<<
>>

Метафизические системы теоретизирования активно разрабатываются и в последующие века, в первую очередь, в западном обществе.

Например, Т. Гоббс, сторонник теории «общественного договора» пишет: «Отрекаюсь от своего права владеть собой и отдаю это право такому- то мужу или такому-то собранию мужей, если ты также отдаешь им свое право и так же, как я, уполномочишь их на все и признаешь их действия своими.
Когда же так станется, называют множество, таким образом объединенное в одну особую общность, общину, государство, ио-латыни civitas. Так родился этот великий Левиафан...» [72, с. 128].

Т. Гоббс сравнивает государство с библейским чудовищем - Левиафаном, стремясь подчеркнуть безграничность и абсолютный характер его власти. Воля государства не связана гражданским законом или обязательствами по отношению к отдельным гражданам, которые должны беспрекословно выполнять веления высшей власти. Следовательно, граждане наделены не абсолютной свободой, а лишь определенными ее степенями.

Системы теоретизирования представителей немецкой классической философии также могут быть отнесены к числу систем теоретического познания универсалистской модели мира. Например, И. Кант пишет о необходимости в процессе познания различать «вещи как явления» и «вещи в ссб-е и как предметы одного лишь рассудка», которые «имеют совершенно новое значение и не подходят к явлениям как возможным предметам опыта» [127, с. 307].

В концепции исследователя имеет место дуализм абстрактных «вещей в себе» и явлений, путем изучения которых первые могут быть познаны. В то же время вещи как явления не могут восполнить идеальные «вещи в себе», поэтому познание, как полагает И. Кант, имеет границы [127, с. 220]. То есть учению исследователя свойственен агностицизм.

Г. Гегель пишет: «Философский идеализм состоит только в том, что конечное не признается истинно сущим» [65, с. 221]. По мнению исследователя, всякая философия, заслуживающая своего имени, есть идеализм, и «при рассмотрении той или иной философии важно знать, прежде всего, то, насколько последовательно она проводит этот принцип» [65, с. 227].

В теории Г. Гегеля упраздняется внешняя реальность, всемирный процесс предстает в качестве самораскрытия абсолютной идеи, вследствие чего имеет место дуализм идеального, существующего объективно, и материального.

Л. Фейербах в качестве метода познания принимает метафизику. Он пишет: «Метод, которого я придерживаюсь как в жизни, так и в своих сочинениях, заключается в том, чтобы понять каждое существо в его роде, то есть в роде, соответствующем его природе, и, следовательно, учить его философии только тем способом, который подходит для этого определенного существа» [307, с. 98].

Следовательно, человека Л. Фейербах рассматривает как природно- биологнческого индивида. Его социальную сущность он сводил к понятию рода и межличностному общению, не учитывая принципы единства мира и всеобщей связи.

В теоретической системе познания - универсалистская модель мира продолжают исследования философы конца XIX - XX вв. Например, Г. Ф. Пухта, представитель исторической школы юристов, неотьсмлёмым принципом общества провозглашает свободу воли членов общества, потребность в которой он обосновывает следующим образом. По словам П. И. Новгородцева, 1'. Ф. Пухта полагает, что «общее правовое убеждение никогда не присутствует у всех членов народа; большая или меньшая часть его может вовсе не сознавать известных частей права, которые не затрагивают ее прямых интересов» (цит.

по [214, с. 92]). По его мнению, «в истории действует свобода, по не безграничная, а направляемая высшей необходимостью. Человеку дана свобода для того, чтобы он выполнял волю Божию при помощи свободного решения» (цит. по [214, с. 93J).

Г. Ф. Пухта различает идеальную сущность (трансцендентальную реальность) и ее материальное существование в тех или иных социальных явлениях. Имеет место принцип дуализма.

В XX в. О. Шпенглер, разработавший концепцию «высоких культур» (цит. по [25, с. 28]), пишет: «Человечество - это зоологическое понятие или пустое слово... Вместо безрадостной картины линеарной всемирной истории, поддержать которую можно только лишь закрывая глаза на подавляющую груду фактов, я вижу настоящий спектакль множества культур...» (цит. по [25, с. 291).

То есть исследователь рассматривает явления изолированно друг от друга и в неизменном состоянии. Индивидуальные культуры сменяются произвольно, в этом процессе отсутствует какая-либо преемственность. Имеет место метафизический метод.

Один из последователей О. Шпенглера в цивилизационном подходе, С. Хантингтон, разработал свою теорию. Критерием выделения цивилизации в этой теории является соблюдение прав человека: «Границы между цивилизациями почти полностью соответствуют пределу, до которого идут страны в защите прав человека. Запад и Япония весьма оберегают права человека; Латинская Америка, часть Африки, Россия, Индия защищают лишь некоторые из этих прав; Китай, многие азиатские страны и большинство мусульманских обществ в меныией мере оберегают права человека» (цит. по [25, с. 205]).

Таким образом, представитель западного общества, С. Хантингтон видит в праве высшую ценность.- Мультикультурное общество исследователь считает фикцией (например, [316]).

Необходимо отметить, что вслед за западными исследователями ряд российских философов восприняли теоретическую систему познания — универсалистскую модель мира. Так, в философской системе Н. А. Бердяева в основе деятельности человека, который предстает как «живой деятель в бытии, развиватель бытия, повышающий творческую энергию бытия, создатель ценностей бытия» [37. с. 96J, лежат его потребности и интересы, свобода его воли. Б. Н. Чичерин также утверждает, что государственные учреждения должны существовать для свободных лиц [332, с. 225].

Исследователи используют аксиологический подход к познанию социальных явлений, характеризующий метафизический метод.

П. И. Новгородцев, в свою очередь, разработал концепцию «земного рая», реализации которого возможна только посредством права [216). Он пишет: «От идеальной общественной организации ожидают не только умиротворения людей, но также устроения их духовной жизни, спасения их от внутреннего разлада, соблазнов и грехов мира» [216, с. 42].

Таким образом, только идеальное государство посредством идеального права может разрешить все общественные вопросы, в том числе. религиозные, этические и т.п. Имеет место дуализм идеальной сущности и материального существования - идеальное государство восполняется иными социальными институтами, призванными гарантировать реализацию внеправовых социальных норм посредством права.

В определении идеальной общественной организации главное качество - свобода воли. Л. И. Новгородцев полагает: «Мысль о непогрешимом единстве общей воли должна быть оставлена, как вовсе неосуществимая. Она должна уступить место идеалу свободного образования и выражения отдельных воль, взаимодействие которых служит лучшей порукой их стремления к истине... Центр тяжести переносится, таким образом, с общественной гармонии на личную свободу. Обращать же отношение между личной свободой и общественной гармонией и подчинять первую второй, добиваясь немедленного и безусловного единства общей воли, это значит не только ставить пред обществом недостижимую цель, но и причинять ущерб общественному прогрессу в самом его первоисточнике. Так, неизбежным представляется заключение, что исходным началом при построении общественного идеала должна быть признана свобода бесконечного развития, а не гармония законченного совершенства» [216, с. 53].

Следовательно, принцип антропоцентризма становится центральной идеей «земного рая». Различные свободы провозглашаются в качестве общественных ценностей.

Современный российский исследователь С. В. Климова разработала концепцию универсальной модели общества: «Естественные законы общества для поддержания социального порядка и общества как целого требуют связи личностной ориентации индивида с общими идеалами. Естественные законы общества оказывают повседневное влияние на личные отношения на микросоциальном уровне через личную оценку и выбор социальных норм. Но в силу естественных законов общества индивид всегда может не согласиться с распространенной в социальной группе или обществе нормой и следовать нормам другой группы или общества. Принуждение индивида к требуемой норме поведения происходит либо через прямое насилие, либо правовыми методами. В социологическом смысле право - средство управления социально-нормируемым индивидуальным поведением в соответствии с доминирующей в обществе идеологией, а законодательство - инструмент принудительного осуществления воли политической элиты на поведение граждан государства» [143, с. 25).

Исследователь представляет метафизическую систему теоретизирования, в основе которой лежит дуализм сущности и существования: репрезентация идеальных «естественных законов» (репрезентанта) осуществляется в позитивном праве.

Еще один исследователь, Д. Л. Ивайловский, пишет, что «социальные интересы российского общества выступают как важные социально- исторические явления в Российской Федерации в реализации концепции социального государства, как ожидаемые факторы ценности права и государства и как факторы развития государственности субъектов Федерации в рамках модернизации российской государственности» [111, с. 9].

Аксиологический подход и дуализм идеального права и внеправовых социальных норм позволяют сделать вывод об использовании исследователем в своей теоретической системе метафизического метода. Таким образом, понятие модель мири представляет собой определенную систему теоретизирования, сформировавшуюся нл протяжении многовекового развития общества и потому детерминированную объективными условиями и субъективными факторами. При этом философия как методология науки и в том числе социальная философия как методология социального познания, в плане принципа единства мира развертывает потенциал научной методологии, направленный на достижение единства научного знания; в плане же принципа дуализма развертывает потенциал научной методологии, направленный на обеспечение конвенциализма и плюрализма в содержании научного знания. Однако очевидно, что принцип единства мира и принцип дуализма в рамках одной и той же модели мира реализованы быть не могут и, следовательно, методологическая функция философии и в том числе социальной философии может быть удовлетворительно реализована в рамках соответствующих указанным принципам моделей мира.

Реализация методологической функции философии в научном познании предполагает необходимость того, чтобы философская теория выступала как реализация определенного философского метода, и в этом смысле сама философская теория представала, как развернутый в определенном отношении философский метод. Философская теория, будучи развернутым философским методом, выступает в своем отношении как определенное воплощение полноты соответствующей модели мира.

Для науки в философской теории научное знание находит законченность своей полноты за пределами науки, тем самым показывая, что единство философии и пауки обнаруживает новый аспект полноты актуальной модели мира. Модель мира, принимаемая в научном познании, позволяет различить в процессе научного познания философский, общенаучный и частнонаучный уровни научного познания и показать, что данные уровни научного познания неотделимы друг от друга.

Модели мира воспроизводятся и формируются на теоретическом и эмпирическом уровнях научного познания, когда в ходе практического освоения действительности на деле познается, какая модель мира оказывается наиболее плодотворной при наличном стечении объективных условий и субъективных факторов. И в этом значении для формирования актуальной модели мира оказывается продуктивным или принцип всеобщей связи, в соответствии с которым в явном или в неявном порядке сказывается на специальных последствиях деятельность человека и общества, или принцип антропоцентризма, согласно которому принимается, что негативные последствия от деятельности общества можно блокировать или даже не принимать во внимание, следуя, прежде всего, потребительским и даже эгоистическим стандартам в процессе жизнеустройства общества. Однако эклектический метод означает утрату методологической функции философии.

В философской науке указанная функция философии на общетеоретическом уровне и в частных науках общепризнанна. В частности, Р. И. Иванова и Л. JI. Симанов рассматривают реализацию методологической функции философии применительно к научному познанию в целом [114]. Д. А. Керимов изучает методологическую функцию в правоведении и полагает, что ее призвана выполнять в первую очередь философия права [137]. О. Э. Лейст пишет о методологических проблемах определения сущности права [176, с. 1-17]. В. В. Бибихин полагает, что задачей философии является обоснование права [42, с. 4].

К сожалению, на практике эта функция философии учитывается не всегда. Например, исследователи полагают, что в области философии права она реализована в незначительной степени. Р. И. Иванова пишет: «Методологическую роль философских идей признают все... Но одно дело — функция философии, другое - ее реализация... Отсутствие или слабость реализации философских идей проявляется» в различных видах «познания it практики, например, в юридической» [113, с. 74-77].

Изучение тех или иных явлений в соответствии с моделями мира означает различение методологической функции философии. При этом принцип единства научного знания означает, что философию, которая выполняет методологическую функцию, от науки отрывать нельзя.

Необходимо учитывать, что в настоящее время в науке выделяются три основные методологические традиции, раскрывающие сущностный исследовательский подход. Во-первых, это диалектическая методологическая традиция, имеющая в основе принцип единства мира и теорию познания как теорию отражения. Результаты познания в таком случае - неотделимые от сущности существования. Во-вторых, это нсореалиетская методологическая традиция, основанная на принципе дуализма и теории познания как теории репрезентации. Предполагается, что репрезентант выступает в качестве некоторой идеальной (абстрактной) сущности, восполняемой материальным существованием. В-третьих, это неоном ипал истекая методологическая традиция, согласно которой, в соответствии с принципом дуализма и теорией познания как теорией репрезентации, в качестве репрезентанта выступает материальная сущность, которая существует в различных репрезентациях по поводу этой сущности. Неореалистская и неономи нал истекая методологические традиции являются метафизическими версиями сущностного исследовательского подхода [337, с. 28J.

Таким обратом, сделаем следующие выводы: -

в зависимости от используемых методов, принципов и подходов выделяются две модели мира: космическая и универсалистская. При этом модель мира выступает в качестве определенной системы теоретического познания; -

космическая модель мира формулируется в соответствии с диалектическим методом и соответствующими ему принципами: всеобщей связи явлений, единства мира, отражения и т.д., а также предполагает системный подход; -

универсалистская модель мира формулируется в соответствии с метафизическим методом и принципами дуализма, антропоцентризма, а также предполагает аксиологический исследовательский подход.

<< | >>
Источник: Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. 2009

Еще по теме Метафизические системы теоретизирования активно разрабатываются и в последующие века, в первую очередь, в западном обществе.:

  1. Чего добиваться в первую очередь?
  2. Статья 1145. Наследники последующих очередей
  3. Глава 3 ПРИМЕРЫ ПРОГНОЗОВ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА ПЕРВУЮ ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  4. Распространение монголоидов в последующие века (I тысячелетие — середина II тысячелетия н. э.)
  5. ОЧЕРКИ ЗАПАДНОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ XX века: ТЕЧЕНИЯ И ПЕРСОНАЛИИ
  6. Монгайт А.Л.. Бронзовый и железный века. Археология Западной Европы, 1974
  7. ЗАПАДНАЯ ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ ХХ ВЕКА: ДВА ВЕДУЩИХ НАПРАВЛЕНИЯ В.В. Цацарин
  8. СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ КРИТИКА ЛИБЕРАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Клицунов А.И.
  9. ОБЩЕСТВО КАК СИСТЕМА. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО
  10. Разрабатывайте стратегии, а не сайты
  11. Экономика и общество ПЕРИОДА ПОЗДНЕБРОНЗОВОГО ВЕКА
  12. Оперативное управление как основное свойство активных систем
  13. ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО В КОНЦЕ XVIII ВЕКА