<<
>>

Протоиерей Георгий Рой ХРИСТИАНСКО-ЭТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ ВСПОМОГАТЕлЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

Современная наука располагает мощными средствами вмешательства в сложнейшие процессы, протекающие в человеческом организме, и берется за решение коренных вопросов человеческой жизни, ее возникновения и продолжительности.

Все чаще и чаще СМИ сообщают о сенсационных достижениях в области биомедицинских технологий. Не остается в стороне от этих процессов и отечественная медицина. Белорусская наука обладает достаточным потенциалом, чтобы внедрять и развивать достижения мировой биомедицины. Вместе с тем возникает множество весьма сложных и неоднозначных вопросов этического характера, которые во всем цивилизованном мире стали предметом острых общественных дискуссий. В спор о биотехнологиях вступили медики и юристы, философы и богословы, бизнесмены и политики. Такое пристальное внимание вполне объяснимо. Биотехнология — наука, делающая в каком-то смысле фантастику реальностью. Она сулит большие выгоды, но в то же время напрямую ставит вопрос о достоинстве человеческой личности, о праве на жизнь, о свободе человека и его ответственности за последствия своих действий.

В этом докладе предпринята попытка, во-первых, представить этическую оценку современных методов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в контексте христианского нравственного учения и христианской антропологии. Во-вторых, дается этическая и отчасти юридическая оценка практике применения вспомогательных репродуктивных технологий в Республике Беларусь. В-третьих, ставится вопрос о том, насколько готовым оказалось белорусское общество к серьезной дискуссии по проблемам, возникающим в контексте применения новых биомедицинских технологий.

Библейско-христианская антропология как основа для этической оценки практики применения современных ВРТ

«Ибо Ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это.

Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в своей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Псл 138:13—16). Как к великой тайне Господней относится Библия к зарождению человеческой жизни. Процитированные слова Псалма говорят о том, что Бог лично узнает человека еще до его появления на свет, в перспективе видит всю его дальнейшую жизнь. В зарождении каждой человеческой жизни Бог принимает непосредственное участие. Это та сфера, в которой творческая сила Божия непрестанно продолжает действовать. Уже со страниц Ветхого Завета однозначно утверждается мысль, что зарождение человеческой жизни это не только некий биологический процесс, но и синергический результат (итог творческого сотрудничества) человеческого стремления к воспроизведению жизни, с одной стороны, и творческой силы Бога — с другой. Бог есть Отец каждому человеку не в меньшей мере, чем его земные родители. Больше того, сама возможность зарождения жизни, ее течение и окончание находятся в руках Всемогущего Бога. Иов последовательно описывает, как Господь сотворил его и дал ему жизнь: «Твои руки трудились надо мною и образовали всего меня кругом, — и Ты губишь меня? Вспомни, что Ты, как глину, обделал меня, и в прах обращаешь меня? Не Ты ли вылил меня, как молоко, и, как творог, сгустил меня, кожею и плотью одел меня, костями и жилами скрепил меня, жизнь и милость даровал мне, и попечение Твое хранило дух мой?» (Иов 10:8—12).

Бог дает человеку свободу иметь с Ним личные отношения или таковых не иметь, но онтологически человеческая природа всецело зависима от Бога. Каждая человеческая личность еще до самого зарождения своего бытия предсуществует в Предвидении Божием. Так, пророки Исаия и Иеремия еще до зачатия призваны Богом к пророческому служению: «Господь призвал меня от чрева от утробы матери моей, называл имя мое. И ныне говорит Господь, образовавший меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтоб Израиль собрался к Нему» (Ис 49:1—5).

«Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» (Иер 1:5).

Онтологическая основа человеческого бытия, своеобразие и неповторимость личности человека коренятся в Боге-Творце. Бог задает определенный telos (греч. цель) каждой человеческой жизни, еще до самого факта ее биологического зарождения. Это одна из основных идей библейской антропологии, которая однозначно прослеживается с самых первых страниц Священного Писания. На этой идее зиждется само основание для уважения человеческой личности, священности жизни человека. Библейский факт отцовства Бога по отношению к каждому человеку выводит вопрос о достоинстве человека и его жизни за пределы биологического мира в сферу трансцендентного.

В Новом Завете отношение к зарождению человеческой жизни приобретает еще более глубокое измерение. Второе Лицо Святой Троицы, Сын Божий, Предвечный Логос принимает полноту человеческой природы и становится сыном Девы. Воплощение Сына Божьего, согласно евангельскому описанию и восприятию этого события церковным преданием, произошло в момент возвещения Архангелом Гавриилом благой вести Пресвятой Деве Марии и Ее согласия: «Се, раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк 1, 38). Вот момент, когда «Слово стало плотью» (Ин 1:14). Принципиальная позиция православного богословия в том, что Сын Божий был настоящим человеком, а это значит и то, что он подобно всем другим людям прошел обычные стадии человеческого развития и становления, в том числе и стадию внутриутробной жизни. С самого момента Благовещения мы уже можем говорить о Христе как о Богочеловеке. Каждый здравомыслящий христианин вряд ли дерзнет в этом случае задавать вопрос о времени одушевления или моменте, когда эмбрион становится человеческим существом.

Во всей святоотеческой литературе последовательно прослеживается мысль об одновременном возникновении телесного и душевного начал человеческой природы. Это так называемая теория немедленного одушевления человека.

Первым ее сформулировал еще Тертул- лиан. Святитель Василий Великий пишет по этому поводу так: «Нет у нас различия между плодом сформированным и несформированным» [1, с. 210].

Итак, каковы же практические выводы из этих богословских идей для рассматриваемой нами проблемы применения современных репродуктивных технологий? Какие этические выводы следуют из всего ранее сказанного?

Современные репродуктивные технологии достигли той стадии своего развития, когда они уже не ограничиваются некими вспомогательными функциями при невозможности естественного зачатия, а простираются в сферу, где открываются возможности не допустимого с точки зрения здорового нравственного чувства и с точки зрения христианской антропологии манипулирования человеческой жизнью. Проводимые эксперименты напрямую затрагивают вопрос о свободе человека, о достоинстве личности, о самоценности жизни. Естественным образом возникает вопрос о границах такого вмешательства и его последствиях. Это проблема беспокоит не только христиан, но и светское общество: политиков, юристов, ученых, людей доброй воли.

С целью оправдать и расширить границы и степень вмешательства в процесс зарождения человеческой жизни разрабатываются различные научные и этические теории, призванные показать, что до определенного этапа эмбрион нельзя считать человеческим существом в полном смысле этого слова, выдвигается так называемая идея «преэмбриона». Существует множество теорий относительно того, какие наиважнейшие показатели характеризуют в нем «человечность». Согласно классификации Игоря Чиндина, теории, представленные в современной научной литературе, можно разделить на две группы. Первая группа содержит позиции о начале человеческого существования с точки зрения естественных биомедицинских наук. В ней представлены позиции, связывающие начало человеческой жизни с формированием дыхательной системы, с периодом формирования сердечно-сосудистой системы, с началом функционирования ствола мозга, с образованием первичной полоски, с имплантацией бластоцисты в стенку матки и с моментом слияния гамет, т.

е. с образованием генома человека.

Вторая группа представляет гуманитарные, этико-философские подходы и содержит в себе следующие из них: градуализм, социологизм, психоаналитический, морально-интенциональ- ный, философско-антропологический и теологический подходы [2].

И если существует период в развитии человеческого эмбриона, когда он еще не может быть назван человеческим существом, то, соответственно, это открывает возможность для всевозможных манипуляций и экспериментов. Такая позиция в корне противоречит библейской и христианской антропологии.

Краткая история применения ВРТ

Вспомогательные репродуктивные технологии существенно развились в XX в. Но более или менее успешные медицинские попытки вмешаться в репродуктивный процесс предпринимались еще с XVII в. В 1782 г. итальянец Лазаро Спалланцани (Lazzaro Spallanzani) провел успешную искусственную инсеминацию на собаке. В 1875 г. Тоуретом (Thouret) впервые была проведена успешная искусственная инсеминация своей жены [3]. К концу XIX в. искусственная инсеминация становится едва ли не обыденной медицинской практикой. В это время появляется и соответствующая литература и статистика.

Настоящим переворотом в практике применения ВРТ стало рождение в 1978 г. первого в мире «ребенка из пробирки» Луизы Браун. Предварительно было сделано 600 переносов, прежде чем перенос 10 ноября 1977 г. 8-клеточного эмбриона в полость матки привел к наступлению маточной беременности [3].

В 1986 г. в лаборатории Леонова родился первый в СССР «ребенок из пробирки». В 1980 г. появилось первое сообщение об успешном исходе программы суррогатного материнства [4, с. 21].

В Беларуси методы ВРТ впервые были применены 15 лет назад. В 1995 г. в Минске при содействии американских медиков из Чикагского института репродуктивной генетики был образован центр для помощи бездетным парам. В 1999 г. эмбриологическая лаборатория центра была расформирована — содержать такое предприятие в Беларуси стало невыгодным. 1 июля 2001 г. в Минске открылся первый Центр вспомогательной репродукции «Эмбрио».

Заметим, что первое юридическое определение понятия «репродуктивные технологии» в белорусском законодательстве появилось лишь в 2006 г., спустя 11 лет с начала применения методов ВРТ. Это определение было дано в Постановлении Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 02.06.2006 № 41 «Об утверждении Инструкции о порядке применения вспомогательных репродуктивных технологий»: «Вспомогательные репродуктивные технологии — это метод лечения бесплодия, при котором отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма женщины» [5]. В том же 2006 г. были внесены поправки в кодекс Республики Беларусь «О семье и браке», которые также затронули сферу применения ВРТ.

На сегодняшний день в Беларуси экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) применяют в четырех специализированных медицинских центрах. В Гомеле действует Гомельский областной диагностический медико-генетический центр «Брак и семья». В Минске существуют три центра: Центр вспомогательной репродукции «Эмбрио»; Республиканский научно-практический центр «Мать и дитя»; Центр репродуктивной медицины ЭКО.

При содействии Центра вспомогательной репродукции «Эмбрио» в этом году был открыт кабинет ЭКО в клинике Витебского медуниверситета. Витебские медики проводят диагностику и процедуры подготовительного этапа программы ЭКО [6].

В скором времени ожидается открытие центра вспомогательных репродуктивных технологий в Гродно на базе Гродненского областного перинатального центра [7].

Несмотря на то что за 15 лет уже тысячи людей прибегли к тем или иным методам ВРТ, до сих пор в Беларуси нет четкого законодательного регулирования деятельности центров репродуктивных технологий. Нельзя сказать и того, что в Беларуси тема биотехнологий стала предметом серьезного общественного обсуждения.

Этическая оценка практики применения ВРТ в Беларуси 1.

Донорство мужского семени.

Говоря о донорстве семени, мы касаемся весьма серьезных этических, религиозных, медицинских и юридических проблем. В строгом смысле слова в данном случае неуместно говорить о донорстве как таковом. Донорство предполагает безвозмездную жертву. Здесь же идет речь о торговле половыми функциями, что сближает эту практику с проституцией. Ведь и там и здесь речь идет о продаже своих половых функций.

Если же давать общую этическую оценку этому явлению, то необходимо отметить следующее.

При использовании донорских половых клеток нарушается принцип единства и нерасторжимости семейной пары. В процессе зачатия участвует некая третья сторона. В Основах социальной концепции Русской православной церкви дается однозначно отрицательная оценка данной практики: «Манипуляции, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей» (XII.4) [8, с. 31].

Опасности подвергается и сам ребенок, который может так или иначе узнать об истории своего рождения. Кроме того, ребенок заведомо лишается права знать правду о своем рождении. Всякий человек имеет право знать, кто его родители. Нельзя исключить семейных коллизий и со стороны социального отца, когда тот знает, что в жилах рожденного его женой ребенка течет чужая кровь. Он оказывается в двусмысленном положении по отношению к ребенку по сравнению с его матерью. Все это может отразиться на отношениях отца и ребенка, жены и мужа.

Итальянские исследователи Э. Сгречча и В. Трамбоне указывают также на опасность евге- низма, т. е. стремления к приобретению «избранного семени». В США в Калифорнии, например, создан генетический банк, зарезервированный для лауреатов Нобелевской премии. В некоторых государствах уже принят закон, ограничивающий число претенденток на получение семени определенного донора [9, с. 233]. Но даже вне контекста этих примеров у любой женщины, обращающейся за донорским семенем, есть возможность выбора тех или иных биологических характеристик для своего будущего ребенка. Не является ли все это нарушением принципа самоценности жизни человека? Не является ли все это вторжением в святое святых человеческой природы и личности?

Проблемы с «донорством семени» возникают и с точки зрения генетики. Некий донор оставляет в генетическом банке свое семя. Возникает вопрос: «Сколько единокровных детей этого «отца» может быть зачато?» Опасность заключается в том, что единокровные братья и сестры даже не будут подозревать о своем родстве. При широкой распространенности подобной практики мы потеряем возможность знать о том, кто кому приходится родственником. Это, в свою очередь, может иметь следствием браки между близкими родственниками с легко предсказуемыми последствиями наследственного характера.

Что касается юридической оценки практики донорства половых клеток, то нужно заметить, что в Республике Беларусь уже около 15 лет активно предоставляются услуги центров вспомогательной репродукции и широко практикуется донорство половых клеток. Но только в 2006 г. с принятием поправок в кодекс о семье и браке была предпринята попытка подвести под этой спорной с этической точки зрения практикой законодательную базу. К сожалению, в процессе разработки этих поправок невозможно было найти официальную информацию о том, какие мнения законодателей имеются на этот счет, какие конкретно нормы планируется принять. Ни белорусские средства массовой информации, ни официальный сайт Палаты представителей Республики Беларусь, ни сайт Министерства здравоохранения Республики Беларусь не предоставили подробной информации. Чаще всего на интернет-сайтах и на страницах печатных СМИ появлялись лишь короткие информационные сообщения о намерениях законодателей. Лишь изредка и поверхностно белорусские СМИ затрагивали вопросы правовых и этических коллизий, возникающих в этом контексте.

В ст. 52 нынешней редакции Кодекса Республики Беларусь «О браке и семье» признается практика донорства половых клеток и регулируются правовые отношения, возникшие в результате рождения детей с использованием при их зачатии донорского генетического материала. Но вместе с тем с юридической и моральной точки зрения остается много так называемых серых зон. Определим главные этические и юридические проблемы белорусского закона:

допускается торговля генетическим материалом;

не ограничивается круг лиц, имеющих право воспользоваться донорскими половыми клетками. Например, в Беларуси одинокая женщина вполне может воспользоваться услугами центров репродуктивных технологий и стать матерью вне контекста семейных отношений;

на законодательном уровне не прописывается обязательное медицинское и психиатрическое обследование донора. 2.

Криоконсервация гамет. Феномен «посмертного зачатия».

Криоконсервация — замораживание биологического материала для сохранения и использования в будущем. В настоящее время разработаны и широко применяются в центрах репродуктивных технологий методы замораживания мужских и женских половых клеток и самих эмбрионов. Замороженный биологический материал хранится в криобанке в жидком азоте при температуре —196 оС. В криохранилище гаметы и эмбрионы могут храниться на протяжении нескольких десятков лет ввиду того, что при низких температурах все биологические процессы останавливаются. Криоконсервация гамет и эмбрионов применяется уже довольно давно (с 1984 г.) [10, с. 246].

В Беларуси практика криоконсервации гамет и эмбрионов законодательно не регулируется. Первая этическая и юридическая проблема, возникающая в контексте применения криоконсервации, — это правообладание донорским генетическим материалом и самими эмбрионами. Кто в праве распоряжаться этими генетическими банками? Каковы границы использования? Допустимы ли эксперименты? Еще одна значительная этическая проблема, связанная с криоконсервацией, возникает в случае так называемого феномена «посмертного зачатия». Предположим, перед сеансом химиотерапии онкологически больного мужчины был произведен забор его половых клеток, которые тут же были подвергнуты криоконсервации. Лечение не принесло желаемого результата, и больной умер. Жена умершего пожелала воспользоваться замороженным биологическим материалом своего мужа и зачать ребенка путем искусственной инсеминации. Процедура прошла успешно и произошло «посмертное зачатие».

Очевидна по меньшей мере этическая сомнительность этой практики. С христианской точки зрения священность жизни требует, чтобы передача ее совершалась через отношения двух людей, составляющих «одну плоть» в моногамном, гетеросексуальном супружеском союзе. Отношения эти, не сводимые лишь к осеменению, должны раскрываться в жизни обоих родителей как неизменная любовь и взаимная поддержка, позволяющие осуществлять деторождение и воспитание как общий супружеский подвиг. Но для этого оба должны быть живы [1, с. 252—253]. 3.

Этическая и юридическая проблематика практики ЭКО.

При некоторых видах бесплодия применяется так называемый метод ЭКО — экстракорпоральное оплодотворение. Этот метод доказал свою большую эффективность по сравнению с другими методами лечения бесплодия. Но с этической точки зрения эта биомедицинская технология далеко не бесспорна. Этические и юридические вопросы концентрируются главным образом вокруг проблемы «избыточных эмбрионов».

При применении метода ЭКО как правило заготавливаются в лабораторных условиях in vitro (в пробирке) несколько эмбрионов на тот случай, если первая попытка имплантации эмбриона или эмбрионов окажется неудачной. Остающиеся в запасе эмбрионы подвергаются криоконсервации. Если же первая или вторая попытка имплантации оказывается успешной, то возникает вопрос об эмбрионах, оставшихся замороженными в жидком азоте, — «лишних эмбрионов». К сожалению, белорусское законодательство не определяет того, кто обладает правами на эти эмбрионы (генетические родители, государство, центры репродуктивных технологий). Ни государство, ни общество не контролируют дальнейшую судьбу замороженных эмбрионов: хранятся ли они в жидком азоте, уничтожаются ли, используются ли для экспериментов, продаются ли. А ведь это человеческие жизни.

Необходимо упомянуть и то, что при технологии криоконсервации погибает 20% эмбрионов, а последующая частота наступления беременности и рождения живых детей составляет 28% и 22% случаев соответственно [10, с. 233]. 4.

Суррогатное материнство.

При этической оценке суррогатного материнства мы можем сказать, что оно вполне сравнимо с практикой покупки и продажи детей. Ребенок становится товаром. Кроме того, в случае с суррогатным материнством рушится сама суть материнства и отцовства, подрываются первоосновы жизни человеческого общества. Ребенок рождается кандидатом на мучительный кризис идентичности в будущем. Кто его настоящая мать? Та, что родила? Или та, что предоставила генетический материал? И «суррмама», и генетические родители оказываются под угрозой мучительных сомнений. По многим свидетельствам, «вынашивающая мать» в большинстве случаев переживает мучительный психологический стресс, отдавая рожденное ею дитя. Зачастую случалось и так, что от ребенка отказывались все.

В июле 2006 г. в Кодекс Республики Беларусь «О браке и семье» были внесены поправки, согласно которым «суррогатное материнство» признается допустимым. В ноябре того же года Совет Министров Республики Беларусь также издал постановление «О существенных условиях договора суррогатного материнства». Первые официальные договора о суррогатном материнстве в Беларуси были заключены в 2007 г.

Действительно печально, что законодательное закрепление столь спорного явления практически не сопровождалось общественной дискуссией. Несколько откровенно рекламных публикаций о суррогатном материнстве в белорусской прессе даже приблизительно нельзя назвать общественной дискуссией. Журналисты то ли из-за недостатка информации, то ли из-за отсутствия интереса не проявили должного внимания к данной проблеме. Скорее наоборот, заинтересованные в принятии этой законодательной нормы организации через некоторые СМИ провели лоббирование своих интересов и рекламу услуг.

Для сравнения можно привести следующую информацию. Во Франции, Италии суррогатное материнство запрещено. В Германии будет наказан любой врач, который попытается провести операцию по искусственному оплодотворению или имплантированию человеческого эмбриона женщине, которая готова потом отказаться от ребенка.

Остановимся на некоторых положениях Кодекса Республики Беларусь «О браке и семье». Во-первых, суррогатная мать, по белорусскому законодательству, лишается всяческих прав на рожденного ею ребенка. Во-вторых, белорусский закон признает возможность возмездной сделки между генетическими родителями и суррогатной матерью, что в корне противоречит здравому этическому взгляду на проблему ценности или, лучше сказать, бесценности человеческой жизни. Белорусские законодатели не захотели учесть точки зрения авторитетных медицинских организаций. К примеру, в заявлении Всемирной медицинской ассоциации однозначно говориться: «ВМА безусловно отвергает любой коммерческий подход, при котором яйцеклетки, сперма и/или эмбрион становятся предметом купли-продажи» [11].

Согласно постановлению Совета Министров, суррогатная мать на время беременности ограничивается в свободе передвижения, обязуется выполнять «все» предписания врача, регулярно отчитываться о состоянии здоровья перед генетическими родителями. Очевидно, что условия договора, предполагаемые законом, ставят суррогатную мать в чрезмерную зависимость от врача и генетических родителей. Материальное вознаграждение, получаемое за все эти лишения, только подчеркивает этическую сомнительность такой практики. К сожалению, коммерческий подход при зарождении человеческой жизни, подрыв основ семьи и материнства не был принят отечественными законодателями во внимание.

Обратим внимание еще на одно обстоятельство. Несмотря на соглашение о сотрудничестве между БПЦ и Минздравом Республики Беларусь, в котором предусматривается «обсуждение позиций по вопросам нравственной и этической оценки применения новейших биомедицинских технологий, репродуктивных технологий, контрацепции, искусственного прерывания беременности, фетальной терапии, трансплантологии, эвтаназии и др.» (п. 2.10), не состоялось ни одной такой консультации.

Выводы 1.

Решение проблем, возникающих при применении современных репродуктивных технологий, связано со степенью участия различных общественных и государственных институтов в этической оценке тех или иных методов ВРТ, в подготовке тех или иных законодательных норм. 2.

Не контролируемое общественным мнением, правом и этикой применение репродуктивных технологий может привести к попранию основополагающих этических норм, определенной степени криминализации медицины, потере социального доверия к институту здравоохранения, поруганию бесценного дара человеческой жизни. 3.

Законодательное утверждение наиболее спорных методов должно сопровождаться серьезной общественной дискуссией и глубоким этическим анализом. 4.

Отечественные СМИ призваны способствовать общественной дискуссии и процессу массового ознакомления граждан нашей страны с проблематикой ВРТ. Недопустимо поверхностное или одностороннее освещение темы репродуктивных технологий.

литература 1.

Брек Иоанн, протопресвитер. Священный дар жизни. — М., 2004. 2.

Чиндин И. Антология взглядов на проблему «статуса эмбриона». — Режим доступа: http://www.demographia. ru/articles_N/index. html?idR=50&idArt=891. — Дата доступа: 15.04.2010. 3.

Golser K. Zugriff auf das beginnende menschliche Leben. Прикосновение к начинающейся человеческой жизни: Лекция, прочитанная 11.11.2004 в Минской духовной академии / Пер. Ю. Рой. 4.

Байбороша Н. Сущность института суррогатного материнства // Журнал международного права и международных отношений. — 2008. — № 3. — С. 21. 5.

Постановление Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 02.06.2006 № 41 «Об утверждении Инструкции о порядке применения вспомогательных репродуктивных технологий» [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.pravoby.info/docum09/part13/akt13829.htm. — Дата доступа: 21.04.2010. 6.

Князева Е. Кабинет ЭКО в Витебске // Народное слово. — 2010. — 29 апр. — № 47. 7.

Центр экстракорпорального оплодотворения планируется создать в Гродно [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.region.grodno.by/ru/news/archive?date=20_02_2009&page=1&ns_id=5394. — Дата доступа: 28.04.2010. 8.

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. — М., 2001. 9.

Сгречча Э., Трамбоне В. Биоэтика. — М., 2002. 10.

Быстрова О. В., Калугина А. С. Способы восстановления фертильности у онкологических больных // Практическая онкология. — 2009. — Т. 10, № 4. 11.

Заявление об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбрионов. Принято 39-й Всемирной Медицинской Ассамблеей, Мадрид, Испания, октябрь 1987 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. med-pravo.ru/International/IVF.htm. — Дата доступа: 28.04.2010.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме Протоиерей Георгий Рой ХРИСТИАНСКО-ЭТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ ВСПОМОГАТЕлЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ:

  1. Протоиерей Георгий Рой ХРИСТИАНСКО-ЭТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИМЕНЕНИЯ ВСПОМОГАТЕлЬНЫХ РЕПРОДУКТИВНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -