<<
>>

Окружение политической системы

 

Демократия в современном мире - это “продукт, выращенный на английской почве”. Известно, что в 1831 г. знаменитый французский философ и политический деятель Алексис де Токвиль совершил путешествие в Америку, результатом которого стала книга Демократия в Америке.

Однако он мог и не предпринимать столь далекой поездки, потому что, по большому счету, американская демократия - это

английский феномен, так как именно в Великобритании впервые возникли и укоренились институты стабильного представительного правления, которые лежат в основе любой современной демократии, действующей в масштабах крупного национального государства. Проблема заключалась в экспорте этих институтов. Очень небольшое число стран из тех, которые испытали на себе британское политическое и культурное влияние, смогли создать стабильные демократические институты на своей национальной почве. К ним можно отнести такие государства, как США, Канада, Индия, Австралия, Новая Зеландия и некоторые другие.

Международное положение и экономические детерминанты.

Великобритания в не очень далеком прошлом представляла собой крупнейшую мировую державу, владения которой располагались во всех частях света. Сейчас это относительно небольшое государство, население которого смогло успешно изжить имперское сознание, преодолеть великодержавный комплекс. У большинства людей отсутствует ностальгия по прошлому “величию”. Согласно опросам общественного мнения, 49% британцев хотели бы видеть свою страну маленьким и процветающим государством, похожим на Швецию или Швейцарию, которые стоят в стороне от вмешательства в решение проблем глобальной политики. Великой державой Великобританию считает только 34% граждан страны.

Тем не менее Соединенное Королевство является членом НАТО и ЕС, оно входит в Совет Безопасности ООН в качестве одного из пяти постоянных членов. В 1982 г.

британские войска разгромили аргентинскую армию в войне за Фолклендские острова. Британский контингент принимал участие в войне в Заливе, в миротворческой миссии в Боснии и Косово, а в настоящее время участвует в войне в Ираке и Афганистане. Эту страну связывают отношения особого партнерства с Соединенными Штатами - единственной мировой державой современной эпохи.

Важной особенностью Британии является неопределенность с ее принадлежностью к Европе. С одной стороны, Великобритания - это безусловная часть Европы и полноправный член Евросоюза с 1973 г. С другой стороны, наследие Британской империи - доминионы и страны - члены Содружества наций (50 государств), англоговорящий мир - это особое культурное пространство, которое не вписывается в узкие европейские рамки. Кроме того, многие граждане Великобритании не ощущают себя европейцами. По данным социологических исследований, примерно половина британцев не считает себя европейцами, и только 23% признает, что в значительной степени или хотя бы отчасти относят себя к ним [1]. Это обстоятельство, безусловно, отражается на европейской политике Лондона, который, например, отказался присоединиться к зоне евро.

Как родина индустриальной революции, которая во всю силу развернулась здесь уже в последней четверти XVIII в., Великобритания долгое время была самой экономически могущественной страной мира. Однако постепенно темпы роста замедлялись, и усиливалось отставание от других развитых стран. Благополучие Соединенного Королевства зависит от мировой торговли и импорта продовольствия и сырья. Чтобы платить за это, страна вывозит десятки наименований промышленной продукции, а лондонские финансовые учреждения занимаются обслуживанием значительных денежных потоков. Лондонский Сити продолжает оставаться одним из важнейших глобальных финансовых центров, здесь находится крупнейшая биржа. Великобритания занимает одно из первых мест в мире и второе в Европе по объему ВВП. Согласно данным Всемирного банка, показатель валового внутреннего продукта на душу населения составлял 37 тыс.

долл. в 2006 г. Основой ее экономического могущества теперь является не производство, а сфера услуг, причем все большее значение приобретает электронная торговля, а также фармацевтическая промышленность, производство программного обеспечения для компьютеров, аэрокосмическая отрасль и индустрия туризма. В 2002 г. в последней сфере было занято 1 млн 800 тыс. чел. полный рабочий день, а обслуживание туристов со всего мира принесло 76 млрд фунтов прибыли экономике страны.

Английский политолог Ричард Роуз назвал Британию “кораблем в европейских водах, готовым в любой момент уплыть”. Однако экономические детерминанты не дают возможности это сделать. Несмотря на все минусы членства в ЕС, связанные с потерей части суверенитета, плюсы участия явно перевешивают. Поэтому палата общин ратифицировала Маастрихтский договор, а британские политики принимают активное участие в обсуждении базовых принципов функционирования Евросоюза, особенно после его расширения в 2004 г. Современный мир быстро меняется, и это влечет за собой новые серьезные вызовы для Британии, справиться с которыми легче, находясь в тесном союзе с другими европейскими государствами.

История и политические традиции. У Великобритании есть богатый исторический опыт поиска эффективных ответов на вызовы времени, который стал составной частью политической традиции, очень важной для функционирования политических институтов. Прежде всего, этой стране всегда удавалось успешно решать свои административные проблемы. Она стала централизованной монархией в конце средних веков, утвердила верховенство светской власти над духовной в XVI в. при Генрихе VIII, который ввел в стране англиканство.

Власть английской монархии была ограничена парламентом после бурных событий Гражданской войны 1648-1649 гг., реставрации Стюартов 1660 г. и Славной революции 1688 г.

Процесс формирования современной демократии в Англии растянулся на целое столетие: 30-е гг.

XIX в. - 30-е гг. ХХ в., захватив значительную часть так называемой викторианской эпохи. Он был связан с дополнением конституционного правления представительной демократией, наделением избирательными правами все большего и большего количества жителей страны. Как подчеркивает Роберт Даль, до известной реформы 1832 г. в полноправный народ Англии входило не более 4,4% населения. После реформы, вызвавшей формирование современных партий и Чартистское движение, электорат расширился всего лишь до 7,1%. Потребовалось провести еще семь реформ избирательного законодательства, прежде чем Великобритания перешла к всеобщему избирательному праву для мужчин и женщин. Окончательно это произошло в 1931 г., после чего 97% взрослых жителей страны смогли участвовать в выборах [3].

В английском переходе к демократии поражает преемственность политических институтов: монархии, палаты лордов, палаты общин, кабинета министров. Он не сопровождался разрушением старого режима до основания, как во Франции и России. Наоборот, традиционные институты адаптировались к новым политическим реалиям.

Такая же поступательность и отсутствие радикализма была свойственна и социальным реформам, приведшим к формированию в Великобритании современного государства всеобщего благоденствия (welfare state). Еще в 1906 г. либеральное правительство ввело пен

сии по старости и пособия по безработице. После Второй мировой войны (1948 г.) появилось бесплатное медицинское обслуживание. В 50-е гг. наступила эра процветания для большинства британских граждан. В 60-е гг. лейбористское правительство многое сделало для расширения доступности образования. Оно также провело реформу местного самоуправления и общественного обслуживания. Рабочие получили большие возможности для защиты своих прав на предприятиях.

Усилия по созданию британской модели welfare state снизили показатели эффективности британской экономики: выросла инфляция, которая вкупе с безработицей грозила обернуться серьезным кризисом. В 70-е гг.

усилилась социальная нестабильность. Все это содействовало смене политического курса, утверждению эры тэтчеризма в следующем десятилетии.

Маргарет Тэтчер была первой женщиной премьер-министром в британской истории. В течение одиннадцати лет она управляла страной, трижды приведя консервативную партию (тори) к победе на выборах. Экономический курс английских консерваторов больше походил на манчестеровский либерализм Милтона Фридмена, чем на классический торизм [4]. Тэтчер понизила налоги и государственные расходы, добилась снижения инфляции. Она проводила решительную политику приватизации, так как верила в то, что частная инициатива эффективнее государственного управления во всех сферах: от музеев до больниц. Правительство консерваторов боролось с юнионизмом. Тэтчер считала, что право на забастовку должно принадлежать самим рабочим, а не профсоюзным бюрократам.

По мнению американского политолога Чарльза Эндрейна, “во взглядах Тэтчер на взаимоотношения между управляющими и управляемыми объединились консервативная склонность к сильному единоличному правлению и либеральное тяготение к свободе. Уважение к авторитету государства сформировало ее представления о законопорядке, в частности о необходимости мощных армии и полиции, высшей меры наказания и длительных сроков заключения. Свобода означала для нее свободу выбора для потребителей и свободу наживать состояния, самостоятельно распоряжаться собственными деньгами - для предпринимателей. Премьер-министр Тэтчер одновременно отстаивала духовно-нравственные ценности и материальные интересы. В ее речах превозносились такие викторианские ценности, как национальная гордость, преданность семье, чувство долга и самодисциплина. Однако наибольшую славу снискала ей приверженность культуре предпринимательства, основанной на принципах классического либерализма" [5].

Однако даже неоконсервативная революция, которую совершила в Великобритании в 80-е гг. Маргарет Тэтчер, не разрушила до основания государство всеобщего благоденствия.

Социальные программы сохранились, хотя они и стали получать значительно меньшие государственные субсидии. Это побуждало чиновников искать более эффективные методы расходования средств. В 1997 г. к власти в стране после долгого перерыва вернулись лейбористы во главе с Тони Блэром. Он не был типичным лейбористом: не происходил из низов общества, получил прекрасное образование в Оксфорде, его родители - добропорядочные консерваторы; к лейбористам Тони примкнул случайно, под влиянием своей подруги. Качества Блэра импонировали тем избирателям, которые принадлежали к среднему классу. Политика новых лейбористов стала более социально ориентированной, чем курс консерваторов, однако Блэр признал, что многое из того, что было сделано за долгие годы их правления, было правильным, нужно исправить лишь некоторые ошибки.

В течение последнего десятилетия Блэр с успехом проводил в жизнь эту политику, сочетающую экономический либерализм с социальной ответственностью. С одной стороны, его правительство стремилось понизить уровень государственного регулирования экономики, предоставить налоговые льготы товаропроизводителям, ужесточить правила предоставления государственных субсидий нуждающимся. С другой стороны, неолейбористы вели успешную борьбу с безработицей, установили минимальный уровень заработной платы, направили значительные инвестиции в сферу здравоохранения, в два раза увеличили расходы на образование. Безусловно, не все проблемы им удалось решить. Большие нарекания вызывает, например, система образования, в которой ощущается неравенство в доступе к качественным услугам. Но не вызывает сомнений тот факт, что в 1997-2007 гг. Великобритания продемонстрировала наивысшие за всю свою историю показатели экономической и социальной стабильности.

Многонациональное и многорасовое государство. Великобритания - это многонациональная страна. Во всем мире известна английская монархия, но нет английского государства. Официальным названием страны является Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Оно используется с 1920 г., когда провозгласило свою независимость от Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, основанного в 1801 г., Свободное Ирландское Государство. В свою очередь, UK возникло спустя 700 лет после формирования Английского королевства. Кроме англичан в Англии, в Великобритании живут валийцы в Уэльсе, шотландцы в Шотландии и ирландцы в Ольстере. Многие жители государства идентифицируют себя также с британцами. Жители Ольстера разделены на две нации: большинство протестантов считает себя британцами, а большинство католиков - ирландцами.

Англия занимает 55% территории государства, и в ней проживает 83% ее населения, поэтому ни одно правительство Соединенного Королевства не может пренебречь коренными интересами Англии. Здесь сосредоточен значительный экономический и культурный потенциал. На территории Англии расположен Лондон, являющийся крупнейшим мегаполисом Европы, политическим, экономическим и культурным центром Великобритании.

Административное деление Англии опирается на историческую традицию. Основной единицей самоуправления является графство (county). Это образование в настоящее время существует в виде городских и сельских графств. Кроме того, после присоединения страны к ЕС были учреждены десять регионов Англии, включая Большой Лондон, чтобы иметь возможность достойно представлять данную территорию в Комиссии европейских регионов. В девяти из них заседают региональные ассамблеи, состоящие из назначенных депутатов самоуправлений более низкого уровня. Только в Большом Лондоне после референдума 1998 г. функционирует избранная гражданами Ассамблея и мэр, получающий свои полномочия из рук народа. Однако опыт столицы пока что не получил распространения в других регионах Англии.

Основные вопросы жизнедеятельности этой важнейшей составной части Великобритании по-прежнему находятся в ведении Британского парламента и кабинета министров. Это вызывает обоснованное недовольство общественности и многих политических сил страны. В настоящее время активизировала свою работу гражданская инициатива - Кампания за английский парламент (Campaign for an English Parliament). Она выступает за формирование отдельного английского парламента и правительства по примеру шотландских, уэльских и североирландских. Согласно данным опроса общественного мнения, в январе 2007 г. эту инициативу поддерживали 61% жителей Англии, 51% граждан Шотландии и 48% - Уэльса. Вместе с тем есть и критики инициативы, считающие, что Англия слишком велика для того, чтобы вводить подобные структуры, которые только расплодят и без того огромную армию чиновников [6].

Шотландия долгое время была независимым королевством. В 1603 г. оно заключило династическую унию с Англией, а с 1707 г. стал функционировать общий парламент, заседающий в Лондоне. Административное управление этой провинцией осуществляет министерство по делам Шотландии, глава которого является членом кабинета министров.

В 70-80-е гг. в Шотландии усилилось освободительное движение, укрепила свои позиции Национальная партия (SNP). Она выступает за независимость провинции. До недавнего времени эта партия имела электоральную поддержку в 20-30% избирателей. В ответ на рост националистических настроений правительство лейбористов согласилось на проведение референдума в Шотландии и Уэльсе в 1979 г. о создании там парламентов с ограниченными полномочиями. В Шотландии за такое решение проголосовали 51% избирателей (48% высказались против). Однако, поскольку сторонники шотландского парламента составляли только 33% от общего числа зарегистрированных избирателей, решение не было принято [7].

Более успешным для национальных сил стал референдум 1997 г. За учреждение парламента с правом принимать законы, бюджет и регулировать налоги высказались 74% избирателей. В мае 1999 г. состоялись первые парламентские выборы (по смешанной мажоритарнопропорциональной системе), на которых первое место получили лейбористы, второе - националисты.

Новый успех к националистам пришел во время местных выборов 2007 г. Впервые в истории они получили большинство мест в шотландском парламенте, опередив лейбористов на один депутатский мандат (47 против 46), что позволило лидеру Национальной партии Алексу Селману возглавить коалиционное правительство меньшинства. Успех националистов можно объяснить падением популярности лейбористской партии, которая до этого времени полностью доминировала в данном регионе. Многие шотландцы проголосовали за SNP, потому что поддерживают ее главное требование: провести через три года референдум о государственной независимости и отделении Шотландии от Англии. Правда, добиться этой цели Национальной партии будет нелегко, потому что за полный суверенитет выступает только еще одна небольшая политическая сила - партия зеленых. Все остальные крупные политические акторы провинции хотели бы ограничиться продолжением процесса передачи части полномочий из рук Лондона в руки Эдинбурга. Шотландия, по их мнению, слишком мала для независимости (в ней проживает немногим более 5 млн чел.) [8].

Уэльс был присоединен к Англии в XVI в. В настоящее время здесь проживает около 3 млн чел. Наиболее характерное его отличие от остальной страны - это сохранение там древнего валийского языка, относящегося к кельтской группе. В начале ХХ в. на нем разговаривало еще 50% жителей провинции. Однако быстрая индустриализация и урбанизация привели к тому, что в настоящее время на этом языке говорит менее 25% жителей сельской, северо-западной части Уэльса. С 1964 г. функционирует министерство по делам Уэльса, глава которого входит в кабинет министров Великобритании.

Во второй половине ХХ в. в Уэльсе, как и в Шотландии, наблюдался рост национальной идентичности. Активно действовала

Национальная партия (Plaid Cymra), которая выступала, в первую очередь, за возрождение валийского языка и культуры. На референдуме 1979 г. она, правда, потерпела поражение: только 20% избирателей поддержали идею создания местного парламента [9]. В 1997 г. 50,3% участвовавших в референдуме граждан проголосовали за создание Ассамблеи, не обладающей законодательными полномочиями. В 1999 г. были проведены выборы в состав Ассамблеи, на которых одержали победу лейбористы, на втором месте оказались националисты, увеличившие свою электоральную поддержку с обычных для них 10% до 31%. Уэльская Ассамблея имеет чисто символическое значение, поскольку все вопросы, связанные с законодательством и бюджетными ассигнованиями, остались в руках британского кабинета министров. По мнению американских политологов Кристофера Анселла и Джейн Гингрих, “финансовые полномочия шотландской и уэльской ассамблей являются ограниченными, хотя они и установили новые связи с избираемыми региональными правительствами” [10].

На выборах 2007 г. Plaid Cymra не смогла повторить успех своих шотландских коллег. Она осталась второй по влиянию партией Уэльса, получив три новых мандата (всего 15 депутатов), в то время как лейбористы потеряли три места (всего 26 депутатов).

Северную Ирландию (Ольстер) называют самой небританской частью Великобритании. Формально это светское государство, но фактически политика в нем определяется соотношением сил между католиками и протестантами. Первые находятся в меньшинстве и составляют около 1/3 населения. Многие католики хотели бы присоединения этой территории к Ирландии. Интересно, что Конституция Ирландской республики рассматривает Ольстер в качестве собственной провинции. Протестантское большинство (2/3 населения) предпочитает сохранять государственный союз с Англией.

Как отмечает А. Лейпхарт, “протестанты и католики образуют в Северной Ирландии два совершенно различных и обособленных сегмента с собственными социальными, образовательными и культурно-досуговыми организациями. высокая степень социальной разделенности подтверждается, например, чрезвычайно малой долей смешанных браков... Протестанты и католики образуют две эндогамные группы, более изолированные друг от друга в вопросах пола, чем большинство групп белого и черного населения в обществах, в которых существует предубеждение против браков между представителями разных рас. Религиозные и политические предпочтения переплетены особенно тесно... В Северной Ирландии человека, который поддерживает политическую линию, связанную с чуждой для него религией, т.е. протестанта-националиста или католика-юниониста, группа, к которой он принадлежит, всеми силами обрекает на переход в другую религиозную общину. Цели, которые отстаивали сегментарные юнионистская и националистическая партия, бывшие главными политическими партиями до 1972 г., взаимно исключали друг друга: юнионисты выступали за сохранение автономии в рамках Соединенного Королевства, националисты же стремились к объединению с ирландской республикой. лейбористская партия Северной ирландии и более молодая партия альянса проводили более умеренную линию и пытались апеллировать к обоим религиозным сегментам, однако им не удалось стать заметной политической силой" [11].

До 1972 г. эта провинция управлялась местным парламентом, который располагался в Стормонте, близ Белфаста. Его обширные полномочия позволяли некоторым исследователям называть Северную Ирландию “самоуправляющейся провинцией с некоторыми атрибутами суверенитета”. Ситуация в Ольстере обострилась в конце 60-х гг. После уличных столкновений между демонстрантами католиками и протестантами в 1969 г. в страну были введены британские войска. В ответ на это возобновила свои террористические действия Ирландская республиканская армия (ИРА). Активизировали деятельность и протестантские военизированные формирования. С августа 1969 г. в результате террористических акций погибло более 3 тыс. чел. Для небольшого Ольстера с полуторамиллионным населением эти потери были весьма ощутимыми.

В 1972 г. британское правительство распустило местный парламент и передало управление провинцией министерству по делам Северной Ирландии. Однако попытка силового решения ольстерской проблемы не увенчалась успехом; одержать военную победу над ИРА правительство Британии не смогло. Поэтому с середины 80-х гг. начался процесс переговоров между правительственными делегациями Великобритании и Ирландии с целью нахождения компромиссного решения. Политическое крыло ИРА - партия Shin Fein (в переводе с гэльского это словосочетание означает только мы), а также некоторые протестантские организации заявили о прекращении вооруженной борьбы. Результатом переговорного процесса стало подписание так называемого Соглашения страстной пятницы 1998 г., которое предусматривало создание выборного органа власти в Ольстере и заключение договора о границе между Ирландской Республикой и Северной Ирландией.

Избранная в том же году Ассамблея Северной Ирландии включала в свой состав не очень многочисленные умеренные фракции католиков и протестантов и доминировавшие там радикальные объединения двух общин, представленные Shin Fein и Демократической юнионистской партией (DUP), во главе с протестантским пастором Яном Пейсли, который резко осудил договор между Лондоном и Дублином. Подписанное соглашение находится под постоянной угрозой срыва из-за острых конфликтов, раздиравших основные политические силы провинции, и непрекращающихся терактов, которые пытались совершать наиболее воинственно настроенные боевики из Подлинной ИРА, отколовшейся от республиканского движения.

В сложившейся ситуации Лондон был вынужден вернуться к политике жесткой руки в этой провинции. Североирландскую Ассамблею распускали дважды: в 2000 г., когда были сорваны переговоры по разоружению ИРА, и в 2002 г., когда там якобы были выявлены агенты террористов.

Прямое правление из Лондона не устраивало обе общины Ольстера, между которыми начались консультации при посредничестве Великобритании и Ирландии. Очень важным шагом вперед, содействовавшим прогрессу в этих переговорах, стало решение ИРА об одностороннем разоружении в 2005 г. под независимым контролем. Ирландская республиканская армия приняла это решение после того, как из английских тюрем были досрочно освобождены некоторые из ее бывших бойцов. Реформирование полиции и суда провинции позволило Shin Fein признать эти учреждения и заявить о том, что католичекая община примет участие в их работе. 8 мая 2007 г. под патронажем Лондона и Дублина было сформировано новое правительство Северной Ирландии. Пост первого министра в нем получил 80-летний Ян Пейсли из Демократической юнионистской партии, а пост его заместителя достался видному политику из Shin Fein Мартину Макгиннесу.

Политические институты, возобновившие свою работу в Ольстере, основаны на принципах консоциативной демократии. Сформировано правительство большой коалиции с участием главных противоборствующих политических сил, действует право вето для католического меньшинства, работает пропорциональная избирательная система в форме системы единого передаваемого голоса, предоставлена широкая автономия основным субкультурным сообществам.

Предоставление большей автономии Ольстеру, Шотландии и Уэльсу получил в английской политической литературе название процесса деволюции (devolution). Он, безусловно, далек от перехода Великобритании к федерализму. Соединенное Королевство по-прежнему остается унитарным государством, а, по словам ее бывшего премьера Тони Блэра, “является наиболее централизованной системой правления из всех крупных государств Западного мира”. Однако, как подчеркнул экс-глава британского правительства, “эра крупных централизованных систем правления подходит к концу” [12].

Великобритания является не только многонациональной, но и многорасовой страной. Она, в отличие от США, не может называть себя нацией иммигрантов, но традиции иммиграции являются достаточно сильными. Можно вспомнить, например, что правящая династия Виндзоров происходит из Германии, до 1917 г. королевский дом именовался Сакс-Кобург-Готским.

С 50-х гг. происходит быстрая иммиграция из бывших колоний, стран - членов Содружества наций - Вест-Индии, Индии, Пакистана, Бангладеш, Гонконга. Численность небелого населения Соединенного Королевства возросла с 75 тыс. чел. в 1951 г. до 3,3 млн чел. в 2000 г., что составляет около 6% населения страны (общее количество жителей Великобритании по данным на 2005 г. - 60,2 млн чел.). После расширения ЕС в 2004 г. Великобритания стала одной из немногих старых стран - членов этого объединения, которые не ввели ограничений против притока рабочей силы из Восточной Европы. Это привело, например, к тому, что к началу 2007 г. 375 тыс. польских рабочих зарегистрировались в Соединенном Королевстве в качестве временных работников (вся польская диаспора в Великобритании составляет порядка 750 тыс. чел.). По данным социологов, 1/4 часть мигрантов из Восточной Европы, в основном молодых и хорошо образованных людей, планирует остаться в Соединенном Королевстве на постоянной основе.

Большой проблемой является интеграция этого мультилингвистического и поликонфессионального сообщества в британскую культуру. При правительстве была создана специальная Комиссия по расовому равенству, целью которой является борьба против расовой дискриминации. Иммигранты и их потомки постепенно становятся важным фактором политической жизни Британии.

Отношение к иммиграции не является однозначным. Многие правые политики опасаются, что дальнейшее увеличение миграции небелого населения из бывших колоний приведет к обострению социальных проблем, вспышкам насилия и терроризма. Американский правый политик Патрик Бьюкенен, например, опасается, что из-за сокращения уровня рождаемости коренных британцев англичане к концу XXI в. окажутся в меньшинстве в своей собственной стране. Этнические меньшинства уже составляют 40% населения Лондона, а Ли Джаспер, советник мэра столицы по национальным вопросам, заявил: “По подсчетам социологов, белые станут меньшинством в Лондоне к 2010 г.” [13]. Как ни относиться к проблеме миграции, она, несомненно, будет играть все более важную роль в политической повестке дня современной Великобритании. 

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 2.. 2008

Еще по теме Окружение политической системы:

  1. Политический кризис системы сёгуната Токугава
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ:СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ
  3. 6.2. Особенности российской политической системы
  4. 5.1. Социально-политический статус личности
  5. 1. Борьба за власть в послесталинский период. Изменения в общественно-политической жизни страны.
  6. ГЛАВА 2. АРАБО-ИЗРАИЛЬСКИЙ КОНФЛИКТ И ПОЗИЦИИ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ФРАНЦИИ
  7. Окружение политической системы
  8. Окружение политической системы
  9. Факторы окружения политической системы
  10. Историческое наследие и социальное окружение политической системы
  11. Окружение политической системы и японский феномен
  12. 1. Окружение политической системы
  13. Исторические традиции и их влияние на политическую систему