<<
>>

Коммуникация биологического вида с особями

Мы хотим рассмотреть еше одно свидетельство в пользу реальности существования видов как автономных когнитивных субъектов. Речь пойдет о феномене быстрого и непроизвольного вспоминания человеком событий своей жизни перед лином близкой смерти, в том числе и событий, казалось бы, начисто забытых.

Выше, в разделе 4.6 мы описали этот феномен и его трактовку

В.              Ф. Войно-Ясенеиким в работе «Дух, Душа и Тело».

Отправным в нашем дальнейшем объяснении будет то, что, согласно большинству известных отчетов, предсмертные реминисценции имеют преимущественно этическое содержание. Человек с какой-то отстраненной, внеличностной позиции выносит вердикт себе самому: правильно ли он вел себя в тех или иных ситуациях или неправильно, справедливо поступил или несправедливо, к хорошим или дурным следствиям для других привели его поступки.

Кому нужна этическая оценка поступков индивида перед смертью? Наш ответ — она нужна биологическому виду. Пользователь информации — вид, и не только человеческий вид, а любой другой вид животного в отношении собственной умирающей особи. Поток информации идет не от внеличностного духа к индивидуальной душе, как полагал Войно-Ясенецкий, в целях, как можно домыслить за него, какого-то просветляющего ознакомления с последствиями своих поступков. Наоборот, идет скачивание информации из индивидуального мозга в общий банк данных вида. Этот процесс скачивания субъективно воспринимается индивидом как быстрое и не стимулированное им самим ретроспективное прокручивание событий всей его жизни. Вид стремится собрать информацию о этичности или неэтичности действий особи. Этичность и неэтичность, в нашем понимании, тождественны тому, идут ли действия особи на пользу виду или во вред ему. Этика задается потребностью вида в том, чтобы действия особей соответствовали его благу.

На базе собираемого массива информации вид способен корректировать свою стратегию по направлению в нужное русло будущего поведения особей.

Подкрепляется мотивация этичного, идущего на пользу виду поведения, и подавляется мотивация неэтичного, вредного для вида поведения. JT. Н. Толстого удишіяло чисто телесное ощущение удовольствия от совершения хорошего поступка и гнет, телесная тягостность от совершения злого поступка. Для него телесное реагирование с наиболее полной очевидностью подтверждало верность и объективность требований морали. В прямых телесных ощущениях — а не только в духовных терзаниях, доступных, наверное, только человеку, — и выражается регулятивное подкрепление или торможение действий особи со стороны вида.

Общая цель сбора данных об этичности поведения особей и реагирования на них в форме обратной связи — сохранение и эволюционное распространение вида. Не думаем, что речь может идти о наказании отдельных индивидов за нехорошие поступки при жизни и о каких-то «судных» функциях вида. Думать, что вид станет озадачивать себя возмездием как неким индивидуальным страшным судом, было бы к вази-теологической спекуляцией и пугалкой в духе примитивного христианствующего язычества. Индивидуальное возмездие было бы и не нужным, и просто невозможным, поскольку вид оперирует в других, значительно более пространных и продленных шкалах, иных масштабах операционной доступности. Это все равно что пытаться прижать пальцем какую-то одну бактерию из их сонма. Впрочем, если нанотехнологии доступны нам, то почему не виду?

По всей логике, сбор данных об этичности поведения особи должен осуществляться не только во взаимоотношениях человеческий вид — человек, а и у других живых существ. Исключение составляют, по видимому, те существа, которые не предпринимают действий и не осуществляют выбор, в частности, растения. Исходя из этого можно заключить, то все животные имеют свою внутривидовую этику. В одном смысле эту этику можно называть специфической, поскольку речь идет о благе какого-то одного вида, противостоящего другим, в другом смысле ее можно считать универсальной, поскольку во всех случаях подразумеваются действия особей во благо своего вида.

Растения, получается, этики не имеют.

Мы пришли к тому заключению, что вид собирает и использует информацию не только путем отбора генов, но и напрямую от мозга особей. Мозг в таком случае должен работать как приемопередатчик, и между неизвестным нам телесным аппаратом осуществления когнитивных функций вида — «мозгом» вида, и мозгом индивида должен применяться какой-то особый язык коммуникации. Накапливаемая видом информация может, в частности, транслироваться в предустановленные образцы поведения — инстинкты, которыми он снабжает новорожденных особей. Более того, можно допустить и наличие подсказок со стороны вида в ответ на запросы мозга молодых обучающихся особей в незнакомых и затруднительных для них ситуациях. Коммуникация вид — особь может осуществляться не только в одностороннем режиме «пост фактум», но и в оперативном двустороннем режиме «он-лайн».

Мы считаем, что доминирующее ныне понимание инстинктов как механизма гормональной регуляции, работающего путем ввода в действие в требуемый момент нужных биохимических компонентов, является недостаточным и не способным объяснить столь быстрый процесс индивидуального опытного научения особей развитых животных к жизни в своей среде, гибкого подлаживания предзаданных инстинктов к новой, индивидуально добытой информации. Гипотеза двусторонней «он-лайн» коммуникации между видом и индивидом способна, на наш взгляд, продвинуть понимание природы инстинктов и способов их коррекции под влиянием научения, сделать такое понимание значительно более полным и соответствующим действительному положению вещей.

Разумно предположить, что вид может и не иметь какого- то отдельно существующего телесного мозга, а осуществлять когнитивные функции через свои представительства, опорные точки в каждом из индивидуальных мозгов. Опорными точками могут быть какая-то выделенная волновая структура в общей системе биоэлектрической активности индивидуального мозга и локализованная группа или делокализованный тип нейроклеток, функционально отвечающих за представительство вида.

Могут каким-то образом участвовать в коммуникации и «темные» участки генов, которые занимают в цепочке ДНК большое место, но функция которых пока непонятна.

Продленный во времени и простертый в пространстве континуум тел особей и есть тело вида, континуум представительств в индивидуальных мозгах и есть мозг вида. Нигде кроме как в сети наших тел и наших мозгов человеческий вид не существует.

После углубления в тему о биологическом виде как предполагаемом субъекте познания обернемся к той главной задаче, которая была поставлена в начале главы. Она состояла в том, чтобы показагь, что наблюдение реальности возможно и в иных, как более протяженных, так и более сжатых временных шкалах, чем та, в которой мы привыкли видеть окружающий мир, а также смоделировать темпорально иные видения и ландшафты реальности. Мы не задавались целью непременно доказать, что биологический вид есть реальное автономное живое и познающее существо. Мы предложили кажущуюся нам интересной гипотезу и попытались найти ей доказательства, а также наметить следствия, которые вытекали бы, если бы гипотеза оказывалась верной.

Одному из главных свидетельств верности гипотезы — феномену стремительного предсмертного вспоминания собственной жизни, можно найти и более простое объяснение. Согласно личным отчетам экспериментаторов, прием вешсства ДМТ, как химически выделенного, так и содержащегося в натуральном виде в препарате аяхуаска (в очень малых количествах ДМТ естественно присутствует и в мозге), вызывает непроизвольное вспоминание, казалось бы, совершенно стертых из памяти эпизодов далекого прошлого. Отсюда можно заключить, что мозг в предсмертных состояниях по какой-то причине начинает сам в больших количествах продуцировать ДМТ[120]), Весь вопрос в этой причине. Она может быть и чисто эпифеноменальной, являясь побочными эффектом биохимических процессов в мозге в его особых состояниях, а может оказаться и сущностной, будучи приводным механизмом каких-то значимых естественных функций мозга, возможно и тех, которые мы попытались развить, опираясь на идеи Войно-Ясенец- кого. Вопрос для нас остается открытым.

В заключение мы можем достаточно твердо сказать только следующее. Если бы биологический вид существовал как реальное существо (а существование в форме континуума тел особей и сети представительств в их мозгах есть для нас вполне реальное существование), то он воспринимал бы мир с помощью универсального механизма кадрирования, свойственного и индивидуальным особям. Кадрами в перцептивном и когнитивном аппарате вида являлись бы жизни особей, взятые в своей полной развертке, от точки зачатия до точки биологической смерти, а процессом смены кадров — смена поколений в родственных линиях особей.

<< | >>
Источник: Алюшин Алексей Львович, Князева Елепа Николаевна. Темпомиры: Скорость восприятия и шкалы времени. М.: Издательство ЛКИ, 2008— 240 с.. 2008

Еще по теме Коммуникация биологического вида с особями:

  1. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  2. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  3. СОЦИАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ БИБЛИОТЕКИ
  4. 2.3. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРИНЦИПОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИБЛИОТЕК И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ
  5. 8.6. Предрассудки в межкультурной коммуникации
  6. Массовые коммуникации как способ управления массами
  7. Оглавление
  8. Коммуникация биологического вида с особями
  9. §3.2. Насилие, солидарность и эволюция интеллекта в палеолите
  10. СРЕДСТВА СТАДНОЙ КОММУНИКАЦИИ  Отличительные особенноси средств общения обезьян и их функции
  11. Словарь параллельных терминов естественно-научного и социогуманитарного тезаурусов[91]
  12. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  13. К пониманию сущности коммуникации: вместо введения
  14. Определение коммуникации: субстанционально-интеракционный подход
  15. ОСНОВНЫЕ МОДУСЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ