<<
>>

М. Г. Долгая ЦЕРКОВЬ И СОЦИУМ

Церковь и социум — понятия неразрывные.

Сегодня религиозный фактор оказывает влияние на развитие многих общественных процессов, способствует формированию нравственных ценностей в сознании общества.

В истории человечества существовало множество политических теорий, форм государства: от социализма до капитализма, от теократии до секуляризованной демократии и т. д. Социум же более статичен. Существует понятие «вековые народные традиции», мы можем встретить в средневековой литературе те песни, стихотворный фольклор, пословицы и др., которые в народе живы и по сей день. Однако же нет цезарей и императоров, князей и царей. При этом Церковь в различные периоды истории могла находиться в различном положении: от гонимой до возведенной в ранг закона. Но, будучи вне закона, Церковь оставалась в обществе и с обществом. И во время гонений Она не оставляла свой народ, и люди продолжали тянуться к вере. Так, в 1937 г. в разгар репрессий состоялась всесоюзная перепись населения, по результатам которой около 57% лиц от 16 лет и старше, назвали себя верующими [1, с. 237]. Сегодня Божьим Промыслом выстраиваются конструктивные отношения с государством и обществом. Церковь, будучи отделена от государства, все чаще участвует в общественнополитической жизни страны. Таким образом, любой вид взаимоотношений Церкви и государства не отодвигает первую на периферию общественной жизни.

Несмотря на близость Церкви и общества, они не тождественны, т. к. социум — явление земное, а Церковь имеет источник жизнедеятельности и свои конечные устремления в горнем мире. Именно «неотмирность» Церкви дает ей ту меру свободы христианского вероучения, благодаря которой Церковь способна динамично развиваться в этом мире, быть полноправным сотрудником социума и государства и всегда питать общество теми духовными соками, которые никогда не иссякают и всегда способны вернуть к жизни увядшие силы.

Следует отметить, что Церковь является одним из самых стойких институтов в обществе, т. к. она неизменна по своей сути, неизменна в своем учении, традициях. И этой неизменностью Церковь помогает сохранению лучших духовно-нравственных традиций, традиций воспитания. Безусловно, социум оказывает свое влияние на Церковь, что отражается в некоторых обычаях совершения праздников, в особенностях архитектуры и церковного пения и т. д. Но в главном Церковь подчиняется лишь Божественному Закону и Церковному Преданию. Даже внешне Церковь остается тем островком «не от мира сего» (церковная архитектура, богослужебный язык, облачения, иконопись). Но, несмотря на внешнюю консервативность, Церковь отвечает требованиям времени, и, как и 2000 лет назад, она юна, и до сих пор вдохновляет молодежь и привлекает ее к себе.

Для иллюстрации основных тезисов доклада хотелось бы сделать краткий экскурс в историю Великого Княжества Литовского.

Православие в Беларуси имело различный статус: от господствующего положения до угнетенного. В основном государственная политика была направлена на принижение Православной Церкви. Изначально же Православие занимало господствующее положение. Церковь даже принимала участие в делах государства на международном уровне. Так, договорную грамоту о мирных отношениях между Полоцком и Ригой в 1309 г. подписывает не князь, а полоцкий епископ. Епископы участвовали в вечевых собраниях и входили в состав княжеской рады. В Полоцком Софийском соборе хранились серебряный и золотые запасы княжества, дипломатическая документация, печати главных служебных лиц и большая вечевая печать [2, с. 138].

С заключением же Кревской унии в 1385 г. католичество приобрело статус доминирующей конфессии в ВКЛ, получив поддержку со стороны государства. Православие же с этих пор начинает систематически и целенаправленно угнетаться. Как подчеркивает польский историк Ю. Бардах, к концу XIV в. в ВКЛ было около 80% православных, поэтому государством принимались такие политические меры, как запрет браков с православными, а также запрет строительства храмов, которые должны были уменьшить влияние Православия.

Тем не менее почти через 200 лет после начала массового окатоличивания, по свидетельству австрийского дипломата Сигизмунда Герберштэйна, который побывал в Вильно в 1526 г., «храмов русских там намного больше, чем храмов римского вероисповедания». Данный факт красноречиво говорит о том, что несмотря на государственную политику неприятия Православной Церкви, великокняжеское общество не отвергло православную веру, а продолжало ее хранить.

После заключения Брестской церковной унии в 1596 г. Православная Церковь оказалась вне закона до 1632 г. К середине XVII в. у православных были отняты почти все церкви и многие монастыри и богослужения тайно совершались в жилых домах, на открытом воздухе и в так называемых будках или шалашах. Так, уже к июню 1621 г. в Полоцке все церкви и монастыри были отняты Кунцевичем [3, с. 416]. В Бресте до 1632 г. не осталось ни одной православной церкви [4, с. XI]. Такая же ситуация сложилась и в других белорусских городах.

Например, церковь Богоявленского Полозовского монастыря была разрушена и по частям спущена по реке. При этом в судебном порядке по данному делу было принято абсолютно неадекватное решение: потерпевшие вместо компенсации и наказания виновных были присуждены к уплате штрафа за так называемое причинение вреда униатскому епископу самим фактом строительства церкви и монастыря, в которых собираются «схизматики» [5, с. 372].

В последующие периоды истории Церковь неоднократно претерпевала волнения и гонения, однако Она выстояла, сохранив веру и единство. При этом очень часто видимой причиной церковных бед было навязывание государственной идеологии, чрезмерное вмешательство госорганов в дела Церкви, а также политизация церковных отношений. Так, при заключении Брестской церковной унии была произведена именно политическая замена юрисдикции Константинопольского Патриарха на верховенство Папы Римского при помощи государственной легитимации унии декретами и грамотами короля. Интересен факт, что в грамоте епископов-инициаторов унии к Жигимонту III в числе ряда условий заключения унии содержалась абсурдная просьба об аннулировании королем возможной анафемы со стороны греческих патриархов: «если бы Патриархи прокляли ...

чтобы з ласки его королевской милости ничего не шкодило и такие листы силы не имели» [6, с. 79—81]. Данная просьба хотя и была исполнена, однако не могла иметь силы вследствие того, что налицо был конфликт компетенций властей, — духовной и светской.

Однако же более глубинные причины церковных бед и нестроений необходимо искать в греховности человеческой: каждого из нас в отдельности, и всего народа в целом. Поэтому избежание негативных последствий, в том числе и политизации церковных отношений, и вмешательства государства в церковные дела, вплоть до открытых гонений можно избежать в первую очередь благодаря кропотливому духовному соработничеству с обществом. Иными словами, плодотворное сотрудничество Церкви и общества первично, по сравнению с преодолением причин государственно-церковных столкновений. Хотя, в то же время, на сегодняшний день от добрососедских отношений Церкви и государства в определенной мере зависит и успех церковной проповеди.

На этапе современности мы можем наблюдать достаточно оптимальное соотношение государственного закона и церковного канона, что позволяет Церкви свободно участвовать в общественной жизни и осуществлять равноправное сотрудничество.

Святейший Патриарх Кирилл настраивает церковь на самое активное проникновение в жизнь современного общества. Начаты интенсивные реформы административного устройства Церкви, призванные упорядочить и значительно усилить взаимодействие Церкви и общества. Сегодня свидетельство Церкви миру предполагает не только проповедь в храмах, но открытый, доброжелательный и заинтересованный диалог, в том числе и с молодежью. Святейший Патриарх Кирилл во время интронизации отметил: «Мы открыты к диалогу с людьми самых разных мировоззрений. Главной целью такого диалога является благо Церкви и всего народа — благо не только материальное, но и духовное».

Таким образом, кратко остановившись на отдельных моментах жизни церкви и общества, можно сделать вывод, что в теме «Церковь и социум» союз «и» во все периоды истории имеет положительное значение.

литература 1.

Иларион (Алфеев), архиепископ. Православие. — М., 2009. — Т. I: История, каноническое устройство и вероучение Православной Церкви. 2.

Снапкоускі У. З гісторші дыпламатып // Весн. Мін-ва замежных спрау. — 2002. — № 2. 3.

Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. — М., 1996. — Кн. 6. 4.

Опись документов Виленского Центрального Архива древних актовых книг. — Вильно, 1913. — Вып. X: Акты Брестского гродского суда за 1575—1715 гг. 5.

Литовские епархиальные ведомости. — 1868. — № 8. 6.

Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные археографическою комиссиею.— СПб., 1851. — Т. 4: 1588—1632.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме М. Г. Долгая ЦЕРКОВЬ И СОЦИУМ:

  1. 4.2. Исторические формы субъектного конституирования порядка общества
  2. 1. Информационно-психологические войны
  3. Проблемные аспекты влияния СМК на массовое сознание подрастающего поколения. Пути противостояния
  4. М. Г. Долгая ЦЕРКОВЬ И СОЦИУМ
  5. §2.3. Следствия и верификация гипотезы. Коэффициент кровопролитности общества
  6. «Изгой» и «изгойничество» как социально-психологическая позиция в русской культуре преимущественно допетровского периода
  7. ГЛАВА 23 ЖИВУТ ЛИ ОРЛЫ СТАЯМИ?
  8. ГЛАВА 24 ЗАКОРЕНЕЛЫЕ КОНФОРМИСТЫ
  9. 3. Политическая культура и социализация
  10. ГЛОССАРИИ
  11. СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ И ПОНЯТИЙ
  12. 1.1. Состояние проблемы сущности феномена «гражданственность» в исторических и современных научных публикациях
  13. 2.1. Закономерности генезиса образовательных систем при прогнозе развития этнокультурной системы образования
  14. 6.1. Социально-психологический аспект проблем образования взрослых
  15. 1.2.4 СМИ и Церковь как социальные аксиологические регуляторы
  16. 1.3. Коллективное сознание первичных групп
  17. 2.1. Идеология и религия
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -