<<
>>

Рекрутирование политических элит

В каждой политической системе существуют определенные процедуры для рекрутирования (отбора) политиков и административных чиновников, являющихся в совокупности представителями правящей элиты.

Современный французский политолог Ф. Бенетон вслед за итальянским социологом В. Парето считает, что элиту следует понимать в широком и узком смыслах слова.

В широком смысле элита составлена из всех тех, кто демонстрирует выдающиеся способности в своем роде деятельности, идет ли речь о политике, поэзии или мошенничестве. Но в глазах Парето эта обширная и разнородная элита значит куда меньше, нежели элита в узком смысле слова: “Для анализа, которым мы занимаемся - анализа социального равновесия - было бы уместно еще раз разделить надвое этот класс. Мы выделяем тех, кто прямо или косвенно играет видную роль в управлении; эти люди составляют правящую элиту". Общества характеризуются природой их элиты и в особенности элиты правящей. В любом случае небольшое число людей управляет подавляющим большинством, но при этом правящая элита не образует однородной группы. Средства, используемые элитой для управления массой, - это сила и хитрость, иными словами, средства принуждения и искусство обольщения, т.е. это всегда искусство обманывать. Законное правление - это такое правление, которому удалось убедить управляемых, что правление соответствует их интересам, или их обязанностям, или их достоинству. Такое различие хитрости и силы заимствовано у Макиавелли, из его знаменитого противопоставления львов и лисиц.

Правящая элита в большей или меньшей степени открыта для других элит (для высших людей, выходцев из других слоев) и в большей или меньшей степени находится в конфликте с ними. Но всегда именно меньшинство играет ведущую роль в игре, где ставкой выступает власть. Следует различать, говорит Парето, форму и основание. Форма - это, например, дискуссия между учеными в Китае, политическая борьба в Риме, столкновения на религиозной почве в средние века, социальные бои в наши дни.

Основание же - это соперничество и круговорот элит. Аристократии сменяют друг друга - военная, религиозная, торговая, плутократическая аристократия, - история всегда носит аристократический характер. Современные западноевропейские общества не изменяют этому правилу: ими управляет политическая элита (из группы лисиц), связанная с управляющими кадрами промышленности и финансов; они называют себя демократическими, но на самом деле они представляют собой плутодемократические режимы.

Аристократии непрочны. История общества - это история последовательной смены привилегированных меньшинств, которые зарождаются, вступают в борьбу, приходят к власти, пользуются ею и приходят в упадок, чтобы быть замененными другими меньшинствами. В итоге правящие аристократии обречены на упадок в силу причин двух типов: причин психологических (с течением времени правящая элита утрачивает свою энергию и жизнеспособность), причин социально-биологического порядка (наследники не обладают качествами - силой и энергией, которыми обладали основатели). Социальная стабильность и равновесие могут поддерживаться только в том случае, если упадок уравновешивается мирным круговоротом элит. В этом случае правящая элита обновляется, вбирая в себя высшие элементы, поднимающиеся из низов, и избавляясь от своих наиболее скомпрометированных членов.

Но если это движение останавливается, то открывается путь революции. “Разрушающаяся элита становится неспособной к определенным действиям, она делается уязвимой для энергичных людей, рожденных массой. Так, французское дворянство конца XVIII в. - рафинированное, скептическое, фривольное - было пронизано новыми идеями: оно погибло на эшафоте. По Марксу, борьба разворачивается между жертвами и угнетателями, и она не может хорошо закончиться. По Парето, бесконечная борьба идет между львами и лисицами, тогда как массе баранов не известны даже правила игры. С этой точки зрения различия между режимами не имеют большого значения" [28].

В США, Великобритании, Франции политические и административные позиции открыты для каждого кандидата.

При отборе большую роль играют квалификация, образование, опыт претендента. На практике, однако, мы сталкиваемся с тем, что выходцы из высшего и среднего класса преобладают над выходцами из низших слоев общества. Большую роль в продвижении вверх играет качественное образование, которое легче получить детям предпринимателей, юристов, журналистов, чем детям наемных работников. Профсоюзы и левые политические партии в условиях демократии становятся своеобразным социальным лифтом для обладающих политическими амбициями выходцев из низов. Но в наше время и в левых партиях многие руководящие посты оказались в руках у образованных профессионалов. Ярким примером является бывший лидер британских лейбористов Тони Блэр (типичный представитель верхне-среднего класса).

ВСТАВКА 4.4.

Из кого состоит правящая элита в США: дискуссия элитистов и плюралистов

Сторонники иерархической модели общества считают, что относительно небольшая группа индивидов осуществляет власть в различных институтах, формируя то, что называется элитой власти. Аналогом ее является понятие номенклатура в тоталитарных и посттоталитарных системах. Американский леворадикальный политолог Райт Миллз, например, утверждает, что руководители трех основных центров власти в США - крупные военачальники, владельцы корпораций, политические лидеры - неразрывно связаны между собой и составляют элиту власти в Америке, в которую входит несколькосот человек. Иерархическая модель предполагает также, что высшее руководство во всех секторах общества рекрутируется, прежде всего, крупными бизнесменами и финансистами.

Напротив, плюралистическая модель предполагает, что различные элитные группы осуществляют власть в различных секторах общества относительно независимо друг от друга. Руководство в этих секторах находится в руках профессионалов, выполняющих определенный, четко очерченный набор функций. Они рекрутируются в структуры власти через различные каналы, а не поставляются туда исключительно корпорациями бизнеса. Социологические исследования, которые проводились в 80-е гг. в США Томасом Даем показывают, что примерно 7000 лиц осуществляют власть в 6000 различных институтах Америки и контролируют около половины всех национальных ресурсов, что свидетельствует о высокой степени концентрации власти в этой стране. Но, несмотря на институциональную концентрацию власти, существует и значительная специализация среди представителей правящей элиты. 85% из них контролируют только какую-то одну позицию власти, и только 15% обладает контролем над двумя и более властными позициями. Но поскольку это составляет около 30% всех властных позиций в стране, то позволяет исследователю рассматривать данную группу в качестве своеобразной внутренней элиты.

В США существует очень небольшое количество людей занимающих ведущие позиции одновременно в трех и более ключевых сферах власти: корпорациях, вооруженных силах и правительстве. Значительно больше одних и тех же людей в правительстве, руководстве образованием и культурой. Эти данные в целом свидетельствуют в пользу плюралистической модели. Но если принять во внимание, то, что многие руководители на протяжении жизни переходили из одной властной структуры в другие, аргументы в пользу существования иерархической модели в этой стране получают определенное подкрепление. Однако в силу того, что различные институты демократического общества обладают относительной независимостью и внутренней логикой развития, которой должны подчиняться в том числе и лидеры, их переходы по службе вряд ли свидетельствуют о существовании единой, монолитной элиты власти. Кроме того, статистика свидетельствует, что только 1/4 государственных деятелей США когда-либо до этого занимали руководящие позиции в бизнесе.

Еще одним важным вопросом является вопрос о том, из каких слоев общества рекрутируется правящая элита? Или, другими словами, все ли социальные группы общества: классовые, расовые, религиозные, этнические - обладают равными возможностями для делегирования своих представителей в элиту, или же это привилегия правящего класса. В западной социологии противоположные позиции по данному вопросу занимают сторонники теории правящего класса и те, кто отстаивает существование открытой системы лидерства (плюралистическая школа). Первые утверждают, что доступом к структурам власти в США и других странах Запада обладают только богатые, хорошо образованные и процветающие люди, составляющие правящий класс. Плюралисты, напротив, акцентируют внимание на том, что значительный процент элиты в развитых демократических странах составляют выходцы из средних и даже бедных слоев общества, смогших в силу своих способностей и трудолюбия пробиться наверх.

Богатство и знатное происхождение еще не являются гарантиями получения власти в демократическом обществе. Высшие позиции в социальных институтах, как правило, занимают наиболее талантливые, инициативные,

В коммунистических странах долго велась ожесточенная борьба между приверженцами популизма и элитизма. Если первые отстаивали ленинский тезис, что при социализме “каждая кухарка должна уметь управлять государством”, то вторые указывали на важную роль подготовленных и обученных кадров. В годы Великой пролетарской культурной революции в КНР, например, был выдвинут лозунг удар по штабам. В современном Китае преобладает прагматичный подход.

Как осуществляется отбор политических руководителей? Из тех людей, которые рекрутируются на нижние уровни политической элиты, очень небольшой процент попадает наверх. Исторически проблема отбора лиц на высшие управленческие должности была одной из ключевых, влияющих на порядок в стране и стабильность режима. Монархи, прелаты церкви, генералы, партийные секретари сосредоточивали в своих руках безграничную власть. Большим достижением современной демократии является регулирование потенциального конфликта, связанного с передачей политических постов. В условиях демократии для этих целей используется мобилизация избирателей, а не вооруженных сил.

Современные страны существенно различаются между собой моделями рекрутирования высших должностных лиц (рис. 4.3).

В презилентских системах (США, Франция) партии определяют кандидатов на высшие посты в исполнительной власти, а избиратели делают выбор. В России в силу рудиментарной партийной системы президент и его окружение доминируют над партиями при выдвижении кандидатов. В Мексике более 50 лет электорат лишь ратифицировал партийные решения по данному вопросу.

Страна

Основная структура исполнительной власти

Рекрутирующая структура

Частота

передачи

власти

США

Президент

Партия/парламент

Очень часто

Германия

Канцлер

Партия/парламент

Часто

Япония

Премьер

Партия/парламент

Очень часто

Франция

Президент

Партия/парламент

Часто

Великоб-

Премьер

Партия/парламент

Часто

ритания

Россия

Президент

Элиты/электорат/партия

Один раз

Мексика

Президент

Элиты/партия/электорат

Часто

Китай

Генеральный

Партия/военные

Трижды

Индия

секретарь

Премьер

Партия/парламент

Часто*

Беларусь

Президент

Электорат/элиты

Ни разу

Рис. 4.3. Рекрутирование высших должностных лиц в некоторых странах.

*Индия пережила один кризис передачи власти в 1977 г. Данная схема составлена на основе концепции Г. Алмонда и Б. Пауэлла, изложенной в книге Almond G., Powell B. (ed.) Comparative Politics Today. A World View [30].

В парламентских системах партии отбирают лидеров, а избиратели, голосуя, определяют вес партии в парламенте, который, в свою очередь, определяет премьера. Там, где не удается достичь твердого большинства, действуют коалиции.

В коммунистических странах партийная бюрократия определяет партийного секретаря. В системах такого типа существует большая проблема мирного перехода власти из рук в руки.

Контроль за элитой. В традиционных политических системах вышестоящие чиновники контролировали нижестоящих. Важнейшей ценностью считалась лояльность власти; действовал негласный принцип “поощряй преданных, убирай предателей”.

Современные диктатуры добавили к этому набору манипуляции общественным мнением с помощью социализации, которая используется также для внедрения лояльного отношения к режиму, отбора наиболее активных приверженцев, ограничения свободного потока информации. Применяется номенклатурный принцип подбора и расстановки кадров. Как показывает опыт ряда стран, в условиях авторитаризма наилучшим способом контроля власти за должностными лицами является их зависимость от власти [31].

В демократических системах, наряду с контролем сверху, активно применяется и контроль снизу. В парламентах регулярно проводятся слушания членов правительства. Свобода деятельности оппозиции является важнейшим сдерживающим власть фактором. В парламентских системах неэффективно работающие правительства можно отправить в отставку, проголосовав вотум недоверия. В президентских системах существует возможность возбуждения процедуры импичмента против главы государства, уличенного в серьезных злоупотреблениях должностным положением. Другими важными элементами контроля является независимая судебная система, соревновательные партии, многообразие независимых от государства СМИ.

Примечания Almond G., Powell B., “Political Structure and Political Recruitment” // G. Almond amp; B. Powell eds. Comparative Politics Today. N.Y.: Harper Collins, 1996. P. 52. Sartori G., The Theory of Democracy Revisited. Part 1: The Contemporary Debate. - Chatham (NJ): Chatham House Publishers, 1987. P. 109-110. Elklit J, Svensson P., “What Makes Elections Free and Fair”? // L. Diamond amp; M. Plattner eds.,The Global Divergence of Democracies. Baltimore amp; London: The Johns Hopkins University Press, 2001. P. 203-204. См.: Лейпхарт А., Демократия в многосоставных обществах: Сравнительное исследование. М.: Аспект Пресс, 1997. Выборы: подлинные, свободные и справедливые. Мн.: Тесей, 1999. С. 68-69. Lijphart A., Patterns of Democracy. Government Forms and Performance in Thirty Six Countries. New Haven amp; London: Yale University Press, 1999. P. 143. Ibid. P. 145. Ibid. P. 148. Ibid. P.153. Duverger M., “Duverger’s Law: Forty Years Later” // Electoral Laws and Their Political Consequences. Ed. by B. Grofman and A. Lijphart. N.Y.: Agathon Press, 1986. P. 81-82. Lijphart A., Patterns of Democracy. P. 162. Даль Р., О демократии. М.: Аспект-Пресс, 2000. С. 85-86. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 55. Ibid. P. 56. Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman amp; London: University of Oklahoma Press, 1991. P. 25-26. Diamond L., “Thinking about Hybrid Regimes” // Journal of Democracy.

April 2002. Vol. 13, № 2. P. 25-26. McFaul M., “The Fourth Wave of Democracy and Dictatorship. Noncooperative Transition in the Postcommunist World” // World Politics. January 2002. Vol. 54. P 213. See: Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman and London: University of Oklahoma Press, 1991. P. 124-164. Levine D., “Paradigm Lost: Dependence to Democracy” // World Politics. April 1988. Vol. 40. P. 379. McFaul M., Op.cit. P. 221. Ibid. P. 222. Ibid. P. 224-225. Ibid. P. 233. See: Karl T. L., Schmitter P, “Modes of transition in Latin America, Southern and Eastern Europe”// International Social Science Journal. May 1991. Vol. 128. P 271-276. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 58. Sartori G., Op. cit. P. 119-120. Dahl R, After the Revolution? Authority in a Good Society. Revised ed. New Haven amp; London: Yale University Press, 1990. P 72-74. Бенетон Ф., Введение в политическую науку. М.: Весь мир, 2002. С. 156-158. T. Dye, Who’s Running America? The Reagan Years. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1983. Almond G., Powell B., Op. cit. P. 65. Ibid. P. 67.

Литература

Бенетон Ф., Введение в политическую науку. М.: Весь мир, 2002. Выборы: подлинные, свободные и справедливые. Мн.: Тесей, 1999. Даль Р, О демократии. М.: Аспект-Пресс, 2000.

Лейпхарт А., Демократия в многосоставных обществах: Сравнительное исследование. М.: Аспект Пресс, 1997.

Almond G., Powell B., “Political Structure and Political Recruitment” // G. Almond amp; B. Powell eds. Comparative Politics Today. N.Y.: Harper Collins, 1996.

Dahl R., After the Revolution? Authority in a Good Society. Revised ed. New Haven amp; London: Yale University Press, 1990.

Dye T., Who’s Running America? The Reagan Years. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1983.

Electoral Laws and Their Political Consequences. Ed. by B. Grofman and A. Lijphart. N.Y.: Agathon Press, 1986.

Elklit J, Svensson P, “What Makes Elections Free and Fair”? // L. Diamond amp; M. Plattner eds., The Global Divergence of Democracies. Baltimore amp; London: The Johns Hopkins University Press, 2001.

Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Norman amp; London: University of Oklahoma Press, 1991.

Karl T. L., Schmitter P, “Modes of transition in Latin America, Southern and Eastern Europe”// International Social Science Journal. May 1991. Vol. 128.

Lijphart A., Patterns of Democracy. Government Forms and Performance in Thirty Six Countries. New Haven amp; London: Yale University Press, 1999.

McFaul M., “The Fourth Wave of Democracy and Dictatorship. Noncooperative Transition in the Postcommunist World” // World Politics. January 2002. Vol. 54.

Sartori G., The Theory of Democracy Revisited. Part 1: The Contemporary Debate. Chatham (NJ): Chatham House Publishers, 1987.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ Что понимается под политическим рекрутированием? Какую роль играют выборы в политическом рекрутировании? Какие выборы принято называть свободными и справедливыми? Какие существуют избирательные системы в современном мире? В чем заключаются преимущества и недостатки основных избирательных систем? В чем заключается разница между влиянием демократических и авторитарных структур на политическое участие граждан? Что такое полиархия? Что вы знаете о глобальных волнах перехода к демократии? Какие существуют формы активного политического участия граждан? В каких случаях гражданин выступает субъектом политики? С помощью каких структур и механизмов происходит отбор политических элит в условиях демократии и авторитаризма? Какие существуют механизмы контроля политических элит в демократических и авторитарных системах?

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: Учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 1. 2007

Еще по теме Рекрутирование политических элит:

  1. Политический контекст проблемы
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА
  3. 2.4. Политическая элита в современном обществе
  4. Политическая партия: понятие, структура, функции
  5. Понятиеэлиты. Теорииэлит
  6. Причины элитизма. Функции и типы элит
  7. Каналы и системы рекрутирования политической элиты
  8. Особенности эволюции политической элиты России
  9. 8.2.3. Функции политических партий
  10. 11.2.2. Теории демократического элитизма
  11. § 3. ТИПОЛОГИЯ, СОЦИАЛЬНАЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ И РЕКРУТИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ
  12. 11.3.4. Результативность и интеграция элиты
  13. Системы рекрутирования элит
  14. 11.3.8. Государственная бюрократия как составная часть политической элиты
  15. Политическое поведение