<<
>>

С. П. Донцев РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ в СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Проблема идентичности индивида традиционно рассматривается на нескольких уровнях, одним из которых является политическая идентичность. Среди множества интерпретаций этого феномена несколько особняком стоят те, которые имеют дело со страновой идентичностью, с тем как гражданин воспринимает свое государство и его роль в мире.

В настоящее время в социальных науках доминируют два подхода к интерпретации этого типа идентичности. Первый рассматривает политическую идентичность как совокупность представлений о государстве как политическом сообществе, второй изучает идентичность как самоопределение государства в мире, соотносит его с другими государствами или сообществами [6, с. 82]. В рамках и того и другого подхода мы можем изучать влияние религиозных организаций на процесс ее формирования. Другое дело, что в разных государствах степень влияния религиозного фактора на этот процесс может чрезвычайно широко варьироваться. И здесь многое зависит от принятой в государстве модели государственно-конфессиональных отношений, от того, насколько широко законодательство позволяет религиозной организации сотрудничать с государственными институтами и участвовать в процессе социализации граждан. Для постсоветских государств, переживших кризис государственной идентичности, связанный с распадом СССР, в начале 1990-х годов стал вопрос поиска новых социально-культурных смыслов, которые могли бы сформировать новую модель идентичности. Для Российской Федерации ситуация усугублялась социально-культурными конфликтами между отдельными фрагментами общества и разрушением чувства общей исторической общности [1, с. 43—50]. В этой связи актуализировалась и роль религиозных организаций, которые могли дать собственные ответы на стоящие перед страной вызовы. Начиная с 1990-х годов и по настоящее время постепенная либерализация законодательства в отношении религиозных организаций позволяет им стать значимым социальным актором и активно сотрудничать с государством по широкому спектру вопросов (см.
подробнее [2]). Фактически в России религиозные организации жестко исключаются только из электорального процесса [7]. Во всех же остальных случаях возможности для сотрудничества в том или ином виде остаются. Другой вопрос, насколько сами религиозные организации заинтересованы в возможностях такого сотрудничества, и могут ли они в рамках своего учения предложить какие-либо смысловые доминанты, которые могут стать своеобразными «кирпичиками» в фундаменте российской государственной идентичности. Основным адресатом этого вопроса являются централизованные религиозные организации, и в первую очередь крупнейшая по числу своих приверженцев российская религиозная организация — Русская Православная Церковь Московского Патриархата (РПЦ). Бурные внутрицерковные дискуссии начала 1990-х годов о допустимой степени сотрудничества РПЦ с государством, об идеальном государственном строе, о тех ценностях, которые могут быть предложены обществу, и которые могут лежать в основании российской государственной идентичности, завершились принятием в 2000 г. Основ социальной концепции РПЦ. Вкупе с комментариями высших церковных иерархов Социальная концепция дает развернутый ответ на упомянутые выше вопросы. В дальнейшем РПЦ последовательно старалась реализовывать обозначенные в концепции векторы взаимодействия с государством. Для политической же системы выработка общепризнанных принципов государственной идентичности позволяет сохранить стабильность, поддержание которой является одной из основных ее задач. Религия сама по себе может рассматриваться как феномен, определяющий конфессионально-цивилизационную идентичность, а православие как основной определяющий признак православной цивилизации (см., например [5]). Но применительно к современным российским условиям цивилизационная идентичность не должна становиться синонимом конфессиональной и тем более национальной идентичности. В противном случае вместо стабильности политической системы можно получить потенциальные очаги напряженности в местах компактного проживания национальных и религиозных меньшинств.
Поэтому идентификационные ценности, транслируемые РПЦ, должны как минимум учитывать это своеобразие России. Проблему конфликта с ценностями национальной идентичности РПЦ преодолело, вытеснив из доминирующего дискурса идеи о православии как национальной религии русских. Православие сегодня все чаще позиционируется как сверхнациональ- ная религия, а РПЦ как церковь не только русских. Проблема же потенциального конфликта с альтернативными моделями конфессиональной идентичности решается своеобразием транслируемых РПЦ в публичном пространстве смыслов, которые выступают скорее как государственно-центричные, чем конфессионально-центричные. Да, остается проблема про- зелитической деятельности РПЦ среди традиционно неправославных народов, но эта проблема не выносится на общественное обсуждение, оставаясь в области межконфессиональных взаимодействий, которые не требуют какого-либо вмешательства государства.

Анализ официальных документов РПЦ (постановлений и определений Священного Синода и Архиерейских Соборов), а также выступлений высших церковных иерархов позволяет выделить следующие доминанты процесса государственной идентификации, в формировании которого участвует РПЦ: возрождение традиционных религиозно-нравственных ценностей; единение нации на основе патриотизма; противостояние западному духовному влиянию и глобализму.

Возрождение традиционных религиозно-нравственных ценностей связано у РПЦ с признанием легитимности религиозного мировоззрения как основания для общественно значимых деяний (в том числе государственных) [4, с. 250]. Именно ценности, исторически восходящие к отечественной религиозно-культурной традиции, могут лежать, с точки зрения РПЦ, в основе российской идентичности. В то же время патриотические, державные идеи сегодня являются лишь одним из идеологических направлений, циркулирующих в российском обществе. Расширение их за счет иных идеологических систем, заимствование из них наиболее актуальных и востребованных обществом положений, является одной из тенденций дальнейшей эволюции общественно-политических ценностей, транслируемых и развиваемых РПЦ.

Одним из первых примеров подобного расширения стала инициатива РПЦ по интерпретации понятий «права человека» и «свобода совести» в духе православного мировоззрения [3]. Это позволяет говорить о том, что РПЦ начинает участвовать в более широком процессе интеграции общественно-политических феноменов, которые ранее находились на периферии православного дискурса, в масштабную систему ценностей, претендующих на роль смысловых доминант в процессе построения модели политической идентичности в современной России.

Работа выполнена при поддержке гранта Президента РФ № МК-2205.2009.6.

литература 1.

Бызов Л. Становление новой политической идентичности в постсоветской России: эволюция социальнополитических ориентаций и общественного запроса // Российское общество: становление демократических ценностей / Под ред. М. Макфола, А. Рябова; Моск. Центр Карнеги. — М., 1999. — C. 43—86. 2.

Донцев С. П. Актуальные проблемы государственно-конфессиональных взаимодействий в России // К 80-летию Роальда Федоровича Матвеева: Сб. науч. ст. — М., 2008. — С. 109—114. 3.

Определение освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «Об основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека» // Пресс-служба Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2008 г. [Электронный ресурс]. — 2008. — 29 июня. — Режим доступа: http://sobor2008.ru/428459/ index.html, свободный. 4.

Основы социальной концепции Русской православной церкви // Сб. документов и материалов юбилейного Архиерейского собора Русской православной церкви, 13—16 авг. 2000 г. — Н. Новгород, 2000. — С. 171—250. 5.

Панарин А. Православная цивилизация в глобальном мире. — М., 2002. — 496 с. 6.

Тимофеев И. Н. Проблемы страновой идентичности в зарубежной политологии // Международные процессы. — 2007. — № 1. — С.82—92. 7.

Федеральный закон № 125-ФЗ от 26 сент. 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 39. — Ст. 4465.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме С. П. Донцев РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ в СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ:

  1. С. П. Донцев РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ МОДЕЛЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ в СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -