<<
>>

В. И. Павлюкевич ЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА МЫШЛЕНИЯ

В европейской культурной традиции многие столетия логика является одним из базисных факторов в системе образования. Такой подход к принципам обучения имеет начало в Древней Греции.

Социально-политическая жизнь древнегреческого полиса предполагала, что интеллектуально развитый свободный гражданин должен иметь некоторые навыки ведения дискуссии и более менее аргументированного рассуждения. Отсюда и наличие многих школ риторики. В контексте этих условий социальной жизни древних Афин, а также в связи с зарождением и развитием в то время многих областей научного знания действовали Академия Платона и Ликей Аристотеля, исторически первые крупные образовательно-исследовательские центры Европы. В последующем эта традиция овладения определенным уровнем логической культуры вошла в систему образования и интеллектуального воспитания в средневековых европейских университетах. В настоящее время она находит реализацию в образовательных стандартах всех сколько-нибудь значимых высших учебных заведений Европы, разумеется, и в университетах Беларуси.

Рассматривая логику не только как область высокоабстрактного теоретического знания, но в более широком историческом контексте как интеллектуально-социальный феномен, можно явным образом выделить три формы воплощения логической культуры мышления: дотеоретическую, теоретическую и внетеоретическую. Основанием для выделения и разграничения первых двух форм является различие в уровнях развитости знания. Основанием для разграничения теоретической и внетеоретической форм логической культуры является различие целей, задач и сфер применения.

Истоки дотеоретической формы логической культуры уходят корнями глубоко в древность человеческой истории. На первоначальном этапе зарождение этого вида культуры связано с осмысленной практической предметной деятельностью и становлением языка как средства коммуникации и орудия мышления.

Способность использовать язык в коммуникативных, а в последующем и познавательных целях подразумевает соблюдение определенных норм семантического и синтаксического характера, которые вырабатываются стихийно в процессе формирования и развития языковой культуры. С соблюдением этих норм связаны осмысленность языковых выражений, понимание между участниками коммуникативного процесса, возможность нечто объяснить посредством языка и т. п. Существенную роль во всех таких аспектах осмысленной языковой деятельности играют выработанные имплицитные способности логического структурирования мысли, выражаемой языковыми средствами. Разумеется, все это происходит на стихийном интуитивно-содержательном уровне и вначале, конечно же, в весьма несовершенных формах.

Следующий этап становления логической культуры дотеоретического уровня связан с интуитивно-содержательным пониманием и выявлением логических отношений между мыслями, с осознанием рассуждения и языка как средства познания.

По-видимому, первым, кто с философско-методологических позиций стал рассматривать рассуждение, да и язык в целом, как важный фактор познавательной деятельности был Парменид. Методологические идеи, излагаемые от имени Парменида в одноименном диалоге Платона, представляют значительный интерес в логическом плане. Важнейшую роль в этой методологии играет раскрытие логических связей между высказываниями, выявление следствий из принимаемых положений. Так, Парменид наставляет находящегося в начале своего философского пути Сократа: «Твое рвение к рассуждениям, будь уверен, прекрасно и божественно, но, пока ты еще молод, постарайся поупражняться побольше в том, что большинство считает и называет пустословием; в противном случае истина будет от тебя ускользать» [1, с. 358]. Затем он поясняет, в чем надо упражняться: «.допусти, что существует многое, и посмотри, что должно из этого вытекать. С другой стороны, если многого не существует, то опять надо смотреть, что последует отсюда. одним словом, что только ни предположишь ты существующим или не существующим, или испытывающим какое-либо иное состояние, всякий раз должно рассматривать следствия.» [1, с.

358—359].

Высокий уровень логической культуры, способность к правильному выведению следствий — один из базисных факторов в разрабатываемом Парменидом методе отыскания истины. Философско-методологическое направление, представленное Парменидом, а в последующем Сократом и Платоном, может быть охарактеризовано в логическом плане как поиск на интуитивно-содержательном уровне принципов и способов правильного рассуждения, правильного оперирования языковыми интеллектуальными конструктами в исследовательских целях, в целях выявления истины.

Наряду с этим в Древней Греции сформировался несколько иной подход к подобным проблемам. В рамках риторики свои концепции развивали софисты. Среди множества идей и целей, которые связаны с деятельностью софистов (Протагор, Горгий, Гиппий и др.), для логики и методологии представляют интерес софизмы как способ неявной постановки некоторых проблем. Странные рассуждения, в которых «доказывается», что некий человек является сыном собаки, что собеседник имеет рога, что мед сладкий и в то же время несладкий и т. п., с одной стороны, могут служить «иллюстрацией» к утверждениям некоторых софистов о возможности «доказательства» чего угодно, с другой стороны, неявным образом, в имплицитной форме, содержат проблему правильного, доказательного рассуждения [см. 2, с. 795—796]. Независимо от конкретных целей отдельных софистов, софизмами в общем контексте формирования культуры мышления привлекается внимание к рассуждениям как возможному объекту исследования.

Тот уровень развития логической культуры в дотеоретической форме, который представлен идеями Парменида, Сократа, Платона, а также отмеченными аспектами учений софистов, может считаться непосредственным предтеоретическим этапом формирования логического знания.

Переход от дотеоретического, предтеоретического уровня логической культуры к теоретическому может быть зафиксирован вполне определенно. Он происходит на основании двух кардинальных достижений Аристотеля в области логических исследований: введения в логику переменных и открытия в результате этого логической формы, что в итоге дало Стагириту возможность построить в виде системы первую логическую теорию.

Ян Лукасевич отмечает: «Введение в логику переменных является одним из величайших открытий Аристотеля» [3, с. 42]. Оценивая значимость для развития логики этого достижения, он сравнивает его с введением переменных в математику: «.каждый математик знает, что введение в арифметику переменных положило начало новой эпохе в этой науке» [3, с. 42].

Таким образом, логическая форма, выявляемая с помощью соответствующих переменных, и представленное ею логическое содержание анализируемого высказывания является не готовой частью данного высказывания, непосредственно извлекаемой из него, а новым смысловым теоретическим конструктом, возникающим в результате соответствующей обобщающе- абстрагирующей деятельности познающего интеллекта.

Введением переменных для выявления логического строения простых категорических высказываний и силлогистических рассуждений Аристотель не только открыл понятие логической формы, но и положил начало структурному анализу языковых интеллектуальных образований в зависимости от целей логического исследования. Эти достижения Аристотеля заложили основы развития логики в форме теоретического системного знания, которое, начиная с ХХ в., является одной из наиболее бурно развивающихся наук.

За пределами науки имеется широкая область проявления логической культуры (внетео- ретическая форма), где обнаруживаются порой такие ее функции, которые совершенно не свойственны логике в пределах теоретического знания. Так, в художественной литературе, кино, театре, на эстраде, в повседневном общении некоторые логические конструкции нередко используются как средства юмора, иронии, сатиры, политического протеста, как способы характеристики персонажей и т. п. Художники слова, во все времена интересовавшиеся образом мыслей современников, широко используют эти возможности в своих произведениях.

Тавтология, противоречие, круг в рассуждениях, подмена понятий — все это довольно часто применяется в художественной литературе и других жанрах искусства в целях и функциях, совершенно отличных от тех, которые присущи тавтологии, противоречию и т.

д. в сфере научного знания. Иллюстрациями могут служить такие обороты речи как «Что было, то было», «Что будет, то будет», «Чего не знаю, того не знаю», «Закон есть закон», «Была не была», «Будем живы — не помрем», «Имеем то, что имеем» и еще много подобных. Фразы такого типа в зависимости от контекста могут выражать идею храбрости, решительности, мужества, бесшабашности, сожаления о чем-то, надежды, необходимости следования каким-то нормам, по- лагания на провидение, на счастливый случай и т. д. Подобным же образом можно оценить и обороты речи, основанные на идее противоречия: «Умная голова, да глупому досталась» и т. п.

Такого рода языковые конструкции в силу их большой смысловой вариабельности вошли в пословицы и поговорки. Они нередко используются писателями и поэтами как художественные приемы, позволяющие более «рельефно» выразить соответствующую идею, замысел произведения: например, «Живой труп», «Мертвые души».

В басне классика белорусской литературы Кондрата Крапивы «Философ и река» утверждается: «Ці то у штанах, ці без штаноу, філосаф ёсць філосаф». Ясно, конечно, что в содержание этой фразы автор вкладывает по контексту нечто большее, чем констатацию частного случая закона тождества.

Весьма широко обыгрывается многозначность слов или просто сходство выражений по звучанию. По-видимому, один из первых таких литературных эпизодов встречается у Гомера. Хитроумный Одиссей сказал циклопу Полифему, что его зовут «Никто». Это впоследствии спасло Одиссея и его спутников. Когда ослепленный Полифем кричал, а другие циклопы спрашивали, кто его обидел, то он отвечал: «Никто». Такой ответ, конечно, успокаивал циклопов.

Элементы логической культуры широко применяются также как средства характеристики героев литературных произведений. Разный уровень логической культуры порой бывает существенной характеристикой литературных персонажей и героев народного фольклора. Так, Шерлок Холмс характеризуется высокой степенью аналитических способностей, в чем ему заметно уступает доктор Ватсон, не говоря уже о весьма слабом в этом отношении инспекторе полиции.

Хорошей смекалкой, базирующейся на высокой степени интуитивной логической проницательности, отличается герой белорусского фольклора Нестерка.

Использование логических средств в соответствующих художественных целях в произведениях, обращенных к огромной аудитории, говорит о том, что логическая культура — важная составляющая в системе культуры общества в целом и является одной из ее существенных позитивных ценностей.

В заключение хочется напомнить слова известного философа ХІХ в. Дж. Ст. Милля, который характеризовал логику как науку, рассеивающую туман невежества и играющую важнейшую роль в формировании и воспитании человека, ориентированного на ясное и точное мышление.

литература 1.

Платон. Парменид // Собр. соч. в 4 т. — М., 1993. — Т. 2. 2.

Ивин А. А. Софизм // Философия: Энцикл. словарь; Под ред. А. А. Ивина. — М., 2004. 3.

Лукасевич Я. Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики. — М., 1959.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме В. И. Павлюкевич ЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА МЫШЛЕНИЯ:

  1. В. И. Павлюкевич ЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА МЫШЛЕНИЯ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -