<<
>>

§ з. Юридическое лицо как развивающийся субъект права

Задача настоящего параграфа - изучить процесс развития юридического лица как субъекта права.

В предыдущих параграфах показано, что в системах каждой из двух моделей мира (универсалистской и космической) проблема развития субъекта права решается специфически. В этих системах развития оказываются и юридические лица. Так, в условиях универсалистской модели мира нужно либо отойти от опасностей, которые влечет за собой крайняя версия либерализма - либертаризм, в связи с чем необходимо в той или иной мере сократить число степеней свободы юридического лица или увеличить количество ограничений на те или иные степени свободы юридического- лица, либо, напротив, нужно уйти от консерватизма в его крайней версии тоталитаризма и необходимо увеличить число степеней свободы юридического лица и сократить число ограничений* накладываемых на тс или иные степени свободы юридического лица.

Например, И.

Л. Покровский пишет о том, что на протяжении XIX столетия между двумя системами учреждения юридических лиц: концессионной («система утверждения») и «системой свободного образования» - идет борьба. По словам исследователя, «колебания от одного к другому из них отражаются как в законодательстве, так и в судебной практике. При сем том колебания эти, чем далее, тем заметнее склоняются в сторону все большей и большей свободы юридических лиц» [239, с. 148-149]. И. А. Покровский показывает зависимость этих изменений от тех политических процессов, которые происходят во Франции.

Подобным образом развиваются как субъекты, восполняющие юридическое лицо, как идеальную сущность, так и интерпретации юридического лица - материальной сущности. В. А. Макеев пишет: «Из работ крупных социальных мыслителей (Ф. Тенниса, М. Вебера), а также историков хозяйственной жизни (Ф. Броделя, Ж. Ле Гоффа. И.М. Кулишера и других) видно, что возникновение корпоративных отношений изначально было связано с особыми типами профессиональных сообществ, которые существовали задолго до появления современных корпораций. Корпоративность как особый тип социальных связей существовала еще в Средине века, при цеховой организации производства. В цеховых корпорациях формировались особая профессиональная этика и свои формы поведения, продиктованные спецификой занятий, а также особые формы общения и морального единства» [191, с. 24].

То есть степени свободы учредителей ограничивались правилами корпоративной этики. Цель последней заключается в максимальном обеспечении реализации потребностей и интересов участников корпорации. Эта цель достигается в настоящее время посредством самых различных механизмов, в том числе посредством механизма корпоративного контроля. Например, по слонам С. Д. Могилеве кого» корпоративный контроль - это «возможность влиять на принятие стратегических управленческих решений, определение и формулирование таких решений» [203, с. 185].

При этом неизбежно различие в степенях свободы участников корпорации, гарантирующих осуществление корпоративного контроля, в зависимости от количества принадлежащих каждому из таких участников- акций (размеров долей). Фактически корпоративный контроль имеют возможность осуществлять акционеры, владеющие крупным пакетом акций. Н. С. Черепанов пишет: «Индивидуальные (мелкие) инвесторы, вкладывая в акции свои незначительные сбережения, безусловно., не могут осуществлять контроль в акционерном обществе» [323, с. 24].

D связи с этим, реализацию интересов, в том числе миноритарных участников, способно обеспечить, главным образом, право.

Поэтому корпоративная этика включает в себя необходимость уважения норм права и следование этим нормам. Подобный подход разрабатывается исследователями в соответствии с принципами дуализма и антропоцентризма, универсалистской моделью мира на основе метафизической методологии. В этом случае развитие юридического лица происходит в системе становления общества потребления.

Например, именно в данном контексте предполагалось развитие юридического лица в разработанном в России проекте Кодекса корпоративного поведения, согласно которому «корпоративное поведение» - широкий термин, охватывающий разнообразные действия, связанные с управлением хозяйственными обществами. Корпоративное поведение хозяйственных обществ влияет на экономические показатели их деятельности и на их способность привлекать капитал, необходимый для экономического роста» [145, с. 3]. Примечательно, что глава первая Кодекса начинается со слов о том, что корпоративное поведение должно быть основано на уважении прав и законных интересов его участников.

С другой стороны, в условиях космической модели мира юридическое, лицо развертывается в системе прогресса усовершенствования общественных отношений и связен либо регрессирует в системе деградирующих общественных связей и отношении. При этом или усиливается значение юридического лица в жизни общества или, напротив, юридическое лицо утрачивает в большей или меньшей мере свое значение в жизни общества.

Например, в России прообразом первых юридических лиц были простые товарищества, именуемые в науке также скрытыми. Я. И. Функ и В. В. Хвалсй пишут, что «простое товарищество может рассматриваться как самая простая форма предпринимательского объединения, в деятельности которого сильно проявляется личностное начало его участников. Вследствие этого предпринимательское объединение, созданное в форме простого товарищества нельзя рассматривать как нечто обособленное от его участников, т.е. объединение не становится самостоятельным субъектом» [313, с. 56-57].

Простое товарищество представляло собой социальное отношение между его субъектами, регулируемое, в основном, внеправовыми социальными нормами, но частично, и правовыми нормами. Например, упоминание о товариществах в памятниках российского права мы можем найти в ст. 276 Соборного Уложения 1649 г.

Источником сведений о простых товариществах до преобразований Петра I являются также записи. К. П. Победоносцев полагает: «К исполнению службы, к платежу податей, к исправлению повинностей, к несению всякой государственной и общественной тяги применялась форма обязательного союза и взаимной круговой ответстпенпости: подобно тому крестьяне в своих промыслах и торговые люди в торговом своем деле охотно складывались в союз товарищества и нередко составляли о том записи. По этим только памятникам мы можем судить об обычае и о свойстве отношений между товарищами, но общего права вывести из них невозможно: его не было и о законах старого времени» [237, с. 490).

То сегь вплоть до преобразований Петра I социальные отношения, выступавшие в качестве прообраза первых юридических лиц, регулировались большей частью существовавшими обычаями. По нашему мнению, это свидетельствует о том, что внеправовые социальные связи между субъектами исследуемых отношений были настолько крепки, что необходимости в обособленном от личности физических лиц субъекте ire возникало.

27 октября 1699 г. Петр I издает Указ, согласно которому «Московского Государства и городовым всяких чинов купеческим людям торговать гак же, как торгуют иных государств торговые люди, компаниями...

иметь о том всем купеческим людям меж собою с общего совета установления...» (ПСЗРИ. Т. III. Ст. 1706).

Аналогичные положения содержатся в указах от 27 декабря 1706 г. и от 2 марта 1711 г. Вместе с тем какого-либо нормативного правового акта, регулирующего организационно-правовые формы компаний, а также социальные отношения., выступающие в качестве юридического лица, до 1807 г. не существовало.

В связи с этим, хотя во многих случаях в рассматриваемый период развития российского общества именно государство в лице императора дапало распоряжение об учреждении компании, общие правовые правила о системе внутренней организации этих компаний вряд ли могут быть сформулированы. Как пишет И. Т. Тарасов, «в России первоначально для каждой компании составляем был отдельный устав» [286, с. 129].

Го есть законодательные акты этого периода развития российского общества направлены на создание обособленного субъекта. При этом приоритет в регулировании социального отношения - юридического лица традиционно отдается «неправовым социальным нормам. Право лишь дополняет эти нормы в rex случаях, когда в этом возникает необходимость.

Сведения об организации компаний в исследуемый период развития российского юридического лица мы можем почерпнуть из императорских указов ХУШ в. и в трудах исследователей XIX - начала XX вв. Например, А. С. Лаппо-Данилевский описывает компанию графа Апраксина, которая должна была управляться по купеческому обыкновению, с общего совета [170, с. 55]. А. И. Каминка также пишет: «Так, указом от 30 Марта 1760 г. разрешено было гр. Воронцову и кн. Куракину учредить «коммерчествующую в Бухаре и Киеве компанию». Устанавливая торговые права этой компании, право вступления в нее желающих, неприкосновенность капитала, свободу акций от передачи кредиторам акционеров, правительство предоставляет главному учредителю компании гр. Воронцову принять кого пожелает в обер-директоры, директоры- товарищи» [126, с. 345-346|.

Вместе с тем юридическое лицо в качестве социального отношения предполагает регулирование более широкого перечня вопросов, как-то: управление компанией, взаимоотношения между участниками, участниками и органами управления и другие. Отсутствие их решения в уставе компании свидетельствует о регулировании этих вопросов социальными нормами иными, чем нормы права, в том числе нормами, устанавливаемыми локальными документами юридического лица.

Таким образом, период развития правового регулирования социальных отношений, выступающих в качестве юридического лица с 27 октября 1699 г. по 1 января 1807 г. характеризуется тем, что нормативными правовыми актами закреплялись исключительно самые общие правила о компаниях. Детальное же регулирование их деятельности осуществлялось индивидуальными актами юридического лица и внеправовыми социальными нормами. Следовательно, получили развитие не только правовое регулирование исследуемых социальных отношений, но и система внеправовых норм.

С другой стороны, в исследуемый период Петром 1 делается попытка ввести западные принципы организации такой формы юридическою лица, как акционерная компания, - преимущественно на основе правовьхх норм,, содержание которых отражало основные ценности Западного общества, в частности свободу воли членов акционерной компании, что выражалось в. отсутствии их ответственности по обязательствам общества; возможности свободного отчуждения акций, хотя и с некоторыми ограничениями, как например, через два года после начала деятельности компании.

Однако правотворческая деятельность Петра 1 по западному образцу, основанному на рецепции римского права, имела следствием не упорядочение правовой сферы государства, но «содействовала углублению хаоса п правовом системе России» [130, с. 345-346]. Попытка организовать право в соответствие с универсалистской моделью мира привела к тому, что российские предприниматели отказывались участвовать в таких акционерных компаниях, несмотря на то. что, по словам Я. И. Функа и В. А. Михальченко, Петр 1 «освобождал созданные компании от различных «государственных служб», предоставлял им различные льготы и привилегии,, дав указание всему государственном)' аппарату способствовать созданию компаний...» [313,с. 124].

Например, первый проект российского акционерного общества («Банки») - компании для торговли с Китаем, составленный шведским инженером Лаврентием Лангом, копировал основные черты западной акционерной компании. Петр 1 издавал указ за указом с целью заставить предпринимателей принять участие в акционерном обществе. По словам А. И. Каминки, Указ 21 Сентября 1731 г. «об отмене китайского караванного казенного торга» и объявлении подписки на акции не имел никакого положительного результата [126, с. 335], также как и последующие указы: «Однако непосредственных практических результатов проект этот не имел. На призыв правительства никто не откликнулся. Приглашение к подписке повторяется 9 Сентября 1740 г., а затем и в указе от 11 того же Сентября с заявлением, что «поныне еще никого желающих быть в тон компании в. Коммерц-коллегию не явилось». Аналогичная ситуация отражается и в указе от 3 1 Августа 1741 г.» [126, с. 335J.

По этой же причине, надо думать, огказаиись российские купцы и от участия в первом российском акционерном обществе - «Российской в Константинополе торгующей компании», учрежденной 24 Февраля 1757 г. [126, с. 337J У русских купцов, для которых естественным являлось личное объединение, регулируемое преимущественно внеправовымн социальными нормами, не вызывали доверия нормы права, не соответствовавшие их понятиям о предпринимательстве и насаждавшиеся правительством насильно. Я. И. Функ и В. А. Михальченко пишут: «Однако вплоть до ХУШ века формы имущественного общения не получили на Руси такого распространения, как в Западной Европе. Русскому быту были более свойственны формы личного объединения, а не имущественного» [313, с. 122].

Таким образом, имеет место и pcipecc в развитии юридического лица, т.е. происходит развитие социальных отношений от более совершенных к менее совершенным.

Необходимо отметить, что даже тогда, когда российские предприниматели, наконец., восприняли акционерную форму ведения бизнеса, особенности общественного сознания россиян продолжали оказывать влияние теперь уже на содержание уставов акционерных компаний и их деятельность. А. И. Каминка пишет: «Одни из русских уставов говорят об акциях, другие о паях...» [126, с. 3]. Пай - это доля российского купца в товариществе, которое представляет собой объединение лиц.

В дореволюционном российском общественном сознании акционерные общества так и не стали объединением имущества. По мнению А. С. Лаппо-Данилевского, акционерное общество рассматривалось как «нсколикос число людей, какое-либо согласие или сообщество поддержать договорившихся» [170, с. 6]. Следовательно, развитие юридического лица в рассматриваемый период, в целом, происходило по пути установления все большей гармонии между социальными нормами, регулирующими социальное отношение, выступающее в качестве юридического лица.

Новый период в развитии права, регулирующего социальное отношение - юридическое лицо, начинается, но нашему мнению, с принятием 1 января 1807 г. Манифеста императора Александра I «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий» [259, Ст. 1379]. Впервые компании были разделены на отдельные виды - полное товарищество, товарищество на вере и товарищество по участкам (компания па акциях). По словам К. П. Победоносцева, Манифестом были установлены «правила собственно о купеческих компаниях, которые и доныне служат единственным основанием нашего закона гражданского о товариществах.

Они вошли в состав Свода Законов Гражданских при первом его издании и повторены, с дополнениями, в Уставе Торговом» [237, с. 491].

Вместе с чем Манифест отличает скудное правовое регулирование такой организационно сложной, по сравнению с полным товариществом к товариществом на Repe, компании, как товарищество по участкам. Более детальное правовое регулирование компании на акциях получили в 1836 г. в результате принятия закона «Положение о компаниях на акциях» (ПСЗРИ. Т.Х. Ст. 1857), нормативные установления которого также вошли в Свод Законов Гражданских. Эти изменения были вызваны возросшим количеством акционерных компаний. До 1836 г., как пишет К. П. Победоносцев, «в России были уже учреждены на акционерных основаниях X компаний, из коих первою по времени считалась Российско-американская компания, учрежденная в 1799 году, с капиталом в 1 120 ООО р.: второю - общество транспортов, с капиталом в 15 ООО р., в 1822 году, а третьею - первое страховое общество, с капиталом в 4 миллиона, 1827 года» [237, с. 509]. Та есть необходимые предпосылки закрепления правовых норм, детерминирующих социальное отношение — акционерную компанию, создали объективные условия.

С другой стороны, правовое регулирование полного товарищества и: товарищества на вере Манифестом сопровождалось правовым регулированием (в зависимое ги от рода деятельности) Уставом Торговым [259, Ст. 1726], Уставом Кредитным и т.д., которые представляли систему правовых норм, закрепляющих существовавшие в той или иной сфере предпринимательской деятельности обычаи и другие внеправовые социальные нормы.

В XIX в. в российской науке формируется понятие юридического лица, что сказывается на содержании законодательства о юридических лицах. В этот период российский законодатель во многом заимствует западносвропейскнй правовой опыт. В частности, законодательство закрепляет признаки юридического лица, сформулированные западной наукой. Особенно четко этот вопрос решен в отношении компаний на акциях и трудовых артелей. Обособленность имущества, самостоятельная ответственность, организационное единство, собственное наименование первых закреплена соответственно в ст. 2139, 2172, 2175-2186, 2147 Свода Законов Гражданских. Указанные признаки для трудовых артелей закреплены в ст. 2198.12, 2198.18, 2198.13-2198.15, п. 1 ст. 2198.6 Свода Законов Гражданских.

Что касается полных товариществ и товариществ на вере, имшощих более глубокие исторические корни, то гражданское законодательство по исследуемому вопросу, по нашему мнению, не столь ясно. Собственное наименование для первых закреплено ст. 2129, для вторых - следует из ст. 2126 Свода Законов Гражданских. Анализ ст. 2134 Свода Законов Гражданских, согласно которой «в товариществе полном все товарищи ответствуют за все долги оного вообще и порознь всем имуществом своим движимым и недвижимым», позволяет скорее прийти к выводу о том. что полное товарищество, правовой статус которого подчинен гражданскому законодательству, юридическим лицом не является. Такие признаки юридического лица, как обособленность имущества и самостоятельная ответственность, изучаемым нормативным правовым актом не закреплены. Этот вывод справедлив и в отношении полных товариществ в товариществе на вере.

Видимо, совместная ответственность товарищей, свойственная российскому быту в целом, вызвала сомнения законодателя относительно того, следует ли наделять товарищество признаками юридического лица. Концепция юридического лица, разработанная в системе теоретизирования - универсалистская модель мира, не соответствовала социальному опыту* накопленному российским обществом.

Однако многие российские исследователи XIX п. под влиянием западноевропейской науки придерживались иной точки зрения. К. Н. Анненков пишет о том, что «по мнению большинства наших русских цивилистов и тсоммерсиалистов, за юридические лица должны быть почитаемы не только акционерные компании, но и другие различного пида товарищества» [16, с. 234].

Следующим этапом в развитии законодательства о юридических лицах должно было стать Гражданское уложение, которое так и не было принято. Проект ГражДЛНСкОГО уложения содержал ряд новшеств, п том числе более широкий перечень предпринимательских объединений: в главе, посвященной товариществам» выделялись полное товарищество, товарищество на вере, акционерное товарищество и товарищество с переменным составом, общество взаимного страхования, городские кредитные общества, кредитные товариществ и земельные банки, основанные на круговом ручательстве заемщиков, трудовые артели и простые товарищества. Это г так и не принятый нормативный правовой акт должен был закрепить правовые нормы, адекватные сложившимся социальным отношениям, связанным с развитием института юридического лица. Принятию указанного нормативного правового акта помешала Великая Октябрьская Революция.

Изменения в законодательстве о юридических лицах в первые годы советской власти связаны, в первую очередь, с национализацией крупных предприятий. Например, декретом ВЦИК от 14 декабря 1917 г. [89, с. 225J банковское дело объявляется государственной монополией, псе акционерные банки должны быть национализированы и объединены с Госбанком. 28 июня 1918 г. СНК издает общий декрет о национализации крупной промышленности [90, с. 139*]. В число национализируемых вошли не только акционерные общества* но и паевые товарищества. Как пишут Я. И. Фуик к В. В. Xвалей, «с марта 1919 год акционерные общества па территории Советской России перестали существовать» [313, с. 437].

Соответственно этот период развития социальных отношений, характеризующийся нарушением гармонии социальных норм, регулирующих социальное отношение, выступающее в качестве юридического липа, означает регресс в развитии юридического лица.

В 1920 г. поли гика молодого Советского государства, касающаяся направлений развития экономики и возможности осуществления предпринимательской деятельности в коллективной форме, изменяется. 23 ноября 1920 г. СНК РСФСР издает Декрет [91, с. 251). в котором идет речь о восстановлении промышленности с помощью привлечения иностранного капитала, частных предприятий, акционерных обществ, кооперативов.. Однако вплоть до августа 1922 г. не принято ни одного нормативного правового акта, регулирующего социальные отношения, выступающие в качестве юридического лица. Дисгармония социальных норм в изучаемой сфере продолжала существовать.

Первым нормативным правовым актом, регулирующим социальное отношение, выступающее в качестве юридического лица, в советский период развития российскою общества становятся Временные правила о порядке утверждения и деятельности акционерных обществ, об ответственности учредителей и членов правления, принятые СТО РСФСР 1 августа 1922 г. [63]. С 1922 по 1924 гг. также вступают в действие гражданские кодексы советских республик. В частности, ГК РСФСР, принятый в 1922 г., вступил в силу с 1 января 1923 г. [76]

Понятие юридического лица впервые было закреплено в ГК РСФСР 1922 г., согласно ст. 13 которого юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде. По месту расположения правовых норм о юридических лицах ГК 1922 г. напоминает структуру Проекта Гражданского уложения 1913 г. Кроме того, как пишет М. И. Брагинский, правовое регулирование товариществ первым Гражданским кодексом РСФСР «оказалось очень близким тому, которое было бы осуществлено, если бы Проект Гражданского уложения оказался принятым» (47, с. 52-53].

То есть законодатель делает попытку привести развитие социального отношения, выступающего в качестве юридического лица, к тому уровню, который существовал на момент Великой Октябрьской Революции. В частности, было установлено, что полные товарищества, товарищества на вере и акционерные общества являются юридическими лицами (соответственно ст.ст. 298, 313, 338 ГК'). В отношении товариществ с ограниченной ответственностью в ГК об этом не упоминалось. Из содержания правовых норм, закрепленных в ГК, следует вывод о том, что и эти организации являлись юридическими лицами. Простое товарищество правосубъектностью наделено не было.

Более детальное правовое регулирование социальных отношений, выступающих как юридическое лицо, было установлено для полных товариществ, товариществ па вере и акционерных обществ. Аналогичные отношения, складывающиеся в товариществе с офапичениой ответственностью, регулировались всего четырьмя статьями (ст.ст. 318-321). Согласно ст. 321 ГК в остальном порядок деятельности товарищества с ограниченной ответственностью должен был определяться их уставами, утвержденными в установленном порядке. По-видимому, законодатель уповал на то, что правовое регулирование социального отношения, выступающего в качестве юридического лица в такой неизвестной Российскому обществу организационно-Правовой форме, как товарищество с ограниченной ответственностью, будет восполнено регулированием внеправовыми социальными (корпоративными) нормами.

Подобное положение дел имело место и в отношении акционерных обществ. По словам Я. И. Функа и В. В. Хвален, «кроме общего законодательного регулирования также необходимо отметит), принимаемые на его основе локальные акты, утверждавшиеся государственными органами и игравшие непосредственную роль в регламентации акционерным отношений» [313, с. 440]. Прогресс в регулировании социального отношения, выступающего в качестве юридического лица, проявляющийся в совершенствовании этого регулирования, незамедлительно отразился на практике. Если в 1922 г. было учреждено 21 акционерное общество [202, с. 24], то к 1925 г. - уже 161 акционерное общество [202, с. 27].

Вместе с тем сложное социальное отношение, выступающее п качестве акционерного общества, детерминировало более детальное правовое реагирование юридического лица, создаваемою в указанной организационно-правовой форме. Еще одним наиважнейшим правовым актом, детально регулировавшим эти отношения, стало Постановление ЦИК и СНК СССР «Об утверждении Положения об акционерных обществах», которое было принято 17 августа 1927 г. [244] и действовало до принятия в 1961 п Основ 1 раж да некого законодательства Союза ССР.

Одновременно в изучаемый период развития юридического лица продолжается и курс советского государства на огосударствление экономики. Видимо, в связи с этим, по словам О. С. Иоффе, «к началу 30-х годов частные товарищества вытесняются из экономического оборота целиком» [122, с. 418]. Ю. А. Метелева пишет, что подавляющую часть акционерных обществ, созданных к 1925 г. «составляли смешанные и государственные: на их долю приходилось около 80% обществ. Частные общества составляли около 19%» [202. с. 27].

Такая государственная политика в сфсрс экономики привела к тому, что Основы (раждапского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. (Ведомости ВС СССР. 1961. № 50. Ст. 525), а затем новый ГК РСФСР, введенный в действие с 1 октября 1964 г. [77] уже не содержали регламентации отдельных видов юридических лиц в прежнем объеме. Утратило силу и Положение об акционерных обществах 1927 г.

Согласно же ст. 11 Основ гражданского законодательства юридическими лицами являлись: -

государственные предприятия и иные государственные организации, состоящие на хозяйственном расчете, имеющие закрепленные за ними основные и оборотные средства и самостоятельный баланс; учреждения и иные государственные организации, состоящие на государственном бюджете и имеющие самостоятельную смету, руководи гели которых пользуются правами распорядителей кредитов (за изъятиями, установленными законом); государственные организации, финансируемые за счет иных источников и имеющие самостоятельную смету и самостоятельный баланс; -

колхозы, межколхозные и иные кооперативные организации и их объединения, другие общественные организации, а также в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и союзных республик, предприятия и учреждения этих организаций и их объединений, имеющие обособленное имущество и самостоятельный баланс; -

государственно-колхозные и иные государственно-кооперативные организации; -

другие организации в случаях, предусмотренных законодательством Союза СССР.

ГК РСФСР 1964 г. содержал правовые нормы о юридических лицах. Ст. 24 ГК РСФСР закрепляла тот же перечень юридических лиц, который был установлен Основами гражданского законодательства Союза ССР, за исключением «других организаций в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР». Из ст. 12 Основ гражданского законодательства Союза ССР и ст. 26 ГК РСФСР следовала специальная правоспособность юридического лица.

В данный период развития российского общества имеет место регресс в развитии юридического лица. Этот период характеризуется тотальным детальным правовым регулированием юридических лиц на уровне «специальных актов» [313, с. 488]. В неправовым социальным нормам, за исключением норм идеологии, отводится незначительная роль. С другой стороны, как пишет В. С. Якушев, «нельзя не отметить, что законодательство о юридических лицах на уровне Основ и ГК со дня принятия названных актов не претерпело практически никаких изменений. Между тем за эти годы в народном хозяйстве, в его структуре, методах управления им произошли глубокие изменения. Практика пошла по пути отступления от правил названных актов и создания новых видов подразделений с особым правовым статусом. Поэтому неизменность Основ и ГК, их стабильность вряд ли можно оценивать как положительное явление» [352. с. 406].

То есть регресс в развитии юридического лица, также как и в другие периоды, сопровождался и некоторыми прогрессивными изменениями.

Такое положение дел существовало до 30 июня 1987 г. - дня принятия Закона СССР «О государственном предприятии (объединении)» [106]. Этот нормативно-правовом документ, хотя и содержал большое количество декларативных лозунгов, в то же время закреплял и правовые нормы, регулировавшие государственное предприятие как социальное отношение.

Например, согласно п. 3 ст. 6 Закона «О государственном предприя тии (объединении)» руководитель предприятия, структурной единицы объединения выражает интересы государства и трудового коллектива. Он избирается общим собранием (конференцией) трудового коллектива тайным или открытым голосованием (по усмотрению собрания или конференции) сроком на 5 лет и утверждается вышестоящим органом. Если кандидатура, избранная трудовым коллективом, не утверждена вышестоящим органом, проводятся новые выборы. При этом вышестоящий орган обязан объяснить трудовому коллективу причины отказа в утверждении результатов выборов.

Руководитель предприятия, структурной единицы объединения может досрочно освобождаться от должности вышестоящим органом на основании решения общего собрания (конференции) трудового коллектива или по его уполномочию - совета трудового коллектива, и т.д.

В этой же статье упоминается также общее собрание (конференция) как «основная форма осуществления полномочий трудового коллектива». Согласно ст. 7 анализируемого закона в период между собраниями (конференциями) полномочия трудового коллектива выполняет совет трудового коллектива предприятия.

Следовательно, данный закон усовершенствовал некоторые внеправовые социальные нормы, существовавшие в российском обществе на протяжении многих веков, например, о совместном решении общих дел.

Вслед за анализируемым законом принимаются Закон СССР от 4 июня 1990 г. № 1529-1 «О предприятиях в СССР», Закон СССР от 2 апреля 1991 г. № 2079-1 «Об общих началах предпринимательства граждан в СССР», Постановление Совета Министров СССР от 19.06.1990 г. № 590 «Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах»; Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности»; Постановление Совета Министров РСФСР от 25 декабря 1990г. Ли 601 «Об утверждении Положения об акционерных обществах».

В частности, Законом СССР «О предприятиях в СССР» были введены такие организационно-правовые формы, как -

основанные на собственности советских граждан - индивидуальное, семейное предприятия; -

основанные на коллективной собственности - коллективное предприятие; производственный кооператив, предприятие, принадлежащее кооперативу; предприятие, созданное в форме акционерного общества и иного хозяйственного общества или товарищества либо принадлежащее такому обществу или товариществу; предприятие общественной организации; предприятие религиозной организации;

- основанные на государственной собственности - государственное союзное предприятие; государственное республиканское предприятие (союзной республики); государственное предприятие автономной республики, автономной области, автономного округа; государственное коммунальное предприятие (п. 1 ст. 2).

Уже в самой классификации юридических лиц мы находим, что в качестве критериев используются несколько видоизмененные внеправовые социальные нормы о совместном решении общих дел (юридические лица, основанные на коллективной собственности) и патриархальности (юридические лица, основанные на государственной собственности).

Изменение экономической ситуации имело следствием принятие вышеуказанного Закона РСФСР от 25.12.1990 г. В связи с тем, что ориентация российской экономики на западную экономику вызвала установление новых правовых принципов, возникла потребность в детальном правовом регулировании юридического лица. Последнее зачастую изучали в качестве степеней свободы тех субъектов, которые восполняют юридическое лицо в качестве идеальной сущности. Имел место регресс в развитии социального отношения - юридического лица, что выразилось в увеличении количества правонарушений, совершаемых в связи и посредством юридических лиц.

В настоящее время российское законодательство о юридических лицах продолжает развиваться. Например, для российского акционерного общества актуальной является проблема, отличная от проблемы рациональной апатии в североамериканском обществе, которая упоминалась в предыдущей главе, а именно: как реально сделать общее собрание высшим органом управления, ибо исполнительные органы, как правило, используют власть зачастую в личных интересах. Так, В. В. Лаптев пишет: «Директора же российских предприятий, предоставленные сами себе, бесконтрольно расходуют средства предприятий в своих целях, не заботясь об интересах предприятия и его работников» [171, с. 15]. Поэтому, по-видимому, является обоснованной позиция российского законодателя, который отнес к компетенции общего собрания общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества ряд наиважнейших вопросов. Эга правовая норма детерминирована объективными условиями и субъективными факторами. По словам Li. В. Рузаковой, «время вносит свои коррективы... Время требуег новых форм, и этому требованию сопротивляться бессмысленно: когда закон безмолвствует, сама жизнь рождает эти формы, и они, безусловно, жизнеспособны...» [255, с. 22].

Данные особенности управления юридическим лицом имеют глубокие исторические корни. И. Т. Тарасов полагает: «Христианский индивидуализм с его установкой па личное спасение, широко господствующий в западноевропейских странах, на Руси распространения не получил распространение, что было, по-видимому, связано с характером русского народа, жившего в условиях общины и имевшего иное понимание жизненных ценностей. Спасение на Руси мыслилось через жизнь и покаяние на миру, через соборное соединение усилий и, наконец, через подвижничество, одной из форм которого был упорный труд» [286, с. 34]. Различия в организации общества в целом повлекли различия в формах управления отдельными его составляющими, в частности юридическими лицами. Т. В. Кашаннна вслед за Л. И. Каминкой пишет, что когда в России возникли первые акционерные компании, «вопросы управления корпорацией не вызывали особого интереса. Па Западе же именно эти вопросы, прежде всего, при ковы вал и к себе значительное внимание. Ведь в силу основных начал обязательственного права никто не может быть принужден к действиям, на которые он сам добровольно не выразил согласия, а принятие решений в корпорации большинством голосов нарушает это правило. Для русских людей, воспитанных на артельных началах, необходимость подчинения меньшинства большинству считалась аксиомой. Поэтому российские юристы нисколько не были обеспокоены вопросами внутренней организации корпораций, полагая, что сами участники компании вправе создать свои внутренние правила, изменить их, а если надо, и вовсе отменить» [135, с. 116-117].

В Западном обществе для обеспечения равенства каждого участника юридического лица необходимо детально урегулировать все права и обязанности участников, п первую очередь в сфере управления юридическим лицом. В противном случае нарушение равенства повлечет ущемление имущественных прав участников юридического яйца. В российском же юридическом лице, главная цель создания учредительных документов — подтвердить существование этого юридического лица как объединения физических лиц, деятельность которого во многом подчиняется внеправовым социальным нормам, существующим в нашем обществе, и потому не требующая такого подробного локального рздулпронания. Б этом случае правовое регулирование, в котором раскрывается единство правовых it внеправовых социальных норм, осуществляется с учетом норм этики.

Истоки такого порядка управления зародились в артельной форме деятельности, которую К. Победоносцев описывает следующим образом: «Управление артелью сосредоточивается в лице, получающем значение власти. Положение его в союзе таково, что в ней совмещается, с одной стороны, самое безусловное право приказывать, распоряжать и требовать беспрекословного повиновения; с другой стороны - полнейшая ответственность и отчетность во всем, что относится к общему интересу в расходах и прибыли. Отношение членов этого союза между собою проникается д такой полноте неразделенным сознанием союз и ости и общего интереса объединенного в понятии артели, что в нем как бы исчезает противоположение между единичною личностью и коллективным единством, и не оказывается нужды в применении фиктивного начала юридической личности» [237, с. 525-526]. В связи с развитостью внеправовых норм, регулирующих отношения управления в организации, не было необходимости регулировать эти отношения правом. Например. К. Победоносцев пишет, что порядок ведения хозяйственной деятельности в артели регулировался обычаем, в соответствии с которым «каждый действует в артели ее именем, а вне артели, по ее делу, именем ее приобретает; во внешних же делах и с третьими лицами глава артели служит ее представителем, но в полнейшем общении и совещании со всеми членами [237, с. 526]. Поэтому «не сеть товарищество полное, когда в условии не сказано, что компаньоны предполагали действовать общим именем, а предположено от одного как хозяина, выдать другому доверенность» [237, с. 536].

Регулирование управления организацией в России в необходимом объеме обычаями повлекло скудость правил, установленных законом. Напротив, индивидуализм и разнообразие интересов участников юридических лиц западного общества привели к широкому законодательному регулированию многих вопросов деятельности юридических лиц, в том числе вопроса управления. По словам И. 'Г. Тарасова, в российском государстве, «кто пользуется правом созван»я общих собраний или вообще кто созывает их, - в законе прямо ничего не сказано, а упомянуто только, что о времени общих собраний и о предметах совещания акционеры должны быть извещаемы заблаговременно посредством публикации в «Ведомостях» (ст. 2182). Определение права участия в общих собраниях, пользования правом голоса и т.п. предоставлено уставам (ст. 2171). О различии между очередными и чрезвычайными общими собраниями равно как о состоятельности общего собрания в зависимости от числа явившихся акционеров и о председательстве а них в законе ничего не сказано» [286. с. 541]. К. Победоносцев пишет о гом, что в российском законодательстве даже не было сказано, что должен быть кворум правления [237, с. 547]. Для сравнения, по английскому законодательству «первое общее собрание должно быть созвано не позднее как через 4 месяца после регистрации компании, под опасением уплаты штрафа до 5 фунтов стерлингов за каждый день просрочки. Созванис общих собраний поручаемся директорам по их усмотрению, но они не имеют права отказать в этом сознании, если его требуют акционеры как представители не менее 1/5 акционерного капитала с указанием на цель этого требования (ст. 32, 33). Если дирекгора не исполнят этого требования в 21-дневный срок, то предлагающие или другие акционеры, владеющие определенным числом акций, имеют право сами созвать общее собрание (ст. 34). По крайней мере, за 7 дней до общег о собрания должно быть опубликовано о времени и месте собрания и о предмете суждений в порядке, установленном компанией (ст. 35)» (2S6, с. 543]. То есть имеет место достаточно детальное правовое регулирование вопросов управления юридическим лицом.

Развитие юридического лица происходит и в связи с техническим прогрессом. Д. Ф. Сахаутдинов пишет об одной из причин развития почтовых учреждений в ХУШ-Х1Х вв.: «Не оставил без изменений указанную сферу технический прогресс. Следует отметить, что появление телеграфа и развитие сети телеграфных учреждений во второй половине XIX в. предопределили изменения в центральном управлении и структуре местных учреждений связи. В основном эти изменения были направлены на объединение почтовых и телеграфных учреждений, которые до 1864 г. имели разные подведомственные управления... В дальнейшем по мере возрастания телеграфа как средства связи, когда и телеграфные линии объединили все губернские и более 80 уездных городов, было признано целесообразным почтовые и телеграфные учреждения, как имеющие одно назначение — передачу корреспонденции, объединить в одном ведомстве» [258, с. 28J. Научно-технический прогресс ставит юридическое лицо перед выбором способа своего самоутверждения в условиях реализации инновационных программ в области материального и духовного производства, систематического мониторинга социальных последствий данного производства и актуальной системы прогнозирования, направленной на предупреждение негативных последствий материального и духовного производства.

Таким образом, сделаем следующие выводы: -

выявлена зависимость правовых и внелравйвых социальных норм, детерминирующих социальные отношения, раскрывающиеся как субъекты нрана и в том числе юридические лица, от наличных в данной исторической эпохе объективных условий и субъективных факторов общественной жизни; -

в той мере, в какой получают развитие нормы права и внеправовые сош 1альныс нормы, детерминирующие социальные отношения, раскрывающиеся как субъекты права, в том числе и юридические лица, получают развитие и сами субъекты права, в том числе юридические лица; -

субъекты права, в том числе и юридические лица как социальные отношения, имеют два основных направления: прогресс, т.е. развитие указанных отношений от менее совершенных к более совершенным, и регресс, т.е. развитие указанных отношений от более совершенных к менее совершенным.

<< | >>
Источник: Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. 2009

Еще по теме § з. Юридическое лицо как развивающийся субъект права:

  1. § 2. Юридическое лИЦО В системе субъектов права
  2. Мельникова Татьяна Витальевна. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО КАК СУБЪЕКТ ПРАВА (ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) / Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук, 2009
  3. § 1. Юридическое лицо как социальное отношение
  4. § 2. Юридическое лицо как идеальная сущность - фикция
  5. § 4. Юридическое лицо как материальная сущность - имущество
  6. Юридическое лицо и государство.
  7. ПОЗНАКОМЬТЕСЬ: ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО
  8. Глава 2. Юридическое лицо п универсалистской модели мира
  9. Глава 3. Юридическое лицо в космической модели мира
  10. § 4. Юридическое лицо н правовой нигилизм
  11. § 2. Граждане как субъекты гражданского права
  12. § 2. Граждане как субъекты трудового права
  13. 15.2. Субъективные права и юридические обязанности как содержание правовых отношений
  14. Раздел II Педагог - активный субъект создания адаптивно-развивающей образовательной среды
  15. Статья 124. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования - субъекты гражданского права