<<
>>

Юридическое лицо и государство.

Функциональная зависимость юридического лица и государства в соответствии с метафизическим подходом и универсалистской моделью мира также раскрывается, в первую очередь, в работах западных исследователей.
Например, Г. Кельзен полагает, что доя юриста «понятия человека и лица не связаны никакой существенной необходимой связью» (цит. по [8, с. 78]). По его мнению, «существует полное тождество внутренней природы государства, как юридического лица, с внутренним существом любого иного субъекта права - будь то человек, корпорация, общество, учреждение. И существует полное сходство между юридической волен государства и волей других лиц в юридическом смысле этого слова, поскольку волей этой является способность к юридическому вменению» (цит. по (S, с. 79}).

То есть воля государства в качестве идеальной сущности восполняется волями других субъектов права, в том числе юридических лиц. При этом вероятность того, что воли всех субъектов совпадут хотя бы по одному из ряда вопросов, регулируемых правом, очень мала. В этом конфликте воль побеждает, по-видимому, воля субъекта (субъектов), способного оказывать решающее воздействие на правотворчество.

На протяжении длительного времени исследователи раскрывают функциональную зависимость юридического лица и государства в процессе решения проблемы разфаничения публичного права и частного права,, которое исследователи осуществляют по различным критериям. Б. Б. Черепахин пишет: «Представители одной группы теорий при отыскании критерия разграничения частного и публичного права исходят из самого содержания регулируемых отношений, обращая внимание па то, что регулирует та или иная норма права или их совокупность, что из себя представляет содержание того или иного правоотношения. Выставляется, таким образом, материальный критерий разграничения.

Другие смотрят на самый способ, прием регулирования или построения или иных правоотношений, на то, как регулируют те или иные нормы, как строится то или иное правоотношение. В основу разделения кладется формальный критерий» [324, с. 96J.

Таким образом, существует ряд теоретических концепций, в соответствии с которыми исследователи интерпретируют нормы права тем или иным образом в зависимости от их собственного опыта и предпочтении. Так, первая из указанных концепций основана на категории «польза». Представитель этой концепции Ульпиан говорит: «Публичное право это то. которое имеет в виду пользу (благо, интересы) государства как целого... а частное право то, которое гшеет в виду интересы, пользу отдельных лиц. индивида как такового» (цит. по [324, с. 97)). То есть имеет место антропоцентристскнй принцип познания сущности явления. Причем этот вывод справедлив не только в отношении частного права, но и в отношении права публичного, так как государство в соответствии с системой теоретического познания - универсалистской моделью мира образует совокупность иных субъектов права. При этом цель государства состоит в урегулировании наилучшим образом различающихся интересов этих субъектов права, в том числе юридических лиц.

Ценность публичного права заключается в его полезности для всего населения, ценность частного права - в его полезнос ти для отдельных лиц.

В связи с этим «право публичное - то, которое охраняется по инициативе государственной власти, в порядке суда уголовного или административного, а право частное - то. которое охраняется по инициативе частного лица, его обладателя, в порядке суда гражданского» [324, с. 102].

То есть публичное и частное право в существующей шкале ценностей занимают свое место, о котором И. А. Покровский пишет: «Нормы публичного права носят строго принудительный характер, а в связи с этим и права, предоставляемые отдельным лицам, в качестве органов государственной власти, носят вместе с тем и характер обязанностей.

Напротив, нормы частного права по общему правилу имеют характер не принудительный, а субсидиарный, восполнитсльный.., их применение к отдельным отношениям может быть устранено, ослаблено или заменено частными определениями сторон» (цит. по [324, с. 108)).

То есть частное право формируется по принципу: что не запрещено, разрешено. Субъекты частного права, по общему правилу, самостоятельно формируют правоотношения исходя из их собственных интересов. В основе деятельности государства, напротив, лежит принцип: что не разрешено, запрещено. В этом случае помощь в согласовании интересов субъектов права оказывает государство.

В то же время функциональная зависимость между государством и юридическим лицом может быть изучена в соответствии с космической моделью мира. Например, JI. Г. Олех пишет: «Регион - это самодостаточный социальный орг анизм, находящийся в единстве со своей средой, обладающий физико-географическими, культурио-цивилизационными, экономическими, культурно-историческими, политико-административными и правовыми свойствами и выступающий механизмом демократической федерации» [222, с. 124]. Социальные отношения, раскрывающиеся в качестве субъекта права (в данном случае - региона, т.е. субъекта Российской Федерации), находятся в гармонии («в единстве») с окружающим миром, в том числе с юридическими лицами. Реализуются принципы всеобщей связи и единства мира.

Вопрос о модели мира, в которой реализуется система субъектов права, играет важную роль при разрешении различных проблем правового реагирования. Например, в цивилистике имеет место дискуссия о моменте приобретения юридическим лицом правоспособности и дееспособности. В российском правоведении господствует мнение о том. что правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно - с момента его государственной регистрации (например, В. -Залесскнй [107, с. 8], Т. Иванова и Э. Толмачева [115, с. 87), Е. Янушкевич [353, с. 58], и другие [150, с. 3]). Данная точка зрения основана на принципах «юридической догматики» - метода, входящего в состав инструментария номиналистской методологической традиции.

Например, согласно п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации; согласно п. 4 ст. 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица); в соответствии с п. 8 ст. 63 ГК РФ юридическое лицо считается прекратившим свое существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лип. Подобные правовые нормы имеются в законах, регулирующих правовое положение юридических лиц соответствующих организационно-правовых форм (например, и- 5 ст. 2. Закона об акционерных обществах).

С другой стороны, юридическое лицо в качестве социального отношения, детерминированного соответствующими нормами права, образуется с момента возникновения юридического лица как общественного отношения. Социальное отношение между учредителями юридического лица возникает до момента государственной регистрации организации в качестве юридического лица. Причем характер этого отношения, его объекты и субъектный состав в целом не отличаются от характера и соответствующих, элементов того отношения, которое складывается в качестве юридического лица после государственной регистрации последнего.

Подобный подход отражен в некоторых правовых актах и: правоприменительной практике. Например, в соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона от 19.05.1995 г. «Об общественных объединениях» (с изм. на 02.02.2006; далее - Закон об общественных объединениях) решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов принимаются на съезде (конференции) или общем собрании. С момента принятия указанных решений общественное объединение считается созданным: осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя обязанности, предусмотренные указанным Федеральным законом. Общественное объединение существует не с момента государственной регистрации, а с момента принятия ряда решений учредителями.

Согласно ст. 9 Закона об акционерных обществах создание общества путем учреждения осуществляется по решению учредителей (учредителя). Решение об учреждении общества принимается учредительным собранием. В случае учреждения общества одним лицом решение о его учреждении принимается этим лицом единолично. Решение об учреждении общества должно отражать результаты голосования учредителей и принятые ими решения по вопросам учревдения общества, утверждения устава общества, избрания органов управления общества.

Из анализа вышеуказанных правовых норм следует, что юридическое лицо как социальное отношение образуется еще до момента его государственной регистрации. Этот вывод подтверждает также позиция, которую занял Высший Арбитражный Суд РФ по поводу сделок юридических лиц, регистрация которых признана недействительной. В Приложении к Информационному письму Президиума Высшего- Арбитражного Суда РФ от 09.06.2000 г. № 54 говорится о том, что «признание судом недействительной регистрации юридического лица само по себе не является основанием для того, чтобы считать ничтожными сделки этого юридического лица, совершенные до признания его регистрации недействительной».

Из позиции ВАС РФ следует, что юридическое лицо имеет место независимо от его государственной регистрации.

Подобный подход к изучению правоспособности юридического лица имел место и в дореволюционной науке. Например, И. Т. Тарасов пишет: «Определял отношение акционерной компании к государству, следует заметить, прежде всего, что значение юридического лица, присущее... каждой акционерной компании, нисколько не обусловливается необходимостью правительственного разрешения дзя возникновения компании...» [286. с. 161].

То есть юридическое лицо как социальное отношение образуется не с момента получения на это санкции от государства, но с момента, когда сложилось данное социальное отношение. Иное решение указанного вопроса порождает ряд проблем на практике.

Например, Т. Иванова и Э. Толмачева пишут: «В пункте 2 статьи 25 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» лишь указано, что при учреждении общества все его акции должны быть размещены среди учредителей... Таким образом, распределение акций среди учредителей акционерного общества должно быть осуществлено до момента государственной регистрации самого общества, то есть до факта его создания» [115, с. 88].

Возникает замкнутый круг: акции не могут быть размещены до момента создания акционерного общества, то есть до момента ею государственной регистрации, которая, в свою очередь, не может быть осуществлена до момента размещения акций. Следовательно, неразличение специфики типов субъектов права и в частности определенных типов юридических лиц в зависимости от требуемой философской методологии и модели мира, влечет за собой дисфункцию юридических лиц.

Еще одна важная проблема, существующая в сфере гражданского прана, связана с дискуссией о правовом статусе органа юридического лица.

По словам С. Г. Бушевой, «господствующей в современной цивилистимеской науке является теория непрапосубъектности органа, согласно которой органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений» [52, с. 57].

Такая позиция исследователей основана на применении к изучению субъекта права метода юридической догматики: гражданское законодательство о юридических лицах, хотя и предоставляет различным органам юридического лица обширную компетенцию, не упоминает о правосубъектности органа юридического лица. Наделение органа юридического лица свойством правосубъектности - дело юридической техники.

Другие исследователи признают существование такого субъекта права, как орган юридического лица. Например, И. Шиткина к числу субъектов акционерного права относит органы управления акционерного общества [347, с. ' 85]. По мнению исследователя, «управление обществом осуществляется его органами, а не просто акционерами. Решения, принимаемые в обществе, исходят не от конкретных акционеров или работников, а от соответствующих органов управления» [347, с. 87]. То есть понятие «юридическое лицо» восполняется понятием «органы юридического лица». При этом орган юридического лица - это «лицо (гражданин) или группа лиц, образующих и (или) изъявляющих его волю в целом или в определенном частном направлении» [325, с. 468).

Таким образом, орган юридического лица - это фикция, восполняемая другими субъектами права (как правило, физическими лицами), а цель функционирования органа юридического лица - обеспечить согласование воль субъектов права, его составляющих. При этом не всегда воля формирующих волю и волеизъявляющих органов юридического лица совпадает с волей учредителей (участников) юридического лица. Д. Токарев, А. Гончаров пишут о многочисленных злоупотреблениях «органов управления и исполнительных органов корпорации» [292, е. 128]. Злоупотребления могут выражаться в умышленном банкротстве юридического лица, необоснованном распоряжении его имуществом, способствовании рейдерам и т.д. При этом поведение указанных органов формально является правомерным.

В связи с этим необходимы механизмы, защищающие юридическое лицо от подобного использования физическими лицами, входящими в состав органов юридического лица либо осуществляющих функции единоличных органов, своих полномочий в своих интересах в ущерб интересам учредителей (участников). Одним из таких механизмов является установление исключительной компетенции органов, которые не имеют право выходить за ее пределы. В связи с этим С. Г. Бушева пишет, что орган юридического лица - «организационно оформленная часть юридического лица, представленная одним либо несколькими физическими лицами, образуемая в порядке, установленном законом или внутренними документами организации, наделенная определенными властно- организационными полномочиями, реализация которых осуществляется н пределах собственной компетенции, которая посредством принятия специальных видов актов осуществляет во внутренней деятельности юридического лица некоторую функцию, необходимую для поддержания его организационного единства, а также может действовать в гражданском обороте в качестве самого юридического лица» [52, с. 40]. В отношении органа устанавливается правило: запрещено то, что не разрешено.

Орган юридического лица может быть изучен и в соответствии с диалектической методологической традицией и космической моделью мира в качестве социального отношения. Предпосылки такого подхода имеют место в российском правоведении. Например, П. Степанов пишет: «Неверно утверждать, что отношения между исполнительными органами и, например, общим собранием акционеров - это отношения между обществом и его членами. Общее собрание представляет собой не простую совокупности участников, а высший орган управления общества. Само существование исполнительных органов производив от деятельности общего собрания акционеров. Также трудно олицетворять с обществом исполнительные органы в их отношениях с наблюдательным советом» [273, с. 92].

Следовательно, исследователь рассматривает юридическое лицо н качестве социального отношения. Ю. К. Толстой полагает, что «орган юридического лица, взятый именно в этом качестве, не выступает по отношению к юридическому лицу как самостоятельный субъект права. Именно полому правовые отношения между юридическим лицом и его органом невозможны» [293, с. 108]. То есть юридическое лицо и его орган находятся в соотношении целого и части. Н. О. Лосский, обосновывая концепцию Царства Духа, пишет: «Здесь нет эгоистического обособления и взаимоисключения. Всякая часть этого царства существует для целого, и, наоборот, целое существует для всякой части. Мало того, вследствие полного взаимопроникновения всего по всем здесь исчезает различие между частью и целым: всякая часть здесь есть целое. Осуществление принципов органического строения доведено до предела. Это - вполне совершенный организм» [188, с. 328J.

В соответствии с космической моделью мира сумма социальных отношений, которые раскрываются в качестве субъектов права, в том числе в качестве юридического лица оказывается меньше, чем целое, а в случае рассогласованности норм права сумма данных социальных отношений выступает как большее, чем целое. С другой стороны, гармония общественных отношений означает, что одно из социальных отношений является большим, чем целое.

В самом деле, если система социальных отношений, которые раскрываются в качестве органа юридического лица, детерминированы правовыми и впеправовыми социальными нормами, юридическое лицо действует как единый организм, что способствует достижению поставленных иелей. Нарушение такой гармонии ведет к негативным последствиям. Например, в случае, когда недобросовестный директор юридического лица способствует рейдерехому захвату юридического лица другими субъектами права. В данном случае социальные отношения, раскрывающиеся п качестве единоличного исполнительного органа юридического лица, не детерминированы внеправовыми социальными нормами, а, напротив, им противоречат. Б таком случае сумма социальных отношений, образующих юридическое лицо, оказывается больше, чем целое.

С другой стороны, честный и справедливый директор как часть юридического лица оказывается больше целого.

Таким образом, сделаем следующие выводы: -

в соответствии с космической моделью мира действующее право детерминирует систему социальных отношений, раскрывающихся и качестве различных субъектов права; -

каждый субъект права как социальное отношение детерминируется: соответствующими нормами права, а также специфицирующими каждое данное социальное отношение внеправовыми социальными нормами, находящими свою законченность в нормах права; -

в соответствии с космической моделью мира субъскгы права, в том числе и юридические лица,, выступают как социальные отношения, целое совокупности которых оказывается большим, чем сумма указанных социальных отношений, или одно из данных социальных отношений является большим, чем целое, а также в случае рассогласованности норм права сумма данных социальных отношений выступает как большее, чем целое.

<< | >>
Источник: Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. 2009
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Юридическое лицо и государство.:

  1. ПОЗНАКОМЬТЕСЬ: ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО
  2. Глава 2. Юридическое лицо п универсалистской модели мира
  3. Глава 3. Юридическое лицо в космической модели мира
  4. § 4. Юридическое лицо н правовой нигилизм
  5. § 2. Юридическое лИЦО В системе субъектов права
  6. § 1. Юридическое лицо как социальное отношение
  7. § 2. Юридическое лицо как идеальная сущность - фикция
  8. § 4. Юридическое лицо как материальная сущность - имущество
  9. § з. Юридическое лицо как развивающийся субъект права
  10. Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, 2009