<<
>>

Агенты политической социализации

Политическая социализация осуществляется с помощью разнообразных институтов и учреждений, которые в политологической литературе получили название агентов социализации (Agents of Political Socialization).

Некоторые из них, например курсы общественных наук в школах и высших учебных заведениях, непосредственно предназначены для этой цели. Другие, такие как школьные игры и общение в трудовом коллективе, воздействуют на процесс политической социализации косвенным образом.

Семья. Прямое и опосредованное воздействие семьи, первой социализирующей структуры, с которой сталкивается человек, является сильным и продолжительным. Важное значение имеет формирование отношения к властям. В семье принимаются коллективные решения, и для ребенка они носят авторитарный характер: отказ им повиноваться влечет за собой наказание. Тем самым формируются навыки подчинения власти, важные для выполнения роли подданного в политической системе. Ранний опыт участия в принятии решений способствует развитию компетентности в области управления, искусства взаимодействия, что поощряет ориентацию на активное участие в общественной и политической жизни. Семья готовит ребенка к вступлению в широкий социальный мир взрослых за счет формирования этнических, лингвистических, религиозных идентичностей. Здесь возникают представления о социальном классе, культурных и образовательных ценностях, мечты о материальном благосостоянии и карьере.

Революция в гендерных отношениях в развитых индустриальных странах оказала существенное влияние на современную семью и роль женщины в ней. Тенденции к гендерному равенству в области образования, занятости и выбора профессии видоизменили структуру семьи. Ослабление различий между полами в воспитании, выполнении родительских ролей, в экономических отношениях и т.п. существенно отразилось на моделях политического рекрутирования, политического участия и публичной политики.

Более открытая семья, равенство родительских прав и раннее приучение ребенка к системе дошкольного воспитания серьезно меняют влияние семьи на процесс социализации. Последствия этого еще окончательно не ясны.

Школа. Образованные граждане более восприимчивы к воздействию правительства и уделяют больше внимания политике. Они получают необходимые умственные навыки для развития своих способностей интерпретировать ситуацию и действовать на основе новой информации. Они больше знают о политическом процессе, и их политическое поведение является более разнообразным, чем у необразованных граждан.

Система образования предоставляет школьникам и студентам знания о мире политики. Учащиеся получают более конкретное представление о политических институтах и их взаимоотношениях. Система образования также в состоянии менять ценности и нормы общества. Она играет важную роль в формировании неписаных правил политической игры, как, например, это делают британские государственные школы. Они формируют у своих воспитанников чувство общественного долга, вовлекая их в неформальные политические отношения и обучая необходимым ролям. Школа (в широком смысле слова) может усилить преданность политической системе и ее символам. Это имеет особо важное значение в новых независимых государствах или тех, в которых недавно сменился политический режим.

ВСТАВКА 3.3.

Сегрегация образования в ЮАР при режиме апартеида В ЮАР образовательная система еще совсем недавно была направлена на то, чтобы сформировать у учащихся стойкие представления о расовом неравенстве. Культура апартеида (раздельного развития) укреплялась благодаря тому, что разные расовые группы получали различное образование.

В стране не было смешанных школ для белых и черных детей. Дети белых родителей получали представления о своих черных сверстниках как о

к неполноценных людях. Белые дети по закону об образовании должны были обязательно окончить начальную и среднюю школу.

Образование черного большинства отличалось существенным образом в худшую сторону.

После того как были насильственным путем закрыты приходские школы, образованием коренного населения стал заниматься специальный государственный департамент, который обеспечивал примитивное начальное образование для большинства африканских детей и среднее лишь для избранных. В 1979 г. денежные средства, которые шли из государственного бюджета Южной Африки на образование одного белого ребенка, в 10 раз превосходили аналогичные средства на образование черного. Африканцы жаловались на низкое качество образования и на принудительное навязывание африкаанс (государственного языка белых переселенцев ЮАР) их детям.

Новому южноафриканскому правительству приходится решать сегодня очень сложную проблему: поддерживать систему образования на должном уровне, сделав ее доступной для всех при очень ограниченных финансовых возможностях [21].

Церковь. Мировые религии являются носителями культурных и нравственных ценностей, которые неизбежно влияют на политические отношения и публичную политику. Все великие религиозные пророки считали себя учителями. Их последователи стремятся включиться в процесс социализации детей через религиозное образование, а всего остального населения - через проповедничество и церковную службу. В то время как посещение церквей не является чем-то стабильным в современном мире, присутствие религиозной идентичности ощущается во всем мире, и во всех политических системах. Те ценности, которые проповедуются церквами, могут частично совпадать или даже не совпадать со взглядами, пропагандируемыми официальными властями (Польша при коммунистах, Алжир и Египет при светских правительствах).

Появление агрессивного религиозного фундаментализма в последние десятилетия имело разрушительные последствия для государственных и общественных институтов ряда стран (США, Индии, Израиля, Ливана, Ирана, Пакистана, Алжира, Нигерии, Сомали, Афганистана и др.). По мнению Алмонда и Пауэлла, фундаментализм является защитной реакцией против широкого распространения рационального и сциентистского видения природы человека и общества, светских либеральных ценностей и соответствующих моделей поведения [22].

Для верующих мир представляется разделенным между силами добра и зла. Верующие обязаны сделать свой выбор и включиться в бескомпромиссную борьбу между ними. Безусловно, фундаментализм в наибольшей степени характерен для Ближнего

Востока и исламского мира, но и христианские страны не свободны от его проникновения. В США, Западной и Восточной Европе, Латинской Америке пускает корни протестантский и католический фундаментализм. В сочетании с этническим и национальным возрождением фундаментализм проявляется в конфуцианстве, буддизме, индуизме в странах Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии.

Рост фундаменталистских настроений изменил центр политического притяжения вправо и поставил консервативные социальные, моральные и религиозные вопросы перед современной политикой. Религиозные институты предлагают моральные и этические рамки, которых могут быть востребованы гражданами современных сложноорганизованных и секуляризированных стран. Однако их бескомпромиссность и резкие границы идентичности и поведения, которые они требуют от своих приверженцев, ведут к усилению политических конфликтов и нестабильности.

Группы равных (Peer Groups). Несмотря на преобладание школы, семьи и церкви среди агентов социализации, в современных обществах важную роль в формировании политических установок, взглядов и убеждений играют и неформальные группы, с которыми люди себя идентифицируют. К ним относятся друзья по детским играм, компании подростков, школьные и университетские неформальные коллективы, коллеги по работе, т.е. группы, в которых индивид чувствует себя комфортно и равным с другими людьми. Человек обычно склонен прислушиваться к политическим мнениям своих друзей, потому что доверяет им, уважает их точку зрения, хочет быть похожим на них. Зачастую индивиду бывает неудобно быть не таким, как все.

Неформальная группа социализирует своих членов, мотивируя или оказывая давление, чтобы обеспечить то поведение, которое признается группой как правильное. Человек может начать интересоваться политикой, следить за политическими событиями, потому что его друг делает то же самое.

В этом случае индивид меняет свои интересы и поведение, чтобы отвечать нормам, принятым в группе. Международная молодежная культура, символизируемая рок-музыкой, майками и голубыми джинсами, возможно, сыграла главную роль в крахе коммунистического режима, хотевшего воспитать социалистическую личность в СССР и Восточной Европе, преданную идеалам марксизма-ленинизма [23].

Профессия, класс, статус. Исторически, а также до сих пор в

таких регионах планеты, как Латинская Америка, общество расколото на землевладельческую аристократию и крестьян, а также другие низшие классы. Премьер-министр Викторианской Британии Дизраэли говорил об Англии как о стране двух наций, различающихся между собой ростом, здоровьем, одеждой, языком, стилем жизни, подходами и ценностями. Индустриализация привела к формированию новой социальной структуры в развитых странах, таких как Великобритания и Германия, где рабочий класс концентрировался в основном в пригородах, отличаясь от остального населения особенностями речи, одежды, формами отдыха, своими собственными организациями, включая могущественные профсоюзы. Можно было с полным основанием говорить о формировании в индустриальных странах пролетарской политической субкультуры.

Переход к постиндустриальному обществу разрушил многие социальные перегородки. Рабочие, занятые преимущественно умственным трудом - белые воротнички и профессиональные группы в Европе, Северной Америке, Японии, и некоторых частях Восточной Азии, - сейчас превосходят по численности рабочих, занятых преимущественно физическим трудом синих воротничков. Политическим последствием этого стала более сложная, динамичная, но и более устойчивая система политических отношений. В развитых странах в последние десятилетия наблюдается устойчивая тенденция к снижению классовой идентификации как мотива при голосовании [24].

Средства массовой информации. Современный мир - это мир массовой коммуникации. В любом уголке планеты люди сразу же узнают о важных событиях, которые произошли где угодно.

Население планеты - аудитория СМИ. Дешевизна носителей информации подключает к этой аудитории даже население бедных и неразвитых стран.

СМИ оказывают огромное влияние на формирование отношения людей к политике. Разочарование американцев своим правительством в годы войны во Вьетнаме было результатом того, что через телевидение война вошла в дома простых американцев. Это привело к снижению доверия к политическим институтам. СМИ сыграли выдающуюся роль в переходе к демократии в Южной Европе, Латинской Америке, Восточной Европе в 70-90-е гг. Демократы узнавали о победах своих соратников в соседних странах, а также в государствах, близких по языку и культуре, почти мгновенно. Это приумножало их силы в борьбе с левыми и правыми диктатурами. С. Хантингтон назвал данное явление демонстрационным эффектом [25].

Силой СМИ является то, что они не только информируют аудиторию, но и придают политическим событиям ярко выраженную эмоциональную окраску. Прямо или косвенно СМИ содействуют воспроизводству основных ценностей общества и используются правительствами не только в условиях демократии, когда действуют многообразные и конкурирующие между собой источники информации, но и авторитарными режимами, монополизирующими контроль над государственными СМИ и искореняющими независимые.

Группы интересов. Наиболее значительное социализирующее воздействие оказывают профсоюзы, которые в тех странах, где были сильны позиции организованного рабочего движения, содействовали формированию новых ценностных ориентаций: социальной защищенности трудящихся, развития программ социального обеспечения. Различные ассоциации создают условия для приобретения политических знаний и опыта у своих членов. Группы интересов формируют образцы солидарного поведения, закрепляют особые социальные и политические ориентации, содействуют активизации политического участия. В новых демократиях группы интересов представляют собой фундамент гражданского общества, без которого политические институты могут оказаться в безвоздушном пространстве, их социализирующая роль здесь несоизмеримо выше, чем в устойчивых демократических политических системах.

Политические партии. Они пытаются сформировать предпочтения граждан по определенным вопросам политической повестки дня, активизировать участие своих сторонников, обеспечить широкую общественную поддержку программным требованиям. Кроме того, свободные и конкурентные выборы, которые регулярно проводятся в демократических странах с активным участием партийных кандидатов, являются очень важной школой политики и гражданственности.

С другой стороны, в конкурентных политических системах партийная социализация способна оказывать и разобщающее воздействие. Стремясь заручиться поддержкой избирателей, партийные лидеры зачастую апеллируют к классовым, языковым, религиозным и этническим различиям, тем самым стимулируя их осознание гражданами. Поэтому во многих многонациональных странах третьего мира их руководители выступают против конкурентной многопартийности. Как правило, за их опасениями скрываются своекорыстные интересы: стремление сохранить монополию на власть.

Конкурентная многопартийность, несмотря на все ее минусы, имеет огромный плюс, связанный с тем, что она разрушает политическую монополию, создает легитимные каналы для критики правительства и выдвижения альтернативных вариантов политического курса. Печальный эксперимент, поставленный Советским Союзом и странами Восточной Европы, свидетельствует, что продолжавшаяся годами прямая интенсивная социализация через правящую партию, которая контролировала все средства массовой информации, не достигла своих целей: она не смогла конкурировать с личным опытом граждан, который отвращал их от коммунизма.

Прямые контакты с правительственными структурами. Социологи подсчитали, что 72% американцев минимум один раз в год вступают в контакты с различными государственными структурами, а 1/3 осуществляет такие контакты несколько раз в год. Наиболее часто американцам приходится иметь дело с налоговыми службами, школьной администрацией и полицией. В Европе прямые контакты более значительны, чем в США, а в бывших коммунистических странах более значительны, чем в Европе. Это объясняется централизацией власти и неразвитостью структур гражданского общества.

Личный опыт, который приобретается и накапливается в результате таких контактов, является мощным социализирующим фактором. Сколь бы позитивный взгляд на политическую систему ни воспитывался школой, граждане, которые в своей повседневной жизни сталкиваются совсем с иным положением вещей, скорее всего, поменяют свои исходные представления о ней.

Алмонд и Пауэлл отмечают, что важнейшими факторами, оказывающими в настоящее время влияние на развитие политической культуры, являются: новая модернизация, приведшая к формированию постиндустриального общества в США, Западной Европе и Японии; с ней непосредственно связано утверждение там постматериальных ценностей; во многих регионах планеты происходит возрождение этнической идентичности; все большее количество людей в мире одобряет деятельность свободного рынка и частнособственнической инициативы; продолжается процесс глобальной демократизации. Однако “ирония состоит в том, что в то время как демократические ценности начали укореняться в Восточной Европе, граждане многих западных демократий стали все более скептически относиться к политикам и политическим институтам. В 1964 г. 3/4 американцев заявляли, что доверяют правительству, сегодня лишь 1/3 граждан США готовы сказать нечто подобное, причем чувство неудовлетворенности постепенно охватывает Западную Европу и

Японию” [26]. Американский философ Ф. Фукуяма назвал это явление великим разрывом.

“...Этот период, начиная примерно с середины 60-х гг. и кончая началом 90х, был также отмечен серьезным ухудшением социальных условий в большей части индустриализированного мира. Стали расти уровень преступности и социальная дезорганизация, в результате чего центральные районы городов богатейших стран становились почти непригодными для проживания. Продолжавшийся более двухсот лет упадок родственных связей как социального института резко ускорился во второй половине XX в. Рождаемость в большинстве европейских стран и в Японии упала до такого низкого уровня, что население этих государств в следующем столетии (при отсутствии подпитки иммиграцией) сократится; браки и рождение детей стали более редкими; увеличилось количество разводов; каждый третий ребенок в США рожден вне брака, это же относится к более чем половине всех детей в Скандинавии. Наконец, доверие к общественно-политическим институтам претерпевает глубокий упадок, длящийся уже сорок лет. Хотя нет данных, подтверждающих, что люди стали меньше общаться, их взаимные связи имеют тенденцию становиться менее постоянными, налагающими меньше обязательств и включающими меньшее количество участников.

Эти перемены носили драматический характер, все они имели место во многих странах, находящихся примерно на одинаковом уровне развития, и происходили примерно в один и тот же период истории. Они и создали Великий Разрыв в социальных ценностях, преобладавших в обществе индустриального века в середине XX в" [27].

Фукуяма объясняет “великий разрыв” переходом от индустриального общества к постиндустриальному. Как и в прошлом, когда человечество осуществляло переход от аграрной фазы развития к промышленной, такой переход сопровождается переоценкой ценностей и кризисом морали. Так было в Великобритании и Соединенных Штатах на протяжении XIX в. Нельзя не отметить, что период с конца XVIII в. до середины XIX в. был временем резко возросшего морального разложения в обеих странах, за которым последовало возрождение нравственных ценностей и норм.

Можно говорить лишь об общих контурах грядущего ценностного ренессанса в развитых странах. Однако несомненным является то, что в эпоху информационного общества востребованными становятся менее формальные и забюрократизированные отношения. В нем гораздо большую, чем теперь, роль будет играть гражданское общество. Откроются новые возможности для самовыражения свободной личности. Падение доверия к политическим институтам на Западе не означает, что граждане развитых стран мира разочаровались в демократии. Напротив, люди не довольны тем, как функционирует система народовластия, они ждут от нее большей эффективности. Информационное общество предполагает политическую демократию. Поэтому по мере расширения постиндустриальной экономики и общественных отношений в мире будет все больше сокращаться зона авторитаризма.

Примечания См.: Платон, “Государство” // Платон, Филеб, Государство, Тимей, Критий. М.: Мысль, 1999. С. 79-420; Плутарх, “Ликург и Нума Помпилий”// Плутарх, Сравнительные жизнеописания. М.: Эксмо-Пресс, 1999. С. 69-103; Аристотель, “Политика”// Аристотель, Политика, Афинская полития. М.: Мысль, 1997. С. 35-270. See: Almond G.,“The Intellectual History of the Civic Culture Concept”// Almond and S. Verba eds., The Civic Culture Revisited. Boston: Little, Brown amp; Co., 1980. P. 1-36. Almond G., “The Civic Culture Concept”// R. Macridis amp; B. Brown eds., Comparative Politics. Notes and Reading. 7-th ed. Pacific Grove: Books/ cole, 1990. P. 46. Ibid. Ibid. P. 47. Almond G., Powell B., “Political Culture and Political Socialization” // Almond, B. Powell eds. “Comparative Politics Today”. N. Y.: Harper Collins, 1996. P. 37. Almond G., “The Civic Culture Concept”. P. 47. См.: Бугрова И., “Политическая культура”// Школа гражданского образования. Сборник лекций и методических материалов. Мн.: TACIS, 2002. C. 398-399. Хантингтон С., Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004. С. 21-23. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 37. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. М.: Аспект-Пресс, 2002. С. 98. Там же. С. 99-100. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 38 Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Указ. соч. С. 104. А. Лейпхарт заимствовал термин“ консоциативный” (consociational) у голландского мыслителя эпохи позднего средневековья Йоханнеса Альтузия, употреблявшего его в своем трактате “Политика методически усвоенная” (1603). Первым современным автором, который использовал это понятие, был Д. Аптер, применивший его для характеристики политических процессов в Нигерии в начале 60-х гг. ХХ в. См.: Даль Р., Указ. соч. С. 554. На русский язык термины consociation, consociational, consociationalism и родственные им переводятся по-разному: или как демократия социального согласия, или сообщественная демократия, сообщественность. В данном тексте используется транслитерация - консоциация, консоциативный, консоциативизм. Транслитерацию этих терминов дают и переводчики книги Р. Даля “Демократия и ее критики”. См.: Указ. соч. С. 390. Lijphart A., Democracy in Plural Societies. New Haven: Yale University Press, 1977. P 41. Лейпхарт А., Демократия в многосоставных обществах: Сравнительное исследование. М.: Аспект Пресс, 1997. Истон Д.,“Категории системного анализа политики” //Политология: хрестоматия / Сост. Проф. М.А. Василик. М.: Гардарика, 1999. С. 319-330. Almond G., Powell. B, Op. cit. P. 42. См: Инглхарт Р., “Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе” // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999 C. 245260. See: Thomson L., Prior A. South African Politics. New Haven: Yale University Press, 1982. Almond G., Powell. B., Op. cit. P 44. Ibid. Инглхарт Р., “Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе” С. 251. See: Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman amp; London: University of Oklahoma Press, 1991. P. 100-106. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Указ. соч. С. 118. Фукуяма Ф., Великий разрыв. М.: АСТ, 2003. С. 13-14.

Литература

Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р., Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. М.: Аспект-Пресс, 2002. Инглхарт Р, “Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе” // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология/ под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999.

Истон Д., “Категории системного анализа политики” // Политология: хрест./ Сост. проф. М.А. Василик. М.: Гардарика, 1999.

Лейпхарт А., Демократия в многосоставных обществах: Сравнительное исследование. М.: Аспект Пресс, 1997.

Фукуяма Ф., Великий разрыв. М.: АСТ, 2003.

Хантингтон С., Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: АСТ, 2004.

Almond G., “Comparative Political Systems”// Journal of Politics, 1956. Vol. 18, № 3.

Almond G., “The Civic Culture Concept”// R. Macridis amp; B. Brown eds., Comparative Politics. Notes and Reading. 7-th ed. Pacific Grove: Books/ cole, 1990.

Almond G., Powell B., “Political Culture and Political Socialization” // G. Almond, B. Powell eds. “Comparative Politics Today”. N.Y.: Harper Collins, 1996.

The Civic Culture Revisited. Ed. by G. Almond. Boston, 1980. Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman amp; London: University of Oklahoma Press, 1991 R. Putnam, The Beliefs of Politicians. New Haven: Yale University Press, 1973.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ Когда и в силу каких причин возникла концепция политической культуры? Как соотносятся между собой категории “политическая культура” и “национальный характер”? В каких формах могут проявляться когнитивные, аффективные и оценочные ориентации на политические объекты? Какие существуют взаимозависимости между политической системой и политической культурой общества? Какие индикаторы политической культуры выделяет Г. Алмонд на уровне системы, процесса и политического курса? Какая связь существует между национальной идентичностью и политической культурой? Какие существуют подходы к классификации политических культур? Что такое политическая социализация и ресоциализация? Кто обычно осуществляет политическую социализацию? Что принято понимать под индоктринацией? Приведите примеры успешной ресоциализации.

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: Учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 1. 2007

Еще по теме Агенты политической социализации:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ:СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
  2. Политическая социализация включает несколько основных стадий.
  3. ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ: ПОЗИЦИИ ГРАЖДАНИНА
  4. 11.1. Агенты, стадии и механизмы политической социализации
  5. Некоторые итоги
  6. Политическая социализация и политическое воспитание.
  7. 2.1. Политические идеалы
  8. Генезис политических партий и партийных систем
  9. ПРЕССА КАК АГЕНТ СОЦИАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖИ Пивоварчик Т.А.
  10. СТРАТЕГИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Донцев С.П.
  11. Политическая социализация
  12. Политическая культура и значение ресоциализации
  13. Политическая культура и социализация
  14. 8.2.3. Функции политических партий
  15. Сущность и факторы политической социализации личности
  16. Компоненты политической культуры
  17. ТЕМА 3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СОЦИАЛИЗАЦИЯ
  18. Агенты политической социализации
  19. 1.1. Основные теоретические подходы к феномену экономической социализации в отечественной и зарубежной литературе