<<
>>

Т. В. Габрусь САКРАЛЬНОСТЬ ДОМИНАНТЫ в ХРАМОЗДАТЕЛЬСТВЕ БЕЛАРУСИ

Создание начал элементарной геометрии было одним из высших достижений абстрактного мышления Homo sapiens, обретением человеком универсального способа преобразовывать окружающий мир.

Невозможно не удивляться, как удалось первобытному человеку увидеть в зернышке злака — точку, в пунктире звериных следов — плоскую кривую? Более того, придать им присущую только осмысленной творческой человеческой деятельности символику, которую и поныне современные ученые расшифровывают, абстрагировать из окружающей среды прямую линию, горизонталь геометрических знаках древнейших археологических культур. Еще более сложными были вертикали. Их прообразами стали, вероятно, для горизонтали — реально не существующая, но видимая линия горизонта, которая разделяла, по мнению древних, горний и дольный миры, а для вертикали — ствол сакрального «древа», которое соединяло эти миры. Вся история архитектуры свидетельствует, что вертикаль является символом не только развития и созидания, но некоего трансцендентного диалога с высшими сферами. Иногда, если этот диалог приобретает излишне агрессивный характер, человек бывает наказан. Вавилонское столпотворение (творение столпа) было прервано Богом, который «смешал языки». В Ветхом Завете это событие семантически трактует появление разных языков в древнем мире, поскольку потомки Ноя ранее говорили на одном языке. Люди были наказаны за свою гордыню, потому что считали возможным собственными силами добраться до Неба без помощи и соизволения Бога, а главное имели низкую цель — «сделать себе имя». Только в христианской вере люди вновь обрели утраченную возможность взаимопонимания, что отмечается праздником сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы.

Наиболее древние европейские цивилизации средиземноморского региона имели пантеон богов, живущих пусть высоко на горе, но на земле. Храмы, посвященные им, также строились на возвышенных местах, но строгие замкнутые периптеры не имели высотных элементов для контакта с высшим сознанием, поскольку небо не было для древних греков обителью единого Бога.

Вертикали колонн и весь античный ордер структурно интерпретировали языческую идею «всемирного древа» и всю мировоззренческую систему древних греков. Вне средиземноморского региона большинство европейских культур сложилось уже в феодальную эпоху, в рамках христианского монотеистического мировоззрения. Если, например, рассмотреть силуэт средневекового европейского города как некую смысловую диаграмму, то станет очевидным, что доминантная роль в ней принадлежит разнообразнейшим верхам христианских храмов различных конфессий. Это было мировоззренческим концептом, способом общения с Богом на языке своей конфессии и своего времени. Характерно, что само слово «доминанта» имеет латинский корень «Domini», что означает «Господь». Художественные формы и параметры высотных доминант были обусловлены как архитектурной традицией и возможностями строительного ремесла определенного времени и региона, так и социальным протекционизмом. Так, например, в Мюнхене, историческом центре земли Бавария, еще в XV в. был принят запрет возводить дома выше кафедрального собора Фрауэнкирхе, который действует и поныне, что определило общую высоту застройки города не более 6—7 этажей. В Королевстве Польском и Великом княжестве Литовском в средние века было сосредоточено более половины еврейского населения Европы. В 1502 г. король польский и великий князь литовский Александр Ягеллончик законодательно запретил возводить синагоги выше христианских храмов на своих землях.

Художественные формы верхов храмов отражали вероучительное и социальное содержание доминанты в сакральной архитектуре. Зодчие Византийской империи воплощали в своих соборах христианское видение строения Ойкумены, возносясь ввысь грандиозными куполами. Придавая архитектурным формам и конструкциям иерархическую символику церкви земной и небесной, византийские мастера выработали канонический образец пятиглавого крестово-купольного храма, который затем своеобразно трансформировался в зодчестве восточных славян. В Московской Руси в XVI—XVII вв.

древнерусское православное пятиглавие утратило свою конструктивную основу, в художественных формах приобрело восточные черты в виде луковичных главок, но сохранилось как устойчивый образ ортодоксального пред- стояния перед Богом. В Западной Европе усиление католических теократических тенденций и рост средневековых городов нашли выражение в архитектуре многочисленных романских и готических соборов. Грандиозные базилики, в которых при их большой протяженности доминировала горизонтальная составляющая, упорно преодолевали ее густым лесом вертикалей контрфорсов, пинаклей, вимпергов, устремляясь к Небу одной или двумя гигантскими островерхими башнями на западном фасаде или над крыльями трансепта.

В сакральном зодчестве Беларуси «диалог с Небом» имел свои отличительные особенности и разносторонний генезис. Он осуществлялся преимущественно посредством высотных доминант, архитектурно-художественные формы которых видоизменялись в соответствии с общеевропейской стилевой эволюцией. В древнерусский период православные соборы на белорусских землях обычно не имели башен, так как военно-оборонительные функции выполняли городские укрепления. Доминантная роль в композиции храмов отводилась куполам шлемовидной формы, которые символически выполняли апотропейную функцию — сакрального оберега всего города. В период оборонного зодчества в государственных рамках Великого княжества Литовского произошло проникновение фортификационных элементов в структуру крестово-купольного храма. Новая архитектоническая система с четырьмя угловыми башнями нашла воплощение в ряде уникальных памятников белорусской готики начала XVI в., но в дальнейшем, в силу социально-политических обстоятельств, развития не получила. В середине XVI в. по землям Великого княжества Литовского, как и по всей Европе, прокатилась волна реформационного движения, которой Ватикан вскоре противопоставил программу контрреформации и новый архитектурно-художественный стиль барокко. На наших землях, непосредственно вслед за Италией, уже в последней четверти XVI в.

появился первый в Центрально-Восточной Европе католический храм в стиле барокко типа крестовокупольной базилики с безбашенным фасадом. Мощный купол костела иезуитов в Несвиже играл доминантную роль в малоэтажной застройке всего местечка. В конце XVI в. создание униатской греко-католической церкви привело к сосуществованию в одном государстве четырех христианских конфессий, чего не было ни в одной другой стране Европы. В силу этого архитектурная типология белорусских храмов, возведенных в начале XVII в., отличается стилистической неопределенностью. Встречаются небольшие круглые башенки с конусообразным завершением, имеющие стилевые черты северного ренессанса. Продолжается возведение храмов готико-ренессансного типа с одной мощной многоярусной башней-вестверком. Параллельно сформировалась устойчивая композиция барочного храма с двухбашенным фасадом. Во второй половине XVII в. в среде местной шляхты, одержимой духом рыцарства, оказался востребованным суровый стиль сарматского барокко, создавший тип храма с двумя массивными башнями на главном фасаде и пышным лепным оформлением интерьера в технике стукко. Черты барокко своеобразно трансформировались и в более традиционном деревянном зодчестве. В середине XVIII в. произошли качественные изменения в стилистике сакральной архитектуры. Подчеркнутая суровость и аскетизм архитектурных форм сарматского барокко сменяется пластическим богатством, стремительным вертикализмом позднего белорусского барокко. Особая роль в архитектурно-художественном облике храмов придается башням, верхние ярусы которых телескопически сокращаются в размерах, делаются визуально облегченными, что рождает ощущение духовного взлета. Эстетика классицизма, в силу своей идейной ориентации на античность, привела к отказу в сакральной архитектуре от башенных доминант. Эпоха романтизма и порожденные ею исторические стили, напротив, в конце XIX в. вновь вернули башням их композиционную значимость и символику. Однако в своих архитектурных формах они были обращены преимущественно не к отечественным историческим образцам, а к западноевропейскому культурному наследию. Господство в советский период атеистической идеологии привело к значительному перерыву в христианском храмоздательстве. Новейшее время отмечено общим ростом этажности городской застройки, что обусловлено возросшими технико-экономическими возможностями. Понятие доминанты утратило свое сакральное содержание. Возрождение в Республики Беларусь строительства храмов разных конфессий актуализирует проблему семантического наполнения их художественного образа в новой интерпретации. Только глубинно-содержательное понимание роли высотных доминант, а несуетное желание «создать себе имя» может помочь современным архитекторам найти свою неповторимую интонацию в «диалоге с Небом».

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме Т. В. Габрусь САКРАЛЬНОСТЬ ДОМИНАНТЫ в ХРАМОЗДАТЕЛЬСТВЕ БЕЛАРУСИ:

  1. Т. В. Габрусь САКРАЛЬНОСТЬ ДОМИНАНТЫ в ХРАМОЗДАТЕЛЬСТВЕ БЕЛАРУСИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -