<<
>>

Что нового?

С конца 1980-х - начала 1990-х гг. стал интенсивно развиваться так называемый телесный подход в когнитивной науке. Синергетика была в большей мере созданием и увлечением исследователей Европы, в частности, Германии и России.

Вы редко найдете сам термин «синергетика» в названиях работ американцев. Телесный подход, почти исключительно — детище представителей когнитивной науки США. Он стал реакцей на засилье в то время так называемого вычислительного подхода.

Синергетика и телесный подход различаются скорее по прикладной проблематике, давшей конкретно-научную пищу их развитию. Для синергетики это были неравновесные процессы в физике и химии, для телесного подхода — зависимость получаемых данных процесса познания от телесных свойств самого субъекта познания. В то же время по своему мировоззрению, основному набору идей и вектору исследовательской устремленности оба подхода близко сходятся.

Английское словосочетание “embodied cognition approach” точнее было бы переводить на русский как подход с точки зрения «отелесненности» процесса познания, телесной облеченности всякого познаюшего существа. Такое уточнение мы всегда будем иметь в виду, говоря несколько неуклюже, но кратко: «телесный подход».

Сам термин «когнитивная наука» есть тоже главным образом американский продукт. Когнитивная наука (cognitive science) — междисциплинарное направление научных исследований, охватывающее научные дисциплины, которые изучают человеческое сознание и его нейрофизиологическую основу — мозг — во всех их проявлениях. Когнитивная наука использует исследовательские результаты и данные эволюционной биологии, нейрофизиологии, психологии, в первую очередь когнитивной психологии и генетической психологии (психологии развития Ж. Пиаже), психоанализа и психотерапии, философии, прежде всего эволюционной эпистемологии, лингвистики и нейролингвистики, информатики (то, что известно на Западе как computer science), робототехники.

Как тогда соотносятся теория познания, она же эпистемология, и когнитивная наука? Если теория познания — давно утвердившаяся область философии, то когнитивная наука — относительно новое научное направление, причем ориентированное главным образом на конкретно-научные и опытные исследования. Впрочем, эпистемологию иногда понимают гораздо шире, как охватывающую вообще все, что может быть известно о феноменах знания и познания, и в этом смысле получается, что когнитивная наука — как бы современный отпрыск давнего и могучего, от самого Платона идущего мыслительного древа. Чтобы не путаться дальше во внутренних дисциплинарных разграничениях, будем исходить из схематической цепочки: телесный подход родился в рамках когнитивной науки, а когнитивная наука родилась в лоне эпистемологии, но потом по широте охвата значительно ее перекрыла. Термины «познавательный» и «познающий» можно при этом использовать как синонимы термина «когнитивный».

Возникновение и быстрое развитие телесного подхода были подстегнуты глубокой неудовлетворенностью ряда ученых доминировавшим с 1960-х гг. вычислительным подходом (computational approach) к объяснению познавательных способностей человека и животных. Излюбленной сферой приложения усилий представителей вычислительного подхода была проблема искусственного интеллекта. Идеалом виделась возможность построения системы, полностью имитирующей человеческий интеллект. В качестве модели для имитации брался компьютер. Предполагалось, что и мозг работает по принципам компьютера. Наглядным образцом такого рода устройства стал автомат для игры в шахматы, основанный на про- считывании всех возможных ходов максимально далеко вперед.

Создателей устройства радовало и обнадеживало то, что возможности автомата в чем-то даже превосходят возможности человеческого интеллекта. Казалось, стоит еще и еще повысить такто-

вую частоту процессора, добавить гигабайтов памяти, объединить множество компьютеров в единую сеть, запустив по возможности параллельно, что уподобило бы их сплетению нейронов в мозге, и цель достигнута.

Нет, заявили сторонники телесного подхода, — хотя резервы на этом пути, конечно, есть, сам путь обходит стороной главное.

Возражения новаторов в адрес вычислительного подхода в обобщенной форме можно сформулировать следующим образом:

  1. Вы сводите функции познания к функциям чистого, абстрактного интеллекта. Интеллект у вас существует как бы вне тела, вне физического организма, взятого в его естественном функционировании и движении и в окружении других материальных тел. Фактор телесной облеченности субъекта восприятия и мышления в вашей модели не только излишен, но и вреден, поскольку только затемняет и искажает деятельность чистого интеллекта. Тем самым ваша модель лишается связи с реальностью, а потому объяснительной и эвристической силы.
  2. Вы рассматриваете когнитивные функции, причем сведенные лишь к интеллектуальным функциям, в их наличной данности, в полностью развитом виде, игнорируя как общее эволюционное происхождение этих функций (процесс филогенеза), так и постепенность их формирования в процессе индивидуального развития особи (процесс онтогенеза).
  3. Мыслительные операции человека, в вашем представлении, строятся по принципу символического представления (репрезентации — поэтому вычислительный подход нередко называют также репрезентатистским), который лежит в основе работы компьютера; входные данные переводятся на особый символический язык, посредством которого они обрабатываются. Это означает, что если процесс «вне» головы, вызвавший когнитивный акт, можно объяснить как физический динамический процесс, то процесс «в» голове следует объяснять по законам семантики, то есть смыслового отношения одной системы символов с другой системой символов. Тем самым процесс познания, а с ним и мир в целом, оказывается удвоен, разорван по меньшей мере на две несводимые реальности — физическую и семантическую.

Впрочем, некоторые ведущие представители динамического подхода признают принципиальную совместимость его с вычислительным подходом и даже методологическую продуктивность такого совмещения.

«Может даже случиться так, что появится вычислительный подход более высокого уровня и динамический подход более низкого уровня, который также является теоретически гибким и разъясняющим.,. Альтернативная возможность заключается в том, что вычислительный подход окажется приближением, осуществленным в дискретных, последовательных, манипулирующих символами представлениях, к процессу, наиболее действенное и аккуратное описание которого происходит в рамках динамического подхода»
  1. Возможности самоорганизации и самодвижения в компьютерах вплоть до недавнего времени, когда в них стали применяться логические устройства типа Plug and Play, были весьма ограничены. Моделируя естественные когнитивные функции по образцу функций компьютера, мы лишаем этих черт и естественное функционирование мозга, а потому нуждаемся во введении в его модель внешней движущей силы или программы, посредством которой осуществляются самотестирование системы и ее самоконтроль. Ведь, во-первых, если подходить к пониманию деятельности мозга по семантической схеме, то вряд ли можно утверждать, что семантические системы, в отличие от физических динамических систем* способны к спонтанному движению, в том числе «переведению» себя в другую систему символов. Во-вторых, с технической точки зрения, компьютерные операции осуществляются в тактовом режиме, а не непрерывно: с каждым новым тактом, отмеряемым процессором, изменяется распределение электромагнитных импульсов, что в усредненном виде выглядит как непрерывная работа компьютера. Но такого рода движение есть не подлинное динамическое движение, а последовательность сменяющих друг друга статических состояний. Тем более не есть оно самодвижение, поскольку осуществляется только

0 GelderT. van , Port R. P. It’s About Time: An Overview of the Dynamical Approach to Cognition // Mind as Motion, Exploration in the Dynamics of Cognition / Ed. R. F. Port and T. van Gelder. Cambridge: MIT Press, 1995 P. 31-32.

путем «подталкивания» со стороны процессора, и одно статическое состояние никоим образом не способно самопроизвольно перетекать в другое состояние, разве что как сбой системы.

В противовес вычислительному подходу была выдвинута теоретическая концепция, базирующаяся на следующих тезисах:

  1. Познание телесно, или «отелесненно». То, что познается и как познается, зависит от строения тела и его конкретных функциональных особенностей, способностей восприятия и движения в пространстве. Устроены тела по-разному — потому и познают они по-разному

Если раньше гносеологи говорили, что познание теоретически нагружено (т. е. то, что мы видим, во многом определяется имеющимися у нас теоретическими представлениями), то теперь можно сказать к тому же, что познание телесно нагружено. Существуют телесные нити, управляющие разумом. Психосоматические связи строятся по принципу нелинейной циклической причинности. Тело и душа, мозг и сознание находятся в отношении циклической, взаимной детерминации.

Нельзя понять работу человеческого ума, когнитивные функции человеческого интеллекта, если ум человека абстрагирован от организма, его телесности, определенным образом обусловленных способностей восприятия посредством органов чувств (глаз, уха, носа, языка, рук), организма, включенного в особую ситуацию, экологического окружения, имеющего определенную конфигурацию. Ум существует в теле, а тело существует в мире; телесное существо действует, желает чего-то. воспроизводит себя, мечтает, воображает. «Тело живет в мире как сердце в организме», «тело — это наш способ обладания миром» (М. Мерло-Понти); тело и мир образуют единую систему.

  1. Познание ситуационно. Познающее тело погружено в более широкое — внешнее природное и, в случае человека, социокультурное окружение, оказывающее на него свои влияния.
  2. Познание осуществляется в действии, через действия животной особи. Через действия формируются когнитивные способности, как видовые, так и индивидуальные. Когнитивная активность в мире создает и саму окружающую по отношению к познающему существу среду — в смысле отбора, вырезания им из мира именно и только того, что соответствует его телесным потребностям, когнитивным способностям и установкам.
  3. Познавательные системы есть динамические и самоорганизующиеся системы.
    В этом функционирование познавательных систем принципиально сходно, единосущно функционированию познаваемых природных систем, то есть объектов окружающего мира. Именно поэтому в рамках телесного подхода находят плодотворное использование новейшие достижения в области нелинейной динамики, теории сложных адаптивных систем, теории самоорганизованной критичности, синергетики.

В отличие от вычислительного подхода, в рамках которого человеческий ум и мозг рассматриваются посредством некой метафоры компьютера, в рамках телесного подхода ум понимается как эмерджентная и автономная сеть элементов, не сводимая к базовому для нее уровню функционирования нейронов головного мозга. Чтобы дирижировать оркестром ума, нет нужды ни в нижележащем уровне (нейродинамическом уровне), ни в вышестоящем иерархическом уровне, существование которого допускается некоторыми учеными, наподобие неких гомункулусов, «следящих за» работой человеческого ума; сама динамика системы выполняет эту роль, имеет место самоорганизация образов восприятия, представлений и мыслей.

Среди создателей новой концепции такие ученые, как Р. Бир, Р. Брукс, Т. ван Гелдер, Э. Кларк, Ж. Лакофф, П. Маес, Э. Прем,

Э.              Телен, Ф. Варела и ряд других.

Обратим внимание на то, насколько охотно сторонники телесного подхода используют термин «когнитивный агент». Почему не «субъект познания» — термин, давно принятый в философии? Объяснение мы видим втом, что термин «когнитивный агент» (английское agent происходит от лат. agitare, которое означает «приводить в движение, двигаться») указывает на деятельностный характер познаюшего субъекта, осушествление им познания через двигательную активность.

Мы не можем не заметить, что американские новаторы 1980— 1990-х гг. в некотором роде открыли здесь Америку — они с точностью воспроизвели концептуальный переход от «созерцания» к «деятельности», провозглашенный К. Марксом в «Тезисах о Фейербахе». То же можно сказать и об открытии ими эволюционного взгляда на происхождение познания. Ведь нельзя забывать об австрийском этологе, нобелевском лауреате К. Лоренце, который еще в 1941 г. в своей программной статье «Кантовская концепция a priori в свете современной биологии» развернул главные идеи эволюционной эпистемологии.

<< | >>
Источник: Алюшин Алексей Львович, Князева Елепа Николаевна. Темпомиры: Скорость восприятия и шкалы времени. М.: Издательство ЛКИ, 2008— 240 с.. 2008

Еще по теме Что нового?:

  1. Нечто Новогоднее
  2. О РОМАНТИЗМЕ1
  3. Содержание субботних экспериментальных занятий в формах, расширяющих свободу действий и этапы наращивания самоуправляющих функций школьника
  4. ДЕД МОРОЗ
  5. ЧЕЛОВЕК - ДЕРЕВО И ЧЕЛОВЕК - ЖИВОТНОЕ
  6. Глава I ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ. Г. 1169-1174
  7. ГОРОД ОБРЕТАЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ
  8. Периодическое возрождение Мира
  9. П. Мефистофель и андрогин, или Мистерия целостности «Симпатия» к Мефистофелю
  10. Инвестиционный фонд РФ. Ассигнования инвестиционного фонда для региональных проектов