<<
>>

О. О. Смолина МОДЕЛЬ ИНДИГЕННОЙ личности ПРАВОСЛАВНОЙ МОНАШЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

В явлении, которое условно обозначается понятием «монастырская культура», можно выделить своего рода два пласта: внешний, вещественный, осязаемый, находящий выражение в архитектурном ансамбле монастыря, памятниках иконописи, литературы, декоративно-прикладного искусства, типе социального служения, опробованных способах связи монастыря и мира, и внутренний, скрытый от глаз молитвенный подвиг, умное делание, аскетические практики, формирующие особый тип личности.

Предлагается для определения первого из них использовать термин собственно «монастырская культура», а для второго — ввести понятие «монашеская культура».

Целью являются изучения особенностей монашеской культуры как личностного аспекта православной монастырской культуры. Вопрос о сущности монашества имеет давнюю и обширную библиографию. Вместе с тем менее исследована область, находящаяся на стыке этого огромного пласта христианского учения и реального его воплощения, которую можно обозначить как модель индигенной личности монашеской культуры.

Одной из характерных особенностей монашества является наличие особой культуры чувств:

отсутствие любви к себе, убежденность в собственной греховности. Оскорбления в адрес монаха не должны его огорчать, а, напротив, давать стимул для дальнейших подвигов;

отсутствие стремления к самовыражению, самоутверждению, самоувековечиванию. Похвалы — огорчают;

преодоление страха перед смертью;

повышенный по сравнению с современным уровень эмоциональной чувствительности. Культивируемыми в жизни монаха чувствами являются умиление, благоговение, уничижение, сокрушение, покаяние, не только названия которых, но и сами обозначаемые ими переживания вышли из обихода человека секулярной культуры;

желание максимально сузить опыт жизненных впечатлений и ощущений;

эмпатия. Монах призван молиться за весь мир.

В целом культура чувств монаха может быть определена словами апостола Павла: «В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп.

2,5). Данный подход в литературе философско-культурологического направления получил название христоцен- тризм, в трудах отцов Церкви он передается понятием «обожения» личности.

Монашеская культура базируется на особой антропологии, отличной от общепринятого научного и философского учения о человеке. В работах отцов Церкви монашество (аскетика) именуется наукой из наук. Если традиционные гуманистические концепции считают человека существом прежде всего разумным, интеллектуальным, то христианская антропология заявляет о «повреждении» человеческого ума, о падшем его состоянии. Кроме того, под умом понимается нечто большее, чем мыслительная способность головного мозга человека: «ум — это образ Божий, который мы осквернили и теперь должны очистить» [2, с. 38].

Человеческие органы чувств, с точки зрения православной антропологии, имеют более широкий спектр способностей, чем это принято считать: сердце слышит и мыслит, ум видит, слух мыслит, обоняние разговаривает (молится), осязание имеет способность говорить или молчать.

Если в современной психологии под душой понимается психика человека, а ее местонахождение — головной мозг, то «святые отцы учат, что душа разлита по всему телу» [2, с. 108]. Она имеет сложную структуру: ум, разум и дух [2, с. 102]. Хотя душа находится во всем теле, существует также ее главное местонахождение — сердце. Сторона души «ум» и сердце как центр души отождествляются. Носителями монашеской культуры подчеркивается, что ум недопустимо отождествлять с разумом. Это не одинаковые, но параллельные способности души. Состоянием ума (= сердца, души) определяется состояние человека. Если ум рождает мысли, то разум их выражает, наделяет плотью. Направление ума определяет генеральную ориентацию человека — христоцентризм или эгоцентризм, а разум является выражением последствий этой ориентации. Состояние, когда разуму, а не уму отводится главное место в структуре человеческой личности, как раз именуется «падшим», причиной всех бед человеческой истории.

Итак, одной из задач православной аскетики является восстановление иерархии между умом и разумом, между душой и телом человека. Понятие «подсознание» в православном учении отсутствует и современными богословами признается не совпадающим с представлениями православной аскетической антропологии.

Под третьей составляющей души — «духом» имеют в виду божественную благодать, которая преобразует душу человека. Только человек духовный, находящийся в естественной гармонии ума и разума, души и тела в православной антропологии называется личностью.

Вектор человеческого внимания в понимании монашеской культуры ориентирован противоположно светской культуре — прием информации идет не извне, а изнутри сердца, души, ума, личности. На языке современной психологии этот процесс может быть назван интроспекцией.

Перечисленные особенности культуры чувств монаха — отсутствие любви к себе, и др. — являются именно выражением наиболее универсальных «этик» (Д. Мацумото) характеристик. Становясь монахом, человек меняется не поверхностно, а сущностно, что отождествляется с его рождением.

Монашеская культура, с одной стороны, может быть названа индивидуалистической, так как содержанием всех аскетических практик есть индивидуальное спасение. С другой стороны, она блокирует человеческое желание выделиться, что является признаком коллективизма. Очевидно, монашеская культура уникальным образом гармонизирует индивидуалистические и коллективистские устремления, реализуя цель индивидуального спасения путем отказа от индивидуального.

В монашеской культуре под здоровьем понимают прежде всего духовное здоровье. Большинство православных аскетических практик сопряжены с перенесением определенных физических страданий. Монашество отождествляется с добровольным мученичеством.

Монашеская культура может рассматриваться как мультиязыковая, благодаря присутствию в ней языка той нации, представителями которой являются монахи, церковнославянского и/или греческого как универсальных языков Православия, а также особого символического языка Священного Писания.

Что касается специфики невербального языка, то одним из универсальных жестов монашеской культуры является крестное знамение. Другой элемент невербального языка — избегание контакта глазами с представителями противоположного пола и/или другой культуры (не монашеской). В целом же невербальный язык монашеской культуры можно определить понятием сдержанность.

В отличие от общепринятого понимания, человеческая свобода в монашеской культуре не имеет безусловной ценности, так как связана с выбором из нескольких возможностей, а значит с колебаниями и сомнениями человека в процессе этого выбора, что само по себе является отрицательным. Монашеской культуре присуще подмеченное Ю. М. Лотманом обратное в сравнении с современным соотношение нормы и идеала: нормой личности есть Христос, а не обычный человек. В целом же концепция человека в монашеской культуре носит название «открытой антропологической модели», поскольку «если Бог по своей сущности неопределим, то и человек, созданный по образу Божьему, также не может быть во всей полноте охвачен умственным определением» [1, с. 86].

Таким образом, монашеская культура — это путь раскрытия внутреннего богатства, которое заключается в нахождении в себе Христа. Под этим понимают специфический комплекс чувств, особый эмоциональный настрой и мистическое присутствие в человеке энергии самой Божественной Личности. В данном контексте отрицательно оценивается состояние человека секулярной культуры, которая наполняет себя тем, что потребляет извне. Если наша культура — «культура потери сердца» (Иерофей Влахос), то монашеская культура — культура его обретения. Она разработала модель раскрытия личностного потенциала не через экспансию себя вовне, а путем самоограничения. Монашеская культура — это культура близких личностных отношений между человеком и Богом в системе «я — Ты» в пространстве человеческого сердца. Монашеская культура — это методика, процесс и результат достижения духовного совершенства.

литература 1.

Давыденков, О. Догматическое богословие: [Курс лекций] / О. Давыденков, иерей. — Г.: Православный СвятоТихоновский Богословский ин-т, 1997. 2.

Иерофей Влахос. Православная психотерапия (святоотеческий курс врачевания души) / Иерофей Влахос, митрополит. — Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме О. О. Смолина МОДЕЛЬ ИНДИГЕННОЙ личности ПРАВОСЛАВНОЙ МОНАШЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ:

  1. О. О. Смолина МОДЕЛЬ ИНДИГЕННОЙ личности ПРАВОСЛАВНОЙ МОНАШЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -