<<
>>

И. И. Терлюкевич, Н. И. Мушинский ЛОГИКА И ЭТИКА П. АБЕЛЯРА КАК ПРИМЕР КОНСТРУКТИВНОГО ДИАЛОГА НАУКИ И РЕЛИГИОЗНОЙ ВЕРЫ

Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических традиций приобретает особое значение в начале третьего тысячелетия. Перед белорусским государством и обществом в условиях мирового финансово-экономического кризиса, обострения экологических проблем, выразившихся в глобальном потеплении климата и истощении энергетических ресурсов, с появлением практики международного терроризма и активизацией деструктивных религиозных культов, возникает задача упрочения моральных основ семьи, физического и нравственного здоровья личности. Исторический опыт Беларуси свидетельствует, что в решении этой задачи особую роль традиционно играли христианские ценности, которые динамично развивались на основе поликонфессионального диалога и конструктивного взаимодействия различных религиозных направлений (в отличие от сопредельных государств, где обычно доминировала одна концепция: католицизм в Польше, протестантизм в Швеции, православие в России). На протяжении советского периода в условиях диктата марксистской идеологии эта ситуация творческого обмена мнениями на основе толерантности, плюралистичности и приоритета духовных ценностей во многом оказалась утрачена, поэтому белорусское национальное возрождение предполагает восстановление более тесного сотрудничества органов государственной власти, институтов гражданского общества, светских ученых и служителей Церкви в сфере духовно-нравственного воспитания личности.

В мировой духовной культуре существуют исторические примеры, когда наука и религия не конкурировали между собой, а совместно решали образовательные и воспитательные задачи; эти факты всегда являлись особенно ценными для Беларуси, в силу ее статуса транс- граничности, многонациональности и разнообразия религиозных течений. В частности, средневековый философ Пьер Абеляр (1079—1142) подробно конкретизировал логический инструментарий научного мышления, который впоследствии в рамках своей этической концепции применил для усиления воспитательного воздействия в духе религиозных ценностей христианства. Его рассуждения являются ярким примером конструктивного диалога научного доказательного дискурса и религиозной веры, обретающим новую актуальность в наши дни.

Логика — это философская наука, которая изучает основные законы и формы человеческого мышления, исследует структуру речевой деятельности как эффективного средства общения. Такие формы мысли, как понятие (его языковой эквивалент — имя), суждение (высказывание), умозаключение (логический вывод), отражают объективные свойства природного мира и многовековой опыт практической преобразовательной деятельности людей.

П. Абеляр считает, что критический разум на основе логики призван подкреплять положения религиозной веры, усиливая тем самым их воспитательное воздействие: «Ни один разумный среди нас не запрещает исследовать. веру при помощи разумных доказательств,

и. возникшая в таком споре истина разумного доказательства сильнеее, чем приведенный авторитет» [1, с. 354—355]. Являясь одним из создателей концепции «двух истин», Абеляр исследует многочисленные формально-логические противоречия священных текстов, стремясь разъяснить их с позиций научного разума и повседневного здравого смысла.

Конкретизируя теоретические основания логики как философской науки, Абеляр обобщает положения Аристотеля, Цицерона, Боэция, других известных ученых эпохи Античности. Их методологические разработки он с успехом применяет к анализу теологических и общефилософских проблем в их прикладном выражении.

Известен его вклад в разрешение «проблемы универсалий», где он придерживается умеренного номинализма, не допуская самостоятельного существования общих понятий «до вещей» или «в самих вещах», но и не отождествляя их с «колебаниями воздуха», звуками речи. Абеляр воспроизводит концепцию реализма, однако подчеркивает: «Но об универсалиях говорят также как об именах. Но речь идет не о виде в собственном смысле слова, потому что называние не субстанциально, но актидентально» [1, с. 64]. Трактовка Абеляра заслужила наименование «концептуализма», поскольку он считал, что общие понятия заключены в сознании человека, являются его «концептами».

Исходя из подобных идей, Абеляр предлагает решать конкретные проблемы морали, разрабатывает понятийный аппарат этической науки: «Мы. обсудим — в соответствии с. сущностью этики — то, что есть высшее благо, и пути его достижения» [1, с. 355]. Из этого первоначала выводятся остальные моральные ценности, имеющие важное воспитательное значение в повседневной жизни. В контекте возвышенных духовных идеалов, философ делает вывод, что «высшее благо человека — это сам Бог, который один собственно и абсолютно называется Высшим благом. Ведь даже сама кара, которую Бог налагает на его неблагость, свидетельствует о праведности Бога» [1, с. 388]. Действительно, религия, через веру в Единого Бога как источник мирового порядка и всеобщего блага, стремится уравнять всех людей в их моральных правах, популяризирует идеалы добра и милосердия.

Источником зла является греховная воля человека, из сиюминутной корысти пренебрегающая общечеловеческими нравственными нормами, нарушающая при этом «установленный Богом порядок», то есть — презирающая и отвергающая Бога, не верящая в его всемогущество и всеблагость: «Тем самым мы очевидно неправедны, потому что хотим совершить неправедное, но не хотим подвергнуться беспристрастному праведному наказанию: праведная кара неприятна, неправедное же деятие приятно» [1, с. 254]. Злодей и корыстолюбец, не задумываясь об этом, своими поступками принижают божественный замысел; считают, что они лучше Бога разбираются в сложившейся ситуации и стремятся «улучшить» божественный порядок.

Тем самым любой безнравственный поступок, по мнению Абеляра, есть отпадение от Бога, «страдаем мы от. презрения Бога, потому что Он наиблагой. Потому. презрение Его влечет за собой более тяжкую кару. Тогда. Он будет мстить за свое презрение. Мы чувствуем присутствие Бога, от Которого ничто не может укрыться» [1, с. 289]. Действительно, разрушая систему нравственных отношений в обществе, человек вредит сам себе; получив сиюминутную выгоду, он пострадает гораздо сильнее, когда наступит упадок морали и подобные поступки станут общим правилом. К примеру, украв какую-то вещь, и внеся этим свой вклад в дестабилизацию социальной системы, через некоторое время он может потерять все свое имущество и даже собственную жизнь (примеры такого рода можно в избытке наблюдать в эпоху духовно-нравственного кризиса на постсоветском пространстве).

На подобных примерах религия воспитывает человека, «не стоит обвинять Бога в неправедности, ибо Он. пользуется даже злом во благо и наилучшим образом располагает то, что является наихудшим» [1, с. 293]. Тем самым этика Абеляра с логическим изяществом разрешает проблему теодицеи (почему всеблагий и всемогущий Бог допускает существование зла в реальном мире). Философ ловко оперирует логическими парадоксами: «Закон — благо, ибо он ставит запрет на грех. Смерть же — зло, потому что она — дань греху. Но. злодеи могут пользоваться Законом во зло, хотя Закон — благо, и благие умирают во благо, хотя смерть — это зло» [1, с. 359]. При этом от подчеркивает единомыслие науки и религии в аксиологическом вопросе происхождения моральных ценностей: «Известно, что [еще] до. законодательных предписаний, большая часть их содержалась в естественном законе, который. состоит в любви к Богу, и. весьма почиталась справедливость» [1, с. 322]. Различие состоит только в средствах языкового выражения; описывая символический диалог Философа, Иудея и Христианина, Абеляр говорит устами Философа: Боэций «откровенно показывает, что блаженство полагалось как воздаяние за праведную жизнь, и нам нужно жить праведно по интенции. Это-то блаженство. Эпикур и называет удовольствием, а. Христос Царствием Небесным. Важно ли, каким именем это называется?» [1, с. 361—362]. Абстрактные философские идеи не всегда доступны обычному человеку, поэтому религия популяризирует систему морали через понятие Единого Бога, призывает любить Бога и человека как божественное творение: «Действительно, .у Бога. одна только любовь заслуживает имя добродетели» [1, с. 365]. В этом качестве религия полностью сохранила свое значение, несмотря на все новейшие открытия естественных наук; более того, ее призывы к добру и единению обретают новое содержание в эпоху техногенного кризиса современной цивилизации. Этика и логика П. Абеляра наглядно раскрывают необходимость эффективного сотрудничества ученых и служителей Церкви в деле духовно-нравственного воспитания.

литература

1. Абеляр П. Теологические трактаты. — М., 1995. I.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме И. И. Терлюкевич, Н. И. Мушинский ЛОГИКА И ЭТИКА П. АБЕЛЯРА КАК ПРИМЕР КОНСТРУКТИВНОГО ДИАЛОГА НАУКИ И РЕЛИГИОЗНОЙ ВЕРЫ:

  1. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ. ЭТИКА НАУКИ
  2. 3.6.1 Философия как логика науки
  3. 6. Этика благодати как этика свободы. Ее проблема в современной философии
  4. Тема 12. Этика науки
  5. Этика и политика науки
  6. Н. И. Мушинский КУРС ЭТИКИ в ВУЗЕ КАК ФАКТОР ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ в условиях ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  7. Бенеке. Логика. Этика. Метафизика. Философия религии
  8. 1. ФИЛОСОФСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ДИАЛОГА КУЛЬТУР (на примере Северного Кавказа)
  9. Е. М. Бобовое ИСТИНЫ НАУКИ и ХРИСТИАНСТВА: ПУТЬ ОТ ДИАЛОГА К ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ и СОРАБОТНИЧЕСТВУ
  10. ПРОЦЕСС МОДЕРНИЗАЦИИ КАК ФАКТОР «СОСТОЯНИЯ ПОСТМОДЕРНА», ЕГО РЕГИОНАЛЬНЫЕ И СТРАНОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ Н.И. Мушинский
  11. ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВА СПРАВЕДЛИВОСТИ КАК ЭТИКОФИЛОСОФСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ В СОВРЕМЕННОМ ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ Мушинский Н.И.
  12. Примеры сбалансированного подхода к категориальной логике
  13. § 2. Предмет науки логики.
  14. СОВРЕМЕННАЯ ЛОГИКА И ДРУГИЕ НАУКИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -