<<
>>

7. География и климат.

Разница в природно-климатических условиях между американским Западом и Сибирью огромна. Однако новейший исследователь социальной истории России Б. Н. Миронов этот факт не признает, полагая, очевидно, что климат не при чем, все решает энергия человека.
По его мнению, «США в XVIII в. представляли первобытную сравнительно с Западной Европой и незаселенную страну, которая всего через одно столетие превратилась в первую державу мира. Между тем по своим природным условиям США значительно ближе к России, чем к Западной Европе и по континентальности климата, и по отдаленности от моря, и по сравнительному однообразию природы. Несмотря на это, США в относительно короткий срок сумели победить пространство с помощью гигантской сети железных дорог, отвоевать громадные площади от леса под земледельческую культуру с помощью расчистки, научились бороться с засухой с помощью орошения и специальной агротехники. Как правильно указывали критики Тернера, это стало возможным не столько благодаря подвижной границе, которая воспитывала мужество, упорство, трудолюбие у мигрантов, сколько благодаря тому, что, будучи выходцами из Западной Европы, они принесли с собой в США традиции, идеи, общественные и политические институты и менталитет западноевропейского человека». Российский историк Б. Н. Миронов отдает дань уважения энергии американского народа, в сто лет освоившего огромный континент, и его нельзя было бы упрекнуть, если бы он на этом остановился. Но Миронов доказывает большое природно-климатическое и географическое (отдаленность от моря) сходство между Америкой и Россией. По всем перечисленным им параметрам такого сходства не было. Но поскольку Миронов упорно настаивает на том, что — было, уместно задать вопрос, почему же западноевропейцы огромными массами ехали в Америку, а не в Россию или в Сибирь, где, как и в Америке, было много свободных земель? Только ли в силу ограничительного характера режима? Почему Россия покупала американский хлопок, а ведь, как пишет сам Миронов, доказывая тезис о схожести, «хлопок мог в большом количестве производиться в Средней Азии и Закавказье»49.
Ясно, что попытки завести «в большом количестве» производство хлопка потребовали бы колоссальных издержек, которые стали возможны только при советской власти. А американский хлопок был дешев благодаря тому, что плантационное хозяйство было основано на перманентном выпахивании тучных земель американского Юга и на жесточайшей эксплуатации рабского труда. Тезис о схожести природно-климатических условий России и США, особенно о сравнительном однообразии природы», выглядит очень неожиданно. Не будем говорить о климате обширнейшей береговой линии (в некоторых регионах можно выращивать два урожая в год). Скажем о «глубинке», о Среднем Западе, для убедительности сославшись на характеристики специалиста. «Средний Запад раскинулся в самом центре материка Северная Америка. Регион отличается редкостным для такой обширной территории единообразием природных условий [в данном случае, единообразие — большое благо, отнюдь не сходное по значению с единообразием русской равнины или Сибири — А. А.] Регион располагает хорошим и средним увлажнением и отличными водными путями: на севере он широким фронтом выходит к Великим озерам, а по центру рассечен (вернее, увязан воедино) «крестом могучих рек — Миссисипи с севера на юг, Миссури с запада на восток и Огайо с востока на запад»50. Вот вам и «отдаленность от моря». Еще в начале XIX в. канал Эри связал Великие озера с Атлантическим побережьем. Далее: «Главное достояние Среднего Запада — превосходные агроклиматические условия». «Северную Америку природа одарила обширным ареалом с тучными почвами, ровной поверхностью и достаточно влажным климатом (притом с максимумом осадков именно в период вегетации). В основной своей части регион весьма напоминает Западную Европу, притом лучшие ее части, и европейские переселенцы могли возделывать почву привычными агротехническими методами»51. Напомним, что до середины XIX в США существовал миф о Великой Американской пустыне (The Great American Desert). В 1806 г. на Запад для исследования территории недавно приобретенной Луизианы была послана экспедиция.
По возвращении начальник экспедиции З. Пайк в своих отчетах сообщал: «Эти необозримые равнины могут со временем стать столь же знаменитыми, как песчаные пустыни Африки...»52. В отчете другой экспедиции, сформированной в 1819 г. для описания юго-западных границ США, говорилось, что территория от Миссисипи до Скалистых гор «почти полностью непригодна для обработки»53. Уровень агротехники был недостаточен, чтобы возделывать плодородные, но тяжелые почвы Великих равнин. Поэтому, когда в начале 40-х годов XIX в. граница передовых поселений вышла из прилегавшей к правому берегу лесной зоны и подошла к прерии, через две тысячи миль по Орегонскому пути к Тихоокеанскому побережью потянулись фургоны пионеров — туда, где природные условия были сходны с теми, к которым они привыкли. Однако миф просуществовал недолго. Уже в 1850-е годы в агротехническую практику начал входить стальной плуг, который пахал глубоко, переворачивая пласт чернозема не смешивая его с глиной. По переписи 1910 г. половину орудий для обработки почвы составляли деревянные. В сельском хозяйстве России использовалось около восьми миллионов сох и миллион косуль. Железных плугов было шесть миллионов. Остальные — деревянные плуги с железными лемехами и предплужниками54. Соха не переворачивала землю, а лишь рыхлила ее на глубину черноземного слоя, чтобы не смешивать чернозем с глиной и песком. Многие крестьяне пытались использовать железные плуги, но бросили, потому что «глина близко»55. В связи с этим, можно вспомнить многолетнюю борьбу агронома Т. С. Мальцева в пользу безотвальной вспашки. Т. С. Мальцев, как известно, жил за Уралом — в Шадринском районе Курганской области. Бедные почвы быстро теряют естественное плодородие. Большинство почв Сибири к востоку от зауральской степной и лесостепной зоны — малоплодородны, особенно в таежных, гористых районах. Это — почвы с небольшим содержанием гумуса-суглинки, подзолы, — и значит с тонким слоем чернозема. Низкая агрокультура — по сравнению с уровнем агрокультурой фермера Великих равнин — обусловливался многими обстоятельством, но не в последнюю очередь — почвенными условиями.
В гористых районах применение усовершенствований и современной техники затруднялось характером рельефа. 8 Климат на большей части территории США умеренный, на юге господствует субтропический, континентальный. Климат западных регионов в основном умеренный. На континенте Евразии климатические пояса расположены так, что климат становится более холодным не с юга на север, а с запада на восток, и чем дальше вглубь континента — тем холоднее. О сибирском климате, особенно о климате в преобладающей территориально части Сибири (Средней Сибири), следует сказать подробнее. Основные особенности сибирского климата определяются географическим положением Сибири. Сибирь-это Северная Азии, очень удаленная от теплых морей. Большое воздействие на формирование климата оказывает Северный Ледовитый океан. О неблагоприятном природном факторе России писали многие исследователи, начиная от П. С. Палласа и других путешественников и кончая философом И. А. Ильным и историком Л. Б. Миловым. Чем дальше на восток, писал путешествовавший по Сибири Паллас, тем хуже климатические и почвенные условия56. Ильин о русской равнине говорил, что «она предстает как бы жертвой сурового климата», а также подчеркивал, что чем дальше на восток, тем четче падает изотерма января. Как известно, большую часть сибирского пространства занимает вечная мерзлота. Ильин называл русскую вечную мерзлоту «наиболее ярким выражением природной жестокости»57. Климат южной части Сибири более или менее благоприятен. Климат Средней Сибири резко континентален, с большими амплитудами температур теплого и холодного сезонов года. Осадков в большинстве областей Средней Сибири выпадает немного; их распределение по сезонам неравномерно. Зимой формируется область повышенного атмосферного давления. На севере устанавливается сложное взаимодействие между областью высокого давления и участками с пониженным давлением. Преобладание над территорией Средней Сибири повышенного давления обусловливает очень низкие зимние температуры. Средняя температура колеблется от –17 в Красноярске до –43–45 в районе Якутска.
Погода зимой устойчивая, с сильными морозами, обилием безветренных и солнечных дней. Большое влияние на климатические особенности Сибири оказывают высокое положение преобладающей части территории над уровнем моря и обилие понижений, в которых зимой происходит застаивание и выхолаживание воздуха. Часто наблюдаются температурные инверсии; вблизи Полярного круга протягивается полоса с особенно низкими температурами ниже –65–69. Летом над Средней Сибирью устанавливается пониженное атмосферное давление. Нигде не Земном шаре в этих широтах не бывает таких высоких летних температур 11–12 — 70 с.ш. Для Средней Сибири характерно резкое увеличение континентальности климата в восточных ее провинциях. В Якутии амплитуда абсолютных температур достигает 100, а разница средних температур самого теплого и наиболее холодного месяцев 55–65. Заметно уменьшается на востоке и количество осадков. Мощность снежного покрова бывает 80–100см. Однако на востоке — в Центрально-Якутской низменности — сумма осадков уменьшается почти в три раза. Зимой выпадает лишь 10–20% годового количества осадков, а мощность снежного покрова 25–3-см. Большая часть осадков в Средней Сибири приходится на вторую половину лета — в июле и августе их выпадает в два три раза больше, чем за весь длительный холодный период. Небольшая толщина снежного покрова на востоке Сибири в первую половину холодного периода приводит к промерзанию почв на большую глубину. В связи с этим для Средней Сибири характерно почти повсеместное распространение многолетней мерзлоты. Стоит отметить, что более 65% российской территории приходится на вечную мерзлоту (Известия. 2000. 11 февр.). Американские переселенцы в один сезон могли преодолеть расстояние от Миссисипи до Тихого океана и еще имели время, чтобы построить хижины, в которых можно было провести достаточно мягкие, хотя и ненастные зимы. Экспедиция М. Льюиса и У. Кларка, выйдя 17 ноября к Тихому океану в совершенно безлюдном месте, успела построить форт и благополучно перезимовала.
С постройкой трансконтинентальных железных дорог проблема переезда значительно упрощалась. Излишне говорить, что при переселениях русских на восток в один сезон достичь Тихого океана было невозможно. И в этом не было смысла, потому что на русском Тихоокеанском побережье для зимовки требовалось капитальное жилище. Американские пионеры продвигались по Орегонскому пути или по пути Санта-Фе со скотом и скарбом. Для зимовки скота не требовалось теплых сараев. Скот и во время зимних месяцев на побережье мог находиться на подножном корму. Рядом был океан, из которого можно было выловить рыбу или морского зверя для разных нужд, и незамерзающие реки. Среди сибирских новоселов чрезвычайно высокой была детская смертность, намного выше, чем у старожилов58, что свидетельствует о неустроенности первоначального быта. Переселившись в Сибирь, нереально было за несколько недель построить жилище, в котором можно было перезимовать. Нужен был, если не капитальный дом, то, по крайней мере, теплая изба с «русской печью», которая имеет много дымоходов. Чтобы сложить такую печь, требуется немало времени и много строительного материала, который должен быть заготовлен заранее. Без «русской печи» зимовать в Сибири невозможно. На печи, как известно, зимой спали; если все на ней не помещались, то располагались на пристроенных к печи «полатях». На печи сушили валенки, тулупы, шубы и другие вещи. Под печью часто держали поросенка. Позднее кроме русской печи в Сибири стали класть еще и «голландку» — печь с меньшим числом дымоходов и не предназначенную для того, чтобы на ней спать. Чтобы отапливать избу в Сибири, требовалось много дров, которые также должны быть заготавливаться летом, чтобы высохли — сырыми дровами избу не натопишь и по глубокому снегу дрова из тайги не вывезешь. Зимой нужно было чем-то кормиться. С собой провианта на всю зиму не привезешь. Охотой прокормиться было нельзя. В лучшем случае благодаря охоте отдельный человек мог не умереть с голоду. Чтобы охотиться, нужно иметь не только умение, но также ружье, порох и пули. У американского фронтирмена, как правило, имелось ружье, у русского переселенца — только топор. Перегонять с собой скотину было весьма затруднительно. Если бы даже была такая возможность, то возникало другое препятствие: отсутствие значительного запаса кормов и теплого помещения для зимовки — стайки. Без стайки корова в Сибири не перезимует, не говоря уже о том, чтобы отелиться. Для лошади нужна была конюшня, которая также должна быть теплой. На подножном корму скот в Сибири полноценно может существовать с конца мая-начала июня. Если имелась домашняя птица или мелкие домашние животные, то их надо было держать в избе. Кроме избы, стайки и конюшни нужна была баня. Т. Джефферсон в «Заметках о Штате Виргиния» писал о том, как в 1780 г., вследствие небывалого перепада температур, замерз Чесапикский залив. Сибиряк, замечал Джефферсон, счел бы подобный перепад температур едва заметным, и добавил, что на Енисее жители «два-три раза в неделю пользуются парилками, в которых они находятся по два часа к ряду»59. Можно, конечно, принять во внимание, что коренные сибирские народы обходились без всего этого. Однако такой довод выглядел бы несерьезно. Выжить можно было, лишь поселившись в старожильческой деревне. Жить постоянно можно было лишь в капитальном доме или избе, на строительство уходило несколько лет. Хижина американского пионера представляла собой примитивное жилище из грубо отесанных, а иногда и неотесанных, горизонтально уложенных друг на друга бревен, щели между которыми замазывали глиной60. Такое жилище не жаль было бросить, как это делал персонаж из книги В. Ирвинга, и на новом месте построить другое. При постройке сибирской избы бревна тщательно подгонялись одно к другому — в них вырубались пазы, чтобы одно бревно плотно налегало на другое и стена не была тонкой. Пазы прокладывались сухим мхом и с обеих сторон проконопачивались. Переселенцы из западнорусских губерний рубили солому, мешали ее с глиной и обмазывали стены изнутри — все для того, чтобы зимой удержать тепло. Пол и потолок также должны были быть утеплены. Изба должна была иметь сени, иначе к утру дверь обледеневала, и ее невозможно было открыть. Западнорусские переселенца иногда крыли избы соломой, отчего летом часто случались пожары. Такую избу, на которую затрачено столько трудов поселенец не мог покинуть, и жил в ней всю жизнь61. Суровый сибирский климат предъявлял особые требования к одежде. Например, в армяке невозможно было выходить на улицу в лютые морозы. В Сибири не плели лаптей... Строительство жилья — это, так сказать, непроизводственные и некапитальные затраты. Жилье не приносило прибавочного продукта и не являлось капитализацией труда. Деревянное жилье — недолговечно. Внукам, а то и сыновьям новосела приходилось начинать новое строительство. Американцы учли европейский опыт и наставления Джефферсона, и после первоначальных примитивных хижин, строили жилища уже из прочных материалов — из камня или обожженного кирпича. «Страна, — писал Джефферсон, — в которой дома строятся из дерева, никогда не сможет добиться существенных улучшений. В лучшем случае деревянные дома служат 50 лет»62. В современной культурологии существует понятие «культура топоса». Культура жилища имеет громадное значение в жизни человечества. Влияние этой культуры сказывалось и на освоении новых территорий. Приведем высказывание П. Я. Чаадаева, принимая во внимание его буквальный смысл: «Весь мир перестраивался заново, а у нас ничего не созидалось; мы по-прежнему прозябали, забившись в свои лачуги, сложенные из бревен и соломы»63. Если принять все это во внимание, контраст, обусловленный естественно-географическими причинами, был столь разителен и очевиден, что в прежние времена никому из американцев не пришло бы в голову уподобить Сибирь американскому Западу. Современная научная дисциплина геоэкономика — наряду с прочими задачами — анализирует специфику хозяйственной деятельности тех или иных цивилизационных ареалов, специализацию этих ареалов, нахождение ими своей оригинальной ниши в международном разделении труда64. Геоэкономический статус той или иной страны определяется как региональной и глобальной ориентацией внешнеторговых и внешнефинансовых связей, так и «доминирующим стилем экономической деятельности». Геоэкономическая ориентация американского Запада давала ему колоссальные — по сравнению Сибирью — преимущества. Запад всегда имел рынок и активно боролся за его расширение (борьба за Новый Орлеан в XVIII — начале XIX в. или бунт «по поводу виски»). Сначала «доминантной геоэкономической ориентацией» для американского Запада были острова Вест-Индии, отчасти американский Юг и Европа, позднее — Европа и Северо-Восток США. В отношении Сибири понятие «доминантной геоэкономической ориентации» вряд ли применимо. В период меходобычи товар реализовывался главным образом в Европейской России и лишь отчасти на мировом рынке. Сибирское золото вообще не было товаром. В начале XX в. сельскохозяйственная продукция Сибири поступала как в европейскую часть страны, так и на внешний рынок. При этом правительство прибегало к «внутреннему протекционизму», т.е. создавало препятствия выходу сибирской продукции на широкий рынок. Во второй половине XX в. черты «доминантной геоэкономической ориентации» Сибири проступают более явственно, что нашло выражение в поставках нефти и газа странам Восточной и Западной Европы, в продаже нефти на мировом рынке. Колонизация американского Запада происходила в русле функционирования классической экономики, когда в иерархии мировых центров влияния лидирующая роль принадлежала Великобритании с весьма быстрым переходом этой роли к самим Соединенным Штатам. Сравнивая хозяйственное развитие Сибири и американского Запада, можно говорить о «географической диверсификации стилей экономической деятельности». Американскому Западу свойственна глубокая интеграция в систему мирохозяйственных связей. Россию, следуя схеме И. Валлерстайна, следует отнести к мировой периферии или полупериферии, а Сибирь — к «нофаничным» (маргинальным) ареалам. Завершая тему географического фактора, следует отметить и другое: как писал английский исследователь фронтира X. Аллеи, «ограничения, налагаемые средой, всегда важны, но вместе с тем, они подвижны. Может быть хорошо то, о чем говорят русские на причудливом библейском языке—что человек обладает способностью передвигать горы и обводнять пустыни, что фронтир в областях страшной жары и лютого холода всегда открыт для нас...»65.
<< | >>
Источник: Агеев А.Д.. Сибирь и американский Запад: движение фронтиров.. 2005

Еще по теме 7. География и климат.:

  1. 11.3. География сельского хозяйства России
  2. ПОНЯТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КЛИМАТА
  3. География основных отраслей сельского хозяйства
  4. Нозогеография.
  5. Лекция 4. Социально-экономическая географияв средней и высшей школе
  6. Лекция 17. География мировых природных ресурсов:ресурсы Мирового океана, климатические и космические,рекреационные ресурсы
  7. О преемственности в отечественной гуманитарной географии.
  8. Глава 16 ЭКОНОМИЧЕСКАЯГЕОГРАФИЯ
  9. Гл а в а 17 СОЦИАЛЬНАЯ ГЕОГРАФИЯ
  10. Глава 20 ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
  11. Г л а в а 21 ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ И ГЕОЭКОЛОГИЯ
  12. Глава 23 ГУМАНИТАРНАЯ ГЕОГРАФИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ
  13. Климатические условия и география почв.
  14. Феномен социально-психологического климата группы
  15. Лекция 1. Биогеография как наука.
  16. Словарь терминов по курсу «Биогеография»
  17. 7. География и климат.
  18. 61. География населения как ветвь социально-экономической географии
  19. 1. География мировой черной металлургии
  20. 2. География основных отраслей сельского хозяйства