<<

РОЛЬ МЕТОДОЛОГИИ М. ЭЛИАДЕ ДЛЯ АНАЛИЗА ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ДИСКУРСА БЕЛАРУСИ Никонович Н.А.

Современный мир представляет собой мозаичное целое с приматом плюрализма без доминирования образцов - религиозных, мифологических или каких-либо иных. Поскольку картина будущего развития остается открытой, необходимо понять тенденции трансформации и структурирующие элементы ее динамики.

В этом вопросе обнаруживается креативный потенциал современной религиоведческой методологии, которая позволяет исследовать культурные феномены в диахронном и синхронном срезах.

Поскольку мир культурных паттернов, символов и архетипов не существует изолированно, а определенным образом преломляется в сознании человека и определяет образ бытия культуры, то становится очевидной необходимость изучения этих культурных форм для мониторинга и прогнозирования социокультурных процессов на современном этапе, в частности, проблемы преемственности и новации, традиционализма и модернизма. Эта проблема является особенно актуальной для современной культуры (в том числе и Беларуси), поскольку движение к новому всегда предполагает осмысление культурной традиции и памяти.

Культурологичесий дискурс Беларуси предполагает в качестве методологической посылки концептуального исследования операционализацию методологии циклизма, которая может быть весьма продуктивной не только для регионального, но и глобального анализа культуры. Диада «мировая - национальная культура» в современных условиях характеризуется усложнением многовекторных, макрорегиональных (социальных, культурных, экономических) процессов в современном мире. Методологическая установка на циклизм как теоретический принцип способствует анализу процессов становления отдельных (локальных) аспектов историко-культурной целостности Беларуси. При этом методологическим принципом членения культур и выявления доминирующих образцов может служить феноменолого-религиоведческий подход румынского ученого М. Элиаде.

Используемую Элиаде имплицитную методологию можно считать универсальной для изучения типов религии, культуры, либо религиозной культуры. Так, например, с помощью методологии Элиаде можно выявить смену циклов белорусской культуры. Концептуализация и экспликация динамики белорусской культуры (как исторической, так и современной) возможна путем вычленения доминирующих и периферийных образцов (циклов), конгломерат которых характеризует ее как «неустановившуюся экзистенцию» (К. Ясперс).

Продуктивному анализу религии и культуры Беларуси может способствовать предложенная Элиаде дихотомия «сакральное-профанное», помогающая раскрыть путь взаимоперехода сакральных и профанных элементов в культуре. На ее основе можно констатировать, что доминанта религиозности в менталитете Беларуси характерна для ранних стадий его развития (XI-XII вв.), в дальнейшем наступает период симбиоза религиозного и социального начал в культуре. Можно также утверждать, что историчность культурного развития Беларуси впервые рельефно проявилась после принятия христианства, и это связано с тем, что базовой идеей христианской религиозной доктрины является идея конца времени и мира. Онтологически-временная размерность белорусской культуры выражалась не в «пребывании за пределами истории», а в чувстве исторического свершения и судьбы. Предшествующий период белорусской архаической культуры характеризуется наличием базовых черт, сходных с другими архаическими культурами, находящихся в одном ментальном континууме (это согласуется с воззрением В.

Конона на белорусское наследие как часть общемирового [1, с. 16-21]). Одной из таких черт является доминанта циклизма.

Если экстраполировать взгляды Элиаде на характер белорусской культуры, можно выявить, что модифицируется само понятие бытия. В период становления и развития философии и культуры Беларуси (XI-XII вв.), вплоть до эпохи Возрождения, человеческое бытие мыслилось в сопряжении с теоцентристской идеей мира, и его ценность определялась, прежде всего, христианской идеей Бога. Здесь можно обнаружить совпадение культуротворческих и философско- антропологических представлений в единой точке - идее Бога, конституировавшейся в представлении совершенной личности, обожествленного микрокосма. В дальнейшем связь микрокосма и макрокосма ослабевает, и в эпоху Ренессанса появляется идея уникальности человеческой индивидуальности, презумпции ее

736

самодостаточности, хотя религиозные идеи, преломляясь в социальном контексте, продолжают оказывать влияние. Становление социально-правовой проблематики (С. Будный, Л. Сапега и др.) актуализирует вовлечение личности в социальное бытие. Также в эпоху Возрождения и Реформации появляются первые признаки полирелигиозности Беларуси, когда на белорусские земли проникают такие религиозные течения, как лютеранство, кальвинизм, социнианство, арианство и др. Период единой религиозности заменяется плюральностью форм религиозного мышления, что станет отличительной чертой белорусской культуры на многие столетия.

В культуре эпохи Возрождения начинает превалировать антропоцентрический фактор, хотя теоцентризм по-прежнему существует, что выразилось в синтезе богословских и политико-правовых идей. Происходит своеобразная конвергенция социального и духовного начал в культуре. Таким образом, развитие религиозного сознания в Беларуси имело цикличный характер, характеризуясь этапами подъема и спада. Это подтверждает идеи Элиаде о диалектике сакрального и профанного в культуре, ее цикличном характере. Внутри циклов воспроизводства и ассимиляции белорусской культурой элементов других культур существовали тенденции отторжения и депривации. Это можно проследить на примере католицизма, который, в силу ментальной специфики и противоречий возрожденческой культуры Беларуси, несколько диссонировал с культурносмысловым полем белорусской ментальности, в частности, с парадигмой православия.

К методологическому инструментарию, способствующему осмыслению динамических трансформаций социокультурного пространства Беларуси, можно отнести концепцию «вызов-ответ» А. Тойнби. На социокультурные вызовы Беларусь отвечала внутренней перестройкой основ мировоззрения, при этом сохраняя самобытность. Это касается, прежде всего, влияния польской и литовской культур. Белорусская культура никогда не была однородной. Первой наиболее значимой попыткой включения Беларуси в историческую ось было введение христианства. Как полагает С.А. Подокшин, «Адным з Потных момантау Ад-

1 ' • I W W vy ^ vy

раджэння на Беларусі з'яуляецца станауленне нацыянальнай, уласна беларускай культуры» [2, с. 75]. Рассматривая эту ситуацию в свете методологии А. Тойнби, можно отметить, что всплеск развития национальной культуры был своеобразным ответом на кросскультурные влияния. Таким образом, многообразные векторы культурных взаимодействий не только не приводили к нивелированию культуры, но способствовали ее расцвету. Об имманентной восприимчивости белорусской культуры свидетельствует тот факт, что все основные религиозные течения, возникшие в Западной Европе, нашли свое отражение в культуре Беларуси. Это особенно касается периода Реформации, когда в ВКЛ получили распространение, наряду с православием, протестантские течения.

Что касается современной культуры, очевидным является превалирование в ней профанного элемента, что выражается в омассовлении культуры и ее виртуализации. Критический взгляд на эти проблемы становится особенно актуальным в период информатизации и глобализации, когда обостряется проблема деструкции основ личности. Изучение данной проблематики может способствовать выработке нового взгляда на культуру, личность и социум, в основе которого лежит представление о многомерной, культурантропологической размерности сознания. В данном контексте культурные ценности можно рассматривать как взаимозависимые от продуцируемых культурой смыслов.

Экспликация вариативного характера ценностей подразумевает выявление их взаимодополнительного и контрпозиционального характера, специфики их связи с глубинными основами культуры. Исходя из взглядов Элиаде, исторический процесс можно представить как чередование профанных и сакральных элементов в культуре, при этом духовно-сакральное начало не бывает вытеснено полностью, оно лишь приобретает латентное качество.

Литература 1.

Конан, У. Архетыпы нашай культуры // Адукацыя і выхаванне, 1996. - №1. - C.16-21. 2.

Падокшын, С.А. Беларуская думка у кантэксце псторып і культуры. - Мн.: Беларуская на- вука, 2003.

<< |
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010

Еще по теме РОЛЬ МЕТОДОЛОГИИ М. ЭЛИАДЕ ДЛЯ АНАЛИЗА ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ДИСКУРСА БЕЛАРУСИ Никонович Н.А.:

  1. Хухлаев Олег Евгеньевич Кафедра этнопсихологии МГППУ как модель подготовки психолога для работы в поликультурной образовательной среде
  2. КРИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС-АНАЛИЗ - СОВРЕМЕННОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКОГО ОСМЫСЛЕНИЯ ИДЕОЛОГИИ В.В. Бурсевич
  3. §1. Методология анализа парадоксов
  4. 4.3.2. Ивент-анализ и возможности его применения для анализа международных конфликтов
  5. Каропа Г. Н.. Физическая география Беларуси : курс лекций для студентов специальности 1-31 02 01 02 «География (научно-педагогическая деятельность)», 2010
  6. Элиаде М.. АЗИАТСКАЯ АЛХИМИЯ, 1998
  7. МИФОЛОГЕМЫ И АРХЕТИПЫ В ТВОРЧЕСТВЕ Ф. КАФКИ И Я. КУПАЛЫ Никонович Н.А.
  8. Между дискурсией и дискурсом
  9. Статьи для анализа
  10. Статьи для анализа
  11. БИБЛИОГРАФИЯ „ научных трудов М. Элиаде
  12. 3.1. Философия «национальная» и «универсальная». Институт философии КАК НАСЛЕДНИК ТРАДИЦИЙ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ мысли Беларуси ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ БЕЛАРУСИ: ЗАРОЖДЕНИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ В.Б. Еворовский
  13. ФЕНОМЕН ДУХА И КОСМОС МИРЧИ ЭЛИАДЕ
  14. Статьи для анализа
  15. Статьи для анализа
  16. Статьи для анализа
  17. Статьи для анализа
  18. Статьи для анализа
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -