<<
>>

К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Завадский М.Б.

Осмысление времени как явления социальной и культурной жизни не является чем-то новым в гуманитарных науках. В трудах таких видных социологов, как Э. Дюркгейм, П. Сорокин, Р. Мертон и других, проблема социального времени была поставлена и получила развитие в большей либо меньшей степени.

В современной социальной теории, благодаря, прежде всего, социологии

Э. Гидденса, получила распространение идея о том, что время, как и пространство, в глобализированном мире становятся более сжатыми, чем прежде, происходит их компрессия. Такой авторитетный современный автор, как М. Кастельс, более дифференцированно подходит к изучению времени, выявляя различные контексты и ситуации, в которых оно может мыслиться и изменяться. Анализу представлений последнего и будет посвящено последующее изложение.

Анализируя понятие времени, Кастельс обращается к определению времени, которое дает Лейбниц, как последовательности вещей или событий. Социальный философ доказывает, что, несмотря на существование множества концепций темпоральности в современном мире, доминирующей среди них является концепция, согласно которой время элиминируется или становится вневременным, конституируя вечность. Как полагает исследователь, происходит «смешивание времен для создания вечной вселенной, не саморасширяющейся, но самоподдерживаемой, не циклической, но случайной, не рекурсивной, но ин- курсивной» [1].

Разрушение последовательного, очередного времени, его дробление на части и возникновение вечности прослеживается в таких феноменах социокультурной сферы сетевого общества, как возрастание значения отдельных секунд для трансакций капитала, гибкое предпринимательство, варьируемое рабочее время в зависимости от нужд производства и рабочих, размывание жизненного цикла и предопределенности социальных ритмов биологическими, отрицание смерти в современной культуре и поиск вечности, мгновенные войны и виртуальное время.

Появление глобального рынка капитала, функционирующего в реальном времени, приводит к феноменальному увеличению объема трансграничных финансовых потоков и скорости трансакций. Основным проявлением данных трансформаций является валютный рынок, использующий изменения в обменных курсах валют. На этом рынке, буквально, доли секунд могут решать о том, потерпит ли крах предприятие или приобретет огромные капиталы. Время становится критическим фактором для прибыльности всей экономической системы.

Возникновение новых форм экономической деятельности, таких как сетевые предприятия, способствуют тому, что время сокращается. Рабочие графики индивидуализируются, становятся гибкими, подстраиваясь под запросы отдельных сотрудников. По меткому выражению Дж. Урри, рабочее время все больше определяется не какими-то жесткими рамками, а тем, что может быть выражено во фразе «точно в срок».

Более того, рабочее время в информациональной общественной парадигме будет структурировать время социальное. Разнообразие, гибкость и изменчивость рабочего времени приведет к тому, что такими же характеристиками будет отмечаться и время социальное. Глобальные тенденции развития приводят к сокращению общего времени, затрачиваемого на работу.

В сетевом обществе происходит размывание биологической и социальной ритмичности, де-структуризация жизненного цикла.

Новые репродуктивные технологии, изменение форм отцовства и материнства, роли мужчин и женщин в современном обществе влияют на то, что биологические ритмы утрачивают былое значение и уступают место социальному конструированию, в котором все большая роль отводится экзистенциальному, индивидуальному решению.

Утрата временности выражается также в том, что в современной культуре смерть как конечность индивидуального бытия исключается из социальной жизни. Новые медиа только усиливают то, что делали и традиционные СМИ: повсеместное изображение смерти приводит к тому, что она рассматривается как смерть других, но никогда как личная трагедия.

Конструирование новой темпоральности наблюдается в том, что войны при вмешательстве мировых держав происходят как бы в ускоренном времени, молниеносно. Время становится мгновенным. Ярким примером тому является операция американской армии под названием «Буря в пустыне».

542

Виртуальная реальность, возникновение которой обусловлено появлением и распространением электронных мультимедийных систем, актуализирует, с одной стороны, одновременность протекания события в глобальном масштабе, а с другой, их вневременность. Современные технологии позволяют визуально ощущать, что происходящее в другой части земного шара происходит именно в данную секунду времени, т.е. одновременно с тем, что его наблюдают зрители. Например, онлайн-трансляции, прямой эфир и т.д. Однако стоит отметить, что понятие «одновременность» может употребляться не только в содержательном значении, как это делает Кастельс, но и в формальном, как, например, в статье российского ученого В.В. Тарасенко. С его точки зрения, можно говорить о том, что в разных культурных контекстах существуют разные одновременности [3, с. 118]. В восемнадцатом веке в Российской империи одновременность зависела в большей степени от пространства, расстояния между странами, городами и поселками. Чем оно было больше, тем больше времени занимало то, чтобы некая новость преодолела определенное расстояние между определенными населенными пунктами, т.е. тем «длительнее» была одновременность.

Однако гипертекст, гиперссылки, которыми характеризуются новые медиа, приводят к тому, что исчезает значение того, когда происходило то или иное событие, поскольку все они находятся в неком едином вневременном пространстве виртуальности. Об этом, с философской точки зрения, писал Бодрийяр, отмечая, что функционирование образов масс медиа в сфере культуры приводит к возникновению симулякров, образов, которые не имеют референтов в реальности.

Размышления Кастельса о времени могут натолкнуть на мысль об аналогичности его суждений постмодернистским представлениям о конце истории и времени. Однако здесь нужно указать два важных момента. Во -первых, аргументация Кастельса о возникновении вневременного времени несколько отлична от аргументации конца времени постмодернистов. Кастельс, в отличие от последних, не сводит возникновение этого феномена к логике капитала, детерминирующего культурную сферу. Согласно мыслителю, речь стоит вести скорее о сложном и непредсказуемом пересечении различных культурных и социальных явлений. Во-вторых, Кастельс полагает, что вневременное время свойственно пространству потоков современной культуры, в то время как пространство мест характеризуется той же текучестью, длительностью, необратимостью времени, которая превалировала в традиционных или индустриальных обществах.

Исследования Кастельса во многом созвучны выводам известного теоретика коммуникации М. Маклюэна. Канадский ученый полагает, что электронная эра разрушает механистические принципы, на которых основывалась индустриальная эпоха, главными движущими факторами которой было изобретение печатного станка, парового двигателя и механических часов. Как пишет Маклюэн: «На протяжении механических эпох мы занимались расширением наших тел в пространстве. Сегодня, когда истекло более столетия с тех пор, как появилась

543

электрическая технология, мы расширили до вселенских масштабов свою центральную нервную систему и упразднили пространство и время, по крайней мере, в пределах нашей планеты» [2, с. 5]. В электронную эру прежнее механическое время рассматривается как неприемлемое ввиду того, что последнее является единообразным и последовательным. Настает конец механическому принципу культуры в современности, и механические часы утрачивают былое значение и функции, что приводит к ситуации того, что «на смену единообразию- времени приходит множественность времен» [2, с. 172]. Внутренний опыт человека становится мифическим и, как пишет Маклюэн, инклюзивным. С его точки зрения, каждая вещь в современности создает свое время и пространство. Таким образом, Маклюэн, в отличие от Кастельса, не говорит о неком доминирующем типе темпоральности, он утверждает о возникновении, прежде всего, множественного времени и его реляционном характере.

Отметим, что исследование Кастельсом времени как социального явления основывается на той предпосылке, что коммуникация, особенности и способы ее протекания, средства и посредники, с помощью которых она осуществляется, особым образом оказывает воздействие на время, те. коммуникация неразрывна от времени и, соответственно, может ускорять его или замедлять. А сверхинтен- сивная коммуникация, которой характеризуются новые медиа, Интернет, вполне может рассматриваться как источник утраты времени. Действительно, длительное «зависание» в Интернете и в виртуальной реальности вообще, очень часто может создавать ощущение того, что время исчезает, разрушаются естественные, привычные ритмы повседневной жизни и значимость приобретает лишь мгновение, «теперь».

Однако насколько убедительным представляется обоснование Кастельсом тезиса о возникновении вневременного времени? Философы в разные эпохи (об этом писали, например, Августин, Розанов и другие мыслители), рассуждая о времени, находили нечто общее в мгновении и вечности. Мгновение есть, по сути, разрыв в линейности времени, поскольку оно (мгновение) предполагает то, что исчезает представление о времени как единстве прошлого, настоящего и будущего. В мгновении происходит абсолютизация момента таким образом, что растворяется значение трех временных измерений. Абсолютизацию момента не следует понимать как некое увеличение значимости настоящего, речь идет скорее о выходе за пределы времени, за пределы не только будущего и прошлого, но и настоящего. Конечно, так понятое время не есть время природное, физическое, его силу мгновение вряд ли может разрушить, но границы времени, рассматриваемого в контексте определенных социальных представлений, укорененных в культуре, вполне могут мыслиться преодоленными в мгновении.

Если отдалиться от представлений Кастельса и попытаться выяснить значение виртуального времени, которое появляется только в информационном обществе, то такая характеристика пространства Интернета как одновременность, на наш взгляд, может открыть потенциально новые перспективы. Речь

544

идет о том, что одновременность, связанная с просторами ИКТ (информационно-коммуникационных технологий), может открыть горизонты для того, чтобы достичь единства современного мира, к которому стремились многие политики и гуманисты, но которое еще никогда не было достигнуто в истории человечества. Единство, к которому могут привести инновационные технологии в сфере информации и коммуникации, не есть тождество, понимаемое как унификация идентичностей, стилей и форм жизни. Единство представляет собой утверждение различия, отличий, многообразия, но такое утверждение, которое делает возможным и нечто общее, некое интегрирующее начало, преодолевающее отчужденность различных сообществ и культур. Предположительно, именно феномен одновременности виртуальной коммуникации может сыграть в консти- туировании описанного единства одну из важных ролей.

Правда, стоит отметить, что одной из существенных преград в достижении единства современного мира посредством ИКТ является то, что во многих так называемых развивающихся странах существует проблема доступа к глобальной мировой сети. Соответственно, возвращаясь к понятиям Кастельса, можно сказать, что жители этих стран обречены на существование в пространстве изолированных мест, локальных образований, и им будет закрыт путь к пространствам потоков, т.е. они будут исключены из основного течения современной политики, культуры и т.д., пока не будет решена проблема доступа к сети Интернет.

Литература 1.

Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. - М.:ГУ-ВШЭ, 2000 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.i-u.ru/ biblio/ archive/ kastels_inform. - Д ата доступа: 10.12.2009. 2.

Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. - М., 2003. 3.

Тарасенко В.В. Антропология Интернет: самоорганизация «человека кликающего» // Общественные науки и современность. - 2000. - №5. - С.111-120.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Информационно-образовательные и воспитательные стратегии в современном обществе: национальный и глобальный контекст. Материалы международной научной конференции, г. Минск, 12-13 ноября 2009 г. - Минск: Право и экономика. - 762 с.. 2010

Еще по теме К ВОПРОСУ О СОЦИАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ Завадский М.Б.:

  1. Православский Стефан Сергеевич. ПРИНЦИП СОЦИАЛЬНОСТИ И ЕГО ТРАНСФОРМАЦИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ, 2015
  2. 1. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО И ИНФОРМАЦИОННОЕ ПРОСТРАНСТВО В РОССИИ
  3. ГЛАВА 2. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО В АКСИОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ
  4. ГЛАВА 2. ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО В АКСИОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ
  5. Информационное общество
  6. 2.3. Ценности информационного общества
  7. 2.3. Ценности информационного общества
  8. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
  9. Угрозы (проблемы) информационного общества
  10. 9.7. «ГОББСОВА ПРОБЛЕМА» ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
  11. Информационное общество: преимущества и проблемы
  12. НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ
  13. ГЛАВА 3. ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВАНИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -