<<

Регулирование государством общественных отношений и символические политические действия

Под регулированием понимается осуществление контроля со стороны политической системы за поведением отдельных членов и групп общества [26]. Хотя обычно регулирование ассоциируется с принуждением, у современного государства есть огромный арсенал и других средств для воздействия на своих граждан: от материального стимулирования до формирования определенной системы моральных ценностей.

Например, стремясь сократить курение, правительства многих стран мира совмещают: запрет на продажу табачных изделий несовершеннолетним, ограничение рекламы сигарет в СМИ, установление высоких налогов на продукцию табачных фабрик, информационную кампанию о плачевных последствиях курения для здоровья людей.

На протяжении истории менялись приоритеты регулятивной политики государства. В либеральных системах XIX в. главная цель регулирования заключалась в создании благоприятных условий для свободной деятельности индивидов, обеспечения защиты частной собственности и нерушимости взаимных обязательств.

Французский философ Б. Констан отмечал в этой связи о существовании противоречий между двумя концепциями свободы: древней и современной. “В древности важнейшей общественной целью было равномерное распределение политической власти между всеми гражданами государства. Целью современных обществ является безопасность и благосостояние частных лиц, которые с помощью определенных институтов гарантируют свою свободу. Эти цели противоречат друг другу. Непосредственное участие в принятии коллективных решений ведет к подчинению индивида коллективу и ущемлению его свободы, как частного лица. Поэтому современный гражданин требует от публичной власти личной свободы и личной автономии и подозрительно относится к широкому и активному политическому участию" [27].

Индустриализация и урбанизация породили новые проблемы, которые оказались в центре регулятивной деятельности государства.

В связи с концентрацией и централизацией капитала возникла потребность в эффективном антимонопольном законодательстве. Необходимо было оказывать воздействие со стороны властей на такие сферы, как безопасность труда, развитие транспорта и коммуникации, жилищного строительства и образования. В наше время важнейшую роль начинают играть защита прав потребителей, охрана окружающей среды и даже сохранение животного мира. Этому, например, служит принятый в ноябре 2004 г. акт палаты общин, запретивший, несмотря на возражения со стороны палаты лордов и протесты общественности, псовую охоту на лис в Великобритании.

Одновременно в большинстве развитых стран мира уменьшается степень государственного регулирования вопросов контроля над рождаемостью, абортов, разводов, сексуального поведения, которые рассматриваются как сфера индивидуальной свободы и морального выбора.

Современный американский философ Ф. Фукуяма объясняет это последствиями информационной эпохи. “Общество, базирующееся на информации, все в большей степени способствует возрастанию свободы и равенства - двух вещей, которые люди в современной демократии ценят больше всего. Свобода выбора - будь то свобода выбора кабельных каналов, дешевых торговых центров или друзей в Интернете - приобретает все более неограниченный характер. Иерархии всех видов, и политические, и корпоративные, подвергаются давлению и начинают распадаться. Власть больших, негибких бюрократических образований, которые стремились посредством правил, предписаний и принуждения контролировать все и вся в пределах своей сферы влияния, была подорвана переходом к экономике, основанной на знании; это способствует росту самостоятельности индивида, обретаемой благодаря доступу к информации" [28].

Для проведения сравнительных исследований регулятивной политики разных государств применяются определенные критерии. Г. Алмонд и Б. Пауэлл считают, что важнейшими среди них являются следующие.

Во-первых, необходимо выяснить какие именно аспекты поведения и взаимодействия людей подлежат регулированию и до какой степени.

Регулирует ли государство, например, такие вопросы, как семейные отношения, экономическая, религиозная, политическая деятельность, смена места жительства, профессиональная деятельность, защита личности и собственности? Эти вопросы затрагивают сферу применения государственного регулирования.

Во-вторых, следует определить, какие меры применяются для того, чтобы принудить или убедить граждан подчиняться? Использует ли государство средства морального убеждения, систему финансового поощрения или взыскания, лицензирование определенных видов деятельности, физического ограничения свободы или наказания либо другие насильственные методы? Эти вопросы помогают нам понять инструменты, или механизмы, регулирования.

В-третьих, необходимо идентифицировать группы общества, подлежащие регулирующему воздействию государства. Существуют ли процедурные ограничения этого регулирования и как осуществляется защита прав? Применяются ли санкции единообразно или существует дифференцированный подход к различным лицам и группам? Есть ли у них право опротестовать примененные к ним меры? Эти вопросы позволяют установить субъекты регулирования [29].

Существенную роль в дифференциации политических режимов играет такой очень важный аспект регулятивной политики, как контроль правительства за участием граждан в политической жизни и средствами массовой информации. Авторитарные системы ставят под запрет организацию партий, добровольных ассоциаций и свободу СМИ. В демократических системах этот перечень прав и свобод соблюдается и гарантируется властями.

Авторитетная международная организация Freedom House (Дом свободы) проводит многолетние сравнительные исследований состояния политических прав и гражданских свобод в мире. В табл. 8.1 показан рейтинг 12 крупнейших стран мира по этим показателям. Политические права - это возможности граждан реально участвовать в выборе политических руководителей, т.е. право избирать и быть избранным и т.п. Понятие гражданские свободы относится к свободе слова, печати, собраний, совести, праву на суд присяжных, гарантиям против произвола властей и жестокого обращения.

Низкие значения в этой таблице говорят о высоком уровне развития политических прав и гражданских свобод и наоборот. Она демонстрирует высокую степень корреляции между гражданскими и политическими свободами, которые усиливают друг друга. Н. Боб- био подчеркивал, что в современную эпоху (а) демократический способ принятия решений является обязательным для защиты фундаментальных прав человека, (б) защита прав человека, в свою очередь, положительно влияет на функционирование демократических процедур. Что касается первого тезиса, то лучшим

Таблица 8.1. Политические права и гражданские свободы в 18 странах.*

Страна

Политические права

Граж

данские

свободы

Рейтинг

Бразилия

2

3

Свободная

Беларусь

7

6

Не свободная

Великобрита-

1

1

Свободная

ния

Германия

1

1

Свободная

Египет

6

5

Не свободная

Индия

2

3

Свободная

Китай

7

6

Не свободная

Литва

2

2

Свободная

Латвия

1

2

Свободная

Мексика

2

2

Свободная

Нигерия

4

4

Частично свободная

Польша

1

1

Свободная

Россия

6

5

Не свободная

США

1

1

Свободная

Туркменистан

7

7

Не свободная

Украина

4

3

Частично свободная

Франция

1

1

Свободная

Япония

1

2

Свободная

* Составлена на основании обзора “Независимые страны, свобода в мире 2005” [30].

лекарством от деспотических поползновений властей ущемить права человека является демократический метод избрания и переизбрания правительства, наличие свободной конкуренции различных политических альтернатив. Правильность второго тезиса подтверждается тем, что свободное участие в демократических выборах требует, чтобы граждане обладали свободой совести, доступом к информации, правом на создание ассоциации, и другими правами и свободами, которые рассматриваются демократами как неотчуждаемые и фундаментальные права человека [31].

Freedom House занимается также активными сравнительными исследованиями регулятивной политики государства в различных регионах планеты. С 1997 г. данная организация пытается определить так называемый индекс демократии для посткоммунистических государств. Данные этих исследований регулярно публикуются в ежегодниках Транзитные страны. Демократизация от Центральной Европы до Евразии. Для определения индекса демократии используются следующие переменные: Национальное демократическое правление показывает степень независимости, стабильности, эффективности и ответственности государственной системы и основных ветвей власти. Электоральный процесс фиксирует внимание на степени свободы выборов, развитии многопартийности и политического участия граждан. Гражданское общество анализирует развитие неправительственных организаций, а также тот климат, в котором они действуют. Независимые средства массовой информации отражают характер взаимоотношений между государством и mass media. Местное демократическое правление демонстрирует степень децентрализации государственного управления и развития местного самоуправления. Правовые рамки и независимость показывают состояние конституционной реформы, развитие прав человека и национальных меньшинств, независимости судебных органов власти. Коррупция отражает отношение населения к данной проблеме, правовой климат для занятия бизнесом, степень эффективности антикоррупционных мер правительства.

В табл.

8.2 представлены посткоммунистические страны, с их рейтингом демократии, который позволил автором исследования Freedom House отнести их к пяти видам политических режимов: консолидированным демократиям, полуконсолидированным демократиям, переходным, или гибридным режимам, полуконсолидированным авторитарным режимам, консолидированным авторитарным режимам.

Как и в табл. 8.1 оценка дается в баллах от 1 до 7. При этом, худшие показатели стран обозначаются высокими баллами, а лучшие - низкими.

Символические политические действия. Многие политические ученые считают символы цементирующим элементом политической системы. Символ представляет собой идейно-образную структуру, содержащую в скрытой форме все возможные проявления вещи, для которой он является обобщением, знаком. Символы служат средством общения людей. Они призваны представлять тот или

Таблица 8.2. Рейтинг демократии на 2005 г.*

Консолидированные демократии

Словения 1,68; Эстония 1,96; Венгрия 1,96; Польша 2,00;

Словакия 2,00; Латвия 2,14; Литва 2,21; Чехия 2,29.

Полуконсолидированные демократии

Болгария 3,18; Румыния 3,39; Хорватия 3,75;

Сербия 3,75; Черногория 3,79; Македония 3,89.

Переходные страны, или гибридные режимы

Албания 4,04; Босния 4,18; Украина 4,50; Грузия 4,96.

Полу консолидированные авторитарные режимы Молдова 5,07; Армения 5,18; Косово 5,32; Россия 5,61; Кыргызстан 5,64; Таджикистан 5,79; Азербайджан 5,86.

Консолидированные авторитарные режимы

Казахстан 6.29; Узбекистан 6.43; Беларусь 6.64; Туркменистан 6.93.

* Составлена на основании обзора Переходные страны на 2005 г. Демократизация от Центральной Европы до Евразии. [32].

иной объект, социальную общность или идею. Всякий символ, будь то национальный герб или флаг, графические изображения (крест, звезда, серп и молот, свастика), человеческие фигуры (Джон Буль, дядя Сэм) приобретает значимость не сам по себе, а как средство выражения чего-либо, что имеет связь с обществом или действиями людей.

Люди, воспринимающие информацию, фактически воспринимают совокупность символов, воздействующих на чувственную сферу. Расшифровывая их, люди придают им вполне определенный смысл. Причем на политическое поведение зачастую гораздо более сильное влияние оказывает субъективно придаваемое значение действиям правительства, политических партий, групп интересов, чем действительное содержание этих действий. А в интерпретации политических действий огромную роль играет господствующая в обществе система символов, т.е. политическая культура. Вот почему этой системе придает большое значение правящая элита. Министр иностранных дел Франции Ла Мартин говорил в 1848 г.: “Если вы отнимете у меня трехцветный флаг... то отнимете у меня половину мощи Франции, как здесь в стране, так и за границей”.

Важное значение имеют и политические ритуалы, существенный компонент гражданской или политической религии, характерный для

того или иного общества. С помощью таких ритуалов, как, например, церемония инаугурации президента США или коронация монарха в Великобритании, происходит как бы приобщение простых смертных к таинствам власти. Национально-государственные символы очень тесно связаны с общественными идеалами. Они взаимодополняют и подкрепляют друг друга. Например, один из основополагающих идеалов Америки - свобода воплощается в таких символах американской нации, как Декларация независимости, статуя Свободы, Билль о правах, звездно-полосатый флаг, образы отцов-основателей США и т.п.

Алмонд и Пауэлл обращают внимание на тот факт, что использование символических ресурсов руководителями призвано зачастую решить их прагматичные задачи: выиграть выборы, провести через парламент определенный законопроект. Но гораздо важнее, когда символическая политика сплачивает общество, обращаясь к национальным чувствам народа, патриотизму и гражданственности. Особую роль символические политические действия играют в эпохи кризисов. Тогда с их помощью становится возможным усиливать эмоциональную поддержку в момент, когда инструментальная поддержка иссякла. Наиболее яркими примерами эффективного использования символов политиками являются: речь Перикла в Афинском народном собрании по завершению первого года Пелопонесской войны, речи Рузвельта во время великой депрессии, выступления Черчилля в 1940 г., когда Англия в одиночку должна была вести войну с нацизмом.

Таким образом, анализ функций публичной политики в их совокупности позволяет исследователям вести речь о результативности и эффективности политических систем, сопоставлять их друг с другом.

Примечания Арон Р., Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. С. 21-22. Power and Policy in Liberal Democracies. Ed. by M. Harrop. Cambridge:

University Press, 1992. P. 1-2. Heclo H., “Policy Analysis”// British Journal of Political Science, 1972. Vol. 2. P. 83-108. Power and Policy in Liberal Democracies. P 2. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. М.: Аспект-пресс, 2002. С. 239. Power and Policy in Liberal Democracies. P 3. Локк Дж. “Два трактата о правлении” // Соч.: в 3 т. М.: Наука, 1988. Т 3. С. 334-337. Заге Р., Лтальянсю i нямецю фашызм”// Палiталёгiя. Паняцьцi, аналiзы, тэорьп, асноуны курс. Мн.: Энцыклапедыкс, 2002. С. 486490. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р., Указ. соч. С. 241. Bobbio N., Liberalism i demokracja. Warszawa, Krakow: Fundacja im. Stefana Batorego, Znak, 1998. S. 10-14. Almond G., Powell B., “Public Policy” // G. Almond amp; B. Powell eds. Comparative Politics Today. N.Y.: Harper Collins, 1996. P. 126. Ibid. США: консервативная волна. // Под ред. А.Ю. Мельвиля. М.: Прогресс, 1984. С. 138. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Указ. соч. С. 245. Там же. С. 246. Там же. Там же. С. 247. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 129. Тэрнборн Ё., Еуропа сёння i заутра. Мн.: БФС, Эурафорум, 1997.

С.              129. Тамсама. С. 130. Тамсама. С. 135. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Указ. соч. С. 251. Там же. С. 252. Бьюкенен П., Смерть Запада. М.: АСТ, 2003. С. 40-42. Bell D., Cultural Contradictions of Capitalism. L.: Heinemann, 1976. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 131. Cit.: Bobbio N., Liberalism i demokracja. Warszawa, Krakow: Fundacja im. Stefana Batorego, Znak, 1998. S. 6. Фукуяма Ф., Великий разрыв. М.: АСТ, 2003. С. 12. Алмонд Г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р, Указ. соч. С. 254-255. Puddington A and Piano A., “The 2004 Freedom House Survey. Worrisome Signs, Modest Shifts”// Journal of Democracy. January 2005. Vol. 16, №1. P. 106-107. Алмонд г., Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р., Указ. соч. - С.256. Nations in Transit 2005. Democratization from Central Europe to Eurasia. New York, Washington, Budapest: Freedom House, 2005. P. 34.

Литература

Алмонд Г, Пауэлл Дж. Б., Стром К., Далтон Р., Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор. М.: Аспект-пресс, 2002.

Арон Р., Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993.

Бьюкенен П., Смерть Запада. М.: АСТ, 2003.

Локк Дж., “Два трактата о правлении” // Соч.: в 3 т. М.: Наука, 1988. Т 3.

Палiталёгiя: паняцьщ, аналiз, тэорън, асноуны курс. Менск: Энцыклапедыкс, 2002.

США: консервативная волна. Под ред. А.Ю. Мельвиля. М.: Прогресс, 1984.

Тэрнборн Ё., Еуропа сёння i заутра. Мн.: БФС, Эурафорум, 1997. Фукуяма Ф., Великий разрыв. М.: АСТ, 2003.

Almond G., Powell B., “Public Policy” // G. Almond amp; B. Powell eds. Comparative Politics Today. N.Y.: Harper Collins, 1996.

Bell D., Cultural Contradictions of Capitalism. L.: Heinemann, 1976. Bobbio N., Liberalism i demokracja. Warszawa, Krakow: Fundacja im. Stefana Batorego, Znak, 1998.

Nations in Transit 2005. Democratization from Central Europe to Eurasia. New York, Washington, Budapest: Freedom House, 2005.

Power and Policy in Liberal Democracies. Ed. by M. Harrop. Cambridge: University Press, 1992.

Puddington A. and Piano A., “The 2004 Freedom House Survey. Worrisome Signs, Modest Shifts”// Journal of Democracy. January 2005. Vol. 16. №1.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ В чем, по вашему мнению, проявляется специфика подхода, связанного с изучением публичной политики (policy approach)? Сопоставьте его с институциональным направлением (institutional approach) и направлением, связанным с изучением принятия политических решений (decision-making approach). Каким образом можно классифицировать государства, если в качестве критерия использовать публичную политику? Какие функции публичной политики выделяют Г. Алмонд и Б. Пауэлл? Как государство реализует экстрактивную функцию? С помощью каких показателей принято сравнивать налоговую политику современных государств? Какие разновидности дистрибутивной государственной политики вы знаете? Что принято понимать под социальным государством и welfare state? Каким образом современное государство регулирует общественные отношения? Что вы знаете об измерении рейтинга политических прав и гражданских свобод Freedom House? Как современное государство осуществляет символическую функцию? 

<< |
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: Учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 1. 2007

Еще по теме Регулирование государством общественных отношений и символические политические действия:

  1. 1.3. От механизма к субъекту: развитие форм саморегулирования «коллективных организмов»
  2. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  3. 1.5. Модельное представление о генезисе и функционировании социально-политических общностей как социально-территориальных систем
  4. 2.4. Политическая элита в современном обществе
  5. 6.3. Психологические характеристики политической манипуляции
  6. ГОСУДАРСТВО ТРЕБУЕТ МОНОПОЛИИ НА НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ (ФРЕЙД)
  7. Лекция 1 Государство как политико-правовая форма существования общественных отношений
  8. Словарь терминов
  9. Реформы первой четверти XVIII ст.
  10. ГЛАВА 1 ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
  11. Глава 8 Коммунизм против демократии
  12. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  13. США
  14. КОРЕЯ: КОМПАНИЯ С КИТАЙСКОЙ НАЧИНКОЙ
  15. Окружение политической системы
  16. Политическая система и ее окружение
  17. Изучение публичной политики как область сравнительных исследований
  18. Регулирование государством общественных отношений и символические политические действия
  19. ЖАНРЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЫ В ПРЕССЕ