<<
>>

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ «ПРОМЕЖУТОЧНОСТИ»? Лепешко Б.М.

Достаточно часто звучит мысль о том, что исторически положение Беларуси - «промежуточное». Некоторые белорусские исследователи (напр., [1, с. 72]) защищают ту точку зрения, согласно которой «промежуточность» касается всей системы национальных координат, как временных, так и пространственных.

То есть, Беларусь постоянно находилась и находится «между» Востоком и Западом, католицизмом и православием, русским, польским языком, и т.д. А такое положение нельзя назвать ни постоянным, ни комфортным, рано или поздно необходимо сделать выбор. «Промежуточности» придается столь большое значение, оно столь часто фигурирует в теоретических работах, университетских учебных пособиях, школьных учебниках по истории, что вполне может претендовать на некую «парадигму знания».

Здесь можно выдвинуть такие аргументы, оспаривающие данное, вроде бы бесспорное суждение. Даже если принять за основу тезис о «промежуточности», то, очевидно, этот термин нуждается в безупречном определении, со всем необходимым набором существенных черт. Есть ли такие черты у «промежуточной» Беларуси, ее исторического пути? На наш взгляд, таких черт нет. Что, «колебание» между православием и католицизмом, Востоком и Западом (в широком смысле этого слова) - это и есть существенные черты «промежуточности»? В таком случае под определение промежуточности может попасть любая из сопредельных, как минимум, стран. Что, Россия «не колебалась»? Еще как, достаточно вспомнить известнейший спор между славянофилами и западниками. А, например, точку зрения В. Соловьева, призывавшего к новой экуменической теории и практике и, по преданию, перед смертью принявшего католичество, можно вполне представить как реальное и блестящее воплощение «промежуточности». Его же предшественник, П. Чаадаев со своими эпатирующими «Философическими письмами» может квалифицироваться как теоретический предтеча «промежуточности».

Но дело не только в России. Откроем, скажем, книгу современных польских историков, которая называется «История Польши с древнейших времен и до наших дней». Читаем в авторском посвящении читателям: «мы составляем частицу более чем тысячелетней истории европейского народа, веками жившего между двух могучий стихий - германской и великорусской, между двумя великими центрами культуры» [2, с. V], то есть, вроде бы та же самая «прамежка- васць»? Констатация та же, вот только выводы другие: не говорится о том, что это свидетельство «особого национального статуса», речь о том, что данное положение вещей было причиной формирования «особой души» польского народа. На «промежуточности» вообще проблема не заостряется.

Разговоры о «промежуточности» у нас - ненужные разговоры, поскольку нет «промежуточных» наций и таких же народов. Возможно, гораздо вернее констатировать, что «промежуточность» на деле есть «неопределенность», «неоформленность», становление, а не нечто установившееся. Намного более верным является в контексте данных рассуждений понятие «мост», которым так же оперируют исследователи. Беларусь - «мост» между известными силами притяжения, эта формулировка не вызывает возражений. Метафорически можно утверждать, что любая страна - своего рода «мост» между соседями и такая постановка вопроса дает возможность почувствовать целостность истории, а не ее разобщенность. В частности, гродненские исследователи справедливо отмечают, что Беларусь всегда ощущала себя не центром, а неким буфером, краем. «Беларусь - это «коридор», «транзит», «мост» между цивилизациями, «окраина», страна, находящаяся на стратегическом перекрестке.» [1, с. 337-338]. Сравните: «перекресток», «мост» и «промежуточность» - это все же не синонимы.

Когда утверждают «промежуточный» статус исторического пути страны, то, очевидно, исходят из благородной цели каким-то образом обосновать очевидное: трагически позднее социальное, интеллектуальное «взросление», долгую неопределенность цивилизационного выбора, несамостоятельность, коренящуюся и в отсутствии национального государственного образования, и зримых проявлениях духовного творчества. Цель, может, благородная, а вот средства таковыми назвать нельзя.

Поскольку само понятие «промежуточности», примененное к стране, народу, сознательно или нет, искажает суть вещей, мало того, дезориентирует исследователей. Почему? Например, в связи с тем, что метафизические рассуждения относительно таких категорий, как Восток, Запад, Север, Юг - искусственны с точки зрения белорусской нации, хотя бы потому, что сам спор ей навязан, сами категории искусственны для людей, для которых на первом месте иные вещи и процессы. В данном случае не имеет значения, какое содержание вкладывается в категории «Восток», «Запад» и иные: сами категории не имеют никакого предметного содержания для нации. Вот, например, можно услышать рассуждения, что «Беларусь доугі час захоувала сваю прамежкавась i канчатковую недалучальнасць НІ да Захаду, НІ да Усходу» [1, с. 100], мало того, исходя из этого тезиса, необходимо менять «модели»: «модель» Запад-Восток на «модель» Север-Юг. Следует взять слово «модель» в кавычки потому, что это исключительно соображения позднейших аналитиков, не имеющих никакого отношения к реальному процессу исторического развития и его осмыслению. То есть, если Петр Чаадаев, например, был «укоренен» в процесс цивилизационной

686

самоидентификации, и потому его «Письма» читаются не как «диссертация», а как кровоточащие откровения, то для позднейших аналитиков в нашей стране прошлое всего лишь «модель». Сколько этих моделей, может быть и каковы они, по сути - здесь возможен подлинный разгул творчества и фантазии.

«Промежуточность» (если принять, условно, этот термин) есть следствие государственной, интеллектуальной отсталости - и об этом надо говорить прямо. Если прибегнуть к аналогии, то, какого человека можно назвать «промежуточным»? Очевидно, того, кто не определился, не сформировался, не заявил о своих предпочтениях. Нация, которую терзали на части со всех сторон, может быть названа «промежуточной» только в этом смысле. А все иные разговоры - лишь форма маскировки истинного положения дел.

Переходя к определениям, проблему «промежуточности» («прамежкава- сці», здесь, очевидно, - не самый «удобный» термин), можно решить, например, таким способом: согласиться, скажем, с М.

Кояловичем в части понимания нашей истории как истории «Западной Руси». Тогда все встает на свои места, и ни о какой «промежуточности» и речи быть не может. Кстати, в этом аспекте для сторонников альтернативной точки зрения приемлема апелляция к пониманию нашей истории как истории «ВКЛ-ой», читай, европейской. Но ведь апелляция к ВКЛ (Европе), снимает саму идеологему «прамежкавасці», поскольку нет никакой «прамежкавасці», а есть единая Европа с богатством национальных особенностей стран, в нее входящих. То есть, как концепция М. Кояловича, так и идео- логема, основанная на том, что наша история - единая история ВКЛ снимают и дезавуируют феномен «прамежкавасці», если рассматривать его с разных, естественно, методологических, мировоззренческих позиций.

Категория «промежуточности» основывается не на реальных процессах, а все на той же «модели», суть которой - в попытке оправдать историческое существование страны, в малой степени реализовавшей и свою мечту о собственной государственности, и недостаточно полно доказавшей свою духовную состоятельность. Да, звучит не очень приятно для «национального уха», но, во всяком случае, без излишнего манипулирования абстрактными категориями, говоря проще, без обмана.

Литература 1.

Псторыя філасофскай і грамадска- палиычнай думкі Беларусі. Эпоха Сярэднявечча / В.Б. Евароускі [і інш.]; - Т. 1. - Мінск: Беларуская навука, 2008. 2.

Дыбковска, А. История Польши с древнейших времен и до наших дней / А. Дыбковская, М. Жарын, Я. Жарын. - Варшава: ПВН, 1995.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010

Еще по теме ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ «ПРОМЕЖУТОЧНОСТИ»? Лепешко Б.М.:

  1. 71. ПОНЯТИЕ ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ
  2. Единственное, чего он не знает, достанется ли ему выигрыш.
  3. Лекция 32. От чего зависит спрос на ресурсы
  4. РАЗДЕЛ 0. У барбоса есть вопросы. От чего зависит спрос на ресурсы?
  5. ПРЯДИЛЬНИ
  6. Ш
  7. XV. ПАВЕЛ 1924У 11.20
  8. История 1: психологическое моделирование
  9. Личность политика
  10. КОСМОС ИСЛАМА
  11. ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ «ПРОМЕЖУТОЧНОСТИ»? Лепешко Б.М.
  12. КОЛЛЕКТИВНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ И ГЕНЕЗИС ГОСУДАРСТВЕННОСТИ: АСПЕКТЫ ВЗАИМОВЛИЯНИЯ Б.М. Лепешко
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -