<<
>>

В. Б. Еворовский ДУХОВНО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА ЖИТИЯ И ТВОРЧЕСТВА ЕФРОСИНЬИ полоцкой

Киевская Русь в ряду культур — породительниц белорусского национального социокультурного пространства стоит первой. Она традиционно рассматривается как своеобразное общее духовное наследие трех восточнославянских народов — белорусского, русского, украинского.

Ряд глобальных детерминант, которые до сих пор имеют существенное значение для белорусской нации, зародились или были привнесены на эту землю именно в древнерусскую эпоху. Это, прежде всего, письменность (а также присущие ей мыслительные каноны), христианские нормы и принципы, а также непреходящие общественные регулятивы (такие как этническая толерантность, религиозная веротерпимость, предпочтение общественного блага личному и др.). Не входя в прямом смысле в состав белорусской национальной философии, древнерусская духовность тем не менее является ее важной предпосылкой.

В последние десятилетия были выработаны качественно новые принципы для анализа нетрадиционных мировоззрений, а ими являются практически все мировоззренческие системы, отличающиеся от современной европейской, и начался новый этап в исследовании древнерусской философии. В общих словах, суть этих подходов можно определить в выдвижении в качестве первичной предпосылки любого культурологического исследования комплексного изучения той или иной мировоззренческой системы с целью фиксации ее основных параметров и модусов для последующего определения ее сути по сравнению с принятым нами мировоззрением.

С этой точки зрения правомерно допущение, что философский слой мировоззрения конкретной эпохи создается, рефлексируется и фиксируется не только написанием специальных трактатов, но и в иных формах научного и художественного творчества. Даже духовность Нового времени, которая традиционно считается своеобразным философским эталоном, никогда не ограничивалась только теоретическим философствованием. Произведения Шиллера, Гёте, Гофмана несут в себе не меньшую миросозерцательную нагрузку, чем труды Канта и Гегеля, а что касается ранних мировоззренческих образований, то очевидно, что нетеоретические формы философии в них были преобладающими и находили свою реализацию во всех проявлениях духовности — архитектуре, живописи, литературе, богословии.

Эти проявления объединялись содержательным ядром, которое, несмотря на трудности в выборе способов его экспликации, может быть названо формой средневековой философии.

Это «нечто», в конечном итоге, есть система глобальных ориентаций и аксиологических приоритетов человека той или иной культуры в системе природно-социальной реальности. Эта система определяет общий уровень и характер освоения социумом мира, тот смысл, который общественное сознание вкладывает в образы его элементов. Для определения специфики исторически-конкретного способа философствования важен также анализ средств освоения мира, присущих той или иной культуре, способов фиксации приобретенных знаний и выработанных ценностей. Такими средствами в применении к киеворусской философии было прежде духовно-практическое освоение Универсума и его эстетизация, обусловленная оформлением в рамках господствующей идеологической доктрины идеала красоты.

Православное философское мировоззрение формировалось посредством радикального переосмысления библейской мифологии на основе соединения основополагающих принципов христианства с неоплатонической традицией, синтезировавшей и обобщавшей достижения античности. Суть трансформации неоплатонизма, получившей последовательное разрешение в философии Псевдо-Дионисия Ареопагита, заключается прежде всего в полном трансцендировании божественного Триединства (заменяющее у Дионисия неоплатоническое

Единое) за пределы вещественного космоса, в замене постоянной эманации (как принципа существования и создания мира) корпускулярным креативным актом, совершенным богом. Многоступенчатую иерархическую лестницу неоплатоников христианские теологи начинают успешно использовать для расстановки неупорядоченных библейских персонажей, которые и становятся посредниками для одностороннего движения низшего к высшему в мире. К VII—VIII веку н. э. процесс первичного продуцирования идей уступил место их кодификации и канонизации. В рамках этой традиции был создан главный труд Иоанна Дамаскина «Источник веры»; не отличаясь особой оригинальностью, он стал для древнерусских книжников первой универсальной энциклопедией по всем вопросам, входящим в круг христианского мировосприятия, содержал знания не только о догматике, но и о естествознании, морали, истории и т. д.

Воздействие такого сложного и многослойного явления, как византийская философия, на древнерусскую культуру, во многих моментах основополагающее, в весьма заметной степени было опосредованным. Таким посредником стала болгарская мысль, в рамках которой на первое место выдвигалась не апологетика, как в ранней Византии, а учительство — кропотливый процесс по распространению новых знаний, идей и принципов. Этим целям служили «Шестоднев» Иоанна Экзарха Болгарского, слова и поучения Климента Охридского, проповеди Кирилла Философа.

Русская книжность возникла к началу XI века на основе транслируемой византийско- болгарской традиции. Время ее возникновения — это период гибели родоплеменной идеологии. В этот короткий переломный момент, когда оказались поколеблены прежние пределы проявления духовности, стала возможной невиданная ранее свобода самовыражения, что явилось одной из причин возникновения во многом не традиционного памятника, каким является «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона.

Если говорить о нарастании социокультурных отличий между различными землями Киевской Руси, то традиционно подчеркивается весомость в политической жизни Западных и СевероЗападных земель вече и связанных с ним общественных структур. Если на юге, благодаря высокой развитости земледелия, быстро оформился класс феодалов, который здесь, к середине XII века, практически вытесняет из системы управления все другие сословия государства, то на западе к этому времени сложилась совершенно иная общественно-политическая ситуация. Здесь не было таких благоприятных условий для земледелия, зато соединялись важнейшие торговые пути. Все это приводило к укреплению влияния средних классов — купцов и городских ремесленников.

К городам с развитой вечевой демократией относился Полоцк. Ее влияние здесь особенно усилилось к 20-м годам XII века, когда в связи с развивающейся феодальной раздробленностью начал резко снижаться престиж княжеской власти. Вече приглашало князя, а при недовольстве им изгоняло его.

Обращаясь непосредственно к «Житию Ефросиньи Полоцкой», необходимо отметить его существенное отличие от, в частности, аскетико-догматической системы «Киево-Печерского патерика» и других агиографических произведений, связанных с киевской традицией. На наш взгляд, наиболее существенными в этой дифференциации могут считаться два момента. Анализируя житийную литературу Киевской Руси, А. С. Майхрович отмечает: «Показательно, что первыми русскими святыми оказались не служители церкви, монахи, сугубо религиозные подвижники, а люди светские, сыновья князя, естественно и органично включенные в привычный для них мир политических интересов» [1, с. 55].

Действительно, как мы уже отмечали выше, история русской литературы начинается со «Слова о Законе и Благодати» митрополита Иллариона, прославляющего Крестителя Руси Святого и Равноапостольного князя Владимира как харизматическую личность, совершившую судьбоносный политический акт. Однако произведение Иллариона Киевского не является филиппикой своему князю, но духовной проповедью, произнесенной первый русским митрополитом во время пасхальной литургии в главном храме Киева — Софийском соборе. В рассматриваемом нами житии Ефросиньи Полоцкой акцентируются прежде всего духовные качества первой белорусской святой.

Автор жития переносит противопоставление материального и духовного из онтологической сферы во временную, а связка «злое—материальное и благое—духовное», которая является господствующей в киевской общественной мысли, здесь превращается в связку «проходящее материальное и вечное духовное»; красота земного быстротекуща и потому менее ценна, чем красота духовная. Ефросинья уходит от мира не по причине неприятия его, а именно из-за стремления к вечной благости. Уход от мира есть для нее бегство от обыденности земного существования, стремление вырваться из временной повторяющейся суеты к вечному духовному, значение которого непреходяще.

литература 1.

Майхрович, А. С. Поиск истинного бытия и человека / А. С. Майхрович. — Минск, 1992.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме В. Б. Еворовский ДУХОВНО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА ЖИТИЯ И ТВОРЧЕСТВА ЕФРОСИНЬИ полоцкой:

  1. В. Б. Еворовский ДУХОВНО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА ЖИТИЯ И ТВОРЧЕСТВА ЕФРОСИНЬИ полоцкой
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -