<<
>>

Биологический вид как предполагаемый субъект когнитивной активности

Всем интуитивно ясно, что люди и соразмерные им по пространственному и временному масштабу индивидуальные живые особи, такие как собаки или птицы, представляют собой не единственный этаж во всей иерархии живого.

Существуют более низкие по масштабу этажи, где обитают клетки и бактерии. Они малы, хотя в принципе визуально наблюдаемы с помощью микроскопа. Доминирующими для них являются иные физические силы. Скорости там тоже иные, как, например, скорость деления и размножения бактерий, где счет идет не на два или четыре десятилетия, как в человеческой семье из одного или соответственно двух новых поколений, а на минуты.

Из одной бактериальной клетки может получиться две за 15 минут, четыре за 30 минут, восемь за 45 минут, 16 за час, и только недостаток питательных веществ сдерживает процесс от бесконечной прогрессии.

В обыденном сознании есть представление о существовании и более высокого пространственного и временного этажа живого. Впрочем, речь здесь главным образом может зайти только о том, что некоторые животные вынашивают свой плод дольше, чем люди, с максимумом в 20-22 месяца у слонов, а некоторые деревья спокойно живут два-три столетия или даже более. Могут говорить и о наличии некоего коллективного разума у семей пчел или муравьев, в которых отдельные члены полностью подчинены задачам выживания роя или муравейника. Несмотря на внешнее сходство с особями млекопитающих — наличие глаз, ножек и крылышек для индивидуального передвижения, пчелы и муравьи более походят на клетки в организме млекопитающих, чем на сами самодостаточные организмы последних. Шкалы главенства здесь смещены: так же как у млекопитающих клетки тела работают на организм, у социальных насекомых на организм сообщества, подобно клеткам, работают особи.

Но вот что совершенно не вписывается в обыденные и даже общераспространенные научные представления, так это то, что биологические виды, объединяющие отдельных особей и их поколения, сами могут являться живыми существами и автономными субъектами действия и познания. Мы хотим развить как раз эту неочевидную гипотезу. Но вид при всем желании не увидишь как отдельное живое существо ни в какой микроскоп или телескоп. На помощь приходит предложенный нами метод моделирования продленных временных шкал. Действенность метода как раз и будет опробована применительно к данной гипотезе[116]).

Для начала необходимо разделить два существующих понятия вида — в смысле формальной биологической систематики и в смысле реальной структурированности живого вещества на Земле. Речь будет идти только о втором понятии, а именно о виде как совокупности и непрерывной череде сменяющих друг друга живых существ, внутренне объединенных и одновременно отделенных от массы всех других существ тем, что они способны скрещиваться только между собой. Такое понимание вида ввел в 1940-х гг. немецкий эволюционный биолог Э. Майр. Он противопоставил его доминировавшему на то время пониманию вида как собирательной группы особей, отличающихся сходным строением тела. Критерию похожести, согласно которому виды уподобляются ящичкам таксономического шкафа, по которым раскладываются существа со сходным строением тела, Майр противопоставил критерий взаимной принимаемости или отторгаемости геномов в репродуктивном процессе. Как индивидуальный организм в трансплантологии иммунно принимает или отторгает пересаженный орган, так и вид принимает или отторгает особь, пытающуюся вступить в его репродуктивную цепь.

В одном случае вид есть лишь по внешнему признаку выделенная совокупность тел. В другом — сверх-организм, обладающий собственным существованием и пребывающий, т. е, застывший во времени по отношению к временам жизней тех организмов-особей, которые он пропускает через себя или которые протекают через него.

Этолог и эволюционный эпистемолог К. Лоренц писал в своей книге «Оборотная сторона зеркала»: «Когнитивный механизм генома не в состоянии справиться с быстрыми изменениями окружающей среды. Ведь он ничего не может „знать" об успехе какого-либо из своих экспериментов, прежде чем хотя бы одно поколение не завершит свой жизненный ттугь. Поэтому геном способен в своих действиях вырабатывать приспособления лишь к таким условиям окружающей среды, которые сохраняются со статистически достаточным постоянством в течение длительных периодов времени»37).

Небезоговорочное отношение Лоренца к идее генома как самостоятельного когнитивного субъекта видно из того, что слово «знает» в отношении к геному он берет в кавычки. Более широкий контекст рассуждения Лоренца, из которого взята приведенная цитата, показывает, что пример с геномом понадобился ему не ради отстаивания наличия у генома когнитивных функций, а для другого — чтобы подчеркнуть эволюционно прогрессивный сдвиг от способа «познания» геномом (тоже возьмем это слово в кавычки), требующего минимальной мертвой паузы — времени смены двух поколений, к скоростной когнитивной активности и быстрой приспособляемости поведения особей развитых видов животных. Вспомним по аналогии эволюцию механизма зрения — от неподвижных сетчатых глаз у насекомых, реагирующих только на движение объекта и вынужденных пережидать мертвую паузу, когда объект замер, к подвижным глазам высших животных, которые сами ощупывают недвижимые объекты.

К. Лоренц также писал в «Оборотной стороне зеркала»:«. ..Жизнь с точки зрения ее конституирующих основ есть когнитивный процесс. Ее возникновение связано с появлением структуры, которая способна добывать и сохранять информацию и которая к тому же устроена так, что из потока рассеивающейся мировой энергии она

371 Lorenz К. Die Ruckseite des Spiegels. Versuch einer Natui^eschichte menschlichen Erkennens. Munchen: R. Piper, 1973. S. 67.

захватывает достаточное количество энергии, чтобы обеспечивать топливом пламя познания... Если попытаться дать определение жизни, то в него надо обязательно ввести способность добывать и сохранять информацию, а также упомянуть структурные механизмы, посредством которых осуществляются обе эти функции...» Лоренц пишет о наследовании приобретенных признаков, развившемся только у человека и закрепляемом в историческом корпусе культуры. Коллективная интеллектуальная деятельность, сосредоточенная в науке и культуре, по Лоренцу, представляет собой «новый когнитивный аппарат», действующий дополнительно и параллельно со старым механизмом сбора и накопления информации геномом. «Посредством наследования приобретенных свойств возникает новый когнитивный аппарат, функции которого прямо аналогичны функциям генома в том отношении, что процессы получения и сохранения информации обеспечиваются механизмами двоякого рода, находящимися в отношении и антагонизма, и равновесия»[117]).

В любом случае, сам факт того, что в цитированном и многих других местах своих работ Лоренц говорит о геноме как биологическом образовании, имеющем или могущем иметь собственные когнитивные механизмы, является существенной поддержкой развиваемой здесь гипотезы.

Со взглядом, что каждый, в том числе и наш биологический вид имеет собственное сознание, да которое еще и главенствует по отношению к индивидуальному сознанию, казалось бы, не так легко примириться. На самом деле такая позиция не более странна, чем перемена привычного взгляда с позиций самоосознания себя человеком в качестве целостного и организующего отдельные клетки организма и духовного существа, на обратный взгляд снизу вверх — с позиций отдельной клетки на непонятную и загадочную, но обязывающую и физически необоримо тянущую ее куда-то устремленность всего организма и простирающееся далеко за горизонт видения клетки общее его устройство. Не страннее это и еще более традиционного признания сосуществования боже-

ственного и человеческого разума, с верховенством первого. Называть сознание вида разумом, целеполаганием, познавательной способностью или еще как — дело в общем-то не меняет, поскольку в принципе не ясно, под какую из привычных нам на уровне деятельности индивидуального мозга классификаций эту функцию вида подвести. Все понятия здесь условны, а потому, впредь до выяснения реального существа дела, без особого научного греха взаимозаменяемы.

То, что мы. человеческие существа, осознаем себя познающими субъектами, не означает, что такое осознание свойственно только нам. Допустимо предположить, что то или иное коллективное образование также обладает рефлексией или даже саморефлексией и осознает себя как познающее существо, но только со стороны восприятие этого осознания недоступно. Во всяком случае, безосновательно утверждать, что наши индивидуальные мозги есть единственное место, где отражаются и подвергаются когнитивной обработке сведения об окружающем мире, и тем более что это место является центральным во всей пока еще скрытой от нас в ее полноте пирамиде осознающей материи.

«...Жизнь предстает как поток, идущий от зародыша к зародышу при посредстве развитого организма»40), — писал Бергсон.

«Сорганизованные элементы, входящие в состав индивида, сами имеют известную индивидуальность, и каждый мог бы заявить претензию на свое жизненное начало, если таковым должен обладать индивид. Но, с другой стороны, сам индивид не является ни достаточно независимым, ни достаточно изолированным от всего остального, чтобы мы могли признать за ним собственное „жизненное начало". К примеру, организм высшего позвоночного обладает наибольшей индивидуальностью из всех организмов; и все же, если обратить внимание на то, что он является лишь развитием яйцеклетки, составлявшей часть тела его матери, и сперматозоида, принадлежавшего телу его отца, что это яйцо (то есть оплодотворенная яйцеклетка) есть подлинное связующее звено между двумя производителями, ибо имеет общую им обоим субстанцию, то станет ясно, что всякий индивидуальный организм, будь то даже организм человека, представляет собой только почку, распустившуюся на соединенном теле своих родителей» [118] \

В обрисованном выше качестве каждый биологический вид есть бог для своих особей. Именно из такого понимания исходил Г. Бейтсон[119]), с которым мы солидаризируемся. Сколько биологических видов, столько и богов. И живут эти боги между собой отнюдь не мирной жизнью, хотя в более широком смысле довольно гармонично дополняют друг друга. Если только какой-то из видов не начинает поступать подобно тоталитарной партии среди людей — действует, будто он главный и вообще единственный на Земле, и безрассудно глушит соседей своими множащимися и вредными для них и для него самого жизненными отходами. А так и ведет себя человеческий вид.

А тот существование такого над- бога, как «природа » или «жизнь», о которых говорят пантеисты, как раз сомнительно. Правильнее, на наш взгляд, говорить, вслед за Вернадским, о живом веществе как самостоятельном виде вешества, генеалогически не восходящем к мертвому веществу. «Природа» и «жизнь» не обладают собственной субъектностыо. Это, скорее, условно выделенные нами для удобства понимания области бытия и соответствующие им собирательные понятия — либо рядоположенные, если под природой понимать только «мертвую природу», в протовоположность области живого, либо такие, где «жизнь» включена в «природу» на правах узкой области в пределах максимально широкой.

Гипотезу о покадровом протекании когнитивного процесса, которую мы применяли к индивидуальным субъектам, уместно распространить и на биологический вид. В первом случае мозг специально создает ленту нейрофизиологических кадров, на которые в целях удобоусвояемости дробит и в которые впечатывает фрагменты плавного на самом деле патока действительности. Во втором случае в качестве познавательных кадров используются сменяющие друг друга поколения. В пределах жизни особи одного поколения генетические изменения не проявляются. Они выяв-

ляются только в сравнении особей двух и более сменяющих друг друга поколений.

В свете последних исследований вид с его геномом нельзя рассматривать как совершенно пассивный, только поджидающий и реагирующий на внешние сдвиги когнитивный субъект. В генетике имеются экспериментально подтвержденные сведения о мобильных генах (об их открытии Б. Мак-Клинток говорилось выше в этой книге, в разделе 1.5), которые создают мутации в геноме с целью несколько видоизменить устройство вновь собираемых индивидуальных организмов. Тем самым провоцируется отклик среды на измененные свойства вновь построенного тела, устраивается проба на то, не окажутся ли изменения полезными для выживаемости организма и общего распространения вида.

Кроме того, сам факт смерти особей все шире признается в современной биологии не эпифеноменальным актом, а намеренным убиением видом особи ради того, чтобы ее место могла занять другая, несколько видоизмененная особь. Замена клеток внутри индивидуального организма осуществляется ради целей организма, замена организмов в пределах биологического вида осуществляется ради целей вида.

Вид также можно признать активным познающим существом. Особи, из которых состоит вид — это познавательные щупальца, которые он закидывает в мир с целью добычи информации и использования ее в целях собственного самосохранения и расширения. Можно даже сказать, что особи — это его органы восприятия.

Вид, в представлении авторов — это не гипотетический или виртуальный наблюдатель, поскольку мы допустили и попытались доказать реальность его автономного существования. Он — альтернативный наблюдатель, который смотрит (в переносном, конечно, смысле) на тот же самый мир, что и мы, но видит его существенно по-иному. Открывающийся ему мир размешается здесь же, в трехмерном пространстве на планете Земля. Но материальное наполнение этого мира иное. Некоторые вещи, для нас невидимые, для вида оказываются проявленными, а то, что составляет наше повседневное материальное окружение, делается для вида транспарентным, как мягкие ткани тела становятся незаметными в рентгеновских лучах.

Если принять примерное время смены человеческих поколений — двадцать лет — за длительность кадра восприятия вида, минимальное зерно его темпорального различения, то при взгляде через перцептивную сетку с такими широкими темпоральными делениями мир окажется поделен для него на значительно более крупные фрагменты действительности. Мелкие фрагменты провалятся через эту сетку, не будут улавливаться ею.

Для вида не будет существовать ни смены сезонов, ни животных и растений как обособленных тел с деталями их поведения и пространственного перемещения, ни, наверное, тел его собственных особей — поскольку они и есть кадры его восприятия, ни, тем более, молекулярных и клеточных взаимодействий внутри этих тел. Все явления, различимые на менее протяженных временных шкалах, окажутся ниже временного порога восприятия вида. Эти явления все же будут как-то представлены в его картине мира, т. е. их объективная данность не может быть полностью и абсолютно элиминирована, в чем и выражается единство и целостность объективного мира. Но их представленность сведется к тому, что они будут даны в восприятии вида как некий гомогенный, смазанный и внутренне не различенный фон. В такой же форме дано нам свечение пустого телевизионного экрана, хотя если повысить временное визуальное разрешение, то станет заметным бегание рисующей строки. Собственно говоря, смена телевизионных кадров для того и устанавливается обычно на уровне 60 кадров в секунду с длительностью одного кадра 16 миллисекунд, чтобы сделать их смену фоном, на котором рисуются более протяженные во времени содержательные картинки.

Что же будет восприниматься видом, при его минимальном временном разрешении в двадцать лет, как незастывшее и двигающееся? Каков будет жизненный мир, населенный видами? Событийными полями для видов будут ареалы противоборствующих видов и местных популяций особей различных видов, расширение и сужение, возникновение и исчезновение сгустков биомассы на поверхности Земли. Ими будут и широкомасштабные климатические и геологические изменения, которые индивидуальными телами совершенно не фиксируемы, вековые периодичности изменений в солнечной радиации.

<< | >>
Источник: Алюшин Алексей Львович, Князева Елепа Николаевна. Темпомиры: Скорость восприятия и шкалы времени. М.: Издательство ЛКИ, 2008— 240 с.. 2008

Еще по теме Биологический вид как предполагаемый субъект когнитивной активности:

  1. Поступок как форма активности субъекта жизни К. В. Карпинский (Гродно, Беларусь)
  2. Тема VII. Психолого-педагогические условия развития сознания дошкольника как субъекта труда в спорте (Указать вид спорта: фигурное катание, художественная гимнастика, теннис и т.п.)
  3. 2 Биологически активные добавки
  4. Йодсодержащие биологически активные добавки
  5. Глава 5 Множественность временных шкал существования и когнитивной активности
  6. 1.1 Роль и значение биологически активных добавок в повышении пищевой ценности продуктов питания
  7. Сушкова В.И., Воробьёва Г.И.. Безотходная конверсия растительного сырья в биологически активные вещества. – Киров, – 204стр., 2007
  8. 3.3. «Политическое животное» как вид. Человек как компонент политики
  9. СУБЪЕКТЫ ЛОББИСТСКОЙ АКТИВНОСТИ
  10. Методы исследования2.2.1 Методы моделирования в технологии хлебобулочных изделий с включением биологически активных добавок
  11. Раздел II Педагог - активный субъект создания адаптивно-развивающей образовательной среды
  12. § 1. Аудирование как вид речевой
  13. Интуиция как вид иррационального в науке
  14. Иванова Т.Н.. Биологически активные добавки и их применение: Учебное пособие / Т.Н. Иванова, Л.А. Ульянченко. – Орел: ОрелГТУ,2005. – 196 с., 2005