<<
>>

1.4 Основные исторические предпосылки развития в обществе филантропической помощи лицам с нарушенным зрением. Характеристика их самообъединений.

Сведения о незрячих в письменном виде дошли до нас из глубокой древности. К сожалению, отдельные факты исторического прошлого не всегда верно трактуются в современной тифлологии.

К примеру, в работах древнегреческого писателя и историка Плутарха (ок.45 — ок.127 гг.) указывается на то, что одной из причин слепоты являлись старческие недуги («Старческая слепота»). Естественно, что подобным недугом страдала и часть состоятельных греков пожилого возраста. Так, Ю.Шулытейс полагает, что появление именно богатых незрячих в античной Греции вызвало необходимость предоставлять временную денежную помощь бедным слепым (117, 28).

46

Вряд ли возможно согласиться с выводами Ю.Шультгейса хотя бы потому, что уже со времен Аристотеля и благодаря его философским взглядам общество воспринимало незрячих «как духовно стерильных» людей, у которых из-за потери «визуальных психических раздражителей» усиливается «сила памяти», а слепота препятствует «заблуждениям, влияниям извне». Все это свидетельствует о позитивной оценке незрячих. Кроме того, не следует игнорировать характерные для античного общества высокие гуманистические идеалы. Поэтому не старческая слепота состоятельных незрячих, а положительное отношение общества к слепым, возникшее на основе гуманистических идеалов в целом, явилось основой для оказания постоянной материальной помощи неимущим незрячим.

Весьма мало сохранилось систематизированных сведений из жизни древнего мира относительно того, чем занимались слепые, чтобы обеспечить собственное существование. Об их занятиях мы в основном судим по художественным и литературным произведениям. Так, на фресках художников древнего Египта изображены слепые музыканты, из произведений Гомера узнаем, что незрячие были певцами. Известно, что в Китае слепые занимались пророчеством и гаданием на листьях чая, в Израиле — крутили жернова. Некоторые возможности незрячих весьма успешно реализовывались в древнем Перу.

Так, Г.Щолтышек указывает на то, что все жители этой страны делились на сословия. Больные и немощные составляли отдельный класс. Слепые и глухие имели право жениться только между собой, т.е. незрячий женился на незрячей и т.д., однако равно участвовали в общественном потреблении, и в соответствии с этим занимались разнообразной деятельностью: ткачеством, игрой на флейте, имели другие занятия (116, 24). В Японии позитивно на отношение общества к незрячим повлиял ослепший в 850 году принц Хитоясу, который, будучи незрячим, оставался на посту губернатора провинции. Его брат император Кока даровал слепым особые привилегии. Принц Хитоясу пригласил в свой дворец 800 слепых, чтобы они изучали литературу, музыку, массаж, акупунктуру. Слепые делились на две группы: монахов (Мозо) и артистов (Тодо). Монахи должны были научиться декламировать большие религиозные тексты, но, прежде всего играть во время богослужения в храмах на струнном инструменте «бива». Артисты обучались не только музыке и риторике, но и массажу.

47

Представители обеих групп находились в большом почете. Первоначально музыку исполняли только на двух инструментах — «биве» и бамбуковой флейте «сьякахаоки». Позднее стали применяться еще два инструмента: «сомины» с тремя и «кота» с тринадцатью струнами. Как монахи, так и артисты обучались по хорошо продуманной системе. К примеру, в те времена для обучения массажиста требовалось девять лет. В течение трех первых лет изучался лишь массаж мышц. В следующие три года обучались акупунктуре и прижиганию (Махе). В оставшиеся годы студент все еще находился под надзором наставника, отдавая ему половину заработка (135, 23). После смерти Хитоясу с целью увековечивания его памяти в Японии собирался налог в пользу слепых, который имел силу вплоть до девятнадцатого века, поэтому исторический опыт Японии свидетельствует не только о разнообразных формах общественного призрения, но и социально-трудовой реабилитации незрячих.

Испанский педагог Хуан Луис Вивэс (1492-1540) в одном из своих сочинений в 1525 году отмечает, что слепые успешно занимаются музыкой, пением, перемоткой ниток, кузнечным делом, изготовлением ящиков, корзин, орнитологических садков, прядением (111, 17).

Вероятно, незрячим давно было известно и токарное дело. Например, О.Ваничек отмечает, что среди живших в эпоху Ренессанса известен ослепший на третьем году жизни Мартин Кастелейн из Антверпена (середина XVI века), изучивший токарное дело в мастерской своего отца (126, 18). Ирландец Вильям Кеннди (ок. 1760) мог обеспечить себе жизнь не только как мастер по изготовлению музыкальных инструментов, но и как умелый часовщик и обойщик (110,19).

Известно также, что слепые в Литве издавна обрабатывали перья, вили веревки, ткали, работали на ручных мельницах, плели корзины. Среди них много было музыкантов, столяров. Сохранились данные о незрячих, занимавшихся нетрадиционными для слепых ремеслами. Например, в девятнадцатом веке слепой Шаровский рыбачил в море; незрячий Прочкис крыл крыши, Кубилюс — чинил часы (75, 6-7). Вместе с тем, основная масса незрячих не владела ремеслами и нуждалась в материальной помощи извне.

Во многих странах проблема существования слепых решалась простейшим образом — им разрешалось нищенствовать. Нищенствованием как средством проживания пользовались незрячие с доисторических времен вплоть до двадцатого века.

48

Количество нищих резко увеличивалось во время и после войн, эпидемий, неурожайных лет, стихийных бедствий. Так, чрезмерная роскошь королевского двора и войны во Франции привели к тому, что в 1777 году каждый двадцатый житель этой страны был нищим (65, 3). В это время нищие, среди которых было много незрячих, заполонили Европу. Незрячие имели некоторые «привилегии» — им разрешалось собирать милостыню у дверей храмов и дворцов, где нищим с другой инвалидностью это делать запрещалось (104, 57). В Литве слепым нищим просить милостыню часто разрешалось даже в самом храме. Известно, что епископ Литвы М.Валанчюс был ярым противником нищенствования слепых. В качестве полезного занятия он предлагал незрячим стать профессиональными певцами при отпевании усопших, хранителями и организаторами этого обряда. И.Барчюс, описывающий начало организованного движения в Литве, отмечает, что основную часть участников первого съезда незрячих в 1926 году составляли нищие.

Данные переписи слепых в Литве, произведенной в 1935 году, свидетельствуют о том, что 16,59% слепых существовали за счет нищенствования, 2,18% — жили за счет приютов религиозных организаций, 5,63% — в муниципальных приютах, 45,99% — на содержании родственников, 23,2% — жили за счет своего состояния, лишь 2,35% — плодами своего труда (ремесла, рукоделие и т.п.). У остальных средства существования не были установлены. Таким образом, еще несколько десятилетий тому назад 72,57% слепых в Литве были иждивенцами (7, 22).

В истории тифлологии нет точных данных о том, где и когда были образованы первые социальные учреждения для незрячих. Есть упоминания о том, что первые попытки организовать призрение слепых были предприняты в IV-VII веках в Европе (6, 9). В этот период остро встает проблема элементарного призрения обездоленных. Раннее христианство проблему призрения решало довольно гуманно, оценивая незрячих нищих как объект благотворительности. С приходом в упадок раннехристианских учреждений на первый план выдвигалась идея создания приютов. Ксенодохии (приюты для людей с различными видами недугов) появились по инициативе Василия Кесарийского (ок. 330-379), который в 369 году в Кесарии (Канадония) основал учреждение такого рода. Ему в 632 году последовал Бертан Понтлийский (126, 5).

В пятом веке в горном районе Сирии Пире был организован приют для слепых (3, 5). В 630 году в Иерусалиме был открыт приют под названием Дом слепых (Typhlocomium), где незрячие получали пищу и кров (117, 30).

49

Позже при монастырях создавались приюты для бедных, где убежище находили и незрячие. Например, в 1198 году в Баварии ослепшим герцогом Вульфом VI было основано убежище для слепых (77, 16).

До тринадцатого столетия в Европе муниципалитеты и правительства государств не заботились об обездоленных людях. Это обстоятельство вынудило нищих слепых объединиться в общины, члены которых называли себя братьями, не в смысле монашествующих, а в смысле родства по несчастью.

Одна из самых древних организаций — организация в Китае, объединившая слепых музыкантов. Ее появление восходит ко времени династии Хань — 206 г. до н.э. Объединение представляло своего рода гильдию, куда входили незрячие музыканты, певцы, а также сказители и предсказатели. Присутствие последних следует объяснить культурными особенностями Китая. Это сообщество выполняло не только организационные функции, но и решало педагогические вопросы по обучению незрячих подростков. Собрания названной организации проводились в храме Хинк-Хунк Мяо, в южной части Пекина (126, 22).

На ближнем Востоке также существовали общины слепых дервишей, которые хорошо знали Коран и приглашались в богатые дома читать его по усопшим (77, 16).

Известно также, что в Японии в связи с распространением буддизма значительно улучшилось отношение общества к незрячим, так как одним из проповедников этого учения был незрячий монах Гайин Вайс. Но, переселившийся в 754 году из Китая в Японию. Вероятно, что к новому учению многие слепые присоединились уже ради самого проповедника. В свою очередь, слепой пророк весьма заботился о своих братьях, отводил им ведущую роль в ритуалах новой религии в качестве музыкантов.

В Европе лишь в XI веке в Париже было организовано одно из первых братств нищих слепых (105,46). В историческом отношении эти братства были первой попыткой организованного движения слепых. В Европе периода позднего средневековья также возникают объединения слепых музыкантов. В них, кроме организационных проблем, решались вопросы воспитания подрастающего поколения. В 1661 году в Палермо было организовано одно из первых братств не нищенствующих незрячих.

50

Представители этого братства официально выражали государству неудовлетворенность бедственным и унизительным положением незрячих в обществе. В своем манифесте они осудили нищенствование как порок, унижавший достоинство слепого, выдвинули идею о возможности и необходимости трудоустройства незрячих. Братство открыло так называемую академию для слепых музыкантов и поэтов.

Здесь, как и в средневековых цехах, заботились о порядочном и безупречном поведении своих членов, которые представляли свое искусство под открытым небом. Но главная цель была педагогической: юные воспитанники должны были стать не только полноценными людьми, но и добиться высоких достижений в музыке.

Создаваемые братства слепых в Англии тоже пытались найти пути для своего самостоятельного существования. Незрячих обучали хорошо ориентироваться при передвижении по улицам Лондона, при этом иностранцам предлагались услуги слепых в качестве проводников в туманные дни и вечера, когда зрячим, плохо знающим Лондон, легко было заблудиться (77, 18).

На территории, охватывающей сербохорватские народы, также были объединения слепых музыкантов. Это были так называемые гусляры, исполнявшие музыку в манере средневековых странствующих певцов. Из всех выдвигаемых перед объединением задач — главной для них была — сохранение для потомства сербохорватского эпоса. Организация гусляров просуществовала вплоть до начала XX века. Сохранились сведения об особой школе на австро-венгерской границе для обучения слепых гусляров.

Идеи профессиональной самостоятельности пропагандировали и появившиеся в это время братства слепых во Франции. Члены братств (союзов) слепых и увечных в Руане, Баяузе, Брюгге, Фландрии, с разрешения французского короля Людовика IX, как отличительный знак на груди носили изображение лилии. Это явилось первой попыткой атрибутивного выделения слепых из общей среды. Некоторые другие братства, как отмечает О. Баночек, пользовались хорошей репутацией благодаря музыкальным возможностям незрячих. В них уже решались определенные педагогические задачи, связанные с подготовкой музыкантов (6, 5).

Положительной стороной появления различных братств было желание самих слепых решить проблемы своей социальной группы. Эти стремления не могли быть реализованы без материальной поддержки со стороны государства и общественных организаций.

51

Отношение к незрячим в период феодализма несколько меняется с установлением абсолютной монархии. Монархи европейских стран, стремясь заручиться поддержкой всех слоев населения в своей борьбе против крупных феодалов, пытались завоевать признательность народа. В этом их поддерживала церковь, выступавшая тогда в защиту абсолютной монархии (77, 16). Слепые, как и другие люди инвалиды, становятся объектом призрения, опеки и благотворительности со стороны церкви и светских организаций. Известно, что в XII веке в госпитале святого Николая в Винченсе, в XIV веке в госпитале Эльзинга в Лондоне, в Руане, Каене, а несколько позже в Брюгге (ок. 1400) и в Баяузе (1448 г.) решали вопросы призрения инвалидов (117, 4).

Начало организованного призрения незрячих было положено открытием в 1254 году приюта «Дом братства трехсот», который чаще всего именуется как Quinze Vingts (15x20). Приют для слепых, основанный в центре Парижа Людовиком IX, послужил положительным примером для подражания при организации аналогичных учреждений как религиозными, так и светскими организациями. Так, союз гильдии купцов и ремесленников в 1377 году учредил приют Святой Марии для слепых. Государственное призрение инвалидов введено в 1450 г. в Кельне, в 1454 г. — в Цюрихе, в 1458 г. — в Антверпене, в 1480 г. — во Франкфурте-на-Майне (125, 34-35).

В 1780 году по инициативе Эдадона Ренье (1751-1825) было основано Филантропическое общество, деятельно поддерживающее незрячих. В 1784 году это общество начало ремесленное обучение слепых (111, 16).

Филантропические общества длительное время испытывали трудности не только в плане материальном, но и моральном, так как общество принять незрячего в качестве своего полноправного члена было не готово. Почти век спустя, в 1841г. много трудностей испытал созданный национальный союз призрения слепых Франции при открытии в Париже ремесленного училища. В первое время члены общества пытались определить незрячих в частные ремесленные заведения со зрячими. Появился ряд осложнений: трудно было найти мастеров, которые согласились бы принять на обучение незрячих работников, — к ним относились с недоверием, считая их неспособными к техническому труду. Слепые нередко подвергались насмешкам, даже оскорблениям в среде зрячих (3, 43).

52

Поэтому общество организовало отдельные мастерские для незрячих, где они обучались ткацкому делу, плетению корзин, переплету стульев и вязанию. Кроме обучения ремеслам, желая развить своих питомцев умственно, это общество в 1846 году в своем заведении открыло вечерние и воскресные классы по программе народной школы и уроки музыки для незрячих с музыкальными склонностями.

Филантропом Кларком Лаванши в 1882 году в Париже было создано еще одно общество в поддержку незрячих. Общество открыло мастерскую по обучению ремеслам, в которую принимались приходящие незрячие мужчины в возрасте с 18 до 45 лет. Незрячие обучались переплету стульев, щеточному делу, машинному изготовлению ковров. Первое время К.Лаванши сам обучал незрячих этим ремеслам. Для сбыта изделий, в самых людных местах Парижа, были открыты три магазина, в одном из них (в целях рекламы) у окна, на виду у прохожих, работал незрячий. Такая живая реклама не только помогала реализации изделий, но и служила наглядной пропагандой возможностей слепых.

В девятнадцатом веке самым значительным событием в филантропическом образовании незрячих было создание во Франции в 1883 г. «Общества В.Гаюи для блага слепых», членами которого могли быть все, принимавшие какое-то участие в жизни незрячих. Совет, который состоял из тридцати членов, был разделен на четыре комиссии. В комиссии наблюдения и пропаганды были сосредоточены финансы, переписка, связь с органами печати, распространение сведений о положении незрячих. Под пропагандой общество подразумевало расположение масс в пользу незрячих, не прибегая к саморекламе или попрошайничеству. Вторая комиссия занималась вопросами ремесленного и школьного образования, отбором и изданием литературы для слепых, ее распространением. Третья комиссия общества занималась исследованием предупреждения слепоты, ее статистикой, перепиской с семьями, в которых находились слепые дети, призрением, публиковала и распространяла наставления об охране зрения новорожденных, занималась устройством незрячих в институты слепых, изучением положения слепых ремесленников и т.п. Данное общество организовало для зрячих ежемесячное издание «Валентин Гаюи», для слепых — «Луи Брайль». Реализуя задачу расширения круга читателей шрифтом Брайля среди незрячих, общество издавало буквари, в которых над каждым рельефным знаком находилась буква обыкновенного алфавита, что позволяло и зрячему, незнакомому с письмом слепых, быть учителем человека без зрения.

53

Общество с большим размахом развернуло филантропическое призрение незрячих. Патронат общества, разделенный на четыре группы, помогал детям, ученикам, изучавшим ремесла, взрослым незрячим работникам и не способным к работе слепым. Таким образом, были охвачены практически все незрячие, как по возрасту, так и по социальному положению. «Лучший способ оказания помощи нуждающемуся в ней состоит в предоставлении ему возможности помочь самому себе» — было основным девизом деятельности данного общества. О гуманности и рациональности данного принципа деятельности говорить не приходится, тем более, что ни один из членов Совета общества не получал никакого жалованья. Этому обществу принадлежит идея нового профиля ремесла незрячих — изготовление бумажных мешков разного размера и формы для нужд торговли. В конце XIX в. во Франции изготовление такого вида упаковки было монополией незрячих. Самым ценным в деятельности данного французского общества явилось гуманное отношение и рациональная помощь отдельному незрячему в преодолении трудностей, связанных со слепотой.

В это же время определенную роль в призрении слепых в Австро-Венгрии сыграл И.Клейн (1765-1848), юрист по образованию, на службе при императорском дворе с 1803 по 1826 год занимавший должность окружного директора «попечительства о бедных». По долгу своей службы он был знаком со слепыми из народа, которым приходилось из фондов попечительства оказывать помощь (77, 34). В 1806 г. И.Клейн в Вене открывает убежище для слепых, которым и руководит до 1842 года. Венское убежище по сути было богодельней, поскольку слепые принимались туда на всю жизнь. Несмотря на то, что там незрячие изучали и занимались ремеслами, этим они не покрывали свое содержание. Все это лишало возможности поступить обучаться ремеслу другим незрячим, которые стремились к самостоятельной, независимой жизни. Данное заведение было закрытого типа, так как И.Клейн советовал «редко выводить слепцов из убежища и не допускать частых посещений их лицами посторонними». По мнению И.Клейна, «как одно, так и другое, имея прелесть новизны для них, настраивает их враждебным образом против заведения, делая недовольными пребыванием в нем, как месте, в котором они обязаны подчиняться известным правилам дисциплины» (3, 40).

54

Дефицит свободы и гуманности был характерен для ряда институтов слепых в Австро-Венгрии. В инструкциях, определявших задачи воспитания Венского, Пражского, других институтов слепых было записано, что «здесь не должно говориться о бедности вообще. Бедность должна соотноситься с положением слепого в обществе. Надо научить слепых терпению, чтобы они не роптали на свою судьбу». Одну из задач обучения И.Клейн видел в необходимости «стереть стремление к коллективизму». Вся работа строилась в расчете «на индивидуализацию ребенка». Воспитанникам вменялось в обязанность докладывать друг о друге (77, 37). В Австро-Венгрии не была отработана система призрения незрячих, окончивших институты слепых. Выпускники этих институтов не трудоустраивались. Им оставалось лишь жить светлыми воспоминаниями о годах, проведенных в институтах, «сделавших их только способными более понимать всю безотрадность их настоящего и будущего положения».

Весьма рационально велось призрение незрячих выпускников Дрезденского института слепых. По инициативе доктора данного заведения Георги (1802-1867) был организован благотворительный фонд поддержки выпускников Дрезденского института слепых. Фонд начал свою деятельность в 1844 году с капиталом 150 марок (50 талеров), которые пожертвовала семидесятисемилетняя Иоганна Кроте, жившая подаянием. При рациональном использовании капитал (тратились только проценты, получаемые от основного капитала) к концу столетия достиг 1.800.000 марок, исключая расходы в течение полувека. Получаемые пособия стимулировали незрячих самим устраивать свою жизнь и владеть своей судьбой. Директор Дрезденского института слепых лично сам навещал своих бывших питомцев. Материальной помощи не получали слепые, живущие бродячей жизнью, занимающиеся попрошайничеством или ведущие аморальный образ жизни. Эта помощь незрячим была названа саксонской системой призрения слепых и в XIX веке была самой рациональной такого рода помощью в Европе. Возникновению саксонской системы призрения незрячих способствовали инициатива и честность доктора Георги, а также гуманное отношение общественности к проблемам слепых (отчеты о деятельности Георги читал сам король) и материальные возможности этого государства.

Дальнейшее развитие проблема призрения слепых получила благодаря деятельности благотворительных организаций и обществ зрячих, а также религиозных и гуманитарных организаций (католическая «Caritas» — «Любовь», евангелистическая «Внутренняя миссия» и др.), а позднее — и деятельности собственно организаций самопомощи незрячих в некоторых местах.

55

Иногда ответственность за жизнь слепых принималась государственными (общественными) органами (126, 17).

Таким образом, основные предпосылки развития филантропической помощи слепым кроются в наличии гуманистических идеалов, экономического потенциала конкретной страны, гражданином которой является незрячий. Появление различных ремесел, которые усваивались слепыми, не только явилось источником существования для них, но и оказало позитивное влияние на общественное сознание, и тем самым, хотя и незначительно, изменяло негативные стереотипы о незрячем человеке как беспомощном инвалиде. Этот стереотип, выражавшийся синонимической формулой «слепой-нищий», ряд столетий был' преградой на пути признания незрячего как полноценной личности.

Организация убежищ, домов, приютов для слепых не является фактом признания незрячего как полноценной личности. В процессе призрения незрячий выступал лишь как объект благотворительности. Организация государством призрения незрячих послужила основой для развития системы обеспечения слепых улучшения их положения и явилась первым позитивным сдвигом в заботе о них.

Первые братства, союзы, объединения слепых были основой для дальнейшего широкого движения незрячих при решении своих социальных проблем и явились в глазах общества выражением активности инвалидов зрения, что, в свою очередь 'способствовало формированию позитивного отношения общества к инвалидам по зрению.

56

<< | >>
Источник: Гудонис В.П.. Основы и перспективы социальной адаптации лиц с нарушенным зрением. 1998

Еще по теме 1.4 Основные исторические предпосылки развития в обществе филантропической помощи лицам с нарушенным зрением. Характеристика их самообъединений.:

  1. 1.4 Основные исторические предпосылки развития в обществе филантропической помощи лицам с нарушенным зрением. Характеристика их самообъединений.
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -