<<
>>

3. Западные земли и перспективы экономического развития.

Развитие вширь европейского капитализма в форме распространения на континенте Северной Америки простого товарного производства, имевшего преобладающий удельный вес в экономической структуре страны, привело к возникновению идеологии и политики, важнейшей составной частью которых был экспансионизм.
Идеология раннего времени, отразившая общественные отношения на стадии простого товарного производства в условиях аграрной страны, с наибольшей ясностью воплотилась во взглядах Томаса Джефферсона, идеолога буржуазно-демократического направления в американском Просвещении. Отношение основных группировок в правящем лагере к проблемам экспансии и к способу распоряжения фондом государственных земель оказывало существенное влияние на определение экономической политики. Споры о путях социально-экономического развития страны были важнейшей частью идеологии Американской революции 5, но вполне подходы сторон к выработке экономической политики определились лишь после окончания Войны за независимость в условиях неблагоприятной экономической конъюнктуры. В основе одной идейно-политической позиции — ее отстаивал Джефферсон — лежал, если употребить введенный американскими историками термин «территориальный императив»36, который для Декларации независимости был в конечном счете императивом социальным; другая позиция исходила из экономической целесообразности и была представлена Гамильтоном, министром финансов в правительстве Вашингтона. Социально-философская позиция Джефферсона основывалась на убеждении, что в отличие от Европы, в Америке имеются предпосылки для осуществления естественных прав человека. Главную из них Джефферсон видел в наличии «свободных» земель, «достаточных для жизни наших потомков до сотого и тысячного поколений»37. Примера разложения нравственности, писал Джефферсон в «Заметках о штате Виргиния», «нельзя найти у людей, обрабатывающих землю, — ни у одного народа, ни в какие времена»38.
А именно, «нравы и дух народа сохраняют республику в силе. Их упадок — это язва, которая быстро разъедает до основания ее законы и конституцию»39. Зависимость порождает раболепие и продажность. Джефферсон указывал на пагубность для свободы и республиканского правления развития неземледельческих занятий, ибо люди, оторванные от земли, перестают быть носителями истинных добродетелей: «Те, кто трудится на земле, — избранники Бога». Чернь больших городов столь же мало способствует сохранению государства, сколько «язвы — здоровью человека». И вот «просвещенческий манифест» ранней Америки: «... Раз у нас есть земля, которую можно обрабатывать, пусть нам никогда не захочется, чтобы наши граждане становились к станку и садились за прялку. Плотники, каменщики, кузнецы нужны сельскому хозяйству. Но что касается самого промышленного производства — пусть наши мастерские остаются в Европе. Лучше доставлять туда продовольствие и материалы для рабочих, чем вывозить сюда рабочих с их нравами и взглядами. Расходы на транспортировку товаров через Атлантический океан окупятся нашим счастьем и прочностью государства»40. Стремление Джефферсона продлить насколько возможно существование в США многочисленного класса мелких сельскохозяйственных производителей не было лишь причудливой фантазией. Оно отражало реальный социально-экономический процесс постоянного воссоздания слоя мелких земельных собственников на «свободных» землях. Поэтому аграрный романтизм Джефферсона, несмотря на общую с европейским экономическим романтизмом теоретическую основу, имел иную социальную и политическую направленность. Он являлся идеологическим выражением объективного процесса создания предпосылок для аграрно-капиталистической эволюции фермерского типа и борьбы масс за демократизацию государственного и политического строя США. Философия прав человека у Джефферсона отодвигала на задний план соображения относительно экономической целесообразности развития той или иной отрасли хозяйства. Он стремился к тому, чтобы не допустить раскола американского общества на «волков и овей» вследствие концентрации собственности в руках немногих и образования многочисленного и беспокойного слоя городских жителей, не владеющих собственностью.
Он допускал целесообразность развития ремесел лишь в той мере, в какой они обслуживают потребности сельского хозяйства. Следует, однако, иметь в виду, что еще в середине 80-х годов XVIII в. Джефферсон весьма трезво смотрел на перспективы социально экономического развития США. Он вовсе не считал, что в Соединенных Штатах никогда не возникнут мануфактуры. Когда население Америки увеличится настолько, что другие нации не смогут потреблять всего производимого американцами излишка, «фермеры должны будут или работать часть своего времени на мануфактурах, или часть наших рабочих рук должна будет использоваться на мануфактурах или в мореплавании». Но это, писал Джефферсон, будет еще не скоро и «мы будем долго держать наших рабочих в Европе, в то время как Европа будет вывозить из Америки необработанные материалы и даже продовольствие»41. Федералистская партия, выражавшая интересы торгово-промышленной буржуазии Севере-Востока, была носительницей принципиально иной идеологии. Гамильтон разработал программу, объективный смысл которой состоял в создании с помощью финансовых и других мер предпосылок для развития в США капитализма путем поощрения собственной промышленности и образования внутреннего рынка. Обстоятельством, придававшим доводам Гамильтона убедительность, было то, что в условиях неблагоприятной внешнеторговой конъюнктуры он указывал способ преодоления порожденной ею послевоенной экономической депрессии. Гамильтон предлагал выйти из кризиса путем создания внутреннего рынка для американской сельскохозяйственной продукции. Потребителем сырья и продуктов должны стать капиталистические мануфактуры и занятые на них рабочие. «Целесообразность поощрения мануфактур в Соединенных Штатах, — писал Гамильтон в 1791 г. в «Докладе о мануфактурах», — еще совсем недавно казавшаяся весьма сомнительной, теперь, по-видимому, признается достаточно широко. Затруднения, которые препятствуют развитию нашей внешней торговли, привели к серьезным размышлениям о необходимости расширения сферы нашей внутренней торговли.
Ограничительные правила внешних рынков, затрудняющие сбыт возрастающего излишка нашей сельскохозяйственной продукции, достаточно серьезны, чтобы породить горячее убеждение, что более широкий спрос на этот излишек может быть создан дома»42. Но есть, говорил Гамильтон, и противники такого взгляда. Они возражают против вмешательства правительства в хозяйственную жизнь на том основании, что это означало бы принесение интересов общества в жертву интересам определенных групп. Они говорят, что попытка с помощью искусственных мер, таких, как высокие таможенные пошлины, запрещение ввоза, правительственные премии, внедрить в производство те или иные изделия приведет к монополии, которую получат на их производство отдельные лица, а высокие цены — неизбежное следствие всякой монополии — будут оплачиваться за счет остальной части общества. Действительно, говорил Гамильтон, развитие мануфактурного производства потребует правительственной поддержки. И это приведет к повышению цен на промышленные изделия, но только на первых порах. По мере совершенствования производства будет происходить удешевление товаров. Когда американские изделия станут дешевле иностранных, монополия исчезнет и конкуренция внутри страны приведет к еще большему их удешевлению. Развитие мануфактур отвечает интересам всего общества43. «Уменьшение цен мануфактурных изделий в результате основания мануфактур внутри страны представляет весьма важную тенденцию, ведущую к непосредственной выгоде сельского хозяйства. Это дает возможность фермеру ценой меньшего количества труда обеспечивать себя необходимыми изделиями мануфактур и, следовательно, увеличивает доход и повышает стоимость его собственности»44. Гамильтон отнюдь не был противником экспансии и замечал, что вопрос о вовлечении в хозяйственный оборот новых земель представляет «большую важность в политических расчетах Соединенных Штатов»45. Но значение расширения фонда государственных земель министр финансов определял прежде всего с точки зрения финансовой политики.
Продажа земель на Западе должна дать деньги для погашения государственного долга. Поэтому Гамильтон был против демократизации земельного законодательства, за продажу земель большими участками и по высокой цене, что было на руку земельным спекулянтам. В массовом движении переселенцев на новые земли он не без оснований усматривал труднопреодолимое препятствие для насаждения мануфактур. Доступность и «прогрессирующее заселение» «громадных пространств невозделанных земель», создавая выгоды на будущее, в настоящее время уменьшают «активное богатство страны». Это выводит часть денег из обращения, превращая их в пассивный капитал, и отвлекает рабочие руки из других отраслей. На первых порах «поселенцы не только не производят никакого излишка для экспорта, но и сами потребляет часть того, что производится трудом других». Это и есть причина того, что «мануфактуры не развиваются или развиваются медленно»46. Гамильтон не осмеливался прямо сказать о необходимости затруднить доступ к западным землям неимущим и малоимущим и успокаивал своих оппонентов тем, что развитие мануфактур будет способствовать процветанию сельского хозяйства. Образование внутреннего рынка для продуктов сельского хозяйства станет стимулом к увеличению их производства. Рост доходов фермеров создаст возможность для улучшенной обработки земли. Сельскохозяйственное производство будет расти в большей мере за счет улучшения обработки почвы, нежели за счет увеличения площади обрабатываемой земли47. Доводы основательные, но Джефферсон говорил: «Нам дешевле купить акр новой земли, чем удобрить акр старой»48. Гамильтон не лукавил, говоря, что затруднения во внешней торговле «породили горячее убеждение» в необходимости создания внутреннего рынка путем развития мануфактур. В 80-х-начале 90-х годов XVIII в. агитация в пользу создания собственной промышленности имела успех. Некоторые компании и отдельные предприниматели вводили машины и делали попытки наладить производство на основе крупной фабричной промышленности.
Однако программа Гамильтона не была реализовала. Больше того, после 1793 г. процесс создания мануфактур был прерван. Предприятия, основанные ранее, или прекратили существование, или надолго приостановили производство. Причина заключалась в том, что внешнеторговая конъюнктура с 1793 г. изменилась и до введения эмбарго в 1807 г. оставалась благоприятной. Начало войн в Европе повысило спрос на сельскохозяйственные продукты и цены на них. С 1793 по 1807 гг. происходил быстрый, хотя и неравномерный, рост американского экспорта. Он увеличился более чем в 2,5 раза: с 19 млн долл. в 1792 г. до 48,7 млн долл. в 1807 г.49 Примечательно, что вывоз основных продовольственных товаров далеко не соответствовал общей динамике экспорта. Несмотря на значительное увеличение в отдельные годы, более или менее ярко выраженной тенденции к последовательному росту вывоза пшеницы, муки, масла, сала, сыра и мясных продуктов не наблюдается50, а в экспорте риса прослеживается обратная тенденция51. Быстро рос вывоз хлопка. За эти 15 лет он увеличился в 26,5 раза: с 627 кип в 1792 г. до 167189 кип в 1807 г.52. В динамике экспорта хлопка обращает на себя внимание то, что 1793 г. был действительно переломным моментом. В 90-х годах XVIII в. в Англии завершилось преобразование текстильной промышленности. Мануфактура превратилась в фабрику. Важнейшим следствием технического переворота в английской текстильной промышленности было изобретение в США хлопкоочистительной машины. Появление джина устранило препятствия для распространения хлопкового хозяйства от прибрежных районов вглубь континента. Экспорт американского хлопка в Англию, по данным историка К. Неттелса, вырос с 500 тыс. фунтов в 1793 г. до 15 680 тыс. фунтов в 1800 г. и до 48 000 тыс. фунтов в 1807 г.53. Доля американского хлопка в английском хлопковом импорте, составлявшая в 1786–1790 гг. менее одной шестнадцатой процента, через десять лет выросла до 25%, а в 1802 г. ввоз в Англию хлопка из США превзошел ввоз из ее собственных колоний54. Одно из главных условий успешного функционирования мануфактур Гамильтон видел в затруднении доступа к западным землям. Эта мера имела бы следствием повышение цены земли и возникновение ренты. Программа Гамильтона предполагала углубление общественной специализации труда в США, образование рынка для крупной промышленности путем развития капитализма вглубь, что привело бы к экспроприация непосредственного производителя и ставило под угрозу дальнейшее существование рабовладельческого хозяйства. Одна из целей этой программы состояла в том, чтобы создать условия для приложения капиталов внутри страны. Однако с выходом США из экономической депрессии для буржуазии Северо-Востока открылось широкое поле деятельности в сфере внешней торговли, судостроения, в банковском деле и земельных спекуляциях. Движение в пользу развития внутреннего рынка стадо ослабевать. Осуществленные в конце 80-х — начале 90-х годов федералистами мероприятия по консолидации государственного долга и созданию системы кредита выражали главную тенденцию капитализма: концентрацию собственности в руках отдельные лиц. В перспективе своим следствием они имели утверждение в США промышленного капитализма. Но в конкретных условиях 1793–1807 гг. они в наибольшей степени способствовали расширению сферы деятельности торгового капитала и завершению процесса первоначального накопления. Находясь в оппозиции, джефферсоновские республиканцы не возражали против того, чтобы промышленность США развивалась своим естественным путем. Они выступили против вмешательства государства в экономическую жизнь и решительно воспротивились попытке федералистов произвести перераспределение национального богатства в пользу торгово-промышленной буржуазии Северо-Востока. Став в 1801 г. правящей, республиканская партия не воздвигла никаких искусственных препятствий развитию промышленности, а со временем даже проявила благосклонное к ней отношение. На посту президента Джефферсон осуществлял политику «баланса интересов». Его деятельность отражала устремления не только мелкой городской и сельской буржуазии и плантаторов, но и интересы купцов, судовладельцев и даже предпринимателей-капиталистов. При Джефферсоне и его преемниках американская политика как внутренняя, так и внешняя, во многих направлениях была продолжением политики федералистов. В период пребывания у власти джефферсоновских республиканцев центральным пунктом их полемики с федералистами по экономическим вопросам была созданная Гамильтоном финансовая система. Показательна в этом отношении позиция одного из лидеров так называемых «старых республиканце» Дж. Тейлора, которого американский историк-прогрессист В. Л. Паррингтон назвал «самым серьезным критиком финансовой системы Гамильтона»55. Обличительную силу изданной в 1814 г. книги «Исследование принципов и политики правительства Соединенных Штатов» Тейлор направил не против владельцев промышленных предприятий, а против банков и финансовой аристократии. Тейлор считал главным в Америке «аграрный интерес», а большинство людей, занятых, в земледелии, — основой и гарантией республиканского строя. Тейлор выступил против претензий финансовой аристократии на получение монопольных привилегий. Концентрация собственности в руках отдельных лиц, предупреждал он, создает угрозу правлению большинства и может привести к установлению монархии56. В книге Тейлора звучит неприкрытая ненависть сельскохозяйственного производителя к торговому и ростовщическому капиталу. За государственную практику, учитывавшую экономические интересы всех классов и слоев американского общества, Джефферсон высказывался еще во времена Конфедерации. Выражая убеждение, что наиболее достойным видом человеческой деятельности является земледельческий труд, Джефферсон подчеркивал, что это «только теория», которой слуги Америки не свободны следовать». Раз американские граждане имеют «бесспорную склонность» заниматься мореплаванием и торговлей, унаследованную ими от их прежней родины, «их слуги» в правительстве обязаны принимать в расчет их интересы и обеспечить американским купцам рынки сбыта57. Отступая от своей «теории», Джефферсон отдавал себе полный отчет в том, что процветающая внешняя торговля является одним из основных условий развития сельскохозяйственного производства в Америке. Поэтому не случайно, вопросы внешней торговли занимали одно из центральных мест в деятельности его правительства. Американская дипломатия стремилась добиться отмены всех ограничений на вывоз американской продукции в европейские страны и их колонии. Однако к исходу второго срока президентства Джефферсона внешняя торговля США стала испытывать большие затруднения. В 1807 г. Джефферсон объявил эмбарго, надеясь заставить воющие державы уважать права нейтрального судоходства. Защищая этот акт от нападок федералистов, Джефферсон обвинял их в намерении превратить «великую аграрную страну» в Амстердам, в центр посреднической торговли58. Он мог надеяться на то, что запретительная политика направит энергию нации на освоение внутренних районов, т.е. американского Запада. Накануне Джефферсон высказался как горячий поборник развития американских мануфактур. Но такого рода заявление не означало, что он отошел от прежних убеждений и стал сторонником капиталистического развития США, «... В целом, — подчеркивал отечественный историк-американист Э. Я. Баталов, — его кредо не претерпело фундаментальных изменений. Он по-прежнему остается сторонником общества, если не совершенно однородного в социальном плане, то уж во всяком случае лишенного резких классовых контрастов и тем более классовой поляризации, — общества, благосостояние которого зиждется на свободном, неотчуждаемом труде мелких собственников и в котором нет места ни пролетариату, ни олигархии»59. В отличие от Гамильтона, Джефферсон желал лишь по возможности, как это было в период Войны за независимость, покрыть дефицит в промышленных изделиях вследствие предстоящего запрета ввоза их из Европы. Джефферсон и на сей раз был против вмешательства государства в экономику страны. В деле развития американских мануфактур, подчеркивал он, следует полагаться на частный интерес и патриотические чувства граждан60. Неблагоприятная внешнеторговая конъюнктура вновь, как и во времена Гамильтона, вызвала движение в пользу создания внутреннего рынка путем развития промышленности. В этих условиях республиканское правительство Дж. Мэдисона выступало инициатором тарифа 1816 г., имевшего протекционистскую направленность. Теперь на введении протекционистского тарифа настаивали не только владельцы фабрик и мануфактур, но и фермеры Запада, которые единственный выход из хозяйственного и финансового кризиса видели в создании внутреннего рынка61. «Золотой век» американской торговля кончился, и торговый капитал стал искать приложения в сфере промышленности. С вступлением промышленного переворота в полную силу капиталистическая буржуазия убедилась в том, что в Америке образование внутреннего рынка для крупной промышленности возможно главным образом за счет колонизация западные земель, иными словами,—посредством развития капитализма вширь. Об этом свидетельствует» в частности, тот факт, что в 50-х годах капиталистическая буржуазия Северо-Востока перестала противодействовать демократизации аграрного законодательства62. Чтобы соединить торгово-промышленный Северо-Восток с аграрным Западом удобными транспортными путями, еще в ранней стадии промышленного переворота была прорыта система каналов, а затем началось строительство железных дорог. Это явилось важнейшей предпосылкой образования национального рынка.
<< | >>
Источник: Агеев А.Д.. Сибирь и американский Запад: движение фронтиров.. 2005

Еще по теме 3. Западные земли и перспективы экономического развития.:

  1. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  2. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  3. 3.2. Экологическая этика и устойчивое развитие
  4. 4.2. Глобализация и модернизация как факторы современного цивилизационного развития
  5. 1.2. Аксиологические основы современной стратегии цивилизационного развития
  6. 3.1 Рефлексивно - ценностный анализ концепции устойчивого развития
  7. 3.2. Экологическая этика и устойчивое развитие
  8. 4.2. Глобализация и модернизация как факторы современного цивилизационного развития
  9. 1. Модель экономического развития, ориентированного на внешние связи
  10. ПРОГНОЗЫ ГЛОБАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НА I ПОЛОВИНУ XXI ВЕКА
  11. 5.3. Прогноз мирового развития в первой половине XXI века, основанный на эволюционных циклах международной экономической и политической системы
  12. 7.2. Итоговый прогноз, основанный на взаимодействии различных ритмов и циклов мирового развития
  13. Краткая история развития геоэкологических взглядов