба контроля радиационной безопасности во главе с А. И. Бурназяном, который впоследствии возглавил Третье главное управление Министерства здравоохранения СССР, осуществлявшее руководство всей системой медицинского обслуживания в атомной отрасли.

Вопросы здравоохранения получили свое развитие сразу же после образования Первого главного управления. В составе Научно-технического совета ПГУ организуется секция № 5, которой поручается разработка проблемы осуществления медико-санитарного контроля в атомной промышленности. Ее работу возглавили тогда еще профессора, а в будущем академики В. В. Парин и Г. М. Франк.

До начала работы в Научно-техническом совете, с 1946 года профессор Г. М. Франк руководил Радиационной лабораторией, на основе которой через два года был организован Институт биофизики Минздрава СССР. С первых дней работы сотрудники лаборатории стали заниматься вопросами радиационной безопасности и эффективности контроля за здоровьем людей, подвергающихся радиоактивному облучению. В том же, 1946 году решением правительства была создана биофизическая лаборатория для изучения воздействия радиации на растительный мир. Она действовала в составе Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева. Возглавил лабораторию профессор Р. М. Клечков- ский.

сентября 1948 года был образован Институт биофизики Минздрава СССР. Ему поручалось изучение воздействия радиации на человека и разработка методов применения радиоактивных источников в медицине. Первым директором Института в 1948—1951 годах стал Г. М. Франк, его сменил академик А. В. Лебединский (1954—1968гг.).

Уже в августе 1948 года, на основе рекомендаций, разработанных Институтом биофизики, были подготовлены общие санитарные нормы правил по охране здоровья работников атомной промышленности.

Так, дневная норма облучения при шестичасовом рабочем дне составляла 0,1 бэр, за год — 30 бэр. В случае аварии допускалось облучение до 25 бэр за пятнадцать минут. В последнем случае работнику предприятия предоставлялся отпуск или работа, исключающая воздействие радиации.

Следует подчеркнуть, что в период пуска и освоения атомного производства отсутствовали систематизированные сведения о действии острого и хронического тотального облучения на человека. Полностью отсутствовали сведения по биологическим эффектам плутония и большинства осколков деления урана. Ситуация осложнялась излишней засекреченностью. Даже начальник медико-санитарного отдела завода до 1954 года не знал реальных цифр, определяющих уровень облучения персонала Госхимзавода имени Менделеева. В 1948—1954 годах решение проблем радиационной медицины переносится из научных лабораторий на производство, становится практической задачей.

А. И. Бурназян решил создать на всех основных объектах завода врачебные здравпункты и оснастить их мощными по тем временам лабораториями по исследованию крови (гематологическими). Цеховыми врачами на эти здравпункты направлялись выпускники ведущих медицинских вузов страны, большинство из которых окончило трехгодичную клиническую ординатуру.

В первые годы на здравпунктах проводились тщательные, частые (пять—семь раз в год) профилактические медицинские осмотры работников предприятия. Типичными были следующие заключения: «Здоров. Может работать в прежних условиях».

«Имеются неглубокие отклонения, чаще по развернутому анализу крови». В этом случае медицинское обследование повторялось через две недели. «Имеются существенные отклонения». В этом случае работник переводился в «чистые» условия, ему выдавался так называемый «трудовой больничный лист». Он позволял, не снижая заработной платы, использовать пострадавшего от радиоактивного облучения на работах не по специальности, вне основного производства. «Имеются стойкие сдвиги, вызванные радиоактивным облучением».

После такого заключения следовал полный вывод в «чистые» условия, направление на дообследование и лечение в стационаре.

Масштаб повседневной аналитической работы медицинских работников поражает и сегодня. В период с 1949 по 1954 год было проведено 106 553 обследования, в результате которых сотни рабочих и инженеров были вовремя выведены из основного производства, тем самым предотвращены необратимые последствия для здоровья людей, большинство из которых были тогда очень молоды. Сделать это, особенно в первые годы работы предприятия, было совсем нелегко. Достаточно сказать, что в период с 1950 по 1953 год ежеквартально на заводе официально регистрировалось от двух с половиной до восьми с половиной тысяч случаев внешнего облучения в дозах от 0,01 рентгена и выше за рабочий день.

Большинство переоблучений давало радиохимическое производство. Особо вредные, опасные для здоровья условия труда, отсутствие информации о конкретных дозах облучения персонала из-за режима секретности, заставили врачей избрать путь тщательного и частого обследования каждого работника завода. Это давало возможность проследить динамику изменения состава крови, в целом здоровья людей, на протяжении длительного времени и получить убедительную картину состояния здоровья работающих. Если данные многократных обследований показывали явную угрозу заболевания вследствие радиационного облучения, то врачи настойчиво добивались у руководителей объектов решения о выводе эксплуатационников с вредного производства, не дожидаясь развития тяжелого заболевания.

Для компенсации потери заработной платы тем, кого вывели в «чистые» условия, назначалась временная инвалидность третьей группы.

Результаты работы медицины за прошедшие со дня пуска химкомбината десятилетия вызывают даже у самих врачей чувство удивления. Несмотря на тяжелейшие условия труда, особенно в первые десять лет работы предприятия, удалось не допустить крупномасштабных потерь людей от переоблучения. Хроническую лучевую болезнь получили около двух тысяч человек, в основном в период до 1960 года.

Одним из главных условий эффективной работы медиков являлся тщательный, строгий отбор для работы с радиоактивным излучением людей с хорошим состоянием здоровья. Так, лица с малейшими отклонениями состава крови, до работы с делящимися материалами не допускались.

Вместе с практикой частых медосмотров и принципиальным подходом к проблеме вывода облученных эксплуатационников в «чистые» условия, это и дало возможность спасти жизнь многим людям. Однако коварная опасность давала о себе знать. Поэтому уже в 1949 году организуется профпа- тологический стационар для подозреваемых в хронической лучевой болезни. В 1949—1968 годах его работниками было диагностировано 1380 случаев хронической лучевой болезни и 42 случая — острой. Плутониевый пневмосклероз диагностирован у 123 человек. Лучевые ожоги получили 200 человек, из них 178 — до 1954 года. Эти больные многократно направлялись для лечения в лучшие санатории страны.

Становление и успехи практической радиационной медицины связаны с именами Ангелины Константиновны Гуськовой, Григория Давидовича Байсоголова, Виктора Николаевича Дощенко, Ефросиньи Алексеевны Емановой, Веры Сергеевны Крауз.

В апреле 1949 года для работы на Базу-10 была направлена выпускница Свердловского медицинского института

А.              К. Гуськова. Однако вместо проблем нейрохирургии, по которой она прошла специализацию, молодой врач стала заниматься радиационной медициной. Первые шаги были непростые. Московская профессура была в плену терапевтического опыта и знала о воздействии радиации на людей

<< | >>
Источник: Новоселов В. Н., Толстиков В. С.. Тайна «сороковки».—. 1995

Еще по теме Глава 33 ЗДОРОВЬЕ ОЗЕРЦЕВ:

  1. Глава 33 ЗДОРОВЬЕ ОЗЕРЦЕВ
  2. ГЛАВА I. ЗАРУБЕЖНЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИИ ПРАКТИКА ДОШКОЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ XX в.
  3. ПРИЛОЖЕНИЕ