<<
>>

ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНОГО РЕСУРСА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ Лукашевич В.К

Социальный ресурс инновационной деятельности является одной из составляющих целостной системы ее ресурсов, включающей совокупность материальных и духовных образований, способных стимулировать такого рода деятельность и обеспечивать реализацию ее целей.

Он представлен суммой индивидуальных человеческих ресурсов определенной общности людей и совокупностью их отношений и связей, стимулирующих участие в инновационной деятельности и ее поддержку. Это, в первую очередь, отношения и связи, сложившиеся в сфере совместной профессиональной деятельности, а также другие (формальные и неформальные) отношения и связи, обеспечивающие целостность данной общности. Ее формы и параметры могут варьироваться в масштабе от производственного коллектива до национального сообщества.

В русле заявленной тематики в составе конкретной социальной общности можно выделить наиболее репрезентативные группы: 1) профессионально занятых в сфере инновационной деятельности и 2) людей, готовых участвовать в инновационных проектах и поддерживать их в ходе реализации. Они не исчерпывают состав конкретной социальной общности, поскольку в ней, как правило, существуют консервативно настроенные приверженцы традиций, индифферентные к новациям конформисты и т.д. I.

Группа профессионально занятых инновационной деятельностью является предметом постоянного изучения. Наиболее интенсивно исследуются: 1) их количественное соотношение с другими группами занятых; в частности в ЕС введено «Инновационное табло» (European Innovation Scoreboard - EIS), где ключевое значение имеет отслеживание динамики широкой социальной группы под названием «драйверы инноваций», в которой, прежде всего, выделяются исследователи и персонал НИОКР; 2) создание условий для их продуктивной работы; 3) система профессиональной подготовки специалистов, способных к эффективной инновационной деятельности.

В решении практических задач по первым двум аспектам ключевое значение имеют факторы «объективного» экономического характера, в первую очередь, возможности финансирования сферы науки и ее материального обеспечения.

В русле третьего из аспектов возрастающее значение приобретает гуманитарная составляющая, обеспечивающая, во-первых, формирование у будущих специалистов социально-психологических качеств, необходимых для продуктивной инновационной деятельности, и далеко не всегда присущих в той же степени другим членам социума. Главные из этих качеств - инновационноори- ентированность и инновационновосприимчивость как установки на разработку и освоение новых моделей взаимодействия с объектами внешнего мира и другими людьми; коммуникабельность; радикализм; склонность к риску; невосприимчивость к угрозам; упорство в отстаивании собственных прав; терпимость к неудачам и вера в возможность их преодоления; недоверие к авторитетам; устремленность на поиски альтернатив; креативность как способность генерировать собственные идеи, разрабатывать продуктивные методы решения проблем, а также находить, воспринимать и эффективно использовать в своей деятельности оригинальные идеи, выдвигаемые другими людьми; способность к партнерству (умение работать в команде). Во-вторых - формирование у будущих специалистов профессиональных черт и свойств, достаточно отчетливо коррелирующих с качествами, которыми по определению должен обладать специалист в области философско-методологических исследований. Главные из них - рациональная рефлексивность; интегративизм мышления; чувство меры и беспокойство о равновесии мира; устойчивость установок на диалогичность веры и разума, традиций и новаций, теоретизирования и практики; восприимчивость к социально значимым ценностям; способность системно ассимилировать содержание конкретнонаучной, общенаучной и философской, отражательной и конструктивной методологий.

Востребованность в сфере инновационной деятельности специалистов, обладающих названными качествами, индуцирует вопросы о практических путях их формирования, а также о формах адекватного методологического осмысления этого процесса. На мой взгляд, ключевые ориентации в их концентрированном выражении по обоим аспектам задает понятие «инновационное мышление», отражающее специфическую совокупность интеллектуальных процессов, обслуживающих инновационную деятельность.

Его можно выделить в особый тип мышления на тех же основаниях, на каких выделяют системный, диалектический, конфронтационный, конформистский и другие типы. Непосредственный предмет инновационного мышления составляют процессы, направленные на создание новых фрагментов реальности, их преобразование или, наоборот, поддержание стабильного состояния существующей реальности. Спецификой предмета инновационного мышления обусловлены такие его особенности как креативность и рациональная рефлексивность, без которых оно невозможно по определению. Наряду с этим, следует особо отметить развитость способов ориентации в условиях неопределенности и наличие четко структурированной системы критериев оценки собственных результатов.

Формирование структур инновационного мышления в контексте подготовки специалистов в области инновационной деятельности сопряжено с необ-

38

ходимостью ассимилировать средствами и формами такого мышления, во- первых, компонентный состав инновационной деятельности; во-вторых, ее процессуальные элементы, т.е. содержание и последовательность действий (операций, процедур) исполнителей инновационных проектов, направленных на изменение содержания компонентов инновационной деятельности и специфики их связей, на создание новых компонентов и целостное изменение ситуации; в- третьих, совокупность разноплановых последствий инновационной деятельности на основе четко иерархизированной системы критериев их оценки. Более обобщенно, формирование инновационного мышления связано с разработкой и культивированием специфических средств селекции фрагментов реальности, на которую направлена инновационная деятельность, осмысления ее целей и задач, методов постановки проблем, корректировки средств и методов практического действия с учетом реальных обстоятельств, характера планируемого результата и возможных последствий инновационной деятельности.

Это содержание инновационного мышления представлено, прежде всего, системой понятий. Поэтому, исследуя процесс формирования этого типа мышления, предстоит адекватно осмыслить особенности построения и развития соответствующей системы понятий коррелятивно динамике понятийного аппарата наук, изучающих инновационную деятельность, а также изменениям характера реальных ситуаций, в которых она осуществляется.

В экономических и прикладных исследованиях по проблемам инновационной деятельности доминирует праксилогическая терминология: объект инновационной деятельности, новая продукция, услуга, технология, инновационные ресурсы, цели, задачи, условия, эффективность инновационной деятельности и др. Эта терминология и стоящий за ней понятийный аппарат не обеспечивают необходимой сопряженности реально осуществляемой инновационной деятельности с процессами ее рефлексивного осмысления, которые должны системно ассимилировать ее праксиологические, когнитивные и аксиологические аспекты, не фиксируют практически выделяемые дискретные фрагменты реальности как в самой сфере инновационной деятельности, так и вне ее. В связи с этим возникает актуальная методологическая проблема, связанная с разработкой новых понятий, повышающих уровень репрезентативности соответствующей понятийной системы в целом.

С учетом сложившейся ситуации, представляется целесообразным введение группы понятий, способных ассимилировать содержание инновационной деятельности, не охватываемое совокупностью традиционных понятий, и структурировать его не только по когнитивным и праксиологическим, но и по аксиологическим критериям, достаточно четко фиксирующим ситуации выбора. В этой группе в качестве ключевых, на мой взгляд, должны быть эксплицированы такие понятия как «ядро инновационной деятельности», «окрестности инновационной деятельности», «конфигуратор инновационной деятельности», «резонансная сфера инновационной деятельности».

Ядро инновационной деятельности составляют те характеристики ее объекта, в направленном изменении или поддержании стабильности которых заинтересованы инициаторы и авторы инновационного проекта, признав их приоритетность в результате сознательного выбора. (Содержание данного понятия хорошо коррелирует с традиционным понятием предмета деятельности как целостной совокупности устойчивых взаимосвязанных характеристик объекта, подлежащих направленному воздействию. Тем не менее, несмотря на параллель с устоявшейся понятийной связкой «объект - предмет» в теории познания, при анализе методологических проблем инновационной деятельности оно не получило широкого распространения: чаще всего обходились одним понятием - объекта инновационной деятельности).

Например, экономические инновации в рамках отдельного предприятия (как объекта инновационной деятельности) могут быть направлены на изменение системы оплаты труда (ядро инновационной деятельности), не сопровождаясь при этом реконструкциями технологического, организационного и управленческого плана, хотя это и вызовет необходимость нововведений в системе финансовой деятельности предприятия (практике инвестирования, кредитной деятельности, ценообразовании и др.), параметры которой явно выходят за рамки данного предприятия.

Когнитивная ассимиляция такого рода явлений и процессов сопряжена с необходимостью экспликации еще одного понятия, должного выразить их специфику в контексте инновационной деятельности, - понятия окрестностей инновационной деятельности. Окрестности инновационной деятельности - это фрагменты сферы инновационной деятельности, необходимо вовлекаемые в нее наряду с объектом вследствие определенного выбора ее приоритетов. В приведенном примере они представлены элементами экономической инфраструктуры, сопряженными с финансовой системой предприятия.

Понятие «конфигуратор инновационной деятельности» (идея конфигуратора как средства синтеза знаний была выдвинута видным российским методологом Г.П. Щедровицким [1]) выражает содержание обобщенной концептуальной модели реальности, избирательно вовлекаемой в инновационную деятельность, а также генетически связанной с ней системы процессуальных элементов, корректирующих целевые, практические и критериальные установки инновационного проекта.

Понятие «резонансная сфера инновационной деятельности» охватывает совокупность объектов, явлений и процессов, целенаправленно не вовлекаемых в эту деятельность, но претерпевающих незапланированные изменения вследствие инновационных действий. Параметры резонансной сферы зависят от содержания, интенсивности и масштабов инновационной деятельности. Она может вызвать нежелательные деструктивные процессы не только в сопряженных, но и в отдаленных сферах (например, коллективизация 30-х гг.

и хрущевские реформы административно-партийной системы в 60-е гг. ХХ в. в СССР, российская приватизация начала 90-х гг. ХХ в., определенные нововведения в современной банковско-финансовой системе и в сфере современного образования [2]).

Категориально-понятийный аппарат не исчерпывает всех средств мыслительной деятельности. В ней функционирует широкая совокупность средств образного представления и ценностных ориентаций, а также невербальных и ненаглядных знаковых систем. В русле процесса формирования инновационного мышления ключевое значение (наряду с категориально-понятийным аппаратом) имеют ценностные ориентации, выражающие характер мотивации к данному типу деятельности и во многом предопределяющие ее направленность, формы и масштабы, обеспечивающие способность участников (разработчиков и исполнителей) инновационных проектов адекватно оценить опасности, идущие, во- первых, от инерции существующих традиций (на ограничение которых направлены инновации); во-вторых, от набирающей масштабы влияния культуры сиюминутности, для которой характерны ориентации на упрощение, временность, безотлагательность, пренебрежение постоянным и вечным, эгоизм, нехватка социально значимых ценностей и усилий по их достижению, фрагментарность и кастовость социального бытия, крикливость, создание иллюзий значимости, согласие на ложь как средство деятельности, нахальность, насаждение своих норм, нехватка чувствительности к иному и добру других, нечувствительность к следствиям собственных достижений, арефлективность (специфика и социальный смысл культуры сиюминутности достаточно полно проанализированы в работах польских авторов А. Горальского и Ю. Липеца, в частности, см. [3], [4]); в- третьих, от аномии как, видимо, одного из наиболее многоликих, труднообъяснимых и трудноконтролируемых явлений, подпитываемых в современных условиях как все более тонкими формами отчуждения, так и открытыми социальными травмами.

Главными путями формирования позитивных ценностных установок и отмеченных ранее качеств являются 1) каналы мировоззренческого и идеологического влияния, формирующие установку на разработку и освоение новых моделей взаимодействия с объектами внешнего мира и другими людьми; 2) ассимиляция понятийного аппарата инновационного мышления, его норм, принципов и ценностных ориентаций через содержание научных исследований (прежде всего, междисциплинарных и трансдисциплинарных), обслуживающих инновационную деятельность; 3) усвоение его норм и принципов через содержание рефлексивного аппарата науки; 4) культивирование его норм через приобщение к творческой лаборатории участников наиболее эффективных инновационных проектов; 5) направленное изучение в самостоятельных спецкурсах и в виде разделов предметно-ориентированных курсов по инновационной деятельности. II.

Группа проявляющих готовность участвовать в инновационных проектах и поддерживать их в ходе реализации. Известно, что, в соответствии с усредненными данными, готовность участвовать в инновационной деятельности

41

проявляют 5 - 7% населения [5]. Готовность поддерживать инновационные проекты в ходе их реализации проявляет значительно большее количество людей. Среди них выделяют несколько основных групп: -

новаторы, готовые поддерживать любое нововведение, склонные к риску, составляют 2,5%; -

ранние реципиенты, или так называемые «лидеры мнений», которые очень часто оказывают решающие влияние на большинство социальной группы, составляют 13,5%; -

раннее большинство (примерно 34%) представлено участниками социальной группы, которые охотно следуют за ранними реципиентами, но крайне редко стоят во главе процесса поддержки инновационного движения; -

позднее большинство (тоже примерно 34%) представлено участниками социальной группы, у которых доминирует скептическое отношение к нововведениям; их сторонниками они становятся вследствие нарастающего социального давления и экономической необходимости; -

поздние реципиенты (около 16%) представлены участниками социальной группы, которые придерживаются консервативных ориентаций, отказываются от нововведений или воспринимают их последними [6].

Следовательно, для того, чтобы повысить готовность людей участвовать в инновационных проектах и степень поддержки ими инновационной деятельности, необходимо выявить факторы, влияющие на отношение представителей, по меньшей мере, трех последних групп к инновационным процессам. Это, в первую очередь, факторы (в определенной мере ассимилируемые содержанием понятий «инновационная среда» и «инновационная культура»), формирующие названные ранее позитивные качества и установки, которыми должен обладать человек, склонный к участию в инновационных проектах и их поддержке. Сомнительно, что в отрезке времени, необходимом для разработки, принятия социальной группой и реализации инновационного проекта, можно существенно развить и тем более сформировать эти качества у всех участников группы. Следовательно, необходимо определить приоритетные направления поиска факторов, стимулирующих их формирование и развитие. Эти направления по определению должны базироваться на более фундаментальных основаниях, чем цели и задачи конкретных инновационных проектов. Поэтому стимулирующие факторы могут быть обнаружены в самых различных сферах жизнедеятельности социума.

На основе проведенных социологических опросов работников УП «Бел- коммунмаш», занятых на инженерных должностях, и представителей различных социальных слоев (менеджеров, руководителей предприятий, фирм, служб), обучающихся в магистратуре БГЭУ, выявлено, что к главным из этих факторов относятся уровень профессиональной компетентности, уровень образования, желание проявить себя, степень слаженности работы предприятия, достигнутый уровень жизни. На вопрос «Готовы ли Вы поддержать инновационные преобра-

42

зования, не гарантирующие немедленного экономического эффекта, но обеспечивающие его достижение в перспективе?» «Да» ответили 44,6%, «Скорее да» - 38,4%. Соответственно, в сумме положительные ответы составили 83%. На вопрос о том, что способствует такого рода ориентации (допускалось более одного варианта ответа), 39% опрошенных ответили «Уровень профессиональной компетентности», 34,7% - «Уровень образования», 34,4% - «Желание проявить себя», 28,6% - «Слаженная работа предприятия» и 9% - «Достигнутый уровень жизни».

Эти показатели свидетельствуют о том, что даже в случае неблагоприятной ситуации, складывающейся вследствие невозможности эффективно использовать весь комплекс ресурсов инновационной деятельности, ее социальный ресурс, представленный, прежде всего, человеческими качествами участников определенного социума, останется в числе наиболее надежных. Эти качества во многом формирует образовательная среда, о чем достаточно определенно свидетельствуют два первых показателя (39% и 34,7%). Поэтому необходимость использования и развития ее возможностей для воспроизводства и наращивания социального ресурса инновационной деятельности (в данном случае в Республике Беларусь) не может ставиться под сомнение. Имеет смысл обратить на пользу сохранившееся с советских времен ревностное отношение респондентов к оценке своего образовательного уровня (в странах Запада такое же ревностное отношение отмечалось социологами к уровню доходов).

Более значимый и масштабный фактор представлен вектором социотехно- логической эволюции Беларуси. Он достаточно определенно коррелирует с характеристиками сферы образования, поскольку в процессе перехода от индустриальной к постиндустриальной экономике по определению должно будет расти количество высокообразованных специалистов, наиболее восприимчивых к реалиям инновационной деятельности. Системность и сила влияния названного фактора на рост социального ресурса инновационной деятельности будет зависеть, прежде всего, от обоснованного выбора направленности и темпов техникотехнологического развития страны и обеспечения оптимальности его связей с динамикой социальной структуры общества, которая эволюционирует под доминирующим воздействием технико-технологической сферы, но всецело ею не определяется.

Ключевым направлением роста социального ресурса инновационной деятельности (также по определению) является совершенствование связей и отношений внутри конкретной общности людей и по каналам ее взаимодействий с другими общностями. С воспроизводством и наращиванием этой составляющей социального ресурса непосредственно связаны своевременные изменения (те., по сути, инновационные процессы) в производственной, административноуправленческой, политической, правовой, экономической (в макроэкономике) и других сферах жизнедеятельности социума, одним из главных следствий которых должно быть создание условий для формирования и реализации личностно-

43

го инновационного потенциала участников конкретных социальных групп. По данным упомянутого социологического опроса, инновационные преобразования в названных сферах в качестве первоочередных выделяют от 30,8% до 56,7% опрошенных.

Наиболее оригинальные проблемные ситуации складываются при изучении влияния на динамику социального ресурса инновационной деятельности практики реализации инновационных проектов в «прорывных» областях, при анализе места и роли этих проектов в эволюции социума. В отмеченном контексте особое значение для наращивания социального ресурса имеют наличие и взаимосогласованность долгосрочных программных документов.

Для белорусского общества в целом это, во-первых, принципы «белорусской модели развития» и конкретизирующие ее программы социальноэкономического развития Республики Беларусь, во-вторых, «Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2007 - 2010 годы». Их практически эффективную сопряженность подтвердили данные названных социологических опросов. Для предприятий, (по аналогии с первой связкой документов макроуровня) это, во-первых, миссия предприятия, отражающая характеристики его статуса в социально -экономической системе, основные ориентации в текущей работе для сотрудников, клиентов, инвесторов, поставщиков, а также видение перспектив развития предприятия в контексте социально-экономической динамики. Содержание данного понятия (и соответствующего документа) на праксеологических основаниях интегрирует характеристики разноуровневых образований: социума, коллектива предприятия, занятого на предприятии человека. Во-вторых, вытекающая из Государственной программы собственная программа инновационного развития. Второе - в определенной мере отработано практически, первое - то, что в Республике Беларусь предстоит освоить как фактор роста социального ресурса инновационной деятельности (в развитых странах имеется такого рода позитивный опыт).

Инновационные настроения и ориентации на участие в инновационной деятельности (по данным названных социологических опросов они присущи от половины до более 2/3 опрошенных) наиболее успешно могут быть реализованы в процессе развития производственной демократии. Это, видимо, наиболее важное направление роста социального ресурса инновационной деятельности для Республики Беларусь, поскольку, по данным предыдущих социологических опросов рабочих и первичных руководителей производства (бригадиров, мастеров, начальников участков), развитие производственной демократии для них приоритетно по отношению к демократии политической и рассматривается как основа развития политической демократии.

Литература 1.

Щедровицкий, Г.П. Синтез знаний: проблемы и методы // На пути к теории знания. - М., 1984. 2.

Рубинов, А. Педагогический зуд реформаторов // СБ - Беларусь сегодня. - 2008. - 6 марта. 3.

Goralski, A. Dazenie do glebi а kultura doraznosci // Zycie pelne, dobrze urzadzone a kultura doraznosci. Materialy VIII Miedzynarodowej Konferencji PTU. - Warszawa, 2005. 4.

Lipiec, J. Kultura doraznosci: dzis, jutro i jeszcze dalej // Zycie pelne, dobrze urzadzone a kultura doraznosci. Materialy VIII Miedzynarodowej Konferencji PTU. - Warszawa, 2005. 5.

Шихирев, П.Н. Современная социальная психология. - М, 1999. 6.

Rogers, E.M. Diffusion of innovations (4th. ed.) - New York: The Free Press, 1995. 1.2.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010

Еще по теме ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНОГО РЕСУРСА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ Лукашевич В.К:

  1. ДИНАМИКА СОЦИАЛЬНОГО РЕСУРСА ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ Лукашевич В.К
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -