<<
>>

Особенности политической культуры

Япония во время принятия Конституции 1947 г. столкнулась с той же проблемой, что и Федеративная Республика Германия: новые политические институты существовали без демократической политической культуры граждан.

Традиционная политическая культура была иерархической и авторитарной, с пережитками феодальных представлений. Поэтому ничего удивительного нет в том, что в Японии пессимизм относительно демократических ценностей и пассивность граждан сохранялись значительно дольше, чем в ФРГ.

Существует различие взглядов на японскую политическую культуру. Бросается в глаза существенная разбежка в ее оценке, когда данное явление анализируют западные специалисты и когда его рассматривают сами японцы. Исследователи из США и Западной Европы обращают внимание на то, что их привычные представления о демократии и японская практика не совпадают. Большинство, тем не менее, признает, что политическая система является демократической. Она появилась здесь за очень непродолжительный отрезок времени. Поэтому многие ученые пытаются определить те ценности традиционной японской культуры, которые, на первый взгляд, казались дисфункциональными, но реально сыграли позитивную роль в становлении демократических политических институтов и быстром развитии индустриального и постиндустриального секторов японской экономики. По мнению Ф. Фукуямы, важнейшее значение имели особенности японской традиционной семьи, а также добровольных ассоциаций, возникших еще в эпоху средневековья (см. вставку 13.2).

Японские исследователи левых взглядов обычно критично настроены по отношению к политической системе своей страны. По их мнению, доминация LDP в партийной системе является доказа-

тельством отсутствия демократии в Японии, политическая культура которой опирается на дожившие до наших дней феодальные ценности: конформизм, партикуляризм, иерархию.

Например, главным мотивом избирателей при голосовании является ожидание выгод, а не стремление к оказанию влияния на политику властей и ее изменение. Японские граждане не обладают необходимыми знаниями, ими нужно руководить и обучать их азам политического участия. Партикуляризм проявляется в очень сильном влиянии групп интересов, особенно бюрократии, на японскую политику. Иерархические ценности проявляются в доверии японцев к политике “больших людей”, наделенных должностями и положением в обществе. На негативную оценку политической системы своей страны многих японских исследователей, безусловно, повлияли громкие коррупционные скандалы послевоенных лет (дело Локхид в 1976 г. или дело с взятками от строительной фирмы “Зенекон” в 1993 г. и др.). Кроме того, многие японские ученые склонны преувеличивать достижения западной демократии [22].

многие люди, лишенные наследства, стремились в город... Это содействовало развитию ассоциаций в Японии, которые основывались на взаимных обязательствах, которые добровольно принимались на себя людьми. Так, например, самурай мог быть связан с группой крестьян в деревне, обеспечивая их защиту от банд и получая взамен причитающуюся ему часть сельскохозяйственной продукции. Подобные обязательства могли взять на себя феодал (даймё), с одной стороны, и самураи, которые воевали за него, с другой. Вхождение в такие ассоциации было добровольным делом, а выход из них - нет. Моральная ответственность за выполнение взаимных обязательств продолжалась всю жизнь и принимала характер религиозного обета. Данные ассоциации получили название иемото - это не родственные объединения людей, которые ведут себя так, как если бы они были родственниками. Подчинение в группе имеет иерархический характер и передается по мужской линии, как в обычных семьях. Важнейшими социальными связями были не горизонтальные отношения среди равных (например, среди учеников одного мастера), а вертикальные - между старшим и младшим. Эти отношения можно сравнить с японской семьей, где связь между родителями и детьми гораздо сильнее, чем между братьями и сестрами.

Группы иемото напоминают современные добровольные организации на Западе, поскольку не базируются на родстве; кто угодно может примкнуть к этому объединению по собственному желанию. Однако они похожи на семьи тем, что отношения внутри группы носят не демократический, а иерархический характер, поскольку сложить с себя принятые моральные обязательства не так просто. Однако членство в группе не наследуется, т.е. не может быть передано от отца к сыну. Структуры, подобные иемото, пронизывают собой все японское общество. Они составляют структуру практически всех организаций в Японии, в том числе и коммерческих. Скажем, японские политические партии делятся на квазипостоянные фракции, возглавляемые старейшим членом партии. Эти фракции не отражают определенных идеологических или политических позиций, как, например, фракции американской демократической партии. Скорее, это группы, подобные иемото, скованные добровольными и личными взаимными обязательствами между лидером фракции и его последователями. В японских религиозных организациях существует та же структура, что и в группах иемото. Такая форма организации создает определенную привычку, которая переносится и в деловой мир: если о японских фирмах зачастую можно сказать, что они похожи на семью, то китайские собственно и есть семья" (со всеми негативными последствиями, с этим связанными - замечание автора). Отношения взаимных обязательств, которые доминируют в японских иерархических ассоциациях, были укреплены конфуцианством, которое попало в Японию в VII в., но было существенно трансформировано. Важнейшей добродетелью в Японии считали не сыновью почтительность, а верность, преданность господину, государству, императору. Сегодняшняя преданность самурая своему феодалу имеет форму преданности современного японского исполнителя, специалиста на окладе, компании на которую он работает. Свою семью он приносит в жертву: он редко проводит время дома и лишь иногда видит своих детей, пока они растут; выходные и даже отпуск чаще тоже посвящает не жене и детям, а компании.
Одним из следствий трансформации китайского конфуцианства является то, что в Японии роль гражданского и

крайних позиций и оценок. Они выделили несколько очень важных, на наш взгляд, особенностей данного явления. Прежде всего, американские ученые обратили внимание на определенные противоречия ценностей партикуляризма и холизма. Первый доминирует в личных отношениях, проявляется, например, в секретных сделках групп интересов. Последний предполагает ориентацию на консенсус, групповую солидарность на уровне социума в целом. На микроуровне общества действуют иные нормы: “Политика моральна, когда она приносит пользу нам, и аморальна и нелегитимна, когда другие получают от нее большие выгоды, чем мы” [23].

Это существенно отличает американскую и японскую политические культуры. В Соединенных Штатах принято считать, что важно, чтобы не результат был справедливым, а правила игры в отношении всех ее участников. В Японии преобладает прямо противоположное убеждение. Например, это нашло свое выражение в разном отношении общественности двух стран к многочисленным скандалам вокруг участия японских строительных фирм в реализации проектов в США в 90-е гг. Американцы выступили против практики привлечения к этим работам фирм, связанных только с японским государством, потому что это нарушало правила честной рыночной конкуренции. По мнению же японцев, все было в полном порядке, так как обе стороны получили равную выгоду от сделки.

Японская политическая курьтура не приемлет мажоритарного принципа, потому что его применение ущемляет права меньшинств. При принятии решений все интересы должны учитываться, а само решение в идеале должно быть основано на консенсусе всех участников. Легитимным решением считается такое, которое обеспечивает каждого справедливой долей благ. При неопределенности процедур скрытого от публики характера обсуждений всегда может появиться сомнение насчет того, что другие группы получают больше, чем они заслуживают.

Это является постоянным источником конфликтов в японской политической жизни. Справедливый результат, по мнению японцев, это не обязательно равный результат. Размер получаемой доли благ должен находиться в соответствии с заслугами человека, его вкладом, возрастом, положением и др.

Результативность японской политической культуры является довольно высокой. Она позволяет обеспечивать сотрудничество между правительством и бизнесом, что благотворно сказывается на развитии экономики. В Японии функционирует одна из самых эффективных в мире систем распределения дохода, “из которой не исключается ни одна группа интересов, хотя некоторые и получают больше, чем другие” [24]. Противоречия между партикуляризмом и холизмом разрешаются с помощью осуществления принципа “Справедливая доля вознаграждения - каждому”.

Японская культура является гомогенной. В этой стране незначительную роль играют языковые и региональные различия. Национальные меньшинства не многочисленны. В стране проживает 600 тыс. корейцев и 2 млн так называемых внешних жителей (burakumin), которые имеют незначительные религиозные отличия от большинства японцев. Классовая идентификация играет гораздо меньшую роль, чем принадлежность к организациям (профсоюзам, ассоциациям бизнеса, политическим партиям). Патерналистские традиции повлияли на развитие патрон-клиентелизма в японском обществе. Он, в частности, проявляется в солидарности всех инсайдеров, вне зависимости от их классового и статусного положения в рамках определенной фирмы, организации, ассоциации. Данная установка ориентирует людей на предотвращение конфликтов, а не на их публичное разрешение.

Политическая культура и те изменения, которые произошли в японском обществе за несколько последних десятилетий, оказали влияние на политическое поведение японцев и их отношение к политике. Большинство японских граждан является политически компетентным. Они обладают необходимыми знаниями о политической системе и опытом политического участия. Статистика выборов свидетельствует, что большой процент граждан принимает участие в голосовании (в среднем 70%).

Тем не менее в Японии значительно меньшим, чем в США является уровень “психологического или эмоционального политического участия” [25]. Высоким остается недоверие японцев к политикам. Большинство рядовых граждан считает, что правительство не отзывчиво к требованиям граждан и проводит курс, выгодный только большому бизнесу и другим группам интересов. Политическая деятельность вообще не рассматривается в Японии как престижная профессия. По мнению большинства людей, политика неизбежно связана со злоупотреблениями, коррупцией и другими пороками.

Тем не менее негативные настроения в японском обществе по отношению к политике не приводят к частым кризисам и разрушению институтов демократии. Дело в том, что они сбалансированы позитивными установками. Цинизм и недоверие по отношению к политическим деятелям, например, уравновешиваются тем, что никто не исключен из группы получателей благ, которые формируются в соответствии с принципами партикуляризма. Доверие к институтам демократии выше, чем доверие к персоналиям, работающим в этих институтах. Большой популярностью в Японии пользуются местные органы власти и структуры местного самоуправления. 

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 2.. 2008

Еще по теме Особенности политической культуры:

  1. ТЕОДОР ТАРАНОВСКИ СУДЕБНАЯ РЕФОРМА И РАЗВИТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЦАРСКОЙ РОССИИ
  2. Определения политической культуры делятся на 4 основные группы.
  3. 8.1. Теоретические подходы к исследованию политической культуры
  4. 8.2. Функции политической культуры. Формирование и эволюция политической культуры
  5. 8.3. Основные элементы и типы политической культуры
  6. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  7. 5.5. Организационная культура политической команды
  8. АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ Панкевич О.В.
  9. Т. М. Смоликова ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ БЕЛОРУССКОМ ОБЩЕСТВЕ
  10. ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ С.В. Рыбчак