<<
>>

Классификация групп интересов

Группы интересов различаются между собой по структуре, стилю поведения, финансовым ресурсам, базе поддержки. Их деятельность может существенно влиять на экономическую и социальную ситуацию.

Г. Алмонд и Б. Пауэлл на основании таких критериев, как природа возникновения, стабильность существования, организационная структура, прочность внутригрупповых коммуникаций, периодичность и эффективность воздействия на государственную политику предложили дифференцировать все группы интересов на пять основных типов: индивидуальные (личные) контакты, аномические (неупорядоченные), неассоциированные, институциональные, ассоциированные [3]. Данный подход является преобладающим в современных сравнительных политических исследованиях.

Индивидуальные (личные) контакты (Individual Contractors) Люди могут действовать самостоятельно, контактируя с официальными лицами с целью решения личных или семейных проблем. Это одна из самых распространенных и важных форм деятельности в современном мире. Она наиболее всего присуща странам с гипертрофированной государственной бюрократией. Через индивидуальные контакты можно артикулировать свои предпочтения и по более широкому спектру проблем, выходящему за рамки личной и семейной жизни. Например, когда люди в письмах депутатам парламента высказывают свои позиции по вопросам внешней политики, или предлагают местным властям свое видение решения экологических проблем города.

Значимость индивидуальных усилий граждан возрастает, когда возрастает количество однотипных требований, а также в том случае, если человек, обратившийся в структуры власти, является достаточно влиятельной особой и проигнорировать его мнение невозможно. Примером может быть обращение к политику богатого спонсора, оказавшего ему поддержку во время избирательной кампании, или когда подчиненные авторитарного правителя удовлетворяют просьбу его сына.

Частью индивидуальных контактов является хорошо известная с древних времен патрон-клиентельная сеть (Patron-Client Network). Она играла определяющую роль в Древнем мире и в эпоху феодализма. Король и его лорды в Англии, лорды и их рыцари, рыцари и их крепостные крестьяне и арендаторы - все они были скреплены связями личной зависимости и лояльности. Патрон-клиентелизм пережил древние времена и приспособился к существованию в современном обществе. Американская политическая машина больших боссов (Твиды в Нью-Йорке, Фитцжеральды в Бостоне, Доли в Чикаго и т.п.) также были объединены между собой связями патронажа и лояльности. Но клиентелизм не сводится к отношениям, скрепленным только патронажем. Каждый президент США имеет свой круг лично преданных ему людей, свой мозговой трест, свою калифорнийскую, джорджийскую, арканзасскую или техасскую мафию, имеющую собственные идеологические и политические предпочтения.

ВСТАВКА 5.1.

Патрон-клиентелизм в Древнем Риме Термины патрон и клиент и устойчивые отношения между ними зародились в Древнем Риме. В вечном городе первоначально всеми гражданскими правами были наделены только первые поселенцы - патриции, или отцы 300 семейств. Выходцы из других мест, которые селились в Риме, вначале были лишены таких прав и могли представлять и защищать свои интересы в римской общине, действуя через патрициев, которые становились патронами таких людей. Они же превращались в клиентов. Отцы семейств оказывали покровительство своим клиентам, которые платили взамен личной преданностью и поддержкой.

В дальнейшем патрон-клиентелизм укрепился в Риме за счет появления большого количества вольноотпущенников, которые делались клиентами своих бывших хозяев. “Патронат являлся, с одной стороны, обязанностью оказывать покровительство вольноотпущеннику. Древнее правило требовало, чтобы бывший господин защищал своего вольноотпущенника в суде против третьих лиц, другое правило обязывало его кормить и помогать вольноотпущеннику. Но, с другой стороны, патронат был и правом.

Юристы утверждают, что патрон имел право наказывать своего вольноотпущенника. Обязанности вольноотпущенника (клиента) были выражены в двух словах: почтение и повиновение... Особа патрона должна была быть для вольноотпущенника такой же почтенной и священной, как особа отца... Вольноотпущенник принимал имя своего патрона. Его юридическое положение было таким же, как и юридическое положение патрона: он делался римским гражданином только в том случае, если патрон сам был гражданином" [4].

Некоторые ученые считают, что в действительности патрон-кли- ентельная сеть является такой всепроникающей системой отношений в политике, что кажется похожей на клетку в биологии или на атом в физике - примитивную структуру всех политических и, шире, всех человеческих взаимодействий, из которых состоят большие и более сложные политические структуры.

Несмотря на то, что патрон-клиентельные отношения присущи всем странам мира, в Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии они, кажется, преобладают в политическом процессе (Филиппины, Индонезия, Таиланд, Япония, Индия). Это относится не только к артикуляции интересов, но и к их агрегации, определению политики, осуществлению политики, политическому рекрутированию. В длительной перспективе это приводит к статичности политики. В подобной системе возможности мобилизации политических ресурсов для достижения социальных перемен или для реализации антикризисной стратегии существенно ограничены, потому что осуществление вышеизложенного курса зависит от очень неустойчивых соглашений между патронами.

Индивидуальные усилия по артикуляции интересов по более широким, общественно значимым вопросам тесно переплетаются с групповым осознанием их важности и соответствующей групповой активностью.

Аномические (неупорядоченные) группы (Anomic Groups). Они представляют собой более или менее спонтанные образования, которые возникают внезапно, когда многие индивиды одинаковым образом реагируют на политическую фрустрацию, разочарование и т.п. Они вспыхивают, разрастаются и идут на спад спонтанно, без предварительной организации или планирования.

Как правило, участниками аномических групп интересов являются самые разные люди, оказавшиеся вместе случайно, под воздействием взволновавших их событий.

Граждане, которые долгое время находились в состоянии фрустрации, могут внезапно, под воздействием слухов о новых злодеяниях властей, выйти на улицы, чтобы выпустить пар, перевести накопившийся гнев в акции неповиновения, зачастую, но не обязательно сопровождающиеся насилием. В частности, когда организованные группы отсутствуют или когда они не представлены должным образом в политической системе, тлеющее в обществе недовольство может воспламеняться под воздействием какого-либо инцидента, или при появлении популярного политического вождя. Оно может затем внезапно взрываться и трансформироваться в некие действия непредсказуемые по своим последствиям и в основном бесконтрольные.

Некоторые политические системы, включая Соединенные Штаты, Францию, Италию, Индию, многие арабские страны, демонстрируют высокую частоту спонтанных, сопровождающихся насилием форм неупорядоченного поведения. Для других систем такие виды политического поведения являются исключением из общего правила (Скандинавия). Исторические традиции и опыт аномической борьбы помогают трансформировать разочарование в активные действия. Во Франции, например, стихийные протесты опираются на более чем двухвековую историю баррикадной борьбы, начиная с революции 1789 г. В конце 2005 г. эти традиции снова дали о себе знать, когда произошли массовые беспорядки в пригородах Парижа и других крупных городов. В них участвовала в основном молодежь из семей мигрантов, приехавших во Францию из стран Северной Африки.

В 1988-1990 гг. марши, митинги, уличные протесты под демократическими лозунгами захлестнули Восточную Европу. В 1991 г. долго сдерживаемое недовольство людей вылилось в серию уличных акций во многих городах СССР. Распространение новостей о других акциях протеста может служить стимулятором и примером для собственных акций; каждый успех вдохновляет на новые попытки.

Весной 1991 г. стихийные выступления рабочих под экономическими и политическими лозунгами прокатились по Беларуси. Грузинская революция роз в ноябре 2003 г. является одним из последних примеров того, как аномический протест может быть использован элитами для достижения важного политического результата. В данном случае - замещения коррумпированного режима Шеварнадзе демократическим режимом [5]. Весной 2005 г. аномический протест положил конец правлению не менее коррумпированного правительства Акаева в Кыргызстане.

В Соединенных Штатах беспорядки и протесты 60-х гг. и десятилетие уличной борьбы явились образцом для многочисленных акций протеста в афро-американских пригородах, которые вспыхнули после убийства в 1968 г. Мартина Лютера Кинга. Лос-Анджелес, пострадавший от стихийных беспорядков в 60-е гг., пережил эту же историю заново в апреле-мае 1992 г., когда волнения и грабежи охватили большой район города, после оправдания четырех офицеров полиции, обвинявшихся в превышении служебных полномочий и жестоком избиении подозреваемого в совершении преступления чернокожего американца. Во многих британских городах похожие события происходили в середине 80-х гг. Дикие (спонтанные, не организованные профсоюзами) забастовки рабочих долгое время были головной болью для британских работодателей и руководства тред- юнионов. Они также известны и многим странам континентальной Европы (Франция, Италия, Швеция).

Мы должны отличать неупорядоченное политическое поведение от такого, которое является результатом воплощения в жизнь планов организованных групп интересов. Например, многотысячные демонстрации фермеров в начале 2000-х гг. перед штаб-квартирой ЕС в Брюсселе, явились результатом возмущения людей, но не спонтанными действиями. То же самое следует сказать и об оранжевой революции в Украине в конце 2004 г.

Неассоциированные группы (Nonassociational Groups). Как и аномические группы, неассоциированные группы интересов редко являются хорошо организованными, а их деятельность носит эпизодический характер.

Они, однако, отличаются от аномических групп тем, что опираются на общий интерес, основанный на этнической, региональной, религиозной, связанной с занятостью и, возможно, родством принадлежностью. Из-за своих более прочных экономических или культурных связей неассоциированные группы являются более прочными, чем аномические. Подгруппы внутри большой неассоциированной группы, такие как черные или рабочие, могут действовать как аномические группы (беспорядки в афро-американских кварталах Лос-Анджелеса или дикие забастовки рабочих Англии).

Существуют две основные разновидности неассоциированных групп интересов: первая представляет собой очень большие группы, лишенные формальной организации, хотя их члены и осознают смутно свой общий интерес. Многие этнические, региональные и профессиональные группы попадают под эту категорию. Как правило, такие группы трудно мобилизовать на активные коллективные действия, так как внутри группы всегда находятся люди, которые считают, что усилия, затраченные на достижение целей, значительно превышают выгоды, полученные в результате такой деятельности. Кроме того, активность крупных неассоциированных групп интересов сдерживается проблемой free riders: получателями выгод становятся не только те люди, которые затратили свое время, энергию, деньги на достижение коллективного блага, но и зайцы-безбилетники, которые этим благом просто воспользовались, не приложив для его получения никаких усилий [6].

Вторая разновидность неассоциированных групп интересов - это небольшие (экономические, деревенские или этнические) группы, члены которых хорошо знакомы друг с другом. В качестве примера деятельности таких групп можно назвать акции неформальных землячеств иностранных студентов в России (события в Воронеже в 2004 г.), или апелляции крупных землевладельцев к чиновникам правительства с просьбой повлиять на ценовую политику в аграрном секторе, или участие южноитальянских рабочих в пикетах, сформированных по принципу места жительства их участников в Северной Италии в 60-70-е гг.

Маленькая, объединенная личным знакомством группа обладает рядом преимуществ и может быть эффективной в определенной политической ситуации. В случае, если преследуемые группой цели непопулярны в обществе или противозаконны, такая группа может счесть целесообразным оставаться неформальной и даже постараться не привлекать к себе внимания общественности (упомянутый выше пример с деятельностью крупных землевладельцев).

Институциональные группы (Institutional Groups) являются формальными образованиями и, помимо артикуляции интересов, выполняют и другие важные функции политической системы. В качестве корпоративных структур или более мелких образований внутри таких структур (парламентских объединений депутатов, группировок офицеров или духовенства, объединений бюрократии в пользу или против определенного курса) подобные группы выражают свои интересы, а также представляют интересы других групп общества [7].

Влиятельность институциональных групп интересов зависит от их ресурсной базы. Важнейшим же политическим ресурсом в данном случае выступает организационный: прямой доступ к лицам, определяющим политический курс страны у предствителей государственной бюрократии, или сила входящих в корпорацию фирм при лоббировании экономической политики.

Примером одной из наиболее влиятельных институциональных групп интересов в США является знаменитый военно-промышленный комплекс, включающий чиновников Пентагона, персонал оборонных предприятий, научно-исследовательские институты, работающие над военными проектами, и др. Другим примером может служить бюрократия, которая не является простым объектом давления со стороны групп общества, но стремится прежде всего удовлетворить свой корпоративный интерес.

Неполитические институциональные группы также оказывают серьезное влияние на политический процесс. Например, католическая церковь в Италии смогла заблокировать приход к власти коммунистов в конце 70-х гг., когда высшие иерархи церкви - постоянный совет национальной епископской конференции осудил марксистов и коммунистов и призвал верующих-католиков не голосовать за левые партии на выборах. Еще более сильным является влияние духовенства на политику в исламских странах. На парламентских выборах в Иране (2004 г.) аятоллы из Совета стражей исламской революции настояли на исключении из списка кандидатов реформаторски мыслящих политиков и тем самым обеспечили победу консерваторов.

Наиболее сильны позиции институциональных групп интересов в авторитаритарных системах. Партийные чиновники, директора предприятий, офицерский корпус армии, правительственная бюрократия играют гланую роль в формировании политического курса

Китая, Вьетнама, Кубы. В постсоветских странах институциональные группы интересов зачастую блокируют важные экономические и социальные реформы и стремятся не допустить возникновения автономного гражданского общества или берут его под свой контроль.

В доиндустриальных и частично индустриальных системах, где весьма неразвитыми являются ассоциированные группы, военные и бюрократия фактически определяют политический курс государства. Даже там, где военные прямо не управляют своими странами, возможность подобного исхода часто заставляет гражданские правительства уделять приоритетное внимание пожеланиям и требованиям армии.

ВСТАВКА 5.2.

Т. Карл и Ф. Шмиттер об отношении институциональных групп к демократии в Восточной Европе и Латинской Америке Препятствующими демократизации социальными факторами американские политологи Терри Карл и Филипп Шмиттер называют сильные позиции землевладельческой олигархии в некоторых странах Латинской Америки и неразвитость буржуазии в Восточной Европе. Рассматривая политическое институциональное пространство, унаследованное от старого порядка, они обращают внимание на значительную разницу, существующую между Латинской Америкой и Восточной Европой. Если в первой основным сдерживающим фактором преобразований являлась природа взаимоотношений между армией и обществом (будут ли вооруженные силы терпимо относиться к возвращению к гражданскому правлению), то в последней большее значение имели отношения между государством и гражданским обществом. Для многих стран Восточной Европы до недавнего времени актуальной была проблема того, насколько аппарат партии-государства позволит избранным правительствам подорвать свою монополию на управленческую и административную деятельность [8].

Ассоциированные группы (Associational Groups) создаются непосредственно для того, чтобы представлять интересы какой-то специфической категории граждан. К их числу относятся профсоюзы, коммерческие палаты, ассоциации промышленников, этнические и религиозные объединения. Особым подвидом ассоциированных групп являются объединения граждан, добровольные ассоциации или неправительситвенные организации, которые обычно имеют свое видение политического курса и определенные политические предпочтения.

Существует некоторая терминологическая путаница в определении этого общественного явления. Среди понятий чаще всего используются следующие:

неприбыльный сектор, неправительственный сектор, третий сектор, независимый сектор, благотворительный сектор, добровольческий сектор. До 1989 г. в странах Восточной Европы широко использовалось понятие общественные организации, но из-за ассоциаций, которые оно вызывает с полностью контролируемыми коммунистическими партиями организациями, этот термин редко используется для характеристики автономных от государства структур гражданского общества.

Каждое из приведенных выше понятий раскрывает некий важный аспект деятельности добровольных, самодеятельных инициатив. Термин неприбыльный сектор, или неприбыльные организации (Non-for-Profit Organizations), указывает на то, что организации данного типа не ориентированы, в отличие от коммерческих структур, на получение прибыли от своей деятельности. Точнее, прибыль, возникающая в результате хозяйственной деятельности, если организации таковой занимаются, должна целиком идти на решение уставных целей и задач, а не распределяться между членами организации в качестве чистого дохода. Поэтому в ряде стран существуют значительные налоговые льготы для некоммерческого сектора.

Термин неправительственные организации (Non-Governmental Organizations) акцентирует внимание на автономном в отношении с государством и правительством положении ассоциаций граждан, которые обычно возникают снизу, по инициативе людей, а не сверху, по приказу правительства. Тем не менее независимые от государства самодеятельные инициативы действуют строго в рамках принятых правовым путем конституционных и законодательных норм каждого конкретного государства. В Соединенных Штатах Америки принято подразделять социум на государственную (Public) и частную (Private) сферы. Неправительственные организации там занимают место в private сфере, но их специфика здесь проявляется в неприбыльном характере деятельности. Поэтому в США чаще используют понятие неприбыльные организации (NPO), чем неправительственные (NGO).

Третий сектор (The Third Sector) указывает на то место, которое неправительственные организации занимают в обществе. Под первым сектором принято понимать государство и ее институты. Под вторым - частный бизнес. Неправительственные организации в демократическом обществе выступают, таким образом, в качестве промежуточной структуры, которая отделяет граждан от непосредственного воздействия и со стороны государства, и со стороны частных корпораций. Добровольные гражданские ассоциации, которые создаются для защиты и представительства самых разных интересов гражданского общества, представляют собой его институциональную структуру.

Понятие независимый сектор (Independent Sector) указывает на инициированный снизу процесс формирования аутентичных неправительственных организаций, которые существенно отличаются по структуре и функциям от созданных государством НПО, так называемых правительственных неправительственных организаций (GONGO). Во время коммунистического господства общественные организации назывались приводными ремнями, которые шли от партии к разным социальным группам и слоям общества. Их задача заключалась не в представительстве, а в формировании интересов граждан, которые должны были целиком совпадать с интересами коммунистической партии и государства. В таких условиях независимых организаций не могло существовать в принципе. Само это слово вызывало искреннее удивление и возмущение у хранителей идеологической чистоты рядов: независимыми от кого?! Если от партии и народа, то в таком случае независимость следовало называть предательством и подрывной деятельностью.

Термин благотворительный сектор (Charitable Sector) подчеркивает одну из важнейших функций добровольческих инициатив - оказание помощи тем категориям граждан, которые не могут самостоятельно удовлетворять многие жизненно важные потребности в силу объективных причин. Благотворительная деятельность НПО, направленная на оказание помощи престарелым, инвалидам, пенсионерам, больным людям, является приоритетным направлением их деятельности в целом ряде стран мира. Она поощряется государством и полностью освобождается от налогообложения.

Наконец, понятие добровольные организации (Voluntary Organizations) акцентирует внимание на добровольном характере объединения граждан в ассоциации, с одной стороны, и привлечении для работы большого количества волонтеров, с другой. Волонтеры - это добровольцы, которые жертвуют своим свободным временем и энергией, не получают взамен материальной компенсации для достижения важных для них целей организаций [9].

Важнейшими чертами ассоциированных групп интересов являются: наличие ясных уставных целей и задач, четких процедур для формулирования интересов и требований, штата сотрудников, работающих на постоянной основе. Наличие организационной базы дает им преимущество перед неассоциированными группами. Их цели и задачи часто рассматриваются обществом как легитимные, что позволяет мобилизовать значительное количество сторонников и ресурсов для их достижения. Профсоюзы и ассоциации бизнеса во многих демократических странах выступают в качестве ассоциированных представителей интересов важнейших социальных сил общества. Артикулируя широкий круг интересов, ассоциированные группы способны ограничить влияние аномических, неассоциированных и институциональных групп. Согласно C. Хантингтону, их развитость содействует повышению уровня институциализации политической системы и степени ее стабильности [10].

По мнению Г. Алмонда и Б. Пауэлла, особой разновидностью ассоциированных групп являются такие, которые включают в себя граждан, объединенных не общностью индивидуальных (экономических) интересов, а политической идеологией или верой в необходимость достижения какой-то социальнозначимой цели. Примерами такого рода ассоциированных групп выступают экологические организации, или организации, ратующие за гендерное равенство. Алмонд называет их псевдогруппами, потому что их члены редко могут непосредственно взаимодействовать между собой и не иметь общих социальных характеристик (занятость, этническая принадлежность и т.п.). В тактическом плане группы, связанные с Green Peace или Amnesty International, пытаются использовать нетрадиционные, динамичные формы деятельности, зачастую связанные с неконвенциональными формами протестной активности. В организационном же плане они являются гибкими структурами с частой сменой лидеров. Количество данных групп постоянно увеличивается в постиндустриальных странах, но их присутствие ощущается и в других регионах планеты.

Ассоциированные группы интересов играют важную роль в функционировании гражданского общества. Участвуя в ассоциациях, люди учатся осознавать и выражать свои интересы, взаимодействовать с другими людьми, вырабатывать эффективные формы сотрудничества и солидарности. Таким образом, наличие разнообразных ассоциированных групп интересов содействует укреплению стабильной демократии. 

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: Учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 1. 2007

Еще по теме Классификация групп интересов:

  1. I. ПОНЯТИЕ НАУКИ И КЛАССИФИКАЦИЯ НАУК
  2. ТИПОЛОГИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ (ПРОДОЛЖЕНИЕ 1).
  3. ПСИХОЛОГИЯ МАЛЫХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ
  4. СУЩНОСТЬ КЛАССИФИКАЦИИ И ТИПОЛОГИЗАЦИИ БИБЛИОТЕК
  5. 5.2. Социальная и социально-психологическая структура группы
  6. Глава 3 КЛАССИФИКАЦИЯ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЦЕЛЕВОЙ АУДИТОРИИ
  7. Групповые факторы крови.
  8. 8.1.1.З. Функции групп интересов
  9. Классификация полггических культур и субкультур
  10. Классификация политических систем