<<
>>

Ф.Д. КРАВЧЕНКО, эксперт Центра «Право и СМИ» Законодательная поддержка пребывания журналиста в «горячей точке»

Я предлагаю сконцентрироваться на практических и, надеюсь, полезных вещах, связанных с законодательством Российской Федерации, регулирующем ваши права и обязанности в «горячих точках». При этом, я думаю, следует остановиться на следующих пунктах.
Первая серьезная тема, о которой мы поговорим, связана с ограничением свободы журналистов на выбор места пребывания и на перемещение в тех случаях, когда журналистов не пускают, депортируют, запрещают, чуть ли не конвоируют по тем местностям, где установлен мнимый или действительный особый правовой режим. Вторая тема в большей степени будет связана с теоретическими моментами - насколько правомерными могут быть ограничения прав журналистов тогда, когда действительно устанавливается чрезвычайное положение, вводится военное положение или какие-то иные разновидности особых правовых режимов. Затем я считаю уместным поговорить о проблемах государственной тайны, а также об ответственности журналиста, в том числе и уголовной, и об иных видах ответственности журналистов и средств массовой информации за разглашение государственной тайны и за нарушение порядка ее охраны. Полагаю, что здесь далеко не все однозначно, и я надеюсь прояснить для вас некоторые моменты. Мы переходим к первому вопросу. Для того, чтобы не перегружать вас всевозможными декларациями и общими нормами, которые красиво звучат и часто приходят на ум тогда, когда ограничивается то или иное право гражданина, я, пожалуй, остановлюсь лишь на статье 27 Конституции Российской Федерации, которая состоит из двух частей. Вторая часть имеет для нас второстепенное значение - она регулирует право гражданина свободно выезжать за пределы Российской Федерации и возвращаться в Российскую Федерацию. Принципиальное же значение для нас имеет первая часть, она очень короткая и состоит из одного предложения: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства». Для того, чтобы исключить сомнений относительно терминологии, я обращаюсь к Закону РФ, который так и называется: «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства». Закон этот принят Верховным Советом Российской Федерации 25 июня 1993 года и имеет номер 5242-1. Местом пребывания гражданина Российской Федерации в соответствии с этим Законом может признаваться «гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, в которых он проживает временно». Терминология важна еще и потому, что очень часто органы регистрации и охраны правопорядка подменяют этот достаточно развернутый перечень требованием,которое не основано на Законе, и считают, что местом пребывания не может быть, скажем, палаточный городок, либо любое иное место, нежели квартира, гостиница и так далее. В том и состоит отличие места пребывания от места жительства, что местом жительства может быть только «жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома: общежитие, приют, дом маневренного фонда» и так далее, а также «иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно и преимущественно проживает в качестве собственника, арендатора, по договору найма или поднайма» .
Что касается мета временного пребывания, то это может быть любое место, включая, как я уже сказал, туристские базы, где располагаются работающие в «горячих точках» журналисты. Пожалуй, единственным ограничением для гражданина Российской Федерации на свободу выбора места своего пребывания и жительства является обязанность зарегистрироваться. Эта обязанность возникает отнюдь не только в «горячих точках», но и во всех случаях, когда гражданин меняет место пребывания. Изменением места пребывания признается «любое постоянное пребывание в любой местности в течение десяти и более дней». В том случае, если он приехал в командировку на десять и более дней, он действительно обязан зарегистрироваться. Есть определенные исключения, связанные с отдыхом, отпуском (но здесь мы уже уходим в дебри подзаконных актов). Очень часто регистрация происходит так, что вы ее даже не замечаете. Когда вы обращаетесь в гостиницу, паспорт вы показываете отнюдь не для того (или, может быть, не только для того), чтобы вас искали за пропавшие полотенца. Администратор, когда он указывает в анкете место вашей прописки, фактически регистрирует вас по месту временного пребывания (в данном случае - гостиницы). По общему правилу, по месту временного пребывания гражданин не регистрируется на срок более трех месяцев. Но и тут опять установлен длинный перечень исключений, таких как уход за больным, иные нужды, причем перечень оставлен открытым, то есть органы внутренних дел могут признать любое основание для регистрации по месту временного пребывания на срок более трех месяцев законным. Вопрос: В процитированной Вами статье Конституции о передвижениях и перемещениях ничего не сказано о прописке. Она незаконна, это понятно, но она регламентируется какими-то подзаконными актами? Ф.Д. Кравченко: Позвольте перед тем, как Вам ответить, сделать небольшую ремарку: по большому счету, в Конституции Российской Федерации урегулировано все. В том случае, если Конституция говорит что-то, - для правоприменителя это должно быть истиной в последней инстанции, а мы вправе напрямую ссылаться на эту норму. Очень сложным вопросом являются те случаи, когда Конституция прямо предусматривает, что реализация права гражданина возможна только в порядке, установленном тем или иным законом. В случае, если Конституция прямо говорит: право имеете, но реализация в соответствии с законом, значит, действительно нужно ждать издания закона. Во всех остальных случаях (и это очень важно!) все нормы Конституции имеют прямое действие. Это значит, что на них можно ссылаться, и они применяются вне зависимости от наличия законов и подзаконных актов, которые регламентируют порядок их исполнения. Нет подзаконного акта - это проблема того должностного лица или государственного органа, который его не принял или не издал. Теперь непосредственно ответ на Ваш вопрос. Конституция никогда не должна рассматриваться отрывочно и кусками. Это очень распространенная ошибка любого новичка в конституционном праве - когда мы читаем в Конституции какую-то норму, то считаем, что лишь она для нас подходит. Чаще всего пять-шесть статей Конституции пересекаются, и на этой точке пересечения Конституционный суд порой топчется месяцами, чтобы найти единственно верное соотношение этих пяти-шести норм, а иногда и гораздо большего их количества. Есть крайне неприятная статья в Конституции, под которую можно, казалось бы, подвести все. Это статья 55, часть 3: «Права и свободы гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Таким образом, ограничить гражданина в правах можно лишь федеральным законом. Федеральный же закон, который мы сейчас анализируем предусматривает закрытый перечень обязанностей гражданина, связанных с реализацией права на свободу выбора места жительства или места пребывания. Дополнять этот перечень подзаконными нормативными актами органы исполнительной власти права не имеют. Равным образом, не имеют на это права и органы государственной власти субъектов Российской Федерации (например, города Москвы), поскольку, как мы помним, часть 3 статьи 55 Конституции РФ разрешает делать это только путем принятия федерального закона. Вопрос: Если журналист работает на территории Чечни и перемещается из района в район: сегодня он в одном районе, завтра в другом и так далее - обязан ли он регистрироваться? Ф.Д. Кравченко: К сожалению, на уровне закона не объясняется, что делать, если Вы переехали из района в район. Здесь действует, простая логика. Если Вы живете в конкретном месте, то Вы регистрируетесь по месту Вашего пребывания в этом месте. Если Вы переезжаете, например в соседний район Чечни, то Вы должны перерегистрироваться. Но - только в том случае, если Вы переезжаете более чем на десятидневный срок. В том случае, если Вы уезжаете на девять дней в другой район, а потом возвращаетесь на старое место, например, в корреспондентский пункт, или любое иное место пребывания, то Вы не обязаны предпринимать никаких действий, связанных с регистрацией. Вопрос: Если я выезжаю, из одного места пребывания в другое на девять дней, потом еще на пять дней в третье место и так далее, то есть провожу вне места регистрации более десяти дней? Ф. Д. Кравченко: Вопрос о том, нужно ли Вам сниматься с регистрационного учета, остается открытым, хотя я полагаю, что в любом случае Вас не могут привлечь к ответственности за то, что Вы не снялись с регистрационного учета. Есть обязанность зарегистрироваться, но нет обязанности снятия с регистрации, по крайней мере, на уровне закона подобные нормы не установлены. Что же касается пребывания в любом месте продолжительностью менее десяти дней, повторяю, Вы свободны делать это без регистрации. Вопрос: Как я могу доказать, что я нахожусь здесь девять дней, а не десять? Ф.Д. Кравченко: Это отдельная проблема. Дело в том, что любое применение административных санкций к Вам со стороны правоохранительных органов подразумевает составление протокола об административном правонарушении. У этого протокола может быть два пути. Путь первый: Вы согласны с тем, что допустили административное правонарушение. В этом случае Вы уплачиваете штраф, причем я прошу обратить внимание на то, что административное наказание - это наказание, которое четко оговорено Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Там перечислены виды административного взыскания: это штраф, это предупреждение, иногда это административный арест (сроки и условия применения которого очень четко оговариваются законом, в частности, его применение возможно только по решению суда). Нельзя применять произвольные административные санкции, такие, как высылка из той местности, где Вы не зарегистрированы. Такая мера воздействия, как выдворение, и любые иные подобные действия, связанные с насильственным перемещением лица за пределы той территории, где он не зарегистрирован, вообще отсутствует в современном российском законодательстве. В Чечне же, например, это происходит сплошь и рядом - и с иностранными гражданами, и с нашими, когда их сажают в вертолет, на поезд и привозят в Москву. Я полагаю, что им делают по дороге внушение, что крайне не рекомендуют появляться на территории Чечни. Их насильственное перемещение запрещено, а то, что они летят, видимо, связано либо с нежеланием вступать в прямой конфликт с военными, либо с их правовой неосведомленностью в этом вопросе. Так вот, единственное наказание для любого гражданина, который нарушил нормы регистрации, - это штраф. Вы платите штраф, если считаете, что действительно совершили подобное правонарушение. Второй путь: если вы с этим не согласны, то протокол административного нарушения поступает в суд, и дальше судья выносит окончательно решение о том, имеет ли место административное правонарушение. При этом действуют нормы процессуального права, которые сводятся к следующему. Во-первых, вы не обязаны что-либо доказывать и оправдываться. Здесь, к сожалению, не действуют презумпция невиновности и другие институты, характерные для уголовного права, но при рассмотрении дела об административном правонарушении действуют общие процессуальные нормы, например, состязательности сторон. Правой, то есть выигравшей данное дело, признается судом та сторона, чьи аргументы оказались более убедительными. Действует норма о том, что каждая сторона обязана доказывать те факты, на которые она ссылается. Если органы внутренних дел ссылаются на то, что Вы совершили административное правонарушение в связи с тем, что без регистрации находились на территории более десяти дней, они, безусловно, обязаны это доказать. Разумеется, Вы имеете право защищаться: предъявить билеты, какие-то квитанции на Ваше имя, которые были выписаны менее десяти дней назад в другом городе... Круг доказательств, которые Вы имеете право приводить, ничем не ограничен. Дальше все будет зависеть от решения судьи. Вопрос: Какова сумма штрафа? Ф.Д. Кравченко: 10 рублей. Вопрос: Обязательно ли нужно требовать копию протокола при задержании и выдают ли ее сейчас? Хотелось бы получить больше разъяснений по статье Уголовного кодекса о задержании. Ф.Д. Кравченко: Здесь достаточно сложная ситуация. Статья 22 Конституции устанавливает, что гражданин не может подвергаться аресту на срок более 48 часов в том случае, если это не происходит по решению суда. Только суд может санкционировать пребывание гражданина под стражей или его арест на срок более двух суток. К сожалению, на практике такая норма нередко нарушается. Это связано это с тем, что в Российской Федерации до сих пор действует старый Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, который регулирует вопросы задержания и заключения под стражу. Статья 22 Конституции, во-первых, декларирует право каждого на свободу и личную неприкосновенность, во-вторых, гласит, что арест, заключение под стражу, содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Однако в переходных положениях к Конституции было установлено, что подобная норма начинает действовать лишь после принятия нового уголовно-процессуального законодательства. Таким образом, на сегодняшний день действует старый УПК и старые нормы. Задержание с целью установления вашей личности возможно на срок не более 3 часов, в том случае, если задержание происходит на более долгий срок, это возможно только в том случае, если Вы подозреваетесь в совершении какого-то преступления. Это не может происходить в метро или на природе просто из-за того, что им не понравилось Ваше лицо. Достаточным основанием для этого может быть, например то, что на Вашей одежде обнаруживаются следы крови, либо при Вас находится незарегистрированное оружие, из которого недавно были сделаны выстрелы, либо еще какие-то признаки указывают на то, что Вы совершили правонарушение. Теоретически, неким подобием основания для того, чтобы Вас подозревать может являться разосланная милиционерам ориентировка на преступника, но она должна действительно существовать, и Вы должны действительно подпадать под описанного в человека. Основанием для вашего задержания является мотивированное подозрение в том, что Вы совершили преступление. Но и в этом случае задержание не должно длиться более времени, установленного в УПК. После этого Вам должны либо предъявить обвинение, либо отпустить. Обвинение, естественно, по статье Уголовного кодекса, а не, например, по статье Кодекса об административных правонарушениях. К вопросу о том, нужно ли требовать второй экземпляр протокола - да, безусловно, нужно. И смысл этого заключается в следующем. В том случае, если Вы оспариваете законность Вашего задержания или содержания Вас под стражей, или адвокат выдвигает требование освободить Вас, поскольку сроки содержания Вас под стражей истекли, то вычислить эти сроки возможно только одним образом - сопоставив время составления протокола о задержании и фактическое время на данный момент. При этом, если в протоколе не указано время, Вы имеете право до его подписания Вами требовать, чтобы там было указано точное время, вплоть до минут. Вопрос: У нас в Уголовном кодексе есть статья о крайней необходимости. То есть в силу такой необходимости могут совершаться действия, которые противоречат некоторым статьям Уголовного кодекса. Мотивируется ли передвижение журналиста по Чеченской республике статьями именно Конституции, а не Уголовного кодекса? Ф.Д. Кравченко: Крайняя необходимость имеет к нашей проблеме следующее отношение. Любое лицо, в том числе должностное, имеет право нарушить Ваши охраняемые законом интересы, Ваши права и свободы, если оно действует в условиях крайней необходимости. При этом критерием крайней необходимости является то, что предотвращаемые - путем совершения преступления -последствия являются значительно большими, нежели тот ущерб, который наносится противоправными действиями лица, действую- щего в условиях крайней необходимости. Таким образом, милиционер может выстрелить в преступника первым, если видит, что тот вынимает оружие для нападения на самого милиционера или на иное лицо. Но я категорически не согласен с тем, что для предотвращения нанесения Вам какого-либо вреда, скажем, того, что Вас убьет шальная чеченская пуля, можно нарушать Ваши же права. То есть для предотвращения вреда другим лицам - да, для предотвращения вреда Вам по принципу: «Куда Вы лезете, Вас же там убьют!» - ни в коем случае. Я, кстати, хотел еще обратить внимание на следующий момент. Если помните, статья 55 говорит о защите прав: «Права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для защиты прав и законных интересов других лиц». Слово «других» имеет принципиальное значение и очень близко по важности к моменту о крайней необходимости. Государство не может ограничивать Вас с тем, чтобы обеспечить Вашу же безопасность, Ваше же здоровье и Ваши же права, даже федеральным законом. В том случае, если я - лицо дееспособное, я сам определяю риск и те права, которые я хочу реализовать, я принимаю на себя ответственность за этот риск. Вопрос: Насколько законна аккредитация, если я - гражданин России и сам выбираю, куда мне ехать? Ф.Д. Кравченко: Есть определенные изъятия из права на передвижение, они все сформулированы в статье 8 Закона «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства». Эта статья говорит о том, что «право граждан на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законами Российской Федерации может быть ограничено в пограничной полосе, в закрытых военных городках, в закрытых административно-территориальных образованиях, в зонах экологического бедствия, на отдельных территориях и населенных пунктах, где в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний, отравлений людей введены особые условия хозяйственной деятельности и режимы проживания населения, а также на территориях, где введено чрезвычайное или военное положение». Я могу четко сказать, что если Вы не находитесь в расположении военной части, Вы не подпадаете ни под один из этих пунктов, за исключением одного или двух потенциальных. Чеченская республика имеет только российско-грузинский участок пограничной полосы. Других границ нет. Здесь нам нужно будет обратиться к нормам законодательства, регулирующего охрану границ Российской Федерации с тем, чтобы выяснить, что такое пограничная полоса. Во всех случаях это четко ограниченная территория, которая, безусловно, не может быть произвольно распространена на Чечню, а заодно и на Краснодарский край. Пограничная полоса - это только та полоса, которая впрямую примыкает к границе. Пять километров - пограничная зона, двадцать километров - зона пограничного режима. Дальше, чем в двадцати километрах от российско-грузинской границы, данный пункт не действует. К сожалению, попытки его применить возможны. В последнее время пошли разговоры о том, что в Чечне - в частности, в Грозном -страшная экологическая ситуация, что там копни - и нефть пойдет. В связи с этим может быть, например, введен правовой режим «зоны экологического бедствия», что явится якобы правовым основанием для того, чтобы не пускать туда журналистов. Кроме того, палаточные городки, холера - на этом могут играть власти, но, опять-таки, тогда они должны очертить зону вокруг палаточного городка и установить там карантин, ввести всевозможные меры, направленные на нераспространение заболевания, но не информации. Я нашел в российском законодательстве еще два момента, которые позволяют вмешаться в свободу передвижения. Во исполнение Закона «О свободе передвижения...» было издано Постановление «Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета», а также утвержден перечень должностных лиц, ответственных за регистрацию. Я рекомендую почитать эти правила, поскольку они, с одной стороны, достаточно демократичны, соответствуют и Конституции, и закону, с другой стороны, они являются последним нормативно-правовым актом, который устанавливает уже конкретный порядок. Мы имеем дело не только с общими нормами, но и с порядком реализации этих норм. Останавливаться на них долго я не буду - лучше читать, чем слушать. Еще две нормы, которые к этому относятся. Во-первых, «Об установлении перечня территорий Российской Федерации с регламентированным посещением для иностранных граждан». Этот перечень территорий утвержден постановлением Правительства еще в 1992 году, и в него периодически вносятся изменения. В последний раз они были внесены недавно, в феврале 2000 года. Здесь ничего не сказано про наши южные «горячие точки». Это Калининградская область, Хабаровский край, Приморский край, Мурманская область, Архангельская область, чуть-чуть - Московская, Ленинградская области, Челябинская область - в общем, регионы, в которых находятся какие-то сверхрежимные объекты. Недавно были внесены изменения в Постановление от 24 февраля 1999 года «Об утверждении положения о защитных мероприятиях, устанавливаемых вокруг объектов захоронения химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия». Подобные постановления существуют и относительно объектов, связанных с хранением ядерного оружия. Здесь говорится о том, что возможны определенные ограничения, связанные с перемещением граждан. Граница зоны, где возможны такие ограничения, совершенно четко обозначена. Она закладывается применительно к каждому объекту на уровне технической документации. Чаще всего документы, обосновывающие установление этой запретной зоны, подлежат государственной экологической экспертизе. Кроме того, в большинстве случаев расчет площади защитных мероприятий проводится согласно определенной методике еще на этапе разработки данного объекта. Важно, что в случае прохождения границы зоны защитных мероприятий через административные границы населенного пункта - села, района, города - весь этот пункт полностью включается в зону защитных мероприятий. В некоторых случаях это может мешать осуществлению вами каких-то прав. В том случае, если какие-то нормативно-правовые акты ограничивают ваши права и свободы, ссылаться на секретность этих нормативных актов не может ни одно должностное лицо. Все, что касается начинки этого объекта, засекречено, но документация, которая оговаривает ту зону, где вы не имеете права находиться, должна быть совершенно открыта, чтобы вы могли объективно установить, законно ли нарушаются ваши права, в частности, ваше право на передвижение. Вы, наверное, обратили внимание на то, что власти, говоря о боевых действиях в Чеченской республике, всегда употребляют термин «контртеррористическая операция». Это стало уже привычным, но юристу, я вас уверяю, это по-прежнему режет слух, потому что у нас есть закон, который четко устанавливает правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации. Он называется Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», принят он в 1998 году. Я полагаю, что ни в коем случае то, что происходит в Чечне, не относится к компетенции этого закона. В частности, этот закон определяет зону проведения контртеррористической операции как «отдельные участки местности или акватории, транспортные средства, здания, строения, сооружения, помещения, а также прилегающие к ним территории или акватории, в пределах которых проводится указанная операция». Безусловно, здесь есть предмет для спора: что считать отдельным участком местности или что считать прилегающей территорией или акваторией. Этот закон устанавливает чрезвычайно много ограничений прав и свобод граждан, в частности, он говорит о том, что «в зоне проведения контртеррористической операции устанавливается специальный правовой режим, который включает право для лиц, проводящих такую операцию, принимать при необходимости меры по временному ограничению или запрещению движения транспортных средств, пешеходов на улицах и дорогах, по недопущению транспортных средств, по удалению граждан с отдельных участков местности, объектов, по отбуксировке транспортных средств, дает право проверять у граждан и должностных лиц документы, удостоверяющие их личность, а в случае отсутствия таких документов - задерживать указанных лиц для установления личности». Прошу обратить внимание: если документы есть, по смыслу этой нормы, задержание производиться не должно. Правда, есть право задерживать и доставлять в органы внутренних дел лиц, совершивших или совершающих правонарушение либо иные действия, направленные на воспрепятствование законным требованиям органов, проводящих такую операцию, а также совершающих действия, связанные с несанкционированным проникновением или попыткой проникновения в зону проведения операции. Проводящие контртеррористическую операцию лица имеют право входить в жилые и принадлежащие гражданам или любым организациям помещения, пользоваться чужими транспортными средствами (правда, это возможно только при преследовании подозреваемых, в том случае, если промедление может создать угрозу жизни и здоровью людей), производить личный досмотр граждан при входе и выходе из зоны проведения контртеррористической операции, досмотр находящихся при них вещей, в том числе с использованием технических средств, использовать средства связи, принадлежащие гражданам. Могут, например, изъ- ять и использовать в служебных целях транспортное средство и так далее. В зоне проведения операции деятельность работников средств массовой информации регулируется руководителем оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией, если иное не предусмотрено федеральным законом. Кроме того, устанавливается, что (статья 15 «Информирование общественности о террористическом акте») не допускается распространение информации, раскрывающей специальные технические планы и тактику проведения контртеррористической операции, способной создать угрозу жизни и здоровью людей. Конечно же, норма неправовая. Государственная Дума давно пытается принять закон о политическом экстремизме. Там должен быть прописан механизм, направленный на противодействие пропаганде политического экстремизма. Слово «пропаганда» в принципе отсутствует в каких-либо нормативно-правовых актах, отсутствует в современном законодательстве, применять его нужно крайне осторожно, а уже термин «оправдание» тем более субъективен. Я прошу обратить внимание на некоторую неясность. Ведь этот закон устанавливает права и обязанности лиц, которые проводят контртеррористическую операцию. Это хорошо видно на примере статьи 14 «Ведение переговоров с террористами», статьи 16 «Окончание контртеррористической операции». В этих статьях мы не находим ничего, позволяющего говорить, что эти нормы норма распространяется на кого-либо постороннего, не входящего в группу проводящую контртеррористическую операцию, например, на журналистов. Статья 15 может быть прочитано двояко: во-первых, что не допускается распространение информации журналистами, во-вторых, что гораздо более логично, что не допускается распространение лицами, проводящими контртеррористическую операцию, информации, раскрывающей специальные технические планы любым посторонним лица, например, журналистам. В конечном итоге, именно лица, проводящие контртеррористическую операцию обладают этой информацией. Хотя, поскольку норма сформулирована общим образом, можно ожидать, что она будет применяться и к журналистам тоже. Непосредственно же журналистам адресована только следующая норма: «В зоне проведения контртеррористической операции деятельность работников средств массовой информации регулируется руководителем оперативного штаба, если иное не предусмотрено федеральным законом». Но, во-первых, у нас есть другой федеральный закон, в частности, Закон «О средствах массовой информации», подпункт 7 части 1 статьи 47 которого устанавливает, что журналист имеет право посещать специально охраняемые места стихийных бедствий, аварий и катастроф, массовых беспорядков и массовых скоплений граждан, а также местности, в которых объявлено чрезвычайное положение; присутствовать на митингах и демонстрациях. Во-вторых, обратите внимание - руководитель операции имеет право командовать журналистами только непосредственно в зоне проведения контртеррористической операции. Это значит, на пятачке вокруг захваченного дома или самолета журналист, разумеется, не может разгуливать с камерой, брать интервью у террориста, пытаться записать синхрон с бойцами, ведущими атаку, и так далее. Но вне зоны проведения контртеррористической операции Закон «О борьбе с терроризмом» не действует. Здесь я бы предложил Вам сравнить правовой режим контртеррористической операции и чрезвычайного положения. Для того, чтобы ввести чрезвычайное положение, необходимо наличие четко оговоренных в Конституции условий. В указе Президента о введении чрезвычайного положения должна быть четко обоснована необходимость его введения. Оно не может быть произвольно введено, только по основаниям, которые предусмотрены Конституцией и Законом «О чрезвычайном положении». Далее, необходимо четко описать те права и охраняемые законом интересы, которые подлежат ограничению. Более того, необходимо установить четкий срок действия этих ограничений и четкий предел этих ограничений. То есть, предположим, на такой-то территории это запрещено, но вне этой территории - разрешено. До такого-то времени это запрещено, вне этого времени - разрешено. До такой-то степени это разрешено, все, что за пределами указанной степени, - разрешено. И так далее. Затем этот указ должен быть утвержден Советом Федерации. По общему правилу, чрезвычайное положение вводится на срок не более 90 дней. После чего оно подлежит специальному продлению опять-таки по определенным основаниям. Механизм введения чрезвычайного положения очень сложен. Контртеррористическая операция объявляется по решению Правительства, либо по решению Федеральной комиссии по борьбе с терроризмом, либо - в некоторых случаях - достаточно распоряжения начальника штаба проведения контртеррористической операции. И устанавливается правовой режим, ничуть не уступающий чрезвычайному положению. Что различает эти два абсолютно разных механизма обеспечения прав граждан? Только одно: контртеррористическая операция предельно локальна. Когда мы читали норму о зоне проведения контртеррористической операции, то видели, что там сказано: «Транспортные средства, здания, строения, сооружения, помещения и лишь прилегающие к ним территории или акватории, в пределах которых непосредственно проводится эта операция, либо отдельные участки местности». Очевидно, что этот закон может быть приспособлен только для действия на небольшой территории. И уж ни в коем случае не на территории целого субъекта Федерации. Еще к вопросу об ответственности. Разумеется, когда мы говорим языком судебного решения, в распространении информации, пропагандирующей или оправдывающей терроризм или экстремизм, никакого состава преступления содержаться не может. Я не припоминаю подобных норм Уголовного кодекса. Есть, правда, нормы, которые предусматривают ответственность за «публичные призывы к развязыванию агрессивной войны». Вряд ли нечто подобное может применяться, поскольку термин «агрессивная война» допустим лишь в отношениях между двумя государствами. Существуют «публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации». Эта статья несколько более применима, поскольку, скажем, введение шариатского правления, выход Чечни из состава Российской Федерации -это публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации. Однако возникает серьезное сомнение в том, будет ли нести ответственность журналист, который покажет интервью с террористом. Опять-таки нужно, учитывать, что говорит террорист, действительно ли это подобные призывы, а не, скажем, их мнение о том, что они считают вторжение Российской Федерации в Чеченскую республику незаконным, или о том, что Российская Федерация бомбит мирных жителей, или что солдаты держат чеченских заложников. Всегда, когда мы говорим об УК, мы тут же упоминаем о том, что любое решение о применении того или иного наказания в соответствии с Уголовным кодексом может принимать только суд и никто более. Для того, чтобы привлечь к ответственности за преступление, необходимо установить умысел. В данном случае, если умысел журналиста был направлен не на то, чтобы данное лицо призывало к насильственному изменению конституционного строя, а на то, чтобы сделать объективный репортаж, журналист не может быть привлечен к ответственности. В этом случае невозможно ничего сделать против вас за исключением двух вещей. Момент первый. Свидетельство о регистрации средства массовой информации, может быть признано судом недействительным, а деятельность средства массовой информации может быть прекращена или приостановлена (в данном случае -прекращена), если средством массовой информации нарушена статья 4 Закона «О средствах массовой информации»: «Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации». Она говорит о том, что не допускается использование средств массовой информации с целью совершения уголовно наказуемых деяний. В том случае, если средство массовой информации используется в целях публичных призывов свержения конституционного строя, мы имеем дело с нарушением статьи 4, значит, мы имеем дело с предупреждением. При повторном предупреждении в течение двенадцати месяцев возможен иск о прекращении деятельности средства массовой информации. С телекомпаниями все значительно сложнее. Дело в том, что для того, чтобы не продлевать лицензию, телекомпании или телерадиокомпании достаточно получить предупреждение уже не в смысле Закона «О средствах массовой информации», а в смысле Закона «О лицензировании отдельных видов деятельности». Для вынесения такого предупреждения Министерству по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, достаточно сослаться на то, что нарушен пункт 3 статьи 15 Закона «О борьбе с терроризмом». Но это не имеет никакого отношения к Закону «О средствах массовой информации». Просто в соответствии с этим предупреждением Министерство печати откажется автоматически продлить лицензию и выставит частоту на открытый конкурс. Во всяком случае, у вас есть возможность оспорить предупреждение в суде. Вопрос: Журналистам часто приходится сталкиваться с таким явлением, когда отбирают камеры и даже бьют. И самое главное для журналиста в этой ситуации - спасти пленку или кассету. Я хочу понять, какую ответственность должны нести те военнослужащие, которые пытаются отнять камеру, или, если ты пытаешься снять что-то, кладут тебя на землю, на полосу аэродрома... Ф.Д. Кравченко: Я полагаю, что в классическом случае любое должностное лицо, незаконно (есть некоторые случаи, когда бойцы спецподразделений вынуждены так поступить, чтобы защитить свою жизнь) позволившее себе подобные действия, должно лишиться свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Такую санкцию предусматривает статья 144 («Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста») Уголовного кодекса. По поводу же нанесения имущественного вреда или вреда здоровью, он, безусловно, подлежит возмещению в соответствии с Гражданским кодексом. Если вам разбили камеру, значит, вы подаете иск -сумма там будет, по всей видимости, приличная. По общему правилу, иск подается по месту нахождения ответчика, либо одного из ответчиков. Если речь идет о каком-нибудь бойце Кантемировской дивизии, то место нахождения - Московская область. Если боец Волгоградского ОМОНа, значит, подается иск в Волгограде. Но есть Закон «Об обжаловании в суд действий должностных лиц, нарушающих права и законные интересы граждан», который указывает, что от граждан могут приниматься иски и по месту нахождения истца. Я понимаю, что здесь я ухожу в область, далекую от реальности, но я не могу предложить ничего другого. Есть, конечно, неправовые методы - например, ударить того, кто разбил камеру, но их я оставляю за рамками сегодняшней дискуссии. Вопрос: Нужны ли свидетели в суде? Ф.Д. Кравченко: Да, если это эффективный способ доказывания. Вы вправе приводить любые свидетельства. Вопрос: Судья будет военный или гражданский? Ф.Д. Кравченко: Сложный вопрос, он регулируется процессуальным правом. Если ответчиком по делу или подозреваемым по делу будет военнослужащий, возможно, это дело все-таки будет рассматриваться военным судом, если ведомство - суд общей юрисдикции, если иск подаст телекомпания против ведомства - суд будет арбитражным. Теперь вернемся к вопросу об аккредитации. Правила аккредитации при аппарате помощника Президента РФ Ястржембского -странный документ. Первый пункт: «Аккредитация представителя средств массовой информации проводится в целях полного и объективного освещения проводимой российскими силовыми структурами контртеррористической операции в Чеченской республике». Это не простые слова, из процитированной мной преамбулы нужно исходить как из правовой нормы. Раз аккредитация проводится с такой целью, значит, действия, противоречащие этой цели, не являются законными даже с точки зрения этого нормативно-правового акта, не говоря уж о нормативно-правовых актах более высокого порядка. На мой взгляд, уже ссылаясь на этот пункт, можно было бы добиваться отмены «Правил аккредитации», потому что не может с целью проведения «полного и объективного освещения проводимой российскими силовыми структурами контртеррористической операции в Чеченской республике» вводиться ситуация, когда журналист оказывается в полной власти одной из сторон, и одна из сторон в этом конфликте полностью регулирует объем и характер информации, получаемой журналистом. Это противоречит цели, установленной данным пунктом, хотя бы потому, что одна из сторон является неизбежно заинтересованной стороной. Следовательно, она изначально не может преследовать цели полного и объективного освещения. Второй пункт говорит о том, что «правовые положения и профессиональная деятельность представителей средств массовой информации регулируется Законом Российской Федерации «О средствах массовой информации», международными договорами Российской Федерации, Федеральным законом «Об освещении деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» и другими актами и законодательствами». Надо сказать, что ни один, ни второй закон, упомянутые здесь, не содержат ограничений на деятельность журналиста или содержат их в крайне небольшом объеме. И если эти «Правила аккредитации» на них базируются, то нельзя говорить о том, что «Правила...», изданные во исполнение конкретных законов, могут допускать большие ограничения, нежели предусмотренные этими законами. Меня крайне смущает идея журналистов, работающих в Чечне с многотысячной группировкой федеральных войск, аккредитовывать при аппарате помощника Президента, который находится в Москве и состоит из пятнадцати человек. Здесь явная подмена субъекта аккредитации: аккредитацию представляет одна организация, а деятельность журналистов фактически регулируется в другом месте и другим субъектом. Кроме того, аккредитация до сегодняшнего дня применялась исключительно для регулирования работы журналистов в рамках какого-либо государственного органа, общественного объединения, учреждения, организации, предприятия. Но не для работы журналистов на какой-то территории. У нас существует институт аккредитации иностранных журналистов при Министерстве иностранных дел - правда, здесь аккредитация применяется совершенно в другом смысле. Но это мы оставляем в стороне. Иностранные журналисты получают аккредитацию в Российской Федерации - кстати, обратите внимание, после получения этой аккредитации они не должны получать какую-то другую аккредитацию в конкретных субъектах Федерации. Но здесь мы имеем дело все-таки с установлением правил аккредитации при фактическом субъекте Российской Федерации. Здесь установлена масса ограничений, связанных с тем, на что имеет право аккредитованный журналист. «При организации посещения аккредитованными журналистами зоны боевых действий может быть ограничено количество журналистов, принимающих участие в этом посещении, предоставляется право принимать участие в освещении боевых действий только в том случае, если журналисты включены в соответствующую группу, предоставляется право производить фото- и видеосъемку в зоне боевых действий, в расположении различных воинских формирований, в гарнизонах объединенной группировки войск только под охраной и контролем представительств силовых структур» и так далее. И одно из основных ограничений - «запрещается самостоятельно передвигаться по территории Чеченской республики, брать интервью у военнослужащих и прочее». Если мы откроем статью 48 Закона «О средствах массовой информации», то выясним, что «аккредитовавшие органы обязаны создавать благоприятные условия для производства записи». Это, безусловно, не предоставляет права ограничивать условия для проведения записи. Причем прошу обратить внимание на то, что статья 48 Закона «О средствах массовой информации» - единственная статья, которая регулирует аккредитацию. Иных норм об аккредитации в законодательстве не содержится. Я скажу еще об одном законе, который предусматривает дополнительные права - это Закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Везде, где этот закон говорит о средствах массовой информации, хотя в заголовок и вынесено «...государственных средствах массовой информации», он употребляет термин «средства массовой информации» просто, без приставки «государственный». Там же, где он говорит о государственных СМИ, он упоминает именно государственные средства массовой информации. Поэтому мы можем говорить о том, что статья 4, часть 2, которая сформулирована следующим образом: «Журналисты средств массовой информации имеют право ознакомиться с записями, снять копии с них, кроме записей закрытых мероприятий», а часть 5 говорит: «Настоящая статья не ограничивает право аккредитованных журналистов (подразумевается, всех средств массовой информации - Ф.К.) производить собственную аудио-, видеозапись», - правда, на заседаниях, совещаниях и иных открытых официальных мероприятиях, но будем считать, что если вводится аккредитация в Чечне, почему контртеррористическую операцию не назвать официальным мероприятием? Поскольку решения о его закрытом характере не принималось, значит, данная статья не может служить основанием для ограничения, а мы видим, что в «Правилах...» право на проведение записи ограничивается. Причем надо сказать, что «Правила...» построены таким образом, что они во многих местах обширно цитируют и Закон «О средствах массовой информации», и Закон «Об освещении деятельности органов государственной власти», но это, я полагаю, псевдопохожесть и псевдозаконность такого нормативно-правового акта, в котором последний пункт фактически отрицает все предыдущие. Это, безусловно, затрудняет критику подобных правил.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ЖУРНАЛИСТЫ В «ГОРЯЧИХ ТОЧКАХ» ТЕХНОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ. 2010

Еще по теме Ф.Д. КРАВЧЕНКО, эксперт Центра «Право и СМИ» Законодательная поддержка пребывания журналиста в «горячей точке»:

  1. Имеет ли право СМИ или журналист инициировать отзыв выборного лица?
  2. А.К. Симонов. Журналист в поисках информации. Сборник материалов для работников СМИ и будущих журналистов Под ред. А.К. Симонова. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Галерия,. — 180 с., 2004
  3. ПАМЯТКА ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ, РАБОТАЮЩИХ В «ГОРЯЧИХ ТОЧКАХ»
  4. Экономическая поддержка СМИ осуществляется: ?
  5. Коллектив авторов. ЖУРНАЛИСТЫ В «ГОРЯЧИХ ТОЧКАХ» ТЕХНОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ, 2010
  6. РЕКОМЕНДАЦИИ ЖУРНАЛИСТАМ, ВЫЕЗЖАЮЩИМ В «ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ» Андрей НИКИТИН, Борис ПОВАРНИЦЫН
  7. А.В. ЧЕРКАСОВ, руководитель программы «Горячие точки» РОО Правозащитный центр «Мемориал» Чрезвычайные меры должны применяться в соответствии с законом
  8. Глава X ЖУРНАЛИСТ КАК СУБЪЕКТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СМИ
  9. Я.Л. ФИРСОВ, начальник отдела по работе со средствами массовой информации пресс-службы Министерства обороны РФ Информационная деятельность пресс-центров в «горячих точках»
  10. М.С. АХМЕТХАНОВА, вице-президент Московского центра культуры Дагестана Просьба к журналистам - писать правду
  11. III. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ АККРЕДИТОВАННЫХ ЖУРНАЛИСТОВ СМИ
  12. 17. Избирательная комиссия приняла решение отстранить большинство местных СМИ от освещения избирательной кампании по выборам депутатов городской Думы. Это право предоставлено лишь 19 из 150 городских СМИ. Правомочно ли такое решение?
  13. Имеют ли журналисты право присутствовать и производить съемку на заседаниях государственных органов?
  14. ПРАКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ТВ КНР И ОТРАЖЕНИЕ «КИТАЙСКОЙ ТЕМЫ» РОССИЙСКИМИ СМИ В КОНТЕКСТЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ДИАЛОГА В РОССИЙСКО-КИТАЙСКОМ ПРИГРАНИЧЬЕ (НА ПРИМЕРЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖУРНАЛИСТОВ АМУРСКОЙ ОБЛАСТИ)
  15. Имеет ли право охрана государственных учреждений не пропускать туда журналистов, которые не имеют аккредитации при данном учреждении?