<<
>>

Нормы религии.

Нормы права с древних времен взаимодействовали с религиозными нормами. О месте норм религии в системе социальных норм Н. М. Чурннов пишет: «С первых своих шагов по планете христианство восприняло две основные античные модели мира и два основных, гносеологических принципа.
Христианские философы, как показывают их труды, разделились как бы на две группы. Одна группа (назовем ее христианскими либералами) ставила своей целью сформулировать на базе Священного Писания ту или иную религиозную схему и водворить религиозную жизнь общества в рамки этой схемы...

Другая группа христианских теоретиков (назовем се христианскими коемнетами) ставила своей целью раскрыть содержание Священного Писания с позиции тезиса о том, что Господь создал человека по образу и подобию своему, и в этом смысле человек, общество, общественная жизнь являются тем» что предполагает божественный прообраз. Однако образ и подобие представляют собой нечто существенно отличающееся от прообраза и отличающееся, прежде всего, по уровню совершенства: человек, общество, общественная жизнь силой своего героизма и подвижничества могут в той или иной мере приближаться к уровню предельного совершенства прообраза» [338, с. 70].

Таким образом, христианский либерализм соответствует универсалистской модели мира, а христианский космизм - космической модели мира.

R соответствии с космической моделью мира связь норм права и норм религии может- быть реализована в двух формах.

В первую очередь, нормы права завершают религиозные нормы. Например, по словам В. А. Павлова, «на стороне православной церкви стояло государство: по закону царя .Алексея Михайловича, не отмененного Петром, предусматривалась высшая мера наказания - смертная казнь за пропаганду своей религии» [224, с. 24).

Несомненно, религиозная норма лежит в основе правовой нормы, закрепленной в ст. 45 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, запрещающей эвтаназию в России.

Во-вторых, религиозные нормы являются завершением норм права. Соблюдение ряда правовых норм о запрете убийства, кражи и т.п. обеспечивается не только угрозой наказания, установленного правом, но и религиозными нормами и нормами морали.

Универсалистская модель мира предполагает приоритет норм права над нормами религии или, напротив, приоритет норм религии над всеми остальными социальными нормами, в том числе правовыми.

По поводу первого варианта Т. Я. Хабриева пишет: «Соответственно, именно право формирует те или иные социальные нормы поведения субъекта. Так, на основе тех же заповедей был составлен первый американский свод законодательных актов - Свод свобод 1641 г. Примечательна преамбула этого акта: "Свободное пользование теми правами, привилегиями и неприкосновенностью,, к которым взывают человеколюбие, цивилизованность и христианская вера, должно быть предоставлено каждому человеку в подобающем ему месте и в должной для него мере без ограничений и постоянного вмешательства; этот принцип всегда был п навсегда пребудег фундаментом спокойствия и незыблемости Церкви и общества.

Лишение же этих прав или отказ от них влекут за собой смуту, если не гибель того и другого"» [152, с. 9].

Го есть в данном случае нормы религии явились результатом правотворческой деятельности и означают приоритет норм права над нормами религии.

В качестве примера второго варианта соотношения норм права и норм религии может быть приведена Конституция Ирака 2005 г., которая содержит следующие положения: «Ислам является государственной религией и: основным источником законодательства... Ни один закон, противоречащий установленным положениям ислама, не может быть принят... Конституция гарантирует принадлежность к исламу большинства населения Ирака... Ирак - это страна многих национальностей, религий и сект, часть исламского мира, один из основателей и активных членов Лиги арабских государств, приверженный ее основным принципам" (статьи 2 и 3)» (цит. по [174, с. 82].

Таким образом, нормы религии в Ираке имеют приоритет перед всеми остальными социальными нормами.

Из приведенного анализа следует, что в соответствии с космической моделью мира субъект права является участником всей совокупности общественных отношений: правовых, религиозных, складывающихся в результате реализации норм морали, обычаев и т.д.

Космическая модель мира предполагает исследование права в развитии, источником которого являются единство и противоречие права и внеправовых социальных норм. Реализация права субъектом права осуществляется с учетом действующих в обществе актуальных внеправовых норм, а реализация внеправовых социальных норм - с учетом норм права. Противоречие, существующее между правовой и внеправовой нормой, позволяет обнаружить уровень совершенства как правовых, так и внеправовых общественных отношений и поставить вопрос о совершенствовании этих общественных отношений. Указанное противоречие может быть установлено в процессе использования прав, исполнения обязанностей и соблюдения запретов, применения права субъектом права

Несовершенство социальных отношений является основанием совершенствования, с одной стороны, внеправовых отношений посредством права и, с другой стороны, правоотношений посредством внеправовых социальных норм. При этом, как полагает Н. П. Алексеев, «очевидно, опыт усовершенствования права должен начаться с усовершенствования субъекта права. До тех пор пока носитель правового смысла и излучающееся из него правосознание не достигнут нормальной и истинно-духовной жизни, порождающей нормальную и здоровую деятельность, - до тех пор и право не сможет быть совершенным» [8. с. 221]. То есть до совершенствования права субъект права должен усовершенствовать себя как субъекта внеправовых социальных отношений.

С другой стороны, законы, как пишет Платон, должны заставлять человека страстно желать и стремиться стать совершенным гражданином [234. с. 67]. Следовательно, само право должно служить совершенствованию субъекта внеправовых социальных отношений.

То есть право в соответствии с диалектической методологической традицией и космической моделью мира - это социальное отношение, совершенствуемое субъектами правотворчества, реализации и применения права. При этом субъектом, осуществляющим совершенствование права, является субъект права, который выступает как сторона социального отношения, деятельность которого направлена на соответствующий объект, выступающий в качестве противоположной стороны.

Субъекта социальных отношений, стремящегося к достижению «истинно-духовной жизни», т.е. стремящегося усовершенствовать общественные отношения, в которых он участвует, в науке называют совершенной личностью. Л. И. Черноусова полагает, что «самореализации совершенной личности» направлена «на усовершенствование общественных отношений... Целью жизнедеятельности совершенной личности является необходимость антиэнтропийного процесса, определяющего формирование более совершенных общественных от ношений» [327, с. 65].

Предпосылки подобного подхода к правопониманию имеют место в науке. Например, II. Н. Алексеев пишет: «Основной темой... учения должно быть отыскание не конечной формулы общественного совершенства, но указание тех действительных путей и средств, при помощи которых может быть улучшен всякий возможный правопорядок, - при полном сознании, что подобное улучшение может излечить многие болезни общества, но не в состоянии преобразовать общества в его целом и довести его до состояния земного рая» (8, с. 220].

Таким образом, не общественный идеал, а совершенствование общественных отношений, по мнению исследователя, является целью права.

Совершенство общественных отношений в соответствии с космической моделью мира Предполагает гармонию правовых И внеправовых социальных отношений. В свою очередь, гармония социальных отношений в обществе, организованном в соответствии с космической моделью мира, означает гармонию его качеств, определенных, с одной стороны, духовной властью (внеправовые социальные отношения), с другой стороны, властью светской (правоотношения). И. А. Покровский пишет: «И действительно, в огромном споре между личностью и обществом, думается, надо резко различать две совершенно несродные части спорной территории: с одной стороны, внутреннюю, духовную жизнь человека, имеющую своим кульминационным пунктом его религиозное исповедание, а с другой стороны - отношения внешнего, главным образом экономического порядка. Первые, духовные интересы составляют самое содержание, самую сущность человеческой личности - то, что дает ей ощущение ее подлинного «я» и от чего она не может отказаться, не переставая быть самою собой. Вот почему религиозные и нравственные убеждения способы бросить маленькую горсть людей, даже одного единственного человека, на самую решительную борьбу с огромным обществом, со всемогущим государством» [239, с. S5J.

Таким образом, субъект права выступает одновременно субъектом духовных отношений и отношений светской власти. Граница между этими отношениями четко определена. При этом как правовые нормы завершают нормы, относящиеся к сфере духовной, гак, и духовные нормы служат завершением норм права.

В свою очередь, духовность общества опосредствует духовность каждого отдельного субъекта права. PL А. Ильин пишет: «Право и государство живут по существу в субъекте права, им, субъектом, его душою, его духом. Но субъект права - эго не только понятие или категория, или абстрактная точка для умственного приложения полномочий и обязанностей; субъект ирана это, прежде всего, духовно организованная душа. Настоящий, не фиктивный субъект права способен чувствовать, желать и мыслить предметную цель права и государства и потому он переносит эти духовные напряжения свои на самое право и на самое государство и на государственную власть, как па верные и достойные пути к л то и цели. Быть не фиктивным субъектом права, значит быть духовно зрелой личностью, - вот первооснова правосознания, вот аксиома философии права... Это значит,, что нормальные субъект права, как духовпозрелая личность, ощутил и опознал свою собственную природу, как нечто неразложимое на простые животно-телесные потребности; он нашел себя, как существо духовное, т.е. измеряющее себя и всю человеческую жизнь не голыми "нуждами",, "пользами" и "интересами", - но достоинством, объективным и безусловным достоинством, честью, совестью, правотою перед лицом Божнпм» [119, е. 181].

Духовность субъекта правоотношений находит отражение в самых различных правовых нормах. Например, Р. 10. Закиров раскрывает одно из понятий наследственного права: «Что же касается России, то здесь понятие "душеприказчик" появилось еще много веков назад, когда с понятием завещания связывалось не столько стремление гражданина распорядиться судьбой своего имущества, сколько разрешить свои дела духовные, выполнить обязательства перед Богом и обустроить все должным образом после своей смерти. Эти функции после смерти завещателя и выполняло специальное лицо, называемое "душеприказчик". Кроме этого, от соответствующих духовных традиций возникло и само название завещания в России - ''духовное"» [105, с. 37].

Таким образом, в данном случае имеет место духовная традиция.

М. Л. Некрасов пишет о духовности обычая: «Если, не вдаваясь в тонкости славянской азбуки, воспользоваться глаголическим алфавитом для воспроизведения смысла слова «обычай», то получим следующее: «онь-буки- еры-червь-азь», что современным языком можно сформулировать так: «он был сотворен для придания силы духа, духовности человеку» [210, с. 22].

Это значение понятия обычая происходит из Византийского общества. Так, в Византии во второй половине Х1У-ХУ вв. существовал институт Вселенских судей. В состав Вселенского суда наряду со светскими юристами входило и духовное лицо. Как полагает О. А. Новиков, многие царские указы «предписывали, чтобы акты !ражданского судопроизводства составлялись по точному смыслу законов, по господствующему древнему обычаю и согласно образцу, указанному ему вселенскими судьями «ромеев» ... главным для визангийцев было стремление к достижению в жизни справедливости, которая понималась, разумеется, как справедливость христианская» [210. с. 35J.

Следовательно, духовность субъекта означает следование им не только нормам религии, но и иным внеправовым социальным нормам.

Таким образом, сделаем следующие выводы:

- право как социапьное отношение является элементом полноты космической модели мира. При этом субъект права выступает как сторона социального отношения, предполагающая в качестве противоположной стороны объект права, вследствие чего субъектом права может быть более или менее совершенная личность, раскрывающая себя в системе наличных общес твенных отношений;

- субъект права в системе космической модели мира характеризуется следующим ион редел ei 1 и я м и: 1)

субъект права является участником всей совокупности общественных отношений как правовых, так и внеправовых; 2)

субъект права предполагает фиксированную совокупность правовых отношений, п которых обнаруживается наличный уровень их совершенства, что позволяет субъекту права в своей мере быть субъектом, совершенствующим эти отношения; 3)

субъект права использует, исполняет и соблюдает правовые нормы с учетом действующих в обществе актуальных внеправовых социальных норм. С другой стороны, внеправовые социальные нормы реализуются субъектом права с учетом актуальных норм права; 4)

субъект права характеризуется определениями духовной и светской власти.

<< | >>
Источник: Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. 2009
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Нормы религии.:

  1. § 2. Структура нормы права. Способы изложения элементов нормы права в статьях нормативных актов
  2. Второй подраздел.Христианская религия как ученая религия
  3. Первый подраздел.Христианская религия как естественная религия
  4. Различие греческой религии фантазии и христианской позитивной религии
  5. Так же, как страдает Бог, должен в свою очередь, страдать и человек. Христианская религия есть религия страдания
  6. § 5. Право и религиозные нормы
  7. Нормы идеологии.
  8. § 3. Гражданские процессуальные нормы
  9. ===== Глава X == НОРМЫ ПРАВА
  10. ГЛАВА 6. НОРМЫ ПРАВА
  11. Тема 13. Нормы права
  12. Глава 19. Нормы права
  13. 6.8. Моральные нормы
  14. 6.7. Религиозные нормы
  15. § 8. Правовые и политические нормы
  16. § 3. Нормы права
  17. § 3. Право и корпоративные нормы
  18. Г лава 3 АДМИНИСТРАТИВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ НОРМЫ
  19. 5. Понятие и структура юридической нормы