<<
>>

С. В. Голубев РЕЛИГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ в СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Образование — продукт культуры во всей ее целостности и способ ее сохранения, распространения и развития. Поэтому оно требует усвоения не только системы знаний, но и системы ценностей, и, соответственно, некоторых «метафизических» предпосылок или, если угодно, верований.

Образование индивида — это построение определенной «картины мира» в его сознании, способ его подключения к традиции и включения в культуру. Различные культуры и различные идеологии и/или религиозные учения представляют различные «картины мира» и по-разному отвечают на следующие вопросы: в чем сущность и предназначение человека? Каков должен быть его образ, идеал, на который должен ориентироваться реальный человек в своем образовании? Этот идеальный образ есть духовно-нравственный ориентир личности, задающий направление ее духовной деятельности, в процессе которой и происходит ее образование. Если такие ориентиры отсутствуют, то и образование становится невозможным.

Взаимосвязь образования и религии или идеологии наглядно проявляется в том, что история не знает «просто» школы. Таковой не было, нет и в принципе быть не может. Было и есть религиозное образование: католическое, протестантское, православное, мусульманское и т. д. Была советская школа — и это точное, отражающее суть дела определение, ибо советская школа была построена советской властью на базе марксистско-ленинской идеологии, в определенных формах и с определенными целями.

Специфичный для современной цивилизации тип школы (и образования) называют светским, чтобы подчеркнуть его нерелигиозный характер. Для общественного сознания сегодня понятия «светский» и «нерелигиозный», по существу, являются синонимами. Но, согласно правилам логики, отрицательное определение — не определение. Поэтому квалификация «нерелигиозная» практически оказывается бессодержательной, не отвечающей на ключевой вопрос: какая? Что значит, например, «нерелигиозное» государство? Оно может быть демократическим, тоталитарным, монархическим, социалистическим и т.

п. То же касается и «нере- лигиозной=светской» школы. Такая характеристика не дает внятного ответа на вопросы: что предлагается взамен «отделенной» религии? На каких ценностях и идеалах, ради каких целей будут воспитываться и обучаться дети в «светской» школе?

Очевидно, что уйти от сколько-нибудь определенного ответа на подобные вопросы не может никакая школа. И современная, конечно, не исключение. Как и всякая другая, она имеет определенную идейную основу и соответствующую систему ценностей. Составляет эту основу идеология либерализма. Поэтому современная школа не «светская», а либеральнодемократическая. В ней религия в качестве одухотворяющего начала и источника идеальных образов и целей для системы образования заменена идеологией, причем идеологией без идеального, а по большому счету, и без образного.

Об идеологическом характере современной школы хорошо сказал один из крупнейших современных социологов П. Бурдье: «Система школьного образования, особенно через преподавание истории и, в частности, истории литературы, вбивает в головы учеников основы настоящей «светской религии» (выделено нами. — С. Г)» [1, c. 142]. Такое «вбивание», по Бур- дье, не может не осуществляться государством, ибо таким образом оно создает «символический капитал» своей власти. Последняя, согласно французскому социологу, в значительной степени опирается на способность формировать в сознании граждан определенную картину мира и (категориальную) структуру мышления. В начале исследования, содержащего приведенное высказывание, он говорит «об одном из важнейших видов власти государства — власти производить и навязывать (в частности, через школу) категории мышления, которые мы спонтанно применяем ко всему, что есть в мире, а также к самому государству» [1, с. 127].

В силу этого всякое государство проводит определенную политику в сфере образования. В традиционном, «официально» основывающемся на определенной религии, государстве проведение таковой считалось, как правило, прерогативой соответствующих религиозных организаций.

Современное же «светское» государство берет эту прерогативу в свое непосредственное ведение, с тенденцией к ее монополизации.

Уместно вспомнить веберовское определение государственной власти как монополии на легитимное насилие. Если считать его верным, то из этого прямо следует, что государство, по природе своей, должно обладать монополией не только на применение «насилия», но и на толкование того, что есть «легитимность». На второе обстоятельство в современной социальной науке обращают, к сожалению, куда меньше внимания, чем на первое, хотя анализ его следствий не менее важен как в теоретическом, так и в практическом отношении.

Поскольку государственная власть «по определению» должна быть легитимной, она должна быть также и концептуальной, и в действительности, во всяком случае в официальном публичном дискурсе, она всегда и является таковой. Иными словами, именно государственная власть определяет конкретное (применительно к данному (общественно-политическому устройству)) содержание основополагающих понятий: Справедливость, Истина, Добро, Зло, Родина и т. п. — и тем самым обеспечивает собственную легитимность. Попросту говоря, именно власть решает, что такое хорошо и что такое плохо, и учит этому в школе. Между прочим, отметим, что неслучайно образование в современном государстве объявлено всеобщим и обязательным, т. е. принудительным. Эта фактическая принудительность практически подтверждает сущностную взаимосвязь государства, идеологии и образования в современном обществе. Как верно пишет известный российский исследователь А. Г. Дугин, отмечая «зависимость образовательного процесса от идеологических установок правящих элит»: «Образование создает нормативный образ гражданина. От того, в рамках какого государства и какого общества проходят образовательные процессы, зависит и то, какой образ транслируется. Этот «образ» представляет собой эталон общественного субъекта, призванного быть носителем конкретного «мировоззренческого кода» [2, с. 522].

Поэтому рассуждения о «деидеологизации» образования есть либо следствие непонимания его природы, либо скрытая форма идеологической борьбы.

Школа как таковая не может быть «отделена» от идеологии. Возможна лишь замена одной идеологии на другую.

В этой связи представляется важным четкое осознание того, что «отделение» «светской» школы от религии — это не «истина практического разума», а идеологический, по сути своей, принцип. Действительный синоним понятия «светский» — понятие «мирской». И обычной пока еще практикой всех цивилизованных светских государств является широкое участие религиозных организаций в общественной «мирской» жизни, в том числе, и даже прежде всего в воспитании подрастающего поколения. И это соответствует природе вещей, ведь очевидно, что ответы на вопросы: в чем предназначение человека? каким должен быть его идеальный образ? — по самой своей природе могут быть даны только верой и есть ее собственное дело, ибо нельзя доказать человеку, для чего и «с кого» он должен «делать жизнь». Поэтому образование и в современном обществе требует обращения к трансцендентным ценностям и по существу своему не может быть «отделено» от религии.

литература 1.

Бурдье П. Дух государства: генезис и структура бюрократического поля // Поэтика и политика. — СПб., 1999. 2.

Дугин А. Г. Обществоведение. — М., 2007.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме С. В. Голубев РЕЛИГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ в СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ:

  1. § 3. Власть-знание: от археологии к генеалогии
  2. С. В. Голубев РЕЛИГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ в СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Литература
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. ИССЛЕДОВАНИЯ
  7. ГЛАВА 18 ДРЕВНЕРУССКИЕ ГОРОДА IX—XIII ВВ.
  8. Формирование образа врага
  9. Египет Запада
  10. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ
  11. Агенты политической социализации
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -