<<
>>

обсуждение Как бы Вы определили различие в использовании слова «исток» Хайдеггером и Беньямином?

Да, действительно, и Беньямин использует слово Ursprung в названии своей книги «Исток немецкой барочной драмы». Можно сказать, что в обоих случаях мы имеем дело не с истоком в историческом смысле.

При этом для меня различие очевидно, хотя можно со мной не соглашаться. Я вижу это так. Дело в том, что у Хайдеггера нет того эсхатологического мотива, который есть у Беньямино и который хорошо известен. Он связан, в том числе, и с понятием истока, который одновременно является и тем, что грядёт. V Беньямино есть этот знаменитый образ ангела истории, смотрящего назад, но движущегося в будущее. V Хайдеггера такого движения нет; беньяминовский исток открывается ради этого движения, хайдеггеровский исток в этом смысле статичен, он предполагает живопись своим концом, для него важна вещь в феноменологическом понимании. Для Беньямино это не важно.

168

В тексте о Лескове («Рассказчик») Беньямин говорит о рассказах, историях, которые рассказываются издревле, которые как бы не имеют истока. И единственное, что делает их истоком, — это то, что они почему-то связаны для нас с мудростью, как самые банальные сказки. То, что является беньяминовским представлением о мудрости, отчасти связано с тем, что я говорил вчера об аффективном повторе. Так же, как если мы говорим о письме. Вот вчера был вопрос о доверии. Доверие — это же форма письма, доверие — это не некоторое установление, которого нет в обществе. В нормальном обществе доверие в принципе не нужно, оно функционирует и без него. И то, что оно есть, является скорее избыточностью, дополнением. Так же, как и «мудрость» беньяминовского рассказчика это некоторая избыточность, которая говорит нам аффективно о том мифологическом письме, являющемся условием любого рассказа.

Что Вы можете сказать о различных переводах понятия «истина» в работах Хайдеггера?

Во-первых, Хайдеггер обсуждает греческое слово «алетейя», которое переводится как истина, но которое утратило свой изначальный смысл поскольку истина для европейского человека постепенно превратилась в соответствие, в «соответствие мыслительного представления и вещи».

Хайдеггер предлагает «алетейю» переводить как «несокрытость». В. В. Бибихин переводит на русский язык другим словом — «непотаённость». Я здесь принципиального различия в трактовках не вижу. Но это возвращает нас к проблеме переводчика. Слово не важно в данном случае, переводить мы можем, как угодно. Дело в том, что есть текст Хайдеггера «Учение Платона об истине», где большой фрагмент посвящён именно тому, как меняется представление об истине, и где поясняется, почему сам Хайдеггер подыскивает для истины новое слово. Его логика не даёт нам ошибиться, а «несокрытость» это или «непотаённость», «открытость» или «раз- омкнутость» (как по-разному переводят термины из «Бытия и времени») — уже не так важно. Не надо зацикливаться на словах в данном случае.

Не могли бы Вы поподробней сказать о красоте как

фундаментальном свойстве искусства и её понимании в

современности?

Я здесь опираюсь на Лессинга, на его известную работу «Лаокоон», где он отсылает к античной традиции, для которой красота только и достойна изображения. Он там вспоминает Антиоха, который говорит: «Кто же тебя будет изображать, если на тебя смотреть никто не хочет?» Это кредо античного художника, и это другой тип мимесиса: подражание прекрасному. И он упрекает современное ему тогда искусство XVIII века в том, что оно ушло от изображения красоты и занялось правдоподобием. Я пытаюсь сказать следующее: несмотря на упреки Лессинга, красота живопись не покидала, она сохранялась в этой подражательной способности, в этом воспроизведении реальности, несмотря на то что появились реалисты, передвижники, социальная живопись и прочее. То есть красота существует в живописи до конца: где есть живопись, краски, холст — там есть красота. И так до тех пор, пока краски, холст и рама не будут поставлены под сомнение. Есть такой французский философ и теолог Жан-Люк Марион, он называет картину «насыщенным феноменом». И эта насыщенность, то, что нас привлекает, мы можем связывать либо с античной красотой, либо с чем-то другим, но правдоподобие здесь не имеет значения.

То, что живопись красота никогда не покидала, лучше всего «поймали» импрессионисты. Грубо говоря, это последние живописцы. Они довели живопись этих моментальных состояний до того, что она стала чистым моментом красоты, восторга. Когда это прекращается?

Я пытаюсь сказать одну простую вещь, что живопись сегодня не существует в прежнем виде, потому что, когда появилась фотография, — правдоподобие было убрано, но красота сохранилась. Когда появился кинематограф и образы пришли в движение, — живопись в её статичном восприятии осталась наедине с красотой, которая стала массовой. То есть сегодня другой красоты, кроме как китч, не существует.

В этом смысле современная живопись, в том числе фигуративная, живопись таких художников, как Люсьен Фрейд например, или Френсис Бэкон, или даже Бальтус, а также многих других — это уже не совсем живопись. Она уже инфицирована другими токами, она уже пытается дистанцировать себя от красоты. Кто последний певец красоты или, может быть, её новый пророк? Не Илья Глазунов, нет. Энди Уорхол — последний певец красоты, но в совершенно ином смысле. Именно в том смысле, что китч надо рассматривать как нечто равноположенное классической красоте. И вот тогда, как в работе Ф. Джеймисона «Постмодернизм, или Логика позднего капитализма», в ряду с башмаками Ван Гога оказываются бесконечные женские туфли, которые изображает Энди Уорхол. Джеймисон как раз устанавливает вот эту преемственность различия между культовыми объектами. Есть, с одной стороны, «Башмаки» Ван Гога, проинтерпретированные Хайдеггером, разоблачённые Шапиро и деконструированные Деррида, а, с другой стороны, есть то, что увидели солдаты, вошедшие в Освенцим — горы башмаков. И этот образ сегодня тоже стал клишированным. Задумаемся, что значит факт выставленности этих башмаков в Освенциме (как многого другого — волос, например). Что за действие совершается? Что это за музеефикация и что является условием этой музеефикации? Если мы ответим на эти вопросы, то нам станет больше ясно и про работу Хайдеггера о Ван Гоге, мне кажется. Сегодня условием восприятия даже таких событий, как массовое уничтожение людей, становятся некоторые живописные клише, и эти же клише ставят под сомнение ту истину, которую пытался обнаружить Хайдеггер в живописи.

<< | >>
Источник: О. Аронсон, Е. Петровская. По ту сторону воображения. Современная философия и современное искусство. Лекции. Нижний Новгород, 2009— 230 с.. 2009

Еще по теме обсуждение Как бы Вы определили различие в использовании слова «исток» Хайдеггером и Беньямином?:

  1. ОБСУЖДЕНИЕ Как соотносятся, на Ваш взгляд, понятия «воспроизведение» и «воскрешение»? V Беньямино, понятно, много интересных таких мистических моментов...
  2. Как грамотно определить содержание общения
  3. КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ЦЕЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ
  4. ГЛАВА III КАК ОПРЕДЕЛИЛИ РАЗЛИЧНЫЕ ВРЕМЕНА ГОДА
  5. § 65 а Хайдеггер как преподаватель
  6. ОБСУЖДЕНИЕ Как связаны понимания события у Бадью и Делёза?
  7. Процесс: как определить, а затем переопределить бизнес (и делать это снова и снова)
  8. Оказывают ли на человека воздействие бранные (нецензурные) слова и слова с негативным смыслом?
  9. § 28. Написание слова "небосклон" и предлога т "в/как"в поздних солнечных кольцах
  10. КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ КАК ТОЖДЕСТВО, РАЗЛИЧИЕ И ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ
  11. VIII. С ЛОГИЧЕСКОЕ СОВЕРШЕНСТВО ЗНАНИЯ ПО КАЧЕСТВУ.— ЯСНОСТЬ.— ПОНЯТИЕ ПРИЗНАКА ВООБЩЕ.— РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПРИЗНАКОВ.—ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ВЕЩИ.—РАЗЛИЧИЕ ЛОГИЧЕСКОЙ И РЕАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ.— ОТЧЕТЛИВОСТЬ КАК ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ ЯСНОСТИ.— ЭСТЕТИЧЕСКАЯ И ЛОГИЧЕСКАЯ ОТЧЕТЛИВОСТЬ.—РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ АНАЛИТИЧЕСКОЮ И СИНТЕТИЧЕСКОЮ ОТЧЕТЛИВОСТЬЮ
  12.     РАЗНЫЕ СЛОВА ИЛИ РАЗНЫЕ ФОРМЫ?     О том, как важно отличать одно от другого
  13. ЛЕКЦИЯ 4 ИЗОБРАЖЕНИЕ И РАССКАЗ (С.Каль — В.Беньямин)
  14. ЛЕКЦИЯ 6 ПОЛИТИКА ОБРАЗА. ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ И ПОВТОР (по работам В.Беньямино)
  15. 1.2.2 Использование соломы как топлива
  16. Техника как специфически инженерный способ использования сил и энергий природы.
  17. Противники определились
  18. § 1.3.3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОГО ПОДХОДА К УЧАЩИМСЯ КАК СРЕДСТВА РАЗВИВАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ ХИМИИ
  19. В. РАЗЛИЧИЕ 1, Абсолютное различие
  20. Глава 5. Определите и обеспечьте стратегические средства и возможности