<<
>>

Е. Н. Ярмонова РОЛЬ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В УПРОЧЕНИИ НРАВСТВЕННЫХ ОСНОВ СЕМЬИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЖЕНЩИНЫ В СЕМЬЕ И ОБЩЕСТВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

При рассмотрении положения женщины в политической и культурной жизни древнерусского общества следует выделить два основных периода: дохристианский и христианский. При этом необходимо помнить, что христианство проникало на Русь постепенно и долгое время многие слои населения еще были подвержены языческим взглядам на жизнь в целом и положение женщины в частности.

Те сведения, которые дошли до нас, весьма противоречивы. Ряд авторов отстаивает мнение, что славянские женщины подчинялись власти мужа или главы рода, в котором жил муж: «Глава имел такие же права на женщин, вступавших в семью после замужества, какие имел на своих членов семейства» [1, с. 17]. В этом нет ничего удивительного или особенного в случае, если мы рассматриваем патриархальную семью, когда женщина выступала или в роли жены, или дочери, или невестки. В данном случае мы вместе с Е. Щепкиной можем увидеть следующую картину, которую она нарисовала в своем исследовании по истории женской личности: «У бедного и невежественного народа патриархальный строй не мог улучшать диких нравов; в первобытных домах членов родовых союзов жили скучено и людно; в них ютилось беспорядочное половое сожительство; большак заправила, как феодальный сеньор, присваивал себе права на молодых женщин, пользуясь зависимым положением их мужей» [2, с. 2]. Естественно, мы не можем говорить в этом случае о свободе и независимости женщин, когда все, от мала до велика, зависят от воли одного лица, полностью находятся в подчинении. Интересны поэтому свидетельства иностранцев, которые помогают взглянуть на жизнь славян со стороны. В. Макушев, анализируя сказания Сефрида, пишет, что жена имела большое значение в семье: она занималась хозяйством, воспитывала детей и, по смерти мужа, управляла всем домом [3, с. 143].

Женщина-воительница — популярная героиня древнерусских эпических поэм. Поляница (степная искательница приключений) русских былин напоминает нам амазонку в классической традиции.

Она разъезжает на коне верхом с оружием в руках, удалая, как мужчина- богатырь. Пример такой поляницы показывает нам в своей работе М. Н. Дитрих: «Настасья Никулишна, дочь Никулы Селяниновича, богатыря, олицетворяющего нашу земскую силу, оратая, т. е. пахаря — земледельца» [4, с. 14]. Г. В. Вернадский, анализируя с географической точки зрения существующую полную параллель, поскольку обе совершали свои подвиги в том же регионе — нижнего Дона и района Азова, указывает: «Как мы знаем, миф об амазонках отражает важный факт в социальной истории донских и азовских племен в скифский и сарматский периоды: преобладание матриархальных форм родовой организации» [5, с. 170]. Видимо, в период, когда еще не сложилось патриархальное общество и еще чувствовались отголоски матриархата, сильная физически и духом девушка или женщина могла сражаться наравне с мужчинами и отстаивать свою свободу с оружием в руках. Понятно, что в этих случаях подчинения женщины, ее рабского отношения к мужу, ее юридической подчиненности ему не могло быть [6, с. 3—4].

Возможность того, что матриархат был базисом социальной организации у некоторых протославянских племен и в особенности антских родов, не следует сбрасывать со счета [5, с. 170]. Если это так, то относительно независимое положение женщины Киевской Руси может быть объяснено по крайней мере частично как последствие подобной традиции. Возможно, не случайно, что в наиболее раннем варианте «Русской Правды» среди родственников, которые имеют право — и должны — отомстить за убийство соплеменника, «сын сестры» упоминается вместе с «сыном брата». Известно, что в ряде случаев наследование осуществлялось по женской линии (от матери к дочери, от свекрови к снохе). При осуществлении возмещения вреда за «бесчестие» учитывалась родовитость потерпевшего именно по материнской линии [7, с. 73]. В целом же древнерусский род, по описанию «Русской Правды» и иных источников, принадлежал с очевидностью к патриархальному типу. В то же время, однако, женщине гарантировались определенные права.

Начнем с вергельда — символа социальной ценности человека того времени: практически никто из ученых не сомневается, что женщина имела вергельд. Наиболее обоснованным, на мой взгляд, является объяснение, которое указывает на равный размер вергельда, выплачиваемый при убийстве женщины. Это в целом соответствует представлениям европейских народов в средние века, выраженным в варварских правдах, в которых за убийство женщины детородного возраста устанавливался даже больший вергельд, чем за убийство мужчины [8, с. 172].

Если проанализировать славянскую мифологию, то в ней мужским божествам соответствовали женские. К женщинам, и особенно к девицам, относились с религиозным благоговением; они участвовали при богослужении, были прорицательницами воли богов, считались хранительницами мудрости и правды [9, с. 172]. Это подкрепляется и сведениями из летописей, где указывается, что женщины могли посещать религиозные праздники и даже участвовали в них, что свидетельствует о их равном с мужчинами положении в обществе и отвергает мнение, что женщины у славян были низшими, нечистыми существами. Находя разные противоречия в упоминаниях о правах женщины на наследство, правах юридических, Г. Кавелин говорит: «Некоторые замечают даже, именно у Славянского племени, какое-то нравственное превосходство женского пола над мужским; притом из истории Славянского народа мы знаем, что у одних племен женщины покупались и продавались, у других, напротив, женщины добровольно вступали в брак, даже выбирали себе женихов. Наконец у всех Славянских племен девушки жили на воле, не работали и не знали тягостей домашней жизни» [10, с. 73].

С. Ф. Платонов писал: «Положение женщины у славян было лучше, чем у других европейских народов» [11, с. 76]. Близкий ему по смыслу вывод делает Н. Аристов после анализа существовавших в дохристианский период форм брака: «Следовательно, уровень развития русских племен перед принятием христианства не стоял совсем низко; по одному этому обстоятельству следует уже заключить, что положение русской женщины в языческую пору было довольно высоко, и что она пользовалась значительными правами» [13, с.

171]. Если положение русской женщины, по мнению историка, изучавшего данную проблему, было лучше положения ее современниц в других европейских государствах, то нам необходимо ознакомиться в общих чертах с положением западноевропейских женщин. С. В. Ещевский так характеризует положение женщин у древних германцев: «Никогда у Германцев женщина не была безответной рабой мужчины, вещью, принадлежавшей отцу или мужу. В самую древнюю эпоху у Германцев мы видим уважение к женщине» [13, с. 355]. Конечно, необходимо отметить, что мнения о положении женщины в древней Германии практически так же полярны, как и мнения о положении древнерусских женщин в языческий период. Но сведения о том, что женщины древней Германии делили с мужчинами радости и тяготы военных походов, занимали жреческие должности, свидетельствуют о том, что они не были приниженными и угнетенными.

Положение женщины в Древней Руси после принятия христианства часто также представляется как полное подчинение мужчине, но мы не можем согласиться с такой однозначной оценкой. Применительно к киевскому периоду подобное воззрение будет абсолютно безосновательным. Русские женщины этого времени пользовались значительной свободой и независимостью, как в правовом, так и в социальном плане, и демонстрировали дух самостоятельности в различных аспектах жизни. Мы видим, что женщины, особенно жены, вдовы, дочери и сестры князей, занимали довольно важное положение в обществе. Янка, дочь Всеволода I, собирает вокруг себя монахинь и учреждает первый монастырь в 1086 г. Она открыла школу для девочек в женском монастыре, который также самостоятельно основала. Данное училище было первым не только в России, но и в Европе [14, с. 10]. Но и будучи монахиней, она не утрачивает еще своей свободы и энергии русской женщины: когда умер в Киеве митрополит, она сама отправляется в Византию и приводит нового [15, с. 19].

Княгини могли участвовать в политической жизни, даже посылать собственных представителей в зарубежные страны. Знатные женщины могли выступать в качестве послов, причем не только при совершении матримониальных дел, но и при осуществлении посольств в другие государства.

С. М. Соловьев отмечает, что из известий о приеме Ольги в Константинополе, мы узнаем, что с ней были знатные женщины [12, с. 122]. Не только в правление Ольги, но и в более ранний период, при заключении договоров между князем Игорем и греками в переговорах принимали участие представители крупных владелиц, княгини Ольги и двух боярынь, жен воевод со славянскими именами [16, с. 14]. Следовательно, женщины, если они были богатые и знатные, не устранялись от участия в общественной и политической жизни общества.

литература 1.

Рамбо А. Живописная история древней и новой России. — М., 1994. 2.

Щепкина Е. Из истории женской личности в России: лекции и статьи. — СПб., 1914. 3.

Макушев В. Сказания иностранцев о быте и нравах славян. — СПб., 1861. 4.

Дитрих М. Н. Русская женщина великокняжеского времени. — СПб., 1904. 5.

Вернадский Г. В. Киевская Русь. — Тверь, 2000. 6.

Совельев Ал. Юридические отношения между супругами, по законам и обычаям великорусского народа. — Нижний Новгород, 1881. 7.

Российское законодательство X—XX вв. — Т. 1: Законодательство Древней Руси. 8.

Lex Salica. Paris 4404, tit. XXIV, 1. Si quis femena ingenuam interfecerit et ei fuerit adprobatum denarius XXIV M faciunt Solidos DC culpabilis iudicetur. 9.

Аристов Н. Судьба русской женщины в до-петровское время // Заря. — 1871; Аксаков К. С. Сочинения. — М., 1861. — Т. 1. 10.

Платонов С. Ф. Лекции по истории русской истории. — М., 1994. — Ч. 1. 11.

Аристов Н. Судьба русской женщины в до-петровское время // Заря. — 1871; Ешевский С. В. Женщина

в средние века в западной Европе // Соч. — М., 1870. — Ч. III. 12.

Лихачева Е. Материалы для истории женского образования в России. — СПб.; 1899; Дитрих М. Н. Русская женщина великокняжеского времени. — СПб., 1904. 13.

Соловьев С. М. Сочинения. — М., 1993. — Т. 1. 14.

Щепкина Е. Из истории женской личности в России, лекции и статьи. — СПб., 1914; Каждан А. П. Визан

тийская культура. — М., 1968. 15.

Шульгин В. О состоянии женщин в России до Петра Великого. — Киев, 1850. 16.

Повесть временных лет / Пер. Д. Лихачева // Древнерусская литература. — М., 2001.

<< | >>
Источник: Байдаров Е.У. и др.. Духовно-нравственное воспитание на основе отечественных культурно-исторических и религиозных традиций и ценностей : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Жировичи, 27 мая 2010 г. / Нац. акад. наук Беларуси, Ин-т философии, Белорус. Экзархат Моск. Патриархата Рус. Правосл. Церкви; науч. ред. совет: М. В. Мясникович, Высокопреосвящ. Филарет [и др.]. — Минск : Беларус. навука. — 389 с.. 2010

Еще по теме Е. Н. Ярмонова РОЛЬ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В УПРОЧЕНИИ НРАВСТВЕННЫХ ОСНОВ СЕМЬИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЖЕНЩИНЫ В СЕМЬЕ И ОБЩЕСТВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ:

  1. Е. Н. Ярмонова РОЛЬ ХРИСТИАНСКИХ ЦЕННОСТЕЙ В УПРОЧЕНИИ НРАВСТВЕННЫХ ОСНОВ СЕМЬИ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЖЕНЩИНЫ В СЕМЬЕ И ОБЩЕСТВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -