<<
>>

Упрощенная линейно-поступательная версия концепции кадров и ее критики

Предлагаемый нами метод моделирования строится как минимум на двух существенных упрощениях реального процесса восприятия. Во-первых, мы вводим всего лишь один поток кадров, хотя и предполагаем, что в реальности имеет место множество потоков.

Во-вторых, мы исходим из того, то кадры в потоке сменяют друг друга только поступательно и равномерно, практически так же, как на кинопленке.

Остановимся подробнее на втором элементе упрощения. Должны признать, что в предшествующих разделах в целях наглядности мы представляли только линейную, «кинематографическую» версию концепции кадров, фактически столь же упрошенную, что и предлагаемый на ее базе идеализированный способ моделирования. Теперь пришло время усложнить картину и ввести в поле внимания ту критику, которая высказывалась в адрес линейной версии объяснения процесса восприятия.

Дж. Гибсон в 40-х - 50-х гг. XX в. в рамках выдвинутого им «экологического подхода» к зрительному восприятию[56]) поставил под сомнение существовавшее на тот момент понимание процесса зрительного восприятия как последовательной смены «фиксированных настоящих моментов» (по термину Гибсона) длительностью примерно 0,1 с. То есть, в сущности, уже тогда им была отвергнута концепция, подобная той, какую мы излагали выше.

В 1960-х гг. критику Гибсона поддержал и развил другой сторонник экологического подхода к восприятию Д. Бом. Свои критические замечания он изложил в заключительном разделе «Физика и восприятие» книги по специальной теории относительности.

Ссылаясь на данные Гибсона, Бом пишет: «...Воспринимаемая нами картина в действительности содержит такие структурные детали, которых даже и нет в данный момент на сетчатке глаза, но которые человек как бы видит на основе предшествующего опыта»[57]).

«В связи со зрительным восприятием мы уже видели, что в некоторый данный момент могут „провзаимодействовать“ выводы, собранные в течение какого-то периода времени, и вызвать возникновение новой структуры воспринимаемого нами.

Ясно, что не имеет смысла утверждать, будто эта новая структура основывается лишь на самом последнем выводе — в нее вошла целая система ранее сделанных выводов. Это означает, что время действия данного стимула на наши восприятия не ограничивается каким-то отдельным наименьшим интервалом времени, который мы способны различить; более того, можно сказать, что отдельные стимулы отвечают гораздо большим промежуткам времени. Это свойство стимулов гораздо яснее видно на примере музыки. Когда человек слушает какую-нибудь мелодию, то услышанные ранее ноты продолжают еще звучать у него в уме, когда поступает новая нота. Может случиться так, что музыкальную вещь человек понимает (т. е. воспринимает ее структуру в целом) внезапно в некоторый момент в ходе такого процесса. Очевидно, что самая последняя из услышанных нот в отдельности не может быть основой для такого понимания: в уме продолжает звучать вся структура мелодии. В ней существуют разнообразные взаимосвязи, не ограниченные расположением нот во времени. Способность схватывать такие взаимосвязи существенна для понимания музыки. Попытка увидеть основное содержание музыки лишь в упорядоченности отдельных звуков во времени привела бы к слишком узкому взгляду на этот вопрос и, следовательно, к недоразумениям» 3°).

«При этом то косное и скоропалительное заключение, что каждое восприятие однозначно упорядочено как более раннее, более позднее или одновременное другому восприятию (в течение „фиксированного настоящего момента"), видимо, приводит к определенным недоразумениям, а это показывает, что такое заключение, вероятно, имеет мало общего с действительной картиной восприятия... [Приводит пример телесигналов:] Ведь такие сигналы можно правильно понять, лишь догадавшись, что они образуют ряд целостных картин, систематически преобразованных затем в последовательность импульсов во времени.... Подобным же образом структура нашего процесса восприятия также может быть по существу не связана с некоторой гипотетической последовательностью мгновений: она может основываться на совершенно другом принципе, включающем (подобно случаю с телевизионным сигналом) интегрирование того, что воспринимается, по соответствующим отрезкам времени, далеко выходящим за рамки „фиксированного настоящего момента"»[58]).

Бом повторяет аргумент о музыкальной мелодии, к которому прибегали Ф. Брентано, А. Бергсон и Э. Гуссерль — те мыслители, которые и заложили основы концепции субъективного времени.

Согласно этому аргументу, музыкальная мелодия воспринимается не нота за нотой, а вся целиком. В последних нотах имманентно присутствуют и как бы продолжают звучать первые, но и первые исполняются не сами по себе, а с замыслом о последующих, и таким образом все они перекликаются и взаимоподдерживаются внутри целостного мелодийного отрывка. Речь идет о целостных, холистических свойствах восприятия, о том, что гештальтлсихоло- ги выражали с помощью понятия целостного образа — гештальта, — который имеет первенство и определяет восприятие отдельных частей.

«Чистая длительность есть форма, которую принимает последовательность наших состояний сознания, когда наше „я" просто живет, когда оно не устанавливает различия между наличными состояниями и теми, что им предшествовали.... как бывает тогда, когда мы вспоминаем ноты какой-нибудь мелодии, как бы слившиеся вместе» Разве нельзя сказать, что, хотя эти ноты следуют друг за другом, мы все же воспринимаем их одни в других, и вместе они напоминают живое существо, различные части которого взаимопроникают в силу самой их общности?»[59]).

Убаюкивающее действие маятника объясняется не последним его звуком и не тем, что при услышании последнего перед нами разворачивается вся последовательность предшествовавших, а тем, что звуки «взаимопроникают и сочетаются, как ноты мелодии...», действуют не по принципу количества, а качества, как «ритмическая организация всего целого»[60]).

«Если интенция намеренно направлена на мелодию, на весь объект целиком, то мы имеем не что иное, как восприятие. Если же, однако, она направляется на отдельный тон сам по себе или такт сам по себе, то мы имеем восприятие, пока воспринимается именно то, что имеется в виду. Тогда в объективном отношении такт не является больше в качестве „настоящего", но в качестве „прошедшего". Вся мелодия, однако, является в качестве настоящей, пока она еше звучит, пока еще звучат принадлежащие ей, полагаемые в единой связи схватывания тоны. Прошедшей она является лишь после того, как прозвучал последний тон»[61]).

Безусловно, указание на одну только поступательную и дис- кретирующую составляющую процесса восприятия без дополнения ее возвратной и интегрирующей, «ткацко-челночной» составляющей делает представление целостного механизма процесса восприятия ущербным. И все же мы считаем возможным принять упрощенную «кадрово-ленточно-кинематографическую» версию как рабочее ядро нашей теоретической концепции и исключительное содержание выводимого из нее метода моделирования.

Во-первых, потому, что поступательное движение ленты субъективных кадров соответствует поступательному движению самой объективной реальности, задается этим генеральным направлением. В объективной реальности присутствует направление времени «только вперед», от чего мы пока никак не можем отказаться в рамках любого осмысленного представления о времени. Все возвратные, интегрирующие, «поджидающие» и пр. хождения субъективного челнока, сплетающего когнитивную ткань, имеют подсобный, хотя, вероятно, совершенно необходимый характер с точки зрения технологии когнитивного процесса.

Во-вторых, наличие возвратной и интегрирующей составляющей когнитивного процесса еще не означает, то сама по себе концепция кадров несостоятельна. Усложненная нелинейная версия вполне может быть описана в рамках концепции множественности лент кадров, хотя в нее тогда следует добавить представление о кадрах и их границах как плывущих не только вперед, но и назад или «вширь».

В-третьих, что касается музыки, для музыкального восприятия необходимы как дробность, физическая разделенность звуков и субъективная различенностъ нот, так и синтез звуковой материи в голове слушателя. Без того, чтобы быть первоначально дробленным, звуковой ряд не может быть впоследствии и интегрированным.

В-четвертых, особенность и достоинство экологического подхода к зрительному или иному восприятию в том, что он старается включить в исследовательскую сферу всю цепочку стадий процесса восприятия, от первичного улавливания сигналов до их окончательного синтеза, т. е. до акта понимания зрителем того, что он видит. Сторонники этого подхода совершенно правы, когда утверждают, что механическое нанизывание, подобно бусинам на нитку, однонаправленной последовательности единичных кадров мало что дает для понимания того, как строится восприятие в его целостности. Это примерно то же, что смотреть в текст книги через трубочку, выводящую в поле зрения последовательно по од- ной-единственной букве, да еще без умения читать.

Но дело в том, что осмысление содержания получаемого поля зрения в нашей схеме моделирования мы как раз оставляем за собой, выносим за сферу того, что требуется от инструмента. Нам нужен первичный кадрировщик, поставщик полей темпорального зрения в разных отмеряемых порциях, «откусах» от реальности. И потому, соглашаясь с тем, что нелинейная версия существенно полнее и адекватнее отражает реальный когнитивный процесс, мы не видим дефекта в том, что строим нашу модель на базе линейной версии.

В нашей модели вводится не реальный, а виртуальный субъект, и не телесной активности, а только наблюдения. У нас нет оснований пытаться привязать гипотетический акт наблюдения к какой-то из реальных форм восприятия и когнитивной активности. Мы должны оговориться и уточнить, что мы подразумеваем здесь не восприятие в узком смысле, а наблюдение как значительно более обобщенное понятие. Оно абстрагировано от конкретных форм реальной когнитивной активности и по смыслу приближается к понятиям наблюдения и наблюдателя в квантовой физике. Акт наблюдения в нашей модели есть, в его первой стадии, акт выбора временного угла охвата и «вырезания» под него некоторого контура реальности, а во второй стадии, акт осмысления того, какой в избираемом ракурсе предстает событийная ткань явлений.

<< | >>
Источник: Алюшин Алексей Львович, Князева Елепа Николаевна. Темпомиры: Скорость восприятия и шкалы времени. М.: Издательство ЛКИ, 2008— 240 с.. 2008

Еще по теме Упрощенная линейно-поступательная версия концепции кадров и ее критики:

  1. Глава З Концепция когнитивных кадров
  2. Критика концепции перехода количества в качество
  3. СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ КРИТИКА ЛИБЕРАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Клицунов А.И.
  4. 2. Два лейтмотиви критики лібералізму комунітаризмом — критика гоббсівського атомізму-інструменталізму і критика кантівського деонтологізму у світлі дискурсивної етики
  5. Примеры кадрового консультирования Кадровое консультирование в условиях кризиса в организации (на опыте проведения конкурса на шахте "Воргашорская")
  6. 13.1. ЛИНЕЙНАЯ КОМБИНАЦИЯ И ЛИНЕЙНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ
  7. Упрощение
  8. Глава 6 Угрозы поступательному развитию: природные ресурсы и экологическая катастрофа
  9. Недостатки упрощенных вариантов поведенческого подхода.
  10. Правила конструктивной критики и принципы восприятия критики
  11. 1. Варяжская версия
  12. ВЕРСИЯ КОЖИНОВА