<<
>>

ОБРАЗ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКОГО НЕОКАНТИАНСТВА В РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНО-ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ НАЧАЛА XX ВЕКА Короткая Т.П.

В русской религиозно-идеалистической философии начала 20 века заметно критическое отношение к неокантианству Представители Марбургской школы неокантианства (Г. Коген, П. Наторп, Э. Кассирер) вычленяли в философии Канта наличие двух тенденций - психологической и трансцендентальнологической.

Они стремились освободить кантовскую философию от психологизма, взяв за основу своего анализа трансцендентально-логический метод. Задача теоретической философии понималась ими как выяснение логических предпосылок знания, выяснение тех условий, которые делают его всеобщим и необходимым. Они стремились в самом знании найти такие элементы, которые придают знанию всеобщий и необходимый характер. Предмет познания, по их мнению, является результатом познания; предмет науки есть то, что создается чистой мыслью. Фактически задача познания усматривалась в выяснении внутренних связей и отношений, существующих внутри знания. Знание понимается как бесконечно саморазвивающаяся система. Неокантианцы видели ошибку Канта в том, что он строил свою систему на догматических предпосылках, поскольку признавал чувственно данное ощущение, которое связано с «вещью в себе», аффицирующей чувственность. Неокантианцы трансформировали кантовское понимание «вещи в себе». «Вещь в себе» превращалась у неокантианцев в регулятивный принцип, она становилась пограничным понятием в системе категорий. Неокантианцы считали, что ощущение не может быть основой познания. Само ощущение неокантианцы склонны были трактовать «логически», а именно, ощущение понималось ими как определенность мышления. Они стремились исключить из состава знания любой фактор, чуждый мышлению. Мир, действительность понимался как система научного знания, вернее, реальность предстает в их построениях как определенный этап в развитии знания. Неокантианцы настаивали на беспредпосылочном характере знания, они стремились в самом знании найти и обосновать такие элементы, которые придают знанию всеобщий и необходимый характер. Познание в таком случае не есть анализ данного предмета: предмет познания задан. Г. Коген считал, что различие между предметом и нашим знанием об этом предмете является лишь различием между различными этапами в развитии знания. Настаивая на бесконечности и непрерывности процесса познания, неокантианцы полностью исключали из мышления все чуждое ему.

Для того, чтобы заместить чувственные данные, Г. Коген вводит понятие «Ursprung». Это понятие можно перевести как первоначало или предбытие. Известный российский философ П.П. Гайденко переводит его как первоисточник [1, с. 366]. В свое время В.Е. Сеземан, определяя смысл и значение данного тер-

135

мина в системе Когена, отмечал, что «этот принцип, требует, чтобы все многообразие логических определений объекта знаний проистекало из одного источника и чтобы это единство происхождения логических элементов сохраняло свою силу, свою руководящую роль на всех этапах развития объективного знания» [3, с. 12]. Этот принцип можно определить как совокупность тех понятий, которыми оперирует наука.

Для того, чтобы раскрыть содержание первоначала, необходимо соотнести его с тем, что на нем может быть основано, те. со структурой научного знания. Связь науки и первоначала, таким образом, коррелятив- на. «Коррелятивно связаны между собой первоисточник и все, что из него вытекает, и этот именно тип связи неокантианцы пытаются усмотреть в качестве первичной формы всех других видов связи в научном мышле- нии.Первоисточник- это рассуждая по аналогии, есть принцип бесконечного ряда познания, он раскрывается только через сам ряд, но и ряд, напротив, становится понятным только благодаря установлению принципа этого ряда, те. первоисточника» [1, с. 367]. Т.е. суть первоначала объяснялась неокантианцами на основе математического анализа бесконечно малых величин. Все это приводило к тому, что философия трактовалась как методология различных областей знания, отдельных наук.

Русские философы критикуют неокантианство Марбургской школы с позиций онтологии знания, они подчеркивают тот момент, что субъект-объектные отношения, теория знания и философия в целом должны базироваться на онтологии. Фокусом философских исследований должен стать анализ бытия, философия должна исследовать, прежде всего, структуру бытия, а не замыкаться исследованием структуры знания. Русские философы оказались в ряду целого ряда европейских мыслителей, таких как Э. Гуссерль, Н. Гартман, М. Шелер и др., которые критиковали гносеологизм неокантианцев, их стремление замкнуть философию сферой познания, сферой научного знания, а не бытия. При этом русские философы подчеркивали тот момент, что психологизм неокантианцев - неизбывен. «Психологизм будет действительно устранен лишь в том случае, - отмечал Н.О. Лосский, - если анализ сознания покажет, что в составе его есть непсихические.. .элементы, подчиненные непсихологическим или более общим, чем психологические, законам, и что эти элементы с их непсихологическою закономерностью именно и составляют объективную сторону знания» [2, с. 251]. В своей системе интуитивизма Н.О. Лосский, как известно, радикально трансформирует познавательную схему предшествующей философской традиции. Философ различает акт знания (психическую деятельность познающего), и то, что познается (предмет и содержание знания), подчеркивая тот момент, что акт знания всегда является психологическим, содержание же знания не является таковым. Это различение позволяет Лосскому избегать психологизма и субъективизма и строить собственную теорию познания интуитивизма. Предпосылкой интуитивизма является понимание мира как единого целого, части которого теснейшим образом соотнесены друг с другом. Н.О. Лосский видит несомненную

136

заслугу Г. Когена в формулировке исходных оснований методологии знания. Хотя Г. Когену не удалось преодолеть психологизма, его интерпретация Канта заслуживает самой высокой оценки, ибо «он яснее, чем это сделано Кантом, выдвинул идеал теории знания, отличающийся от психологии знания и по предмету и по методу исследования» [2, с. 254].

В свою очередь, Е.Н. Трубецкой посвятил исследованию неокантианства специальную монографию. Он показывает, что они ведут борьбу против психологизма в познании, однако при этом являются противниками включения метафизических начал в теорию знания, поэтому их усилия в этом плане являются безуспешными. Он высоко оценивает анализ философии Канта Г. Когеном, отмечает более последовательный идеализм и рационализм точки зрения Когена. Е.Н. Трубецкой подчеркивает, что по первоначальному впечатлению кажется, что учение о принципе первоначала (Ursprung) имеет метафизическую окраску. Однако на самом деле в данном случае имеет место панметодизм. По мнению Е.Н. Трубецкого, противоречие Когена состоит в том, что он безуспешно пытается очистить познание от ощущения, он не может доказать, что чистая мысль является единственным источником познания. «Положительная сторона учения Когена, - подчеркивает Е.Н. Трубецкой, - выражается в указании на творчество разума в познании, но это творчество выражается в переработке данных ощущения и вообще воззрительных данных, а отнюдь не в создании данных позна-

W W ТЛ

ния из одних категорий чистой мысли. В познании все данные ощущения оформливаются категориями, и только в этом смысле можно согласиться с мыслью Когена, что загадки, которые ставятся ощущением, разрешаются категориями» [4, с. 236]. Оценивая в целом систему Когена, Е.Н. Трубецкой видит его несомненную заслугу в более строгой, чем у Канта, формулировке задачи трансцендентального метода. Однако, по его мнению, доведенное до конца исследование условий возможности знания неизбежно обнаруживает ту метафизическую предпосылку, на которой оно покоится.

Таким образом, русские философы критикуют неокантианство с позиций онтологии познания. Их критика является интересным моментом того онтологического поворота, который характерен для европейской философии конца XIX -

начала XX века.

Литература 1.

Гайденко, П.П. Научная рациональность и философский разум. - М., 2003. 2.

Лосский, Н.О. Введение в философию. Ч. 1. - Пб., 1918. 3.

Сеземан, В.Е. Теоретическая философия Марбургской школы // Новые идеи в философии. -

Сб. 5. - СПб., 1913. 4.

Трубецкой, Е.Н. Метафизические предположения познания. Опыт преодоления Канта и кантианства. - М., 1917.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ОБРАЗ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКОГО НЕОКАНТИАНСТВА В РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНО-ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ НАЧАЛА XX ВЕКА Короткая Т.П.:

  1. ПРОБЛЕМЫ ОНТОЛОГИИ ПОЗНАНИЯ В РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА Т.П. Короткая
  2. Мищенко Анна Вадимовна. Триадичные учения в русской религиозной философии конца XIX- начала XX вв., 2015
  3. Приложение Проблема логического противоречия и русская религиозная философия: воззрения П. А. Флоренского и Н. А. Васильева Б. В. Бирюков, И. П. Прялко
  4. Руссо и русская культура XVIII — начала XIX века
  5. ГЛАВА 1. «РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕННОГО МАРШРУТА
  6. Бялик Б.А. (ред). ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС и РУССКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА конца XIX-начала XX века 1890-1904, 1981
  7. РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ В XX СТОЛЕТИИ
  8. РУССКАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ О ХАРАКТЕРЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ РОССИИ И ЕВРОПЫ
  9. 1.2. Эсхатологическая тема в русской религиозной философии
  10. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ «СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА»
  11. Диакон Петр Шитиков АПОЛОГЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ русской РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИИ
  12. Раздел IV ИДЕАЛИСТИЧЕСКО- МИСТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. МАСОНСТВО
  13. Глава 1. Становление Страхова как философа переходного периода в русской культуре XIX века
  14. Б. В. Емельянова. Русская философия второй половины XVIII века: Хрестоматия. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 400 с., 1990
  15. Раздел второй «Философия жизни» как направление в западноевропейской философии конца ХІХ — начала ХХ столетия
  16. Телегин С. М. Мифы, мифореставрация и трансцендентальная филология // Миф — Литература — Мифо- реставрация. — М., 2000. — С. 132—154. Л. Н. Попова ДУХОВНО-РЕЛИГИОЗНОЕ СОЗНАНИЕ БЕЛОРУСА в ПОЭМЕ Я. КОЛАСА «НОВАЯ ЗЯМЛЯ»
  17. ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ НАЧАЛА XX в.
  18. Методология религиоведения второй половины Х1Х - начала ХХ века
  19. Кричевский А.В.. Образ абсолюта в философии Гегеля и позднего Шеллинга [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М. : ИФ РАН,., 2019
  20. М.Д. Головятинская, Н.И. Цицилина. Русская философия истории: основные концептуальные подходы XIX века: Учебное пособие / Сост. М.Д. Головятинская, Н.И. Цицилина. — Волгоград: Изд- во ВолГУ,2001. — 72 с., 2001
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -