<<
>>

О. И. Давыдик СТРУКТУРА БОЖЕСТВЕННОГО ИМЕНИ в ФИЛОСОФИИ А. Ф. ЛОСЕВА

А. Ф. Лосев в понимании природы и структуры Божественного имени исходит из исихаст- ской догматики, которая, по его мнению, представляет собой соединение символизма, имя- славия и софиологии.

Такое сочленение обосновывается тем, что отношения Бога и человека не укладываются в рамки познания, чистого гнозиса. Скорее, они могут представлять собой процесс интерпретации или сообщаемости Бога тварному существу.

К исходной триаде — Одно, Сущее и Становление — Лосев добавляет четвертое, софий- ное, и пятое, символическое, или ономатическое, начала. Причем четвертое и пятое начала становятся производными из первых трех, которые представляют собою нечто единое. Схема характеристик каждого из начал выявляется следующая: Одно — это бытие-в-себе; Сущее — это бытия-для-себя; Становление соответственно — бытия-в-себе-и-для-себя; София — бытия- для-себя-и-для-иного; Символ — это чистое бытия-для-иного.

Фукционально за последними двумя закрепляется следующее положение: «Софийное начало утверждает и полагает саму триипостасность. делает ее субстанцией, как бы природой и фактом, как бы телом. Ономатическое начало выявляет и изображает софийно субстанциально утвержденную триипостасность» [1, с. 220—221]. И еще: «Четвертое начало (София) осуществляет первые три. Это не есть четверение, ибо четвертое начало само по себе — ничто, начинающее жить только как носитель первых трех начал» [2, с. 281].

Таким образом, обретая специфическую телесность, в триипостасности появляется место для символа, для сообщаемости другому, причем реальность бытия символа не постулируется, однако он устанавливается как принцип, как возможность быть адресатом. К тому же здесь не утверждается обязательность отсылания к Другому: сообщение может быть и саморефе- рентным, однако важно понять, что, благодаря Софии и символу, Абсолют приобретает возможность самопознания и самораскрытия своей энергии.

Символ — это сфера проявленности Бога, именно в символе Он обретает способность выражения и траслирования Своей энергии. Категориальным рядом, который предложил Лосев для этой выразительной сферы, выступает следующий: символ, понимание, слово, имя и магическое имя.

По мысли Лосева, апогеем самораскрытия Божественной энергии является имя Бога, величайший из символов, через который Абсолют сам постигает себя, свою природу, суть которой остается тайной для человека. В «Абсолютной диалектике — абсолютной мифологии» философ прямо указывает на то, что через имя, магическое имя, через его узнавание произойдет раскрытие Божественной сущности, смысла и значения Троицы, ее природы и тайны.

Однако существование символического в сфере Абсолюта еще не исчерпывает всей сложности вопроса о коммуникативности. Важным вопросом является избежание пантеизма, к которому пришел Соловьев в своих рефлексиях над Софией. Символ и София также пред- вечны, как и Единое в трех сущностях, их энергии такие же, какими они полагаются в исихазме, и это не лишает их возможности присутствовать в мире. Но творение мира не является символическим актом, сама реальность не составлена из символов, т. е. не является символической. Символы сообщаются ей посредством энергий. К тому же между миром и Богом есть определенная пропасть, они разнятся субстанциально и сущностно, каждый из этих уровней имеет свою точку развертывания, между ними нет «ни отношений эманации, ни причинно-следственной связи» [3, с. 885].

Таким образом, обнаруживаются два очень важных аспекта: во-первых, мир не является результатом символического акта творения, т. е. он не есть нечто, что своим существованием отсылает к Божественной сути и истине, мир есть самостоятельное существование со своими фактами, целями, задачами и пр. Апогеем его развития является соединение с Божественным началом, но, в своей сути и корне, мир не есть явление перво-сущности Бога. Во-вторых, исключается возможность пантеистического восприятия мира.

Исходя из этих двух аспектов, необходимым стало установление, поиск иного типа связи мира и Бога, который не характерен для пантеистического взгляда и не предусматривает эманационного момента.

Искомый тип связи включает в себя два аспекта. Первый заключается в том, что тварный мир содержит в себе идеи, которые имеют исключительно тварную природу. Они могут в определенной степени подражать Божественным идеям, но не вступать в отношения иерархического характера. Второй аспект заключается в том, чтобы выяснить, как, посредством чего и в какой момент осуществляется связь мира и Бога. В «Абсолютной диалектике — абсолютной мифологии» Лосев указывает, что общение мира и Бога, момент Божественной проявленности происходит в мире, который уже сотворен, и так указывает на то обстоятельство, что мир изначально не содержит в себе каналов связи; он не творится, исходя из замысла сообщимости или соприсутственности Бога в мире, но исходя из мысли о спасении, преображении и восстановлении во Славе Господней тварного естества [2, с. 286]. Этот аспект в наиболее общем виде можно назвать коммуникативным, в ином случае — интерпретативным, и он имеет исключительно символическую природу, в отличие от акта творения.

Таким образом, в приведенном понимании связи Бога и мира не идет речи о познаваемости или непознаваемости Бога, о приобщении к Нему, но проблема переходит в пласт сооб- щимости или несообщимости Божественных энергий посредством символов в сотворенном мире. В итоге Лосев осуществляет сдвиг из субстанциально-сущностной области в область энергийно-коммуникативную, что коренным образом меняет сам подход к пониманию традиции.

В коммуникативной стратегии, предложенной Лосевым, фигурирует категория понимания. Процесс познания соотносим с вещью, только ее можно осмысливать в рационалистическом ключе, мы можем постигать ее субстанциальную сущность. Но личность может быть только понимаема, причем понимаема через символы, а не непосредственно. И Бог, как сверхличность, может быть понят только через символы, при этом понимание без символических феноменов является абсурдностью, так как вне их стирается граница между понимаемым и понимающим; понимание переходит в познание, что недопустимо в отношении личности [2, с.

287].

Нельзя обойти также момент интенциональности сознания, его направленности на понимание. Мы еще не оговаривали, что Лосев в своей концепции настаивает на двух методах ее обоснования — это в первую очередь диалектика и феноменология. Интенциональность обосновывается через категории Софии, символа, как условий, возможности и потенции к сознанию и самосознанию в стихии чистого Смысла. Это на метафизическом уровне, где Божество стремится к осознанию себя же. На уровне твари, где, мы отмечали, существует некоторая подражаемость, — это проявляется в категориях ума и души, где ум «не есть отдельная способность», но он превосходит душу, хотя есть нечто статичное по отношению к ней. В уме нет движения. «Душа» есть не что иное, как развертывание «ума», переход ее в инобытие. То, что обычно именуется «душой», совпадает, таким образом, . именно со «стремлением» [2, с. 274—277]. Стремление — «.вообще душевный поток, психическая сли- тость, неизменно движущаяся вперед, то неугомонное и вечное напряженное алогическое становление, которым «душа», собственно, и отличается от «ума» [2, с. 277].

Диалектическим путем из трех категорий — Одно, Сущее, Становление — Лосев выводит, во-первых, Софию и символ, во-вторых, осмысливает следующие категории по шести пунктам. Каждая из них самосуща и нераздельно суща с категориями высшего порядка одновременно; все эти категории так или иначе выводимы из триады Св. Троицы — Отца, Сына и Духа Святого. Первый ряд — это 1) смысловая сторона Троицы, выраженная категориями Силы, Света и Благодати. Сила есть Власть, проявленная вовне, но Власть такого порядка, которая полагает предел стремления души. Она есть источник интеллигенции, «живой организм Личности», причем «Рождающее и Власть имущее, рождающее и Нерожденное, Власть как Личность есть Отец, довлеющий себе» [2, с. 267]. Свет есть проявленное вовне Ведение, которое является пределом для стремящегося ума, а пределом и Личностной завершенностью Ведения является Мудрость. «Рожденное как Личность есть Сын, и Ведение как личностная завершенность есть Мудрость» [2, с.

268]. Причем категория Любви, крайне важная для христианской традиции, осмысливается философом как глубинный синтез и слияние Власти и Силы, Света и Ведения. Завершенным выражением Любви является Святость, а Дух Святой есть организм Любви и Святости.

Следующий категориальный ряд есть 2) софийная стихия, куда включаются Знамение, Икона и Обряд. Для начала, необходимо отметить. что эта триада существует для Лосева где- то между идеей и вещью, т. е. между Силой, Светом и Благодатью, вращающимися в стихии чистого смысла, и Царством, Славой и Церковью, относящихся к третьему ряду — умно- софийному. Отсюда знамение есть нечто идеально-вещественно, а именно Знамение, которое является источником Богоявления, самим исходным пунктом Его проявленности в инобытии, в мире твари. Икона, таким образом, есть запечатление этой Богопроявленности в умном лике, а Обряд есть постепенное развертывание этого умного лика во времени [2, с. 280].

В то же время, сам 3) осмысленно-софийный ряд — Царство, Слава и Церковь — есть телесно- оформленное выражение Силы, Света и Благодати, соответственно. «Царство Небесное, слава Божия и церковь Небесная есть общее софийное Тело, в котором в бесконечной степени полноты воплотилась и осуществилась вся смысловая стихия Троицы» [2, с. 286].

Все эти три ряда категорий, рассмотренных нами, относятся к так называемой вне-вы- разительной сфере, т. е. они существуют в чистой стихии смысла и не раскрыты. Но есть и выразительные аналоги, причем они являются энергийными выразителями по своей природе. Так, в четвертом ряду категорий, 4) выразительно-смысловом, аналогом Силы является Изволение Бога, которое является фиксированным и активным проявлением Силы Господней. Далее, фиксированное выражение Света в определенной форме есть Догмат, и вещественным выражением Благодати является Миф, Мифология. Затем, 5) выразительно-софий- ный ряд, заключающий в себе категории Совета Предвечного, Откровения и Священной Истории есть энергийное выражения софийного ряда Знамения, Иконы и Обряда.

И, наконец, энергийным выражением Царства, Славы и Церкви являются категории Спасения (Сотерио- логии), Молитвы (Эвхологии) и Таинства (Мистерии).

В итоге, рассмотрев шесть рядов категорий и то, каким образом они связаны между собой и Троицей, мы смогли проанализировать, как развитие этих категорий дает раскрытие Троицы из стихии чистого смысла в тварном мире. Это не процесс эманирования, как мы уже оговаривали, но сообщаемость Божественной сути миру. Функционирование, циркулирование этих категорий, их смысловая нагруженность, прояснение их значения дает представление о каналах, по которым происходит коммуникация и интерпретация в тварном мире. Коммуникативная стратегия, предложенная Лосевым, аккумулирует и актуализирует огромный пласт православной догматики, развивает его и предлагает широкий вариант для ее изложения и восприятия современностью. Объединяя в себе магистральные течения философской религиозной мысли, диалектически осмысливая их, Лосев предлагает не только синкретичное их видение, но и прекрасное их обоснование и определение.

литература 1.

Лосев А. Ф. Миф — развернутое магическое имя // Миф, число, сущность. — М., 1994. 2.

Лосев А. Ф. Абсолютная диалектика — абсолютная мифология // Миф, число, сущность. — М., 1994. 3.

Гоготошвили Л. А. Коммуникативная концепция исихазма // Лосев А. Ф. Миф, число, сущность. — М., 1994.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме О. И. Давыдик СТРУКТУРА БОЖЕСТВЕННОГО ИМЕНИ в ФИЛОСОФИИ А. Ф. ЛОСЕВА:

  1. О. И. Давыдик СТРУКТУРА БОЖЕСТВЕННОГО ИМЕНИ в ФИЛОСОФИИ А. Ф. ЛОСЕВА
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -