<<
>>

Объект и субъект познания.

Исходным в анализе сущности познания как отражения (субъективного образа объективной действительности) является понимание обусловленности субъекта, его сознания, объективными отношениями, а также творческой активностью человека.
В процессе активного взаимодействия субъекта с объектом формируются познавательные проблемы, структура научного исследования, знание реализуется в сфере практики, развивается сам человек.

Для того, чтобы акцентировать в языке репродуктивно-творческую, активную сторону сознания, в науке создано понятие "субъект". Субъект = это человек, социальная группа или общество в целом, активно осуществляющие процесс познания и преобразования действительности. Субъект познания - сложная система, в качестве своих компонентов включающая группы людей, отдельных личностей, занятых в различных сферах духовного и материального производства. Процесс познания предполагает не только взаимодействие человека с миром, но и обмен деятельностью между различными сферами как духовного, так и материального производства.

То, на что направлена познавательно-преобразовательная деятельность субъекта, называется объектом. Объект познания в широком смысле слова - весь мир. Признание объективности мира и его отражения в сознании человека - важнейшее условие научного понимания человеческого познания. Но объект существует лишь в том случае, если есть субъект, целенаправленно, активно и творчески с ним взаимодействующий. Абсолютизация относительной самостоятельности субъекта, отрыв его от понятия "объект" ведут в познавательный тупик, поскольку процесс познания в этом случае теряет связи с окружающим миром, с реальностью. Понятия "объект и субъект" позволяют определить познание как процесс, характер которого зависит одновре- менно и от особенностей объекта, и от специфики субъекта. Содержание познания в первую очередь зависит от характера объекта.

Но познавательная деятельность всегда осуществляется через посредство индивидуального соз- наия, которое специфическим образом отражает действительность. Например, большой камень на берегу реки может стать объектом внимания (познания) разных людей: художник увидит в нем центр композиции для пейзажа; инженер-дорожник - материал для будущего дорожного покрытия; геолог - минерал; а усталый путник - место отдыха. Вместе с тем, невзирая на субъективные различия в восприятии камня, зависящие от жизненно- профессионального опыта и целей каждого из людей, все они будут видеть в камне именно камень.

Кроме того, каждый из субъектов познания будет осуществлять взаимодействие с объектом (камнем) по-разному: путник скорее физически (попробует на ощупь: гладкий ли, теплый ли и т.п.); геолог - скорее теоретически (посмотрит цвет и строение кристаллов, попробует определить удельный вес и т.д.). Существенная особенность взаимодействия субъекта и объекта заключается в том, что в основе оно материальное, предметно-практическое отношение. Не только объект, но и субъект обладает предметным бытием. Но человек не обычное предметное явление. Взаимодействие субъекта с миром не ограничивается механическими, физическими, химическими и даже биологическими закономерностями. Специфическими закономерностями, определяющими содержание этого взаимодействия, являются социальные закономерности. Социальные отношения людей, опосредуя взаимодействия субъекта и объекта, определяют конкретно-исторический смысл этого процесса. Изменение смысла и значения познания возможно в силу исторического изменения психологических установок и базы наличных знаний человека, находящегося в гносеологических отношениях с действительностью.

В процессе гносеологических отношений происходит "перенос" особенностей объекта в сознание субъекта в виде установления некоторого структурного соответствия между знаниями, целями и способами деятельности субъекта и объектом. Принцип структурного соответствия является общим для всех форм отражения на всех уровнях существования материи, но в социальной практике он действует особым образом.

В обществе соответствие между объектом и субъектом может достигаться как на "физическом" (биологическом, химическом и пр.), так и на теоретическом уровне.

"Теоретическое" познание отличается от "физического" (практического) прежде всего тем, что в его процессе объект воспринимается не только ощущения или их комплекс, но и производится соотнесение ощущений с понятиями ( знаками, символами), которыми в обществе принято оценивать данные ощущения во всем их известном многообразии и глубине. Но различаются не только субъекты познания, вносящие в процессе взаимодействия с объектом в зависимости от уровня культуры, социальной принадлежности, сиюминутных и долгосрочных целей и др. в его отображение собственные корректировки. Весьма существенно различаются по качеству своего влияния на процесс познания и объекты.

Все объекты доступной мышлению действительности можно разделить на три большие группы: 1) принадлежащие миру природы , 2) принадлежащие обществу и 3) относящиеся к самому феномену сознания. И природа, и общество, и сознание - качественно различные объекты познания. При этом чем совершеннее система, тем более сложным образом реагирует она на внешние воздействия , тем активнее отражение ею взаимодействий. При этом высокий уровень отражения, как правило, связан с большой самостоятельностью воспринимающей системы и многовариантностью её поведения.

Природные процессы протекают на основе естественных закономерностей и по своей сути не зависят от человека. Природа была первопричиной сознания. Природные объекты, вне зависимости от уровня их сложности, лишь в минимальной степени способны оказывать обратное влияние на результаты познания, хотя могут быть познаны с различной степенью соответствия своей сущности.

В отличие от природы общество, даже становясь объектом познания, одновременно является и его субъектом, поэтому результаты познания общества гораздо чаще бывают относительными. Общество не просто активнее природных объектов, оно само способно к творчеству настолько, что развивается быстрее окружающей среды и потому требует иных средств (методов) познания, нежели природа.

(Разумеется, проводимое различение неабсолютно: познавая природу человек может познавать и собственное субъективное отношение к природе, но подобные случаи находятся пока вне обсуждения. Хотя следует запомнить, что человек способен познавать не только объект, но и свое отражение в объекте).

Особо реальностью, выступающей в качестве объекта познания, является духовная жизнь общества в целом и человека в отдельности, т.е. - сознание. В этом случае процесс познания проявляется в основном в виде самопознания (рефлексии). Это - наиболее сложная и наименее исследованная область познания, поскольку мышлению в данном случае приходится прямо взаимодействовать с творчески непредсказуемыми и неустойчивыми процессами, протекающими к тому же, с очень высокой скоростью ("скоростью мысли"). Не случайно научное познание к настоящему времени добилось наибольших успехов в познании природы, а наименьших - в исследовании сознания и связанных с ним процессов.

Сознание как объект познания выступает прежде всего в знаковой форме. Объекты природы и общества, хотя бы на чувственном уровне, практически всегда могут быть представлены и в знаковой, и в образной форме: слово "кошка" может быть неизвестно человеку, не владеющему русским языком, тогда как изображение кошки будет правильно понято не только иностранцем, но, при определенных условиях, даже животным. "Изобразить" мышление, мысль - невозможно.

Образ невозможно мыслить без предмета. Знак от предмета относительно независим. Ввиду независимости формы знака от формы предмета, который этот знак обозначает, связи между предметом и знаком всегда более произвольны и многообразны, чем между предметом и образом. Мышление, произвольно создающее знаки разного уровня абстрагирования, формирующее то новое, что не может быть "изображено" для других в форме, доступной для сопонимания, требует особых познавательных средств для изучения.

Добиться сопонимания относительно легко в познании объектов природы: и грозу, и зиму, и камень, все понимают относительно одинаково.

Между тем, чем "субъектнее" объект познания, тем больше разночтений в его интерпретации: одну и ту же лекцию (книгу) все слушатели и/или читатели воспринимают с тем большим количеством существенных расхождений, чем в большей степени мысль автора касается субъектных объектов!

Именно субъект-объектная сторона процессов познания чрезвычайно обостряет проблему истинности результатов познания, заставляя сомневаться в достоверности даже очевидных истин, которые на практике далеко не всегда проходят испытание временем.

Определяя источник, пути, способы познания окружающего нас мира, мыслители постоянно ставили и ставят перед собой вопрос: как отделить истинное от ложного, как определить достоверность наших знаний? Рассматривая познание мира в историческом аспекте, можно отметить неуклонное возрастание роли научного, точного знания. Процесс этот, начавшись в незапамятные времена, убыстряясь, привел к представлениям рационалистов ХУ11 - ХУ111 веков. Они поставили вопрос о возможности познания мира в рамках строго научных, логически взаимно обусловленных понятий и связей. В современном мире значение точного знания иногда даже фетишизируется и достоверным признается лишь такое знание, которое может быть доказано строго логически.

При этом представители "точных" наук убеждены, что исходя из строго сформулированных основных положений и в дальнейшем рассуждая в рамках системы законов формальной логики, можно прийти к одному- единственному и потому правильному выводу. Однако любой представитель точной науки осознает, что сначала нужно выбрать "строго сформулированные основные положения", например, исходить из системы аксиом и определений Евклида в геометрии. Существует ли действительное соответствие между аксиомами Евклида и свойствами мира, после выбора Евклидовой геометрии, обычно не обсуждается. Подобный подход к познанию действительности был четко сформулирован Ньютоном применительно к механике в виде дедуктивного метода: сначала следует дать четкое определение понятий, которые будут использованы в дальнейшем, определяют правила действий с этими понятиями, а также постулируют законы и аксиомы, связывающие данные понятия.

После этого в процессе исследования применяют лишь логические операции. Предполагается, что исходные принципы выбираются изначально правильно и в дальнейшем не корректируются.

Однако возможна ли практически такая идеальная формализация, при которой в систему знаний в дальнейшем никогда не будут вноситься уточнения и дополнительные гипотезы? Возможно ли создание такой знаковой системы, которая всеми будет восприниматься одинаково? Хотя развитие отдельно взятой "точной" науки по евклидово-ньютоновской схеме возможно на длительных исторических этапах, ответ будет отрицательным.

Логически безупречная конструкция, исходящая из наудачу взятых посылок, сама по себе бессодержательна. Она может быть интересной головоломкой, умственной гимнастикой, игрой, но какого-либо отношения к конкретным явлениям, к свойствам мира, в котором мы живем, результаты интеллектуальных игр могут не иметь. Наш выдающийся физик Л.И. Мандельштам очень точно говорил: "Всякая физическая теория состоит из двух дополняющих друг друга частей". Одна часть - "это уравнения теории - уравнения Максвелла, уравнения Ньютона и т. д. Это просто математический аппарат". Но необходимую часть теории составляет также связь этого математического аппарата "с физическими объектами". Без установления таких связей, по Мандельштаму, "теория иллюзорна, пуста". С другой стороны, без математического аппарата "вообще нет теории" и только "совокупность двух указанных сторон дает физическую теорию". Но что дает нам уверенность в правильности связей теоретического аппарата с реальностью? Как научно установить, верны или нет исходные посылки познания?

С детских лет мы чувствуем, что Евклидова геометрия верна, например, верна одна из ее исходных аксиом: через точку, лежащую вне данной прямой, можно провести прямую, параллельную данной, и притом только одну. Но Н. Лобачевский попробовал отказаться от этой аксиомы и предположил, что через такую точку можно провести не одну-единственную, а сколько угодно прямых, не пересекающихся с данной. В результате он получил хотя и противоречащую нашим наглядным представлениям, но последовательную и стройную систему, в которой выводы отличны от выводов Евклидовой геометрии. Впоследствии были построены и другие неевклидовы геометрии.

Вопрос о том, насколько неевклидовы геометрии соответствуют реальности, оставался открытым около ста лет, пока не была создана общая теория относительности Эйнштейна. Справедливость неевклидовой геометрии для физического мира была установлена не логически, а практически: путем изучения и обобщения опытных фактов. Опытным путем были обнаружены явления тяготения, описываемые законами точно определенного математического вида. Иными словами истинность неевклидовой геометрии была подтверждена в результате испытания критерием практики.

Таким образом, истинность или ложность положений, исходных для логического построения, может быть установлена лишь способами, отличными от методов формальной логики - сравнением с опытом. Но здесь мы сталкиваемся с тяжелой проблемой: опыт всегда ограничен. Откуда мы знаем, что на основе ограниченного опыта мы придем к неограниченно верному выводу?

Такая уверенность может быть взята только из нашей способности оценивать доказательства опыта, из нашей способности к суждению. Суждение при этом имеет не только логическую, но и внелогическую природу. Только дополняя формальную логику критерием опытной проверки, критерием практики, и оценивая в процессе этой проверки с помощью "внелогического" суждения достаточность оснований для обобщающего вывода, мы можем познавать мир. И эта более полная система умозаключений образует метод более мощный, чем формальная логика и представляет собой теорию познания или диалектическую логику. Именно диалектическая логика выступает основным способом познания, целью и основой которого является практика.

<< | >>
Источник: Крюков В.В.. Философия: Учебник для студентов технических ВУЗов.- Новосибирск: Изд-во НГТУ,. 2006

Еще по теме Объект и субъект познания.:

  1. Субъект и объект в научном познании
  2. 1.1. Проблема оснований всеобщности субъекта в современной философии
  3. 1.2. Социально-личностное восприятие всеобщности субъекта
  4. 2.3. Социум как проекция всеобщности субъекта
  5. 3.3. Пространственно-временной континуум всеобщности субъекта
  6. 4.1. Статус и роль объекта в формировании бытия и порядка общества
  7. Объект и субъект познания.
  8. 2 Проблема необходимости познания и свободы воли у И.Н.Тетенса
  9. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  10. А. К. Можеева К истории развития взглядов К. Маркса на субъект исторического процесса
  11. «СУБЪЕКТИВНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ»
  12. Объяснение различия между объективной и субъективной религией; важность этого объяснения для всего вопроса
  13. 12.1. Правообразование. Объективное и субъективное в праве
  14. 5.2. Личностно профессиональное и гуманитарно-технологическое развитие субъектов политики
  15. УСЛОВИЯ СТАНОВЛЕНИЯ СТАРШЕКЛАССНИКОВ СУБЪЕКТАМИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, САМОПОЗНАНИЯ И САМОРАЗВИТИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ Л. Н. Рогалева (Екатеринбург)
  16. К ПРОБЛЕМЕ СУБЪЕКТНОСТИ В ПСИХОЛОГИИ Л. Н. Тарасова, С. И. Соболев, О. О. Полякова (Москва)
  17. 2. 3. Журналист как субъект познания действительности
  18. Традиционная теория познания как виртуальный феномен
  19. Идеи М.Бахтина и их значение для современной эпистемологии и философии познания