<<
>>

ПРОБЛЕМА РАСПАДА СССР И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН В СОВРЕМЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ Кузнецова М.А.

Проблема исторического феномена СССР и социальных преобразований в период его существования продолжает оставаться одной из наиболее обсуждаемых в социальной философии.

После распада СССР, в начале 1990-х гг., остро встали вопросы о будущем развитии новых суверенных государств - бывших республик Советского Союза.

Поскольку они имели практически одни и те же источники и причины, форму и механизм обретения независимости, новые государства столкнулись с идентичными проблемами, характерными для постсоветского пространства и времени. Опыт образования, развития, а также распада СССР является актуальным и в настоящее время, в период стремительной глобализации в социальной, экономической и культурной сфере. Данная тема тесно связана с современностью, поскольку анализ достижений, успехов и неудач социальных преобразований в Советском Союзе является существенным для определения стратегий социально-экономического развития новых государств и сохранения национальнокультурной идентичности на постсоветском пространстве.

Многие исследователи считают, что наиболее эффективной в объяснении процессов, произошедших в СССР, является теория модернизации, поскольку советский опыт представляет собой модернизационный проект с впечатляющими, хотя и противоречивыми результатами. Конструкция «российской цивилизации», согласно которой период существования СССР - один из этапов развития особого евразийского пути, представляется недоказательной и методологически малоэффективной [1, с. 589-590].

Именно в рамках СССР в России и других республиках был осуществлен модернизационный переход от аграрного к индустриальному обществу, и он является одним из главных достижений советского строя. Ученые считают, что СССР имел историческую предрасположенность к распаду, что было обусловлено противоречием имперских черт советского государства и модернизацион- ных процессов.

Империя СССР была воссоздана на основе советской индустрии, но из-за неспособности выйти на постиндустриальный этап модернизации страна оказалась в ситуации тотального социально-экономического, политического и культурного кризиса [2, с. 10].

Советская экономическая модель работала в экстремальных ситуациях, когда требовалась концентрация и жесткое распределение ресурсов, строго централизованное управление с принуждением и ответственностью работников. Мобилизационная экономика обеспечила беспрецедентный рывок для модерни- зационного перехода, но он не был закреплен необходимым механизмом для саморазвития, что породило кризис системы. Сама модернизация осуществлялась

525

путем революций «сверху» и охватывала преимущественно технологическую и военно-промышленную сферы и систему управления, не подкрепляясь политическими и социальными преобразованиями.

Модернизационный аспект в деятельности советского государства (в частности, индустриализация) задал определенный вектор развития - урбанизация, образование, вертикальная социальная мобильность. Несмотря на то, что советское социальное развитие было масштабным и глубоким, реализация советской модели модернизации обусловила некоторую асимметрию между личностью, обществом и государством. Сформировавшаяся в малой демократической семье рациональная, образованная, светски ориентированная личность плохо совмещалась с коллективной собственностью, тотальным регулированием, подавлением инициативы, недостатком гражданских и политических свобод [3, с. 334]. Асимметрия между развитием личности и государством была обусловлена также идеологическим давлением в СССР. Советская идеология, имевшая статус науки и основанная на теоретических моделях марксизма, не претерпела фактически никакого развития. Если с течением времени, с развитием образования в СССР, культурный уровень граждан вырос значительно, то состояние идеологии осталось на прежнем уровне.

Модернизация в союзных республиках являлась составной частью общих модернизационнных процессов в СССР и обусловила большой шаг вперед в культурной эволюции этих народов, а также рост национального самосознания.

С другой стороны, проводимая в СССР национальная политика имела ряд очевидных отрицательных черт: депортации отдельных народов воспринимались как угнетение, что, безусловно, сыграло крайне негативную роль и впоследствии стало мощным аргументом для обоснования сепаратистских настроений в конце 1980-х гг

По мере осложнения экономического положения государства и ослабления его политической роли происходило нарастание центробежных тенденций в империи. Сыграл роль в процессе дезинтеграции и принцип самоопределения наций, после ослабления зависимости руководителей от центра республики и автономные образования воспользовались правом выхода из СССР. Важнейшим фактором в процессе дезинтеграции был раскол элит, их сепаратистские действия, по сути, являлись инструментом борьбы за власть.

Следует отметить, что рассмотрение опыта социальных преобразований в СССР только в рамках модернизационного подхода основывается на линейной модели развития, в которой история рассматривается как путь к постоянному прогрессу. Тем не менее, не все страны проходят одни и те же фазы развития, поскольку ни одно государство не развивается изолированно от всего мира. Т аким образом, даже сходные процессы модернизации имеют разный смысл, в зависимости от того, где и на каком этапе общемирового развития они происходят. Данное положение убедительно доказывает И. Валлерстайн на основе мир- системного анализа.

В концепции миросистемы И. Валлерстайна капитализм рассматривается не как определенный тип экономики и совокупность правовых норм, а как международная иерархичная система, состоящая из ядра, полупериферии и периферии, которая функционирует на основе неравенства [4].

И. Валлерстайн считал, что Советский Союз являлся частью капиталистического мира, поскольку сама миросистема в целом была капиталистической, а соперничество США и СССР гарантировало устойчивость мирового порядка. Б. Кагарлицкий, в целом примыкая к общей концепции миросистемы, в противовес И. Валлерстайну утверждает, что СССР со странами -сателлитами пытался сформировать собственную миросистему.

Это была попытка противопоставления капиталистической миросистеме, создания альтернативного миропорядка, однако с течением времени бюрократия становилась все более консервативной, а СССР приобретал черты «мира-империи». В 1970-х гг. сырьевая направленность экономики и включение в мировое разделение труда подтолкнуло к повороту к капиталистической миросистеме [5, с. 482]. После окончательной дезинтеграции, Россия и другие постсоветские страны вновь оказались на периферии. При этом, к концу 1990-х гг российская экономика приобрела капиталистический характер лишь отчасти, сохраняя черты советской системы.

Надежды людей на постсоветском пространстве, связанные с либеральными преобразованиями после распада СССР не оправдались. Более того, разрыв между ожиданиями и реальностью оказался шокирующим и обусловил возникновение в общественном и индивидуальном сознании множества парадоксов. Ж. Тощенко говорит о возникновении «парадоксального человека» - в связи с противоречиями внутри общества человек искренне преследует взаимоисключающие цели, не замечая парадоксальности своего сознания и поведения. Выделяется несколько парадоксальных стратегий в осмыслении перспектив дальнейшего развития постсоветского пространства. В радикализме либерального подхода проявляется нигилизм по отношению ко всем достижениям СССР и абсолютный восторг по поводу рыночного будущего. Для решения всех общественных проблем следует разрушить, бескомпромиссно отказаться от прошлого. Однако при таком подходе рынок из средства, необходимого для решения экономических и социальных задач превращается в цель, что делает его инструментом роста социальной напряженности. Социалистический догматизм противостоит новому и абсолютизирует достижения прошлого. При этом отсутствует видение перспективы, нет ощущения необходимости постоянных изменений.

Кроме того, на постсоветском пространстве возникла социальная аномия - негативное отношение, как к прошлым преобразованиям, так и к возможным будущим, даже, несмотря на некоторую стабилизацию и улучшения.

Такое психологическое состояние общества обусловлено противоречиями между провозглашаемыми ценностями и невозможностью их реализации [6, с. 485].

Все эти явления ставят вопрос о направлении дальнейших преобразований в постсоветских государствах и отношении их к миросистеме. Опыт СССР по-

527

казывает, что существование в ее рамках не обеспечивает самостоятельное развитие, в то время как отдаление от нее приводит к изоляции. Таким образом, чтобы не оставаться на периферии, дальнейшее направление развития России и других стран постсоветского пространства должно определяться ориентацией на преобразование современной миросистемы.

Литература 1.

Тишков, В.А. Этнический фактор и распад СССР: варианты объяснительных моделей / В.А. Тишков // Трагедия великой державы: Национальный вопрос и распад Советского Союза / Отв. ред. Г. Н. Севастьянов, сост. С. М. Исхаков. - М.: Изд-во «Социально-политическая мысль», 2005. - С. 588 - 600. 2.

Алексеев, В.В. Распад СССР в контексте теорий модернизации и имперской революции / В.В. Алексеев, Е.В. Алексеева // Отечественная история. -2003. - № 5. - С. 3-20. 3.

Миронов, Б.Н. Социальная история России периода империи (18-начало 20 в.): В 2 т. / Б.Н. Миронов, 3-е изд., испр., доп. - СПб.: «Дмитрий Буланин», 2004. 4.

Валлерстайн, И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / И. Валлерстайн; пер. с англ. П. М. Кудюкина. - СПб.: Изд-во «Университетская книга», 2001. 5.

Кагарлицкий, Б.Ю. Периферийная империя: циклы русской истории / Б.Ю. Кагарлицкий. - М.: Алгоритм, Эксмо, 2009. 6.

Тощенко, Ж.Т. Парадоксальный человек: монография / Ж.Т. Тощенко. - 1-2 изд., перераб. и доп. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010

Еще по теме ПРОБЛЕМА РАСПАДА СССР И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН В СОВРЕМЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ Кузнецова М.А.:

  1. § 2. Вызовы.
  2. ПРОБЛЕМА РАСПАДА СССР И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН В СОВРЕМЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ МЫСЛИ Кузнецова М.А.
  3. §1. Типология нижегородской периодической печати на рубеже XX-XXI вв.
  4. Глава 4. Семиотика коллективного сознания
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -