<<
>>

А. Н. Спасков РЕЛИГИЯ и НАУКА: ВЕЧНЫЙ путь К ИСТИНЕ

Принципиальная черта естествознания, которая возникла в эпоху Возрождения и стала одним из руководящих принципов науки Нового времени, — отделение естественного от сверхъестественного.

Такое разграничение было сформулировано прежде всего как методологический принцип уже в средневековой схоластике. Это знаменитый принцип «бритвы Оккама», утверждающий, что «сущностей не следует умножать без необходимости». Под влиянием этого принципа в новоевропейской философии и, прежде всего, в эмпиризме Ф. Бэкона была разработана методологическая установка на поиск естественных, присущих самой природе вещей, причин и избегание, без крайней необходимости, объяснения феноменов посредством сверхъестественного, божественного вмешательства. Стремясь освободиться от богословия, Бэкон прибегает к теории двух истин, разграничивая тем самым компетенцию религии с одной стороны и философии и науки с другой.

Другой, эпистемологический принцип, разделяющий сферу опытного знания, постигаемого чувствами, и сферу трансцендентного знания, постигаемого разумом, от сферы трансцендентального, которая находится за пределами естественных познавательных способностей человека (таких как чувства и разум), был разработан И. Кантом.

Кроме того, существует еще фундаментальный онтологический принцип, определяющий границы естествознания. Этот принцип был сформулирован в физике Аристотеля, который отделял физику земного, подчиненную естественным законам, от сферы небесного. После того как в механике Ньютона была доказана эквивалентность законов, управляющих земными и небесными телами, понимание этого онтологического принципа изменилось.

Земной мир и вся наблюдаемая Вселенная стали пониматься как некий автономный и не зависящий от произвольного вмешательства Бога мир, который движется по естественным, раз и навсегда заданным законам. Такой мир уподоблялся гигантскому часовому механизму.

В нем господствовала предустановленная гармония, а роль Бога ограничивалась актом творения, в котором были установлены неизменные законы движения, и был дан первый толчок к движению всего механизма Вселенной.

Следует отметить, что великий творец классической механики И. Ньютон не мог согласиться с таким принижением роли Бога. Для него непрерывное вмешательство Бога в движение Вселенной и постоянное управление мировыми процессами было очевидной и абсолютной истиной. Поэтому он не принял закон сохранения механической энергии, впервые сформулированный Лейбницем (который, кстати, совсем наоборот, выводил его из утверждения о всемогуществе Бога) и который, казалось бы, логически естественно следовал из законов механики. По этой же причине он был непримиримым противником материалистической концепции близкодействия Декарта и отказывался рассматривать природу сил тяготения, считая, что они имеют божественное происхождение.

Чтобы лучше понять дух эпохи Нового времени и движущие мотивы творцов классического естествознания, следует отметить, по крайней мере, две существенные черты, отличающие эту эпоху от нашего прагматического и секуляризованного мира, который гордится своими научными и техническими достижениями, но забывает при этом источник своего интеллектуального и материального богатства. К этим чертам относится, во-первых, бескорыстное служение Истине, во-вторых, религиозное благоговение перед тайнами природы и вера в то, что источник истины — Бог.

Еще в школе, которая с советских времен отличается атеистической ориентацией, нас учили, что наука Нового времени перестала быть служанкой богословия. При некритическом и поверхностном восприятии этого тезиса складывается впечатление о том, что в Новое время произошел полный разрыв науки и религии. Однако это далеко не так.

Без сомнения, наука Нового времени стала самостоятельной силой и не нуждалась в непосредственной опеке церкви. Изменился общекультурный климат Европы. Если для Средневековья основной целью было спасение души, что всячески культивировалось и поддерживалось религиозными институтами, то в Новое время зародилось новое духовное движение, целью которого стало исследование природы и творческое преобразование мира на разумных началах.

Самостоятельность науки Нового времени означала, прежде всего, освобождение научной мысли от необоснованного догматизма и непререкаемого авторитета, свойственных схоластике. Тем не менее, основная цель большинства ученых того времени была все та же — спасение души. Но путь к этой небесной перспективе они видели как земной путь служения Истине и прославления Творца.

В. П. Визгин отмечает, что выдающиеся естествоиспытатели того времени, возглавившие и продолжившие «революцию Коперника», были людьми глубоко верующими и в христианском смысле, и в пифагорейско-платоновском [1]. Неподражаемый пример своеобразного синтеза этих двух начал представляло творчество И. Ньютона.

Между тем классическая механика, созданная И. Ньютоном, предала забвению его теологические идеи. Законы Ньютона казались самодостаточными и полностью удовлетворяли принципу «бритвы Оккама».

Помимо интеллектуальной зависимости, которая сохраняется в любой культурной среде со стороны идеологических, политических и социальных институтов, существует еще материальная зависимость. Следует сказать, что наука Нового времени вышла из монастырей и финансировалась церковью как наиболее влиятельной организацией той эпохи. Но при изменении общественных отношений, когда экономическая власть перешла в руки буржуазии, изменились и условия финансирования науки, которые стали определяться прежде всего прагматическими целями. Таким образом, наука, освободившись из-под власти церкви, попадает к концу XIX в. под власть крупного капитала и из служанки богословия превращается в служанку буржуазии.

Но, тем не менее, в науке всегда существует слой ученых, которые свободны от идеологической и экономической зависимости, основным руководящим мотивом которых является поиск Истины.

Следует отметить, что для постнеклассического естествознания характерно изменение интеллектуальной атмосферы и мировоззренческих установок. Это привело к своеобразному возрождению идей Ньютона на естественнонаучной основе, что видно, прежде всего, на примере гипотезы Большого взрыва и антропного принципа.

Идея Ньютона о том, что Вселенная для поддержания своего движения постоянно нуждается во вмешательстве Бога, наиболее ярко демонстрируется вторым началом термодинамики, из которого следует, что Вселенная, согласно гипотезе «тепловой смерти Вселенной» Л. Больцмана, должна в конечном итоге прийти к состоянию теплового равновесия. Речь здесь идет не о количестве, а о качестве энергии, которое характеризуется понятием энтропии как меры организованности и порядка. Лишь в последнее время, после возникновения синергетики, которая изучает процессы самоорганизации, пришло понимание того, что развитие и возрастание организации возможно лишь в открытых для притока внешней энергии систем. Поэтому, когда мы говорим о Вселенной как о замкнутой системе в целом, то естественным образом возникает вопрос: по отношению к чему или кому она открыта. А это и приводит к идее Бога как сверхъестественной причине глобальной эволюции и развития, подобно тому, как Аристотель пришел к идее Бога как перводвигателя.

Согласно гипотезе Большого взрыва, наша Вселенная имела начало во времени. Вернее даже - само время и пространство вместе со всей материальной Вселенной возникли из сингулярности. При этом сингулярность понимается как совершенно необычное состояние, когда вся Вселенная имела практически нулевые размеры, порядка планковской длины 10-33 м. Можно сказать, что состояние материи в области сингулярности сверхъестественно в том смысле, что оно не поддается никакому разумному описанию на основе известных законов.

Более того, свойства сингулярности принципиально недосягаемы для экспериментальных наблюдений. Во-первых, из-за удаленности во времени (возраст Вселенной оценивается длительностью 13,5 млрд лет), во-вторых, из-за недоступности для экспериментальных исследований области планковских масштабов ни сейчас, ни в обозримом будущем.

Поэтому для современной теоретической физики характерен все больший отрыв от экспериментальных наблюдений и остается единственный, умозрительный путь проникновения в сущность вещей.

Эта ситуация, возникшая сравнительно недавно в физике элементарных частиц и космологии, получила название «эмпирической невесомости», что означает полный отрыв теоретических построений и моделей от эмпирических оснований.

Принципиально новую тенденцию в развитие современного естествознания вносит антропный принцип. Это «далеко идущая системообразующая астрофизическая идея, призванная связать воедино особенности физического мира с существованием Человека как познающего этот мир субъекта» [2, с. 35]. Согласно «сильному антропному принципу», «Вселенная должна быть именно такой, чтобы в ней на определенном этапе ее развития появился Человек. То есть, чтобы она эволюционировала в предустановленном направлении к главной цели - появлению Человека» [2, с. 36].

Как ни парадоксально, но современное естествознание опять, хотя и на более высоком уровне исторического развития, возвращается к идеалам древнегреческой науки, для которой было характерно целостное, не нарушающее гармонию видение мира и проникновение в сущность вещей чисто умозрительным путем.

В период возникновения классической науки научная деятельность означала, прежде всего, умение правильно читать книгу Природы и разгадывать ее сокровенный смысл. По образному выражению М. Ломоносова, Бог дал людям две великие книги - Священное Писание и книгу Природы, посредством которой человек познает красоту творения и величие Творца.

Эта идеалистическая традиция опять возрождается и набирает силу в современном естествознании. Все большее число ученых преодолевают материалистические и позитивистские ограничения, свойственные эпохе классического и неклассического естествознания, показавшие свою методологическую несостоятельность и малоэффективность и препятствующие дальнейшему научному прогрессу.

Современный естествоиспытатель, в отличие от древнегреческого идеала пассивного умо- созерцателя, напоминает скорее активного ученика, ведущего вечный диалог с таинственным собеседником и Учителем. Для экспериментатора этот собеседник — Природа.

Он постоянно ее испытывает и его искусство заключается в правильной постановке вопросов и нахождении правильных ответов. Теоретическое познание — это познание умопостигаемого мира. Ведь понятие «теория» переводится с греческого языка как видение Бога. А такое видение доступно не каждому и его можно достигнуть лишь при условии чистоты помыслов и аскетической отрешенности от земных чувств. Поэтому истинное творчество — это вдохновенная молитва и бескорыстное служение Истине.

Научное открытие — это всегда прыжок в неизвестное, разрывающий индуктивную цепочку размышлений. В общем-то, научное открытие всегда приходит неожиданно. Это своего рода награда ученого за долгий и упорный труд и, прежде всего, за веру в Истину, которая основана на религиозном чувстве благоговения перед тайной и способности удивляться красоте мироздания. Открытие — это «дар Божий», который невозможно оценить никаким денежным эквивалентом. Существует множество методологических, логических и технических путей научного познания. Знание этих путей необходимо, ими руководствуется любой исследователь в своей научной деятельности. Но неизвестны пути, ведущие к открытию, и для того, чтобы его совершить, нужен особый дар первопроходца.

Отличительной чертой постнеклассического естествознания является целостное восприятие мира как эволюционирующей системы. Возникает новая синергетическая парадигма естествознания. При этом, чаще всего, понятие синергетика обозначает науку о самоорганизации материи как самодостаточной сущности. Это равносильно утверждению о том, что ученик является самообучающейся системой без всякого участия учителя.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что в переводе с древнегреческого «синергия» — это соработничество Бога и человека. А такая методологическая установка открывает неограниченные перспективы познания и творчества.

литература 1.

Визгин В. П. Об «эмоциональных предпосылках, без которых нельзя было бы успешно исследовать законы природы» // Историко-математические исследования. — 1999. — Втор. сер., вып. 4 (39). — С. 343—352. 2.

Кузнецов В. И., Идлис Г. М. Естествознание и образование (Итоги перемен и неотложные задачи). — М., 2005.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме А. Н. Спасков РЕЛИГИЯ и НАУКА: ВЕЧНЫЙ путь К ИСТИНЕ:

  1. А. Н. Спасков РЕЛИГИЯ и НАУКА: ВЕЧНЫЙ путь К ИСТИНЕ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -