<<
>>

В. В. Шейбак ЖИРОВИЧСКИЙ МОНАСТЫРЬ КАК ЦЕНТР ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА в Бсср в КОНЦЕ 1940-Х - сЕрЕДИНЕ 1980-Х Годов

В последние годы белорусские этнологи проявляют повышенный интерес к исследованиям сферы духовной культуры, в особенности тем, прежде закрытых для объективного рассмотрения. В частности, в советское время ученые не имели возможности осуществить системное исследование комплекса христианских традиций паломничества к святым местам, функционирующего в белорусском обществе в течение многих столетий.

Мы попытаемся, опираясь преимущественно на архивные источники, рассмотреть вопрос о сохранении паломнических традиций в народной среде (на примере движения верующих в Жировичский Свято-Успенский мужской монастырь) в период, когда в Беларуси (одной из советских республик) борьба с религией носила целенаправленный и в большинстве случаев бескомпромиссный характер.

Согласно отчетам и докладным запискам уполномоченных Совета по делам Русской православной церкви (с 1965 г. Совета по делам религий) при Совете Министров (прежде СНК) СССР по БССР в конце 1940-х годов в Жировичский монастырь большое количество паломников прибывало на праздник в честь явления чудотворной иконы Жировичской Божьей Матери. Праздник в обители отмечался ежегодно 20 мая, и для многих верующих было духовной потребностью поклониться в этот день одной из великих святынь белорусского народа — Жировичской иконе Пресвятой Богородицы. Например, в 1949 г. к началу вечерней службы 19 мая в Жировичах насчитывалось около 15 тысяч верующих преимущественно из западных областей БССР. Примечательно, что лишь часть верующих добиралась в монастырь по железной дороге (обитель расположена в нескольких километрах от станции Слоним). В основном паломники приходили пешком, преодолевая десятки и сотни километров [12, л. 219]. Примерно такое же количество верующих из Брестской, Гродненской, Молодечнен- ской, Барановичской, Минской и других областей присутствовало в Жировичах на празднике 20 мая 1950 г.

[3, л. 278]. В последующие годы и десятилетия, хотя власти открыто не запрещали традицию ежегодного празднования дня Жировичской Божьей Матери, вследствие активизации в СССР борьбы с так называемыми религиозными пережитками количество паломников уменьшилось в разы. В 1953 г. в монастырь прибыло к 20 мая около 4 тысяч человек, в 1968 — примерно 2300, в 1970 — более 2500, в 1973 г. — более 4 тысяч [14, л. 154; 15, л. 86; 16, л. 192; 18, л. 104]. В 1967 г. старший инспектор Уполномоченного Совета по делам религий при СМ СССР по БССР А. И. Пономарев в справке о своей командировке в Слонимский район отметил: «В последние годы в результате проведенной некоторой работы поток паломников резко сократился, сократились и денежные доходы монастыря» [3, л. 4].

В обители строго следовали уставу и традициям монастырской жизни. Неизменным из года в год оставался порядок проведения праздника в честь иконы Божьей Матери Жиро- вичской. Вечером 19 и утром 20 мая богослужения совершали представители высшего духовенства республики при участии паломников. Многие верующие в эти дни исповедовались, причащались, подавали списки на поминание умерших родственников и близких. 20 мая после литургии всегда совершался крестный ход с чудотворной иконой к Явленской церкви. Верующие стремились пройти под иконой, дотронуться до нее рукой. Паломники набирали воды из святого источника, покупали в монастыре крестики, иконки, свечи. В праздничные дни получали прибыль и советские торговые организации, отправлявшие в Жировичи машины с товаром. Каждый год в командировку из Минска в Жировичи направлялся чиновник Совета по делам религий, осуществлявший контроль и составлявший подробный отчет о ходе праздника, количестве верующих, действиях, предпринимаемых властями.

В сознании православных верующих монастырь являлся тем сакральным местом, в котором (особенно в трудное послевоенное время) можно было найти утешение в скорби, набраться духовных сил и укрепиться в вере. Шли в Жировичи и за благословением в случае радостного, торжественного для верующего или его семьи события.

Как вспоминала прихожанка Свято-Анненской церкви в г. Столбцы С. А. Петкевич, на венчание (таинство происходило в столбцовском храме 29 мая 1950 г.) мать благословила ее иконой Божьей Матери Жировичской, купленной в монастыре. За этой иконой мама Софьи Андреевны шла в Жи- ровичи пешком от самых Столбцов. С тех пор в домашнем иконостасе семьи Петкевичей образ из святой обители более полувека занимает почетное место [11, с. 14—15].

Согласно архивным данным, верующие-паломники в большинстве своем были представлены женщинами (в разные годы доля женщин-паломниц по отношению к мужчинам- паломникам составляла от 85 до 95%). Примечательно, что в паломничество в Жировичи отправлялись главным образом люди среднего и старшего возраста. Однако такая половозрастная структура паломнической общности была характерна для 1960—1980-х годов, когда органами власти (отметим, в соответствии с советским законодательством) преследовалось приобщение детей к церковным традициям. Во второй половине 1940-х — 1950-е годы молодежь принимала в паломничестве активное участие. Например, в 1957 г. из 6 тысяч паломников, прибывших в Жировичи, молодые люди составляли примерно 50%, причем большинство — девушки [9, л. 14].

Можно с уверенностью заявить, что в эпоху господства атеистической идеологии органы власти всячески препятствовали паломничеству верующих в духовные центры. Настоящая кампания против традиций поклонения святыням развернулась после выхода постановления ЦК КПСС от 28 ноября 1958 г. «О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам»«. Перед Уполномоченными Совета по делам религиозных культов при облисполкомах была поставлена задача по выявлению святых мест и разработке практических мер по их закрытию [20, л. 124]. В «Инструкции по применению законодательства о культах» (Москва, 1961 г.) религиозным центрам, общинам и священникам, помимо прочего, было запрещено «.организовывать паломничество верующих к так называемым «святым местам», совершать обманные действия с целью возбуждения суеверия в массах населения для извлечения таким путем каких-либо выгод (объявление всякого рода чудес, например, исцеление больных, пророчества и т.

п.)» [10, л. 13].

Жировичский монастырь, несмотря на все усилия властей по сокращению численности богомольцев и в конечном итоге ликвидации древней обители, продолжал функционировать как центр паломничества. Правда, скопление верующих можно было наблюдать лишь 20 мая, а на Пасху, Успение и другие праздники приезжало в Жировичи небольшое количество богомольцев [17, лл. 64—65]. И все же монастырь в своем влиянии на верующих обладал, как выделил в докладной записке от 16 августа 1973 г. Уполномоченному Совета по делам религий при СМ СССР по БССР А. М. Залесскому старший инспектор В. А. Ярошевич, «особой притягательной силой» [19, л. 3]. В чрезвычайно трудные для обители 1960-е годы, когда существовала реальная угроза ее закрытия, именно православные верующие-паломники оказали своему духовному центру серьезную материальную поддержку. Например, в 1966 г. общий доход монастыря составил 66 697 руб. Из этой суммы 812 руб. было получено от хозяйственной деятельности обители, 6374 — от пожертвований верующих, 25 532 руб. — от поминовений, 30 964 руб. — от продажи свечей, иконок, просфор и т. д [19, л. 5].

Монастырь постоянно получал пожертвования не только от паломников в дни праздников, но и путем денежных переводов и посылок верующих. Только за шесть месяцев 1973 г. на адрес Жировичской обители было отправлено денежных переводов на 22 414 руб. 50 коп. и 409 посылок: «Переводы . шли из Москвы, Ленинграда, Караганды, Ташкента, Оренбурга, Брянска, Омска, Симферополя, Украины, Гомеля и многих других городов» [19, л. 4]. Пожертвования верующих использовались в Жировичах на ремонт храмов и питание монашествующих [1, с. 72].

В БССР после закрытия в 1960—1961 гг. православных женских монастырей в Гродно и Полоцке Жировичский Свято-Успенский оставался единственным действующим. С этого времени и до конца 1980-х годов в Жировичском монастырском комплексе фактически сосуществовали мужская и женская монашеские общины, поскольку именно в Жировичи были переведены сестры из закрытых обителей.

В 1960-е годы власти пытались разными мерами минимизировать паломничество верующих в монастырь. Был закрыт Жировичский источник под алтарем Успенского собора, где паломники совершали моления [1, с. 83]. В 1970 г. до тысячи паломников прибыло в Жировичи 27 августа на праздник Успения Пресвятой Богородицы. Верующим было запрещено даже входить в монастырь «в связи с соблюдением санитарно-эпидемических норм» [4, л. 22]. Это вызвало возмущение паломников. Часть из них проникла в обитель через пролом в заборе, некоторые разошлись по квартирам, многие остались на улице. Только в три часа ночи 28 августа верующим позволили войти в Успенский собор. В пять часов началось праздничное богослужение [4, л. 22].

В 1980-е годы наблюдается в сравнении с 1960—1970-ми годами определенный рост численности паломников, прибывавших в обитель на праздник явления иконы Жировичской Божьей Матери: в 1982 г. — более 6 тысяч, в 1984 — около 7 тысяч, в 1986 г. — около 6 тысяч человек [7, л. 117; 6, л. 106; 8, л. 75]. С конца 1970-х годов более активным становится участие молодежи в паломническом движении. Так, было зафиксировано, что 19 и 20 мая 1979 г. молодыми паломниками было раскуплено свыше тысячи крестиков. Интересно, что этот факт чиновниками расценивался как распространение среди молодежи «моды» на ношение нательных крестов [5, л. 44]. Росли также и доходы монастыря. В 1983 г. в Жировичи почтовыми переводами верующие отправили 152,3 тыс. руб., в 1984 г. — 199,9 тыс. руб [5, л. 115]. Десятки тысяч рублей, вносимых паломниками, поступали в кассу монастыря ежегодно 19 и 20 мая.

Монастырь посещали не только белорусы и представители других этнических общностей БССР, но и паломники из России, Украины, Литвы. Известность Жировичей как крупного центра православия в Беларуси распространяется с начала 1980-х годов далеко за пределами СССР благодаря деятельности митрополита Минского и Белорусского Филарета (Вахромеева). Он не только постоянно совершал богослужения в обители в день праздника Жирович- ской иконы Божьей Матери, но и всячески способствовал посещениям монастыря иностранными церковными делегациями.

Так, в 1982—1984 гг. в Жировичах побывали 22 делегации из Болгарии, Югославии, ЧССР, США, Англии, Франции, Австрии, ФРГ, Индии, Греции, Японии, Финляндии, Голландии [7, л. 116].

Таким образом, в конце 1940-х — середине 1980-х годов Жировичский Свято-Успенский мужской монастырь в Слонимском районе Гродненской области функционировал как крупный центр паломничества православных верующих. Монастырь не только содействовал удовлетворению духовных потребностей верующих, но и сохранению в народной среде и трансмиссии из поколения в поколение православных традиций и обычаев, к которым относятся и хождения на богомолье, паломничества к святым местам. В то же время во многом благодаря помощи и поддержке верующих-паломников знаменитая обитель смогла выстоять перед угрозой ликвидации, оставаясь на протяжении трех десятилетий единственным действующим монастырским комплексом Беларуси.

литература 1.

Глухова Г. История Жировичского Свято-Успенского монастыря по письменным источникам, преданиям и свидетельствам современников. — 2-е изд. — М., 2006. — 168 с. 2.

Государственный архив Гродненской области (далее ГАГрО). — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 2. 3.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 22. 4.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 53. 5.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 135. 6.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 169. 7.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 175. 8.

ГАГрО. — Ф. 475. — Оп. 1. — Д. 181. 9.

ГАГрО. — Ф. 478. — Оп. 1. — Д. 69. 10.

Государственный архив Минской области (ГАМиО). — Ф. 812. — Оп. 1. — Д. 43. 11.

Жыбуль С. Святы Хлябец // Царкоунае слова. — 2006. — № 9. — С. 14—15. 12.

Национальный архив Республики Беларусь (далее НАРБ). — Ф. 4. — Оп. 62. — Д. 68. 13.

НАРБ. — Ф. 4. — Оп. 62. — Д. 162. 14.

НАРБ. — Ф. 4. — Оп. 62. — Д. 348. 15.

НАРБ. — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 13. 16.

НАРБ. — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 19. 17.

НАРБ. — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 24. 18.

НАРБ. — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 31. 19.

НАРБ. — Ф. 136. — Оп. 1. — Д. 32. 20.

НАРБ. — Ф. 952. — Оп. 4. — Д. 21.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме В. В. Шейбак ЖИРОВИЧСКИЙ МОНАСТЫРЬ КАК ЦЕНТР ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА в Бсср в КОНЦЕ 1940-Х - сЕрЕДИНЕ 1980-Х Годов:

  1. «ЭКОНОМИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ЭКОНОМНОЙ»
  2. СПЕЦБАНК - ДОРОГА К РЫНКУ
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. СОЦИАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ БИБЛИОТЕКИ
  5. ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ БИБЛИОТЕКОВЕДОВ
  6. 1. Информационно-психологические войны
  7. Глава 13. ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ГОСУДАРЬ ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ
  8. В. В. Шейбак ЖИРОВИЧСКИЙ МОНАСТЫРЬ КАК ЦЕНТР ПРАВОСЛАВНОГО ПАЛОМНИЧЕСТВА в Бсср в КОНЦЕ 1940-Х - сЕрЕДИНЕ 1980-Х Годов
  9. Базель как центр гуманизма и книгопечатания
  10. § 2. Другой: А-дьё Левинасу
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -