<<
>>

В. В. Горидовец ИСТОРИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОЙ ЕВФРОСИНИИ полоцкой в 1922-1960 гг.

1917 год стал началом нового времени — эпохи мученического исповедания веры Христовой, сопровождавшегося гонением и истреблением как самих верующих, так и христианских святынь.

Утром в субботу 13 мая 1922 г.

на уличных перекрестках древнего Полоцка были расклеены афиши, извещающие население о предстоящем вскрытии мощей преподобной Евфроси- нии и уже через час-полтора весь город был осведомлен о предстоящем событии. Газета «Известия Витебского губисполкома и губкома РКП» от 16 мая 1922 г. передает ту тревожную обстановку, которая возникла в Полоцке: «Какой-то старик, сторож улицы, убедительным тоном рассказывает своему соседу красноармейцу: «Ей Богу отсохнут и руки, и ноги — как притронуться дерзнут . Да приказывает начальство — исполнять надобно им . А боятся, сами знают, что мощи святые да нетленные» [2].

С визгом быстро несется автомобиль. Вдали вырисовывается монастырь. Въехали через широкие ворота на большой, просторный двор, окруженный со всех сторон белой каменной стеной. Людей пока еще немного — человек 500, не считая членов комиссии и красноармейского караула, но толпа все больше ширится и увеличивается. Каждый лезет вперед, стараясь протиснуться через расставленный караул. На паперти церкви ясно выделяются черные, высокие фигуры представителей духовенства. Чему-то многозначительно улыбается наблюдающий за ними молодой красноармеец [2].

Только в 14 ч 30 мин комиссия по вскрытию и освидетельствованию мощей преподобной Евфросинии, созданная согласно указанию 1920 г. Народного комиссариата юстиции «О ликвидации мощей», постановлению Полоцкого уездного исполнительного комитета, утвержденному губисполкомом, начинает свою работу.

В состав комиссии вошли следующие лица: от уездного исполнительного комитета — Хомяков и Ткачев; уездного комитета коммунистической партии — Лейман; союза молодежи — Пискунов; женотдела — Барановская; губисполкома — Григорьев; губернского отдела юстиции — Шевкун; губернского политуправления — Сакс; губздрава — врачи Ленский, Хри- стенсен, Калашников и Лунзберг; представители духовенства — священник Николай Пестмаль, игумен Серафим, протоиерей Черепнин и священник Покровский, игумения Елена, казначея Лариса Ксюнина; военком Полоцких командирских курсов Фабрициус, военком 41 полка Дмитриев; археолог Дейнис; представители рабочих железнодорожного транспорта и пищевиков, городского населения и крестьян.

Председателем комиссии был утвержден член уездного исполкома Ткачев, а секретарем — член губернского исполкома Григорьев. Всего комиссия насчитывала более 50 человек [2].

У изголовья раки с мощами заняли места секретарь комиссии Григорьев, представитель отдела юстиции Шевкун и корреспондент газеты «Известия ВЦИК» Вольный. Монахини освободили мощи от облачений. Присутствующие с напряженным вниманием следят за каждым движением их рук. На реплику одного из присутствующих: «Развязывайте скорее!» — монахиня Неонилла заявляет: «Не торопитесь, мы вас больше ждали». Другая монахиня заявляет: «Тут ничего нет — только одни косточки» [2]. Священник Николай Пестмаль, оттиснутый присутствующими в сторону, настаивает на своем праве быть впереди и добивается этого.

Членами врачебно-экспертной комиссии рассматривается каждая косточка мощей, фотографы Бермант и Соловейчик делают ряд снимков. При составлении протокола протоиерей Черепнин сообщает, что за время пребывания мощей в Полоцке их частицы брались уже три раза — в Новочеркасск, Варшаву и Ригу. Наконец, в 16 ч 30 мин работа комиссии закончена и в церковь начинают запускать народ [2].

«Родименький, где это мощи лежат?» — спрашивает у меня старушка. Рядом с ней красноармеец, держа в руках часть мощей, с хохотом восклицает: «Ну, так мощи .Ну, и святая! ... Вот так обманывали народ духовные наши бати» [2]. Маска с лица духовных пастырей сорвана снова. В заключении врачебно-экспертной комиссии подробно описывается состояние мощей преподобной Евфросинии, причем, по мнению врачей, состояние останков с учетом их возраста вполне нормальное. В полемику с ними вступает археолог Дейнис, утверждающий, что состояние останков неудовлетворительное [2].

После публичного осмотра мощей газета «Известия Витебского губисполкома и губкома РКП» сообщила решение полоцких трудящихся — сдать мощи в музей, после чего они были изъяты из монастыря и помещены в Витебский исторический музей, а серебряная рака, золотые и серебряные лампады с драгоценными камнями — реквизированы.

Сам монастырь вскоре был закрыт, а его здания переданы военному ведомству [2].

Вплоть до 1941 г. мощи преподобной находились в Витебском областном историческом музее, в июне 1939 г. они были подготовлены к экспонированию в отделе истории периода реакции 1907—1910 гг., копия акта вскрытия экспонировалась рядом с мощами — для доказательства посетителям механизма церковного одурманивания трудящихся. При эвакуации ценностей исторического музея 5—7 июля 1941 г. гробница с мощами в силу ее громоздкости и тяжести была оставлена в помещении антирелигиозного музея [3].

В августе 1941 г. мощи преподобной Евфросинии были перенесены в Покровскую церковь г. Витебска, где и находились все время немецко-фашистской оккупации.

Осенью 1943 г. линия фронта проходила практически через Витебск, и вновь встал вопрос о сохранности от военных разрушений мощей преподобной. Было решено спасти мощи великой белорусской святой, эвакуировав их в Полоцк, где 21 октября 1943 г. распоряжением оккупационной власти был открыт Спасо-Евфросиниевский женский монастырь. На перенесение мощей преподобной заранее было получено благословение епископа Смоленского и Брянского Стефана (Севбо), который сам хотел участвовать в этом событии, но ему помешала внезапная эвакуация Смоленска [1, с. 282].

21 октября 1943 г. Церковное Управление Полоцко-Витебской епархии получило разрешение от штандортскомендатуры г. Витебска на возвращение мощей преподобной Евфроси- нии из Витебска в ее Полоцкую обитель. На следующий день, 22 октября, в Витебской Покровской церкви православные прощались с мощами преподобной Евфросинии: были отслужены литургия и молебствие. Утром 23 октября гробница с мощами преподобной была перенесена на украшенную живыми цветами машину и перевезена на железнодорожный вокзал Витебска в сопровождении заведующего Церковным Управлением Павла Поромен- ского, благочинного священника Бориса Чикильдина и шести монахинь. Гробница с мощами была помещена в особый вагон, который поздно вечером 23 октября прибыл в г.

Полоцк [1, с. 282].

На Полоцком вокзале мощи встречали монахини Полоцкого монастыря (около 50 человек), все местное духовенство, учащиеся пастырских курсов. Гробницу с мощами в сопровождении большого числа молящихся перенесли в Полоцкий Софийский собор [1, с. 282].

На следующий день, в воскресенье 24 октября, в Софийском соборе впервые после 25-летнего перерыва, соборным чином были отслужены божественная литургия и молебен перед мощами преподобной Евфросинии, после чего при громадном стечении народа крестный ход с мощами святой Евфросинии под пение стихир акафиста преподобной направился в Спасо-Евфро- синиевский монастырь. У реки Полота торжественную процессию встретил монастырский крестный ход, возглавляемый настоятельницей игуменией Ананией и духовником игуменом Модестом (Павловым) [1, с. 282].

Оба крестных хода соединились, мощи преподобной были внесены в монастырский Спасо- Преображенский храм, где было совершено всенощное бдение, которое возглавил игумен (впоследствии архимандрит). Модест (Павлов). 25 октября 1943 г. в этом же храме соборным чином была отслужена Божественная литургия перед мощами преподобной Евфросинии. Во время литургии проповедывали священники Феодор Котляров и Борис Чикильдин. По свидетельству участника события игумена Модеста (Павлова), только само известие о перенесении мощей преподобной Евфросинии настолько всколыхнуло души людей, что от великой радости они на какое-то время потеряли дар речи: чтец не мог читать, певчие — петь, а священник — произносить возгласы [1, с. 283]. Мощи были спасены.

Прошло менее 20 лет, и история мощей преподобной Евфросинии дополнилась новыми драматическими событиями. Начиная с апреля 1959 г. по июль 1960 г. в областной газете «Віцебскі рабочы» и полоцкой городской газете «Сцяг камунізма» был опубликован цикл антирелигиозных статей, в которых проводилась мысль о вредном влиянии полоцкого женского монастыря на трудящихся, об архаичности и нелепости почитания мощей преподобной Евфросинии [3].

В июне 1960 г.

исполком Полоцкого городского совета трудящихся вышел с ходатайством об изъятии мощей преподобной и передаче их Полоцкому историческому краеведческому музею. Уполномоченный по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по Витебской области, рассмотрев ходатайство Полоцкого горсовета, рекомендовал сначала закрыть Полоцкий женский монастырь и только потом передать мощи преподобной Евфроси- нии в музей [3]. Монастырь действительно вскоре был закрыт, но мощи, по милости Божией, остались в Спасо-Преображенском храме г. Полоцка, где и пребывали до возрождения обители три последующих десятилетия.

Приток паломников к святыне продолжается и по сей день: люди постоянно приходят в святую обитель, где почивают нетленные останки небесной покровительницы Беларуси.

Мы, нынешние христиане, обязаны преподобной Евфросинии и новомученикам ХХ века тем, что можем свободно посещать храмы, учиться и учить богословским наукам, изучать историю Церкви. И нашей святой обязанностью является память о них.

литература 1.

Горидовец, В. В., свящ. Церковная жизнь на территории Полоцко-Витебской епархии в период немецкой оккупации в 1941—1944 годах / В. В. Горидовец // Вестн. церковной истории. — 2008. — № 2 (10). 2.

Государственный архив Витебской области. — Фонд 2289. — Оп. 2. — Д. 87. 3.

Государственный архив Витебской области. — Фонд 1439. — Оп. 3. — Д. 63.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме В. В. Горидовец ИСТОРИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОЙ ЕВФРОСИНИИ полоцкой в 1922-1960 гг.:

  1. В. В. Горидовец ИСТОРИЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОЙ ЕВФРОСИНИИ полоцкой в 1922-1960 гг.
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -