<<
>>

Выборы, партии и партийная система

Во Франции действует мажоритарная избирательная система абсолютного большинства (в два тура), которая в длительной перспективе содействует политической поляризации общества и формированию двух крупных партийных коалиций: правоцентристской и левоцентристской [32].

На протяжении новейшей истории французское общество всегда оказывалось политически расколотым на противоборствующие силы: республиканцев и монархистов, клерикалов и атеистов, правых и левых. Этот раскол дожил до наших дней в видоизмененной форме. Например, та политическая география, которая складывалась в течение ХХ в., оказалась недействующей в 80-е гг., когда к власти пришла социалистическая партия и ее союзники. Впервые победители на выборах не отменили прежние правила политической игры в свою пользу, а согласились играть по уже сложившимся правилам.

Это дает основание некоторым политологам утверждать, что только в 80-е гг. Франция завершила свой переход к демократии и продемонстрировала консолидированность политических институтов и процедур.

Большинство французских партий эволюционировали в современные из организаций доиндустриального аграрного общества, за исключением коммунистической, социалистической и Союза демократов в поддержку республики. Их задачей было обеспечить поддержку политикам со стороны избирателей в определенных регионах во время местных и национальных выборов. Эти организации были слабо структурированы и не обладали навыками эффективной координации деятельности в национальном масштабе.

Медленные темпы индустриализации и модернизации французского общества создавали в этой стране серьезные барьеры на пути развития сильных партий рабочего класса, которым долгое время приходилось действовать в условиях преобладания сельского электората. В целом, малочисленность политических партий - это одна из особенностей французской политической системы.

В конце 60-х гг. только 2% граждан страны были членами партий.

В эпоху Третьей и Четвертой республик ни левые, ни правые не правили страной самостоятельно. Все время возникали неустойчивые коалиции центристских партий, которые в качестве союзников привлекали радикалов с левого либо правого флангов. С 1789 г. и до 1958 г. Франция управлялась подобными коалициями. Кризис 1958 г. привел к формированию новой партийной системы, которая уже около пятидесяти лет действует в этой стране.

Правоцентристские партии. Основным центром притяжения на правом фланге в настоящее время является Союз в поддержку народного движения (Union pour un mouvement populaire - UMP). Такое название теперь носит серьезно реформированное голлист- ское движение Союз демократов в поддержку республики (Union des democrates pour la Republique - UDR). Эта политическая организация была создана приверженцами Шарля де Голля в 1958 г. В самом названии отражалась антипатия де Голля к политическим партиям как таковым и его стремление создать организацию, выражающую интересы всех французов. Уже через неделю после своего появления на свет она одержала победу на парламентских выборах, ее фракция располагала 40% мест в первом Национальном собрании Пятой республики.

Де Голль был сторонником плебисцитарной демократии, но его советник и преемник на посту президента Жорж помпиду стремился создать сильную и хорошо организованную партию с харизматическим лидером во главе. при нем UDR стала серьезно отличаться от других партий правого толка своей ориентацией на создание широкой коалиции, с включением в нее части представителей рабочего класса; многочисленностью (союз голлистов насчитывал в своих рядах несколько сот тысяч членов); дисциплинированностью фракции в парламенте.

С 1958 по 1974 г. и пост президента, и пост премьера находились в руках голлистов. но после отставки, а затем смерти де Голля и избрания помпиду, которого называли “консерватор, но не голлист", президентом Франции начался быстрый упадок партии.

Его удалось остановить Жаку Шираку, который сделал блестящую карьеру высшего государственного чиновника. Несмотря на отсутствие капитала в его семье и свое членство в компартии в начале 50-х гг., Ширак смог поступить в Школу национальной администрации (Ecole Nationale d'Administration - ENA) - кузницу кадров французской политической элиты. Он успешно закончил ее в 1957 г. и уже с 1962 г. стал руководителем аппарата сотрудников тогдашнего премьер-министра помпиду. по совету своего патрона Ширак присоединился к голлистам, а в 34 года был избран депутатом национального собрания, одержав блестящую победу в округе, где до этого доминировали левые.

После этого Ширак в течение нескольких лет был министром сельского хозяйства и внутренних дел. В марте 1974 г. молодому политику поручили весьма ответственное дело - возглавить штаб по переизбранию помпиду в качестве президента на второй срок. Выборы должны были состояться в 1976 г., однако их пришлось проводить на два года раньше из-за неожиданной кончины главы государства.

Ситуация среди правых сил не была простой. В борьбе за выдвижение кандидатом от Союза демократов в поддержку республики столкнулись два претендента: бывший премьер-министр Пьер Месмер и приверженец нерушимости партийных принципов, “голлистский барон" Жак Шабан-Дельмас. В этих условиях Ширак решил поддержать центристского политика - Валери Жискар д'Эстена. Он организовал сбор подписей видных депутатов-голлистов за выдвижение политика-центриста на пост кандидата в президенты, и не просчитался. После победы на выборах д'Эстен поручил Шираку сформировать правительство с целью консолидации правых и центристских партий в парламенте вокруг фигуры президента.

Однако у Ширака была и собственная цель. Он сам стремился к лидерству среди правых и понимал, что для решения этой задачи нуждается в эффективной политической силе. В 1976 г. он серьезно реформировал голлистскую партию, тогда же она сменила и свое название на Движение в поддержку республики (Rassemblement pour la Republique - RPR).

Электоральная база партии стала четко очерченной: это пожилые люди, с высокими доходами, жители небольших городов, фермеры, сторонники частной собственности, а также люди, которые предпочитают голосовать за личность, а не за идеи. Партия выступила против расширения прав женщин и национальных меньшинств. Неоголлисты декларировали свой отказ от старой идеи де Голля о необходимости значительного государственного вмешательства в экономическую сферу. Они поддержали неолиберальную экономическую программу (ее можно называть и неоконсервативной).

Несмотря на два поражения на президентских выборах 1981 г. и 1988 г., RPR укрепляла свои позиции. Партия стала одной из самых крупных в стране и насчитывала в середине 90-х гг. 200 тыс. чел. С 1986 по 1988 г., а также с 1993 по 1995 г. в ее руках находился пост премьер-министра (табл. 11.1). Причем победа неоголлистов на парламентских выборах 1993 г. была триумфальной: правоцентристы контролировали около 80% мест в нижней палате. Это вынудило президента-социалиста Миттерана пригласить на пост премьер- министра одного из лидеров RPR Эдуарда Балладюра. В 1995 г. нео- голлисты получили долгожданную победу и на президентских выборах. Главой государства стал лидер их партии Ширак, которому пришлось вести основную борьбу с Балладюром. Он же повторил этот успех и в 2002 г., однако с гораздо меньшим триумфом. Во втором туре за лидера неоголлистов проголосовали 82% избирателей, но не из-за его популярности, а потому что соперником у Ширака оказался ультраправый Ле Пен. Как писала одна газета, “лозунгом дня является: голосуй хоть за жулика, но только не за фашиста!”

В конце 90-х - начале 2000-х гг. Движение в поддержку республики (с 2002 г. оно называется Союзом в поддержку народного движения - UMP) столкнулось с рядом серьезных проблем. Партия уступила социалистам на досрочных парламентских выборах 1997 г., проведенных по инициативе неоголлистов. Это привело к самому продолжительному периоду “сожительства” президента Ширака с премьером-социалистом Жоспеном (см.

табл. 11.1). Оно растянулось на целое пятилетие, и, по мнению большинства аналитиков, соотношение сил в нем сложилось не в пользу президента. Очень серьезным ударом по главе государства стало неодобрение большинством французских граждан Конституции Евросоюза на референдуме в 2005 г. Наконец, сокрушительное поражение UMP на местных выборах 2004 г. свидетельствовало в пользу того, что французское общество разочаровано проводимой политикой как в центре, так и на местах. Массовые акции протеста против Закона о первом найме в феврале - апреле 2006 г. наглядно продемонстрировали непоследовательность политического курса неоголлистов, пытающихся соединить часто плохо совместимые вещи: неолиберальные экономические реформы и сохранение в незыблемом виде огромного социального государства.

Позицию Ширака серьезно подорвали также громкие коррупционные скандалы, которые всплыли на поверхность в начале 2000-х гг., когда RPR лишилась поста мэра парижа. выяснилось, что Ширак, будучи градоначальником французской столицы, пополнял партийную кассу за счет “заработной платы" большого числа “мертвых душ", числившихся на балансе мэрии. В 2006 г. разгорелся скандал - так называемое дело Cleastream, в которое оказался замешанным последний премьер правительства Ширака Доминик де Вильпен. Он приказал спецслужбам добывать информацию о личных счетах в зарубежных банках ряда высокопоставленных чиновников-конкурентов действующего президента (в первую очередь николя Саркози), с тем чтобы опорочить их накануне очередной избирательной кампании 2007 г. Коррупционные скандалы привели к тому, что, по данным французских социологов, Жак Ширак оказался самым непопулярным президентом за все годы пятой республики.

Таблица 11.1. Французские президенты и премьеры [33].

Премьер/партия

Год

Президент/партия

Дебре /UDR

1958

Де Голль/UDR

Помпиду /UDR

1962

Кюве де Мюрвилль/UDR

1968

Шабан-Дельмас/UDR

1969

Помпиду/UDR

Мессмер/UDR

1972

Ширак/UDR

1974

Жискар д’Эстен/UDF

Барр/UDF

1976

Миттеран/PS

Моруа/PS

1981

Фабиус/PS

1984

Ширак/RPR

1986

Рокар/PS

1988

Крессон/PS

1991

Береговуа/PS

1992

Балладюр/RPR

1993

Жюппе/RPR

1995

Ширак/RPR-UMP

Жоспен/PS

1997

Раффарен/UMP

2002

де Вильпен/UMP

2005

Филлон/UMP

2007

Саркози/UMP

В сложившейся ситуации единственным выходом для партии могло быть ее очередное радикальное обновление на консервативнолиберальных принципах.

Это и попытался сделать молодой неогол- лист Николя Саркози, который в ноябре 2004 г. был избран лидером партии. Он привел UMP к блестящей победе на президентских и парламентских выборах 2007 г. Николя Саркози получил 31% голосов в первом туре выборов главы государства и 53% во втором. Его партия завоевала 313 мест (345 вместе с союзниками) на выборах в нижнюю палату французского парламента из 577. Неоголлисты располагают также абсолютным большинством мест в сенате и контролируют пост председателя Конституционного совета.

ВСТАВКА 11.4.

Голлистский революционер

В 1975 г. в своей первой политической речи, написанной по поручению Жака Ширака, двадцатилетний николя Саркози заявлял: “Быть голлистом - значит быть революционером!" в 2007 г. он одержал победу, которую можно назвать революцией, направленной, прежде всего, против старой политической элиты, которую символизирует Ширак. Она оказалась неспособной дать Франции шанс снова двинуться вперед, модернизировать страну, подготовив ее к вызовам XXI в.

Саркози является нетипичным французским политиком. Он родился в 1955 г. в Париже в семье выходца из Венгрии и француженки, в жилах которой течет еврейская кровь. В отличие от Ширака, Саркози не получил престижного диплома ENA. Он учился в университете Париж-X на отделении частного права и закончил его в 1978 г.; в 1980 г. Саркози прошел курсы повышения квалификации и получил диплом в области политических наук.

В студенческие годы Саркози примкнул к Союзу демократов в поддержку республики (UDR), который затем трансформировался в Движение в поддержку республики (RPR). Вскоре он возглавил молодежный комитет, выступавший за выдвижение Жака Ширака в качестве кандидата голлистов на президентских выборах. Уже в 28 лет (1983 г.) он стал мэром Нейи-сюр-Сэн, в 34 года - депутатом Национального собрания, а в 38 лет - министром бюджета. Блестящее восхождение по служебной лестнице было на время прервано из-за того, что на президентских выборах 1995 г. Саркози поддержал не кандидатуру Ширака, а его однопартийца - бывшего председателя кабинета министров - Балладюра. В течение длительного периода, который журналисты назвали “переходом через пустыню", талантливый молодой политик оказался в опале. Свой следующий министерский пост (в МВД) Саркози получил только в 2002 г.

Очень важную роль в дальнейшей политической судьбе Саркози сыграло его назначение на должность министра экономики и финансов. Здесь он смог проявить себя как весьма деятельный реформатор-либерал. Он приложил немалые усилия к тому, чтобы сократить дефицит бюджета страны и вписаться в нормативы ЕС по данному показателю в 2,9% ВВП. Саркози понизил долю государства в компаниях France Telecom, Electricite de France и Gas de France. Он также предотвратил банкротство крупной частной фирмы Alstom и содействовал слиянию Sanofi/Aventis.

В 2005 г. Саркози снова оказался на посту министра внутренних дел. Он занял очень жесткую позицию во время подавления беспорядков в мигрантских пригородах, что вызвало резкую критику в его адрес со стороны левых, но действия Саркози пришлись по душе широкой публике, и его рейтинг существенно вырос. Политик также смог оказаться не замешанным в историю с принятием непопулярного Закона о первом найме.

Все это послужило хорошим подспорьем для выдвижения Николя Саркози кандидатом в президенты от Союза в поддержку народного движения. Официальное выдвижение состоялось в январе 2007 г. За Саркози проголосовали 69% делегатов съезда неоголлистов [34].

Чего можно ждать от нового президента Франции зарубежным странам? Отвечая на этот вопрос, политический обозреватель Софи педер пишет в Foreign Affairs'/'По мнению Саркози, за минувшие двадцать пять лет Франция превратилась в стагнирующее общество, в котором разрушена ценность труда, распространено заблуждение, что система welfare является устойчивой... Во Франции одна из самых коротких рабочих недель среди развитых стран Запада.

В то время как остальная Европа пыталась адаптироваться к глобализации, Франция отрицала ее, прячась за антиглобалистской демагогией. Но страна не может вести себя подобно галльской деревне, окруженной римскими лагерями, потому что только в комиксе про Астерикса галльская деревня победила. Короче говоря, Франция нуждается в пересмотре своей социальной модели, для того чтобы обеспечить экономический рост. нужно, чтобы за труд платили. Этого можно добиться с помощью ослабления правил государства благосостояния и уменьшения налогов на доходы, поощрения создания новых рабочих мест в частном секторе, устранения ограничений при найме на работу. Одним из них является, например, обязательная 35-часовая рабочая неделя. Следует также жестко контролировать государственные расходы и снизить огромный государственный долг с помощью сокращения бюрократического аппарата. Саркози считает, что иммигранты обязаны уважать французские республиканские ценности. Но одновременно, по его мнению, иммигранты плохо представлены в структурах власти во Франции. Для того чтобы устранить гетто, в которые превратились предместья крупных городов, необходимо внедрить французский вариант политики affirmative actions (квот для национальных и расовых меньшинств на предприятиях, в университетах и др.). Это противоречит, однако, французской традиции, отвергающей даже идентичность меньшинств как таковую.

В своей книге Показания: Франция в XXI веке, изданной в Соединенных Штатах в 2006 г., Саркози называет США великой демократической державой, которую объединяет с Францией не только революционное прошлое, республиканские идеалы и борьба с нацизмом, но и общие современные проблемы, такие как терроризм, распространение ядерного оружия, вызовы со стороны быстрорастущих экономик Китая, Индии, Бразилии. Общим является и антикоммунизм, который Саркози ощутил на собственном опыте, поскольку его отец был вынужден бежать из Венгрии во Францию в 1948 г., когда страна попала под коммунистическое господство. Поэтому восстановление доверия между Францией и США - это то, что будет приветствоваться простыми людьми страны (антиамериканизмом заражена только часть французской элиты). Эти аргументы, а также большая часть его взглядов в области внешней политики, противопоставляют Саркози галлистской, пронезависимой и "ара- бистской" традиции" [35].

Союз в поддержку французской демократии (Union pour la Democratic Frangaise - UDF). В 1971-1972 гг. известный французский политик Валери Жискар д’Эстен выдвинул прагматичный лозунг: “Франция хочет, чтобы ею управляли из центра!” Он решительно выступил против “голлистской республики”. Жискар д’Эстен являлся лидером республиканской партии - малочисленной и слабой консервативной организации, созданной в 1962 г. Еще тогда он резко выступил против де Голля и его референдума о непосредственном избрании президента всеми гражданами страны. Впоследствии д’Эстен становился министром финансов и при де Голле, и при Помпиду. Жискар д’Эстен всегда поддерживал идеи европейского единства.

Главной опорой французских центристов стали предприниматели и представители среднего класса в широком смысле слова. В 1974 г. Жискар д’Эстен одержал победу на президентских выборах, что придало новый импульс консолидации центристски ориентированных политиков. UDF окончательно сформировалась в 1978 г. из альянса разных партий и течений, выступавших за переизбрание д’Эстена на второй срок на предстоящих президентских выборах. В эту партию вошли не только республиканцы, но также представители христианско-демократического и социального центра, радикальной партии, социал-демократической партии и некоторых других объединений. Общая численность организации составляла около 40 тыс. членов.

Переизбрание д'Эстена на второй срок не стало фактом из-за раскола правых и право-центристов. Ширак открыто критиковал UDF за слишком проевропейскую политику и предостерегал против того, что Францией станет управлять зарубежная партия. Этим воспользовались социалисты, которые в 1981 г. одержали убедительную победу.

Этот урок пошел на пользу и правым, и центристам. после 1981 г. они долгое время являлись участниками соглашения о сотрудничестве между UDF и RPR на всех уровнях. Союзу способствовало и определенное обновление RPR, ее переход на проевропейские и прорыночные позиции. представители UDF входили в состав правительства Ширака в 1986 г. и Балладюра в 1993 г. вместе с тем не все центристы были довольны плодами сотрудничества с неоголлистами. в середине 90-х большая часть членов правительства от UDF поддержала выдвижение Балладюра на президентских выборах. Это привело к тому, что после победы Ширака они вынуждены были покинуть кабинет. поражение RPR/UDF на досрочных парламентских выборах 1997 г. углубило кризис в партии и привело к ее первому расколу: центристы во главе с Франсуа Байру организовали независимую Демократическую силу, либерал-консерваторы тяготели к более тесному сотрудничеству с RPR, а республиканцы вообще покинули партию. Расколу содействовала также информация о том, что в четырех регионах представители UDF победили на местных выборах благодаря поддержке крайне правого национального фронта.

в итоге кризис стимулировал обновление центристов и образование Новой UDF(Nouvelle UDF) вокруг демократической силы Франсуа Байру. в эту партию вошли независимые республиканцы и либералы, а также радикальная партия и народная партия за французскую демократию. Байру рассматривал данную организацию как центр притяжения и для правых, и для левых политиков. поэтому он отказался в 2002 г. принять приглашение Ширака вступить в новую правую структуру - Союз в поддержку народного движения (UMP), которая первоначально замышлялась как широкая коалиция, созданная для переизбрания Ширака на новый срок. Многие другие видные политики из UDF это предложение приняли, оставив своего лидера в изоляции.

Несмотря на то, что современный Союз в поддержку французской демократии получал представительство в парламенте и места в правительстве главным образом благодаря блоку с Союзом в поддержку народного движения, многие в партии выказывали недовольство ролью младшего партнера UMP. На съезде в Лионе в 2006 г. 91% делегатов проголосовали за независимость партии. Данное решение, безусловно, вдохновило ее лидера Франсуа Байру на проведение активной самостоятельной кампании во время президентских и парламентских выборов 2007 г.

На президентских выборах Байру занял почетное третье место, получив 18,5% голосов, что не могло не вселить уверенности в правильности избранного курса. Политик не дал прямых указаний своим избирателям, за кого им следует голосовать во втором туре, но сам заявил, что не поддержит Саркози. На следующий день после выборов 10 мая 2007 г. Байру заявил о том, что создает новую центристскую партию - Демократическое движение (Mouvement Democrate - Modem). Данное решение было одобрено на заседании Национального совета UDF. Было также заявлено, что учредительный съезд партии пройдет осенью 2007 г. Безусловно, этот политический шаг был предпринят Байру с расчетом на парламентские выборы в июне 2007 г., в которых Modem собиралась участвовать самостоятельно.

Объясняя свою позицию, Байру подчеркивал: “Благодаря демократическому движению французы смогут быть представлены новой силой противовеса, свободной, способной говорить “да”, когда ситуация развивается в благоприятном для них направлении, и “нет”, когда она идет в неправильном направлении. Способной, иначе говоря, вывести политику из области рефлексии: “всегда за” и “всегда против”, чтобы защитить общественные интересы” [36].

Однако процесс создания сильной центристской политической организации во Франции стал не таким успешным, как того хотелось инициаторам Modem. Большинство депутатов UDF, а также несколько сенаторов и видных деятелей партии, таких как депутаты Европарламента Жан-Луи Бурланг и Симона Вейль, не поддержали эту инициативу и сохранили верность Николя Саркози. Большая часть из них объединилась вокруг Эрве Морена и создала другую центристскую партию - Новый центр (Nouveau centre - NC). Данная организация приняла участие в выборах в Национальное собрание в блоке с UMP.

В первом туре выборов в Национальное собрание Modem сохранила за собой третье место, но эти показатели выглядели куда скромнее, чем результат Байру на президентских выборах: за демократическое движение проголосовали 7,6% избирателей. Никто из независимых центристов не прошел в парламент с первой попытки. Во втором туре Modem получила 0,5% голосов и смогла обеспечить только три депутатских места в нижней палате парламента. Партия Новый центр значительно отстала от своих бывших однопартийцев: в первом туре за нее отдали свои голоса 2,4% избирателей, во втором - 2,1%. Но учитывая то, что данная политическая сила выступала в коалиции с UMP, она провела двадцать два своих кандидата в Национальное собрание, а ее видные деятели получили портфели в правительстве Франсуа Филлона.

Таким образом, вместо формирования сильной и независимой партии центра во Франции произошел очередной раскол центристов. В результате парламентских выборов UDF распалась на две политические организации, которым будет весьма сложно найти общий язык в будущем. В современном кризисе проявилась аморфность политического центра этой страны, который балансировал между весьма далекими идеологическими полюсами: ценностями социальной справедливости, например, и экономическими программами в духе laissez-faire. Кроме того, такое явление, как могущественная партия центра, противоречит политико-культурным традициям Франции, с ее ориентацией на политическую полярность. Наконец, мажоритарный избирательный закон, который действует в настоящее время, требует от лидеров искусства коалиционного строительства. Заявления Байру о том, что он “не собирается готовить тайком какие-то соглашения неизвестно с кем”, свидетельствовало о явной переоценке лидером Modem собственных политических сил, что не могло не сказаться негативно на общих итогах выборов [37].

Правые партии. В настоящее время нишу правых или, точнее, праворадикальных партий занимает Национальный фронт (Front national - FN), созданный Жан-Мари Ле Пеном в 1972 г. Другие умеренные правые политические организации, например UMP, предпочитают дистанцироваться от Национального фронта. Лидер же FN считает, что во Франции нет подлинно правой политической силы, а страной заправляет так называемая “банда четырех” (термин, получивший хождение в Китае в 70-е гг.), состоящая из PCF, PS, UDF и UMP. Свою партию Ле Пен неоднократно называл ведущей правой силой, а свои взгляды “правыми в экономических вопросах, левыми - в социальных и французскими - в национальных”.

Не существует единой точки зрения политологического научного сообщества по вопросу о классификации данной партии. Некоторые исследователи называют FN откровенно фашистской организацией, другие утверждают, что более правильным будет термин новая правая, исповедующая национал-популистскую идеологию [38].

Политическая программа Национального фронта представляет собой эклектическую смесь лозунгов, требований и проектов, которые объединены вокруг ксенофобской, антииммигрантской тематики. Немалое место в ней занимает также евроскептицизм, несмотря на то, что партия представлена в Европарламенте. Там ее депутаты являются ядром фракции Идентичность, традиция, суверенитет. Программа нацелена на возрождение традиционных ценностей французского общества, а также восстановление смертной казни и ужесточение наказаний за уголовные преступления. Национальный фронт стал центром притяжения для многих правых маргиналов: от современных монархистов до организаций, выступающих за реабилитацию вишистов (коллаборационистов периода нацистской оккупации).

Долгое время эта партия оставалась на задворках французской политики. Например, в 1981 г. она получила только 0,2% голосов во время выборов в национальное собрание. ле пен в этом году не баллотировался на пост президента, так как не смог собрать необходимые для выдвижения 500 подписей депутатов разных уровней. но ситуация стала меняться к середине 80-х гг. Франция пострадала от экономического кризиса, который был спровоцирован энергетическим (эмбарго на поставки нефти арабскими саранами во время очередной арабо-израильской войны). Существенной проблемой стал рост безработицы. все это актуализировало некоторые идеи национального фронта и его демагогические заявления о том, что работу у французов отнимают иммигранты.

вокруг FN объединились многие правые избиратели, которые разочаровались в политике традиционных партий. в 1984 г. национальный фронт преподнес первый электоральный сюрприз, получив 11% голосов на выборах в Европарламент. повторить успех крайне правые смогли и на парламентских выборах 1986 г. они воспользовались выгодной политической ситуацией, когда президент Миттеран провел через законодательное собрание закон, заменивший мажоритарную избирательную систему системой пропорционального представительства, чтобы укрепить позиции социалистов в их соперничестве с голлистами. но от этого шага, прежде всего, выиграла партия ле пена, которая с результатом в 9,7% смогла провести 35 своих депутатов в национальное собрание. вскоре старый избирательный закон был восстановлен, чтобы заблокировать для ультраправых двери парламента.

в 90-е гг. успехи национального фронта перестали воспринимать как сенсацию. FN стал опасным политическим игроком, с которым вынуждены были считаться. численность членов Фронта выросла с 10 до 50 тыс. чел. партия существенно укрепила свои позиции на муниципальном уровне. Электорат национального фронта в середине 90-х гг. состоял из рабочих (27%) и молодежи (17%), жителей крупных городов. Многие люди в возрасте от 18 до 25 лет также голосовали за эту партию [39]. Крупнейшим политическим успехом FN стали президентские выборы 2002 г. в их ходе ле пен смог выйти во второй тур состязания, набрав 16,8% в первом и опередив тем самым кандидата от социалистической партии Жоспена.

Безусловно, важнейшей причиной роста популярности крайне правых во Франции являются последствия экономической глобализации: миграция дешевой рабочей силы из развивающихся стран, рост безработицы среди коренных французов, увеличение преступности и др. точнее, умелая спекуляция национального фронта на объективных экономических и социальных трудностях. не следует также сбрасывать со счетов и личные таланты ле пена, его умение с помощью многочисленных скандалов и провокаций всегда находиться в центре внимания публики. определенную помощь партии оказывали и спонсоры. известно, что богатый французский предприниматель и монархист Х. ламберт подарил ле пену 30 млн франков (приблизительно 5 млн евро) и замок, который до 1748 г. принадлежал мадам де помпадур. тем не менее перед выборами 2007 г. в партии возник серьезный внутренний кризис. Многие члены руководства считали, что экстравагантные выходки лидера только дискредитируют организацию, которой никогда не суждено прийти к власти. С другой стороны, старая гвардия ле пена с недовольством отнеслась к возвышению в партии его младшей дочери Марины, предпринимавшей определенные усилия по формированию более позитивного имиджа FN. Ближайшее окружение обвинило отца-основателя в поддержке династических тенденций в организации. все это привело к фактическому выходу из партии части ее активистов, которые основали Национально-републиканское движение (MNR). Во главе его встал Гуго Мегре - человек № 2 в FN.

Внутренние противоречия в Национальном фронте, которые, правда, не стали полным расколом, потому что Ле Пен и Мегре договорились о совместных действиях во время кампании; возраст кандидата ультраправых, которому исполнилось 79 лет в 2007 г.; а также умелая стратегия Саркози и UMP в целом, которые смогли перетянуть на свою сторону “вменяемую” часть электората FN, привели к неудаче правых радикалов на последних электоральных состязаниях. На президентских выборах в первом туре за Ле Пена проголосовали только 10,4% избирателей. Он занял четвертое место и заявил, что больше не будет баллотироваться на высший государственный пост. На выборах в Национальное собрание за FN проголосовали 4,3% избирателей. Во второй тур они смогли провести только одного кандидата - Марину Ле Пен, но здесь ее ждала неудача. Национальный фронт, таким образом, не получил ни одного места в нижней палате парламента Франции.

Левоцентристские партии. Крупнейшей партией на левоцентристском фланге политического спектра является Французская социалистическая партия (Parti Socialiste - PS). Она является преемницей созданной еще в 1905 г. Французской секции рабочего интернационала (Section frangaise de I’Internationale ouvriere - SFIO). Французские социалисты с самого начала уступали другим европейским партиям социалистической и социал-демократической ориентации. Слабость партии была связана с неразвитостью рабочего и профсоюзного движения, марксистской программой, которая отвращала от организации многих квалифицированных рабочих и служащих. В годы Четвертой республики социалисты входили в состав многих коалиционных правительств, но им никогда не удавалось сформировать однопартийный кабинет. Электоральная база партии находилась в индустриально развитых северных регионах и крупных городах.

SFIO находилась в жесткой оппозиции режиму де Голля, установленному в 1958 г.; ее сторонники голосовали также против прямого избрания главы государства на референдуме 1962 г. в силу этих причин партия не выдвигала своего кандидата во время президентских выборов 1965 г. Это, однако, не помешало социалистам поддержать независимого претендента, решительного противника голлизма, не принадлежавшего тогда ни к одной из партий, Франсуа Миттерана. во второй половине 60-х гг. SFIO оказалась в сложной ситуации: она должна была балансировать между коммунистами, полностью доминировавшими среди левой оппозиции, и голлистами, целиком контролировавшими управление страной. Для того чтобы добиться политического успеха, умеренным левым необходима была организационная перестройка. первым шагом в этом направлении стало формирование Федерации демократических и социалистических левых в составе левых радикалов, социалистов и левых республиканцев под председательством Миттерана. но новое объединение не смогло извлечь пользу из майско-июньских событий и провалилось на парламентских (1968 г.) и президентских выборах (1969 г.). второй шаг в направлении реформирования социалистического движения был сделан на съезде SFIO в Альфортвилле в 1969 г. на нем было принято решение о том, что на базе Секции рабочего интернационала создается социалистическая партия (Parti Socialiste - PS). в нее вступил целый ряд политических клубов, разделявших левую платформу, а Ален Савари был избран первым секретарем. через два года после того, как к PS присоединился Миттеран со своими сторонниками, он стал лидером партии. при вишистах он был государственным чиновником, в годы четвертой республики стал депутатом парламента - активным оппонентом де Голля, затем баллотировался на пост президента Франции, но проиграл правым в упорной борьбе. Заключительным аккордом в обновлении партии стало присоединение к ней в 1974 г. левых христиан во главе с популярным политиком Мишелем Рокаром.

Миттеран понимал, что без поддержки со стороны коммунистов, которые в то время полностью преобладали над социалистами, ему не удастся отстранить от власти правые силы. С другой стороны, он осознавал также и то, что коммунистическая партия отпугивает умеренно настроенных избирателей, средний класс и представителей французской и европейской элиты. Тем не менее он пошел на подписание так называемой Совместной правительственной программы в 1972 г. вместе с коммунистами и левыми радикалами.

Очень скоро данный шаг принес свои политические плоды. Социалистическая партия получила неплохие результаты на парламентских выборах, а в 1974 г. Миттеран оказался на полшага от победы на президентских выборах (во втором туре за него проголосовали 49,2% избирателей). Электоральная поддержка социалистов постоянно увеличивалась, а в 1978 г. эта партия впервые со времен Народного фронта 30-х гг. опередила коммунистов, превратившись в главную политическую силу левых. Таким образом, был заложен фундамент для триумфальной победы социалистов на президентских и парламентских выборах 1981 г.

Миттерану удалось сыграть на недовольстве французов засильем правых. Следует сказать, что социалистическая партия своими программными принципами напоминала достаточно радикальную организацию. Например, социалисты долгое время называли себя революционной партией, потому что, по их мнению, подлинная демократия невозможна при капитализме. В первое правительство после победы левых вошли и министры-коммунисты. Кабинет Пьера Моруа приступил к выполнению обещаний, изложенных в Совместной правительственной программе. Были национализированы банки, страховые компании и военная индустрия; зарплата рабочих была увеличена, а продолжительность их труда ограничена 39-часовой рабочей неделей; введен налог на богатства; отменена смертная казнь; осуществлена децентрализация государственного управления.

Все это спровоцировало панику бизнес-класса, вывоз капиталов из страны и др. Вскоре Миттерану пришлось делать нелегкий выбор между продолжением реформ и членством Франции в Европейской монетарной системе, а также других институтах Европейского экономического сообщества. Лидер социалистической партии предпочел второй путь первому и решил адаптировать программные принципы к условиям рыночной экономики. В 1984 г. он назначил на должность премьера Лорана Фабиуса, который отказался от осуществления других пунктов Совместной правительственной программы. Союз левых, который пришел к власти три года назад, перестал существовать, а министры-коммунисты должны были покинуть правительство.

Таким образом, программный радикализм социалистической партии оказался в несоответствии с ее политическим прагматизмом. В 80-е гг. значительно выросла численность партии. Она достигла 180 тыс. чел. Сформировалась новая электоральная база, которую составил салариат - все лица наемного труда, а не только рабочие промышленных предприятий. Партия опирается на поддержку учителей, врачей, служащих. Социалисты стали притягательной силой для новых социальных движений (женского, экологического, национальных меньшинств). С течением времени произошла и деидеологизация программных принципов социалистической партии, освобождение ее от догматических марксистских положений.

Союз с компартией в 70-е - начале 80-х гг. позволил привлечь значительную часть традиционных избирателей PCF на сторону PS. Все это привело к тому, что социалистическая партия стала в 80-е гг. тем, чем Союз демократов в поддержку республики был в 60-е: партией власти с широкой электоральной базой по всей стране. Первый эксперимент по политическому “сожительству” с 1986 по 1988 г., когда социалистический президент должен был пригласить голлиста на должность премьера, прошел успешно (см. табл. 11.1). Он, среди прочего, свидетельствовал в пользу существования не только нормативного, но и ценностного консенсуса во Франции.

В 1988 г. Миттеран был переизбран президентом на второй срок. Он сконцентрировал свое внимание на внешней политике и строительстве единой Европы. На референдуме французы одобрили Маастрихтский договор, который заложил фундамент под здание Евросоюза. Вопросы внутренней политики президент доверил главам правительства, которые довольно часто сменяли друг друга: Мишелю Рокару, Эдит Крессон, Пьеру Береговуа. Однако уже в первой половине 90-х социалистическая партия столкнулась с проблемами, которые были обусловлены возрастанием роли индивидуального голосования по сравнению с голосованием по проблеме; высоким уровнем безработицы; потерей рабочего электората, численность которого существенно сократилась; усталостью избирателей от левых [40].

Обострилось и соперничество в стане команды Миттерана. Прежде всего, речь шла о конфликте между Л. Фабиусом и Л. Жоспеном. В 1993 г. PS провалилась на выборах в Национальное собрание. Миттеран был вынужден вновь поручить формирование правительства голлистам. К трудностям социалистов следует добавить и проблему смены лидера партии. Из-за серьезной болезни руководителя PS он не мог баллотироваться на третий срок в 1995 г. После смерти Миттерана социалисты так и не смогли найти ему достойную замену.

Поражение на президентских выборах подтолкнуло социалистическую партию к возврату к старой стратегии формирования широкой коалиции левых партий под их патронажем. Первый секретарь PS Жоспен возобновил соглашения с коммунистами, левыми радикалами, а также зелеными и отколовшимся от соцпартии Движением граждан. Новое объединение получило название Плюралистической левой (Gauche plurielle). Во время досрочных выборов в нижнюю палату французского парламента в 1997 г. оно завоевало большинство, что вынудило президента Ж. Ширака на очередное политическое “сожительство”, на сей раз с Л. Жоспеном.

Правительство социалистов сократило рабочую неделю до 35 часов, ввело всеобщее медицинское страхование. Параллельно Жоспен продолжил курс своих консервативных предшественников по приватизации экономики. Критики премьера слева (профсоюзы и некоторые фракции в PS) обвиняли его в отступлении от принципов, в “дефиците социализма”. Внутренние расколы и конфликты на левом политическом поле Франции привели к тому, что Жоспен в первом туре президентских выборов 2002 г. занял только третье место, пропустив во второй тур крайне правого кандидата Ле Пена. Лидер французских социалистов призвал избирателей голосовать за своего главного конкурента Ширака, а сам заявил об уходе из политики.

Ситуация в социалистической партии после шока 2002 г. была весьма противоречивой. С одной стороны, социалисты активно переключились на работу на местном уровне. Они добились здесь существенных успехов. На региональных выборах 2004 г. Плюралистическая левая победила в 20 из 22 регионов метропольной Франции. Социалисты также неплохо выступили в кампании против Закона о первом найме, внесенного в парламент правительством де Вильпена.

С другой стороны, PS не смогла преодолеть внутренний раскол. В 2005 г., несмотря на решение съезда о том, что партия призывает своих сторонников проголосовать “за” Конституцию Евросоюза на референдуме, такие влиятельные представители левой фракции, как Л. Фабиус и Э. Эммануэли, публично заявили, что будут голосовать “против” основного закона ЕС.

Серьезной проблемой социалистов остается отсутствие популярного лидера. В ноябре 2006 г. впервые в новейшей истории PS провела праймериз среди своих членов для определения кандидата на следующих президентских выборах. Первое место на них получила Сиголен Руаяль - политик, которая стала известной во времена Миттерана. Она была министром окружающей среды в правительстве Береговуа, министром образования, а позже министром семьи, детей и инвалидов в правительстве Жоспена; являлась членом парламента и председателем регионального совета Пуату-Шарант. Как показал ход дальнейших политических баталий, Руаяль было совсем не просто конкурировать со своим куда более опытным соперником из UMP.

Наконец, в последние годы социалистической партии не хватает новых оригинальных идей, отсутствие которых она пытается компенсировать популизмом. Это в полной мере проявилось во время избирательной кампании Руаяль. Социалисты открыли специальный веб-сайт для избирателей, каждый из которых мог поучаствовать в формулировании партийной платформы. По мнению многих аналитиков, особенно слабыми были ее экономическая и внешнеполитическая части. Кандидат PS предлагала увеличить минимальную ежемесячную зарплату до 2000 евро, ввести новые выплаты молодежи, но было совершенно непонятно, откуда взять деньги на эти расходы, потому что ничего не говорилось о налогах. Во время визита в Канаду и встреч с лидерами политической оппозиции Руаяль заявила, что всегда поддерживала идею отделения Квебека от этой страны, провозглашения суверенитета данной провинцией [41].

Несмотря на благоприятные возможности, социалистическая партия не смогла ими воспользоваться и вернуться к власти. Сиголен Руаяль, получив 26% в первом туре президентских выборов и 47% во втором, уступила Николя Саркози из Союза в поддержку народного движения. На парламентских выборах социалисты фактически повторили свой результат пятилетней давности в первом раунде голосования и получили 25% голосов. Правда, они смогли мобилизовать избирателей для участия во втором туре, что позволило им набрать 42% и провести в Национальное собрание 186 депутатов. И после выборов в PS сохраняется раскол: на левых (сторонников Л. Фаби- уса), правых или социал-демократов (приверженцев Д. Стросс-Кана) и центристов, представленных нынешним первым секретарем партии Ф. Олландом.

Левые партии. До недавнего времени доминирующие позиции на левом политическом фланге занимала коммунистическая партия Франции (Parti communiste frangais - PCF). Она исповедует коммунистическую идеологию и до сих пор остается достаточно многочисленной организацией, уступая по этому показателю только UMP и PS. Вместе с тем партия за последние десятилетия растеряла былую поддержку со стороны электората и все больше и больше напоминает маргинальную структуру.

Она была создана в 1920 г., когда произошел раскол SFIO на съезде в Туре, на котором большинство делегатов приняло решение присоединиться к Коммунистическому интернационалу. в 30-е гг. PCF попала под контроль сталинистов во главе с Морисом торезом. выполняя инструкции Коминтерна, партия отказывалась сотрудничать с социалистами, называя их социал-фашистами, что содействовало расколу рабочего движение и объективно было выгодно только ультраправым. интересно, что самая могущественная фашистская организация Франции сформировалась не в лоне буржуазных партий, а внутри самой PCF. Руководитель Французской федерации молодых коммунистов Жак Дорио еще в 20-е гг. пропагандировал идею сотрудничества между фашистскими и коммунистическими организациями, а после своего исключения из партии в 1934 г. создал Французскую народную партию, одну из наиболее влиятельных политических организаций в вишистской Франции.

в 1936 г. по приказу из Москвы PCF кардинальным образом пересмотрела свою позицию и стала участницей соглашения между коммунистами, социалистами и радикалами, что привело к победе Народного фронта на выборах и формированию правительства леона Блюма. несмотря на то, что коммунисты тогда не вошли в его состав, их стратегия открытости содействовала быстрому росту численности и популярности организации. правда, продолжалось это недолго. Подписание пакта Молотова - Риббентроппа накануне Второй мировой войны снова изолировало партию от их союзников. Когда началась война, PCF активно занималась антивоенной пропагандой, что ослабляло Францию в уже начавшемся вооруженном столкновении с нацистской Германией.

Правительству Даладье ничего не оставалось, как применить репрессивные меры против коммунистов.

только нападение Германии на СССР в июне 1941 г. заставило коммунистов включиться в движение Сопротивления и тем самым реабилитировать себя как антифашистскую силу. Следует сказать, что PCF стала важнейшей составной частью этого движения во Франции. К 1944 г. она контролировала обширные регионы, свободные от оккупантов. Многие в партии вынашивали планы осуществления социалистической революции после изгнания войск вермахта с территории страны. однако эта идея не была поддержана в Кремле, так как Сталин хотел сохранить союзнические отношения со странами Запада. За годы Сопротивления выросла и популярность партии. в нее вступили многие видные интеллектуалы, такие как Сартр, пикассо, Фуко и др. в первые годы четвертой республики французские коммунисты входили в послевоенное коалиционное правительство. начавшаяся вскоре холодная война отразилась и на внутренней политике Франции. в 1947 г. министры- коммунисты были вынуждены покинуть кабинет поля Рамадье. Как и в 20-е - начале 30-х гг., правым партиям удалось изолировать коммунистов, потому что они были не готовы к совместным действиям с другими левыми политическими силами, считая себя наиболее могущественной структурой. В годы Четвертой республики более 25% избирателей голосовали за коммунистов.

PCF решительно выступала против Пятой республики генерала де Голля. Руководство партии (в частности, Вальдек Роше) понимало, что для успешного противостояния голлистам необходим союз с левоцентристами и центристами. В 1965 г. коммунисты не выдвигали своего кандидата на президентских выборах, но поддержали Миттерана. В мае 1968 г., во время волнений, PCF призывала к всеобщей забастовке, но одновременно не поддерживала студенческое движение, которое в то время находилось под влиянием маоистов, троцкистов и анархистов. Несмотря на то, что организовать тогда стачку не удалось, коммунисты выиграли от роста левых настроений в обществе. Кандидат PCF Жак Дюкло получил 21% голосов на президентских выборах в 1969 г.

В 1972 г. руководителем компартии стал Жорж Марше, который попытался совмещать жесткий стиль руководства с осторожными либеральными реформами. Подавляя “оппортунистическую ересь”, исходившую от интеллектуалов, он в то же время пошел на сотрудничество с социалистами и левыми радикалами, подписав с ними Совместную правительственную программу. В 1974 г. новые союзники были близки к приходу к власти, когда их кандидат Миттеран вышел во второй тур президентских выборов. Однако, согласно воспоминаниям известного французского социолога Р. Арона, посол СССР в Париже помешал этому, заставив руководство PCF саботировать многие, согласованные с социалистами совместные мероприятия [42]. “Советские товарищи” опасались роста влияния социалистической партии на рядовых коммунистов, и, как показали последующие события, эти опасения были не напрасными.

В 60-70-е гг. PCF представляла собой доминирующую силу левых, значительно опережающую PS. До начала 80-х гг. коммунистические мэры управляли 1,5 тыс. коммун с общей численностью населения в 10 млн чел. Коммунистическая партия Франции, в общем и целом, находилась на ортодоксальных марксистско-ленинских позициях, несмотря на то, что на XXII съезде в 1976 г. она отказалась от идеи диктатуры пролетариата как важнейшего программного положения. Правые политические силы серьезно опасались успеха коммунистов в одной из ключевых стран Западной Европы.

Однако все это ушло в прошлое - в 80-е гг. По коммунистам было нанесено два сокрушительных удара. С одной стороны, они оказались повержены своими союзниками-социалистами, пришедшими к власти в 1981 г. С другой стороны, развал социалистической системы в Восточной Европе и крах СССР довершили дело, начатое Миттераном, который смог перетянуть коммунистических избирателей на свою сторону. В 1981 г. Жорж Марше набрал только 15% голосов на президентских выборах. Коммунисты потеряли тогда в общей сложности 1/4 часть своего электората, которая перешла к социалистам. В 1988 г. на президентских выборах за кандидата от PCF Андре Лажуани проголосовали только 6,7% избирателей. На парламентских выборах эта картина повторялась. В целом, за это десятилетие коммунисты потеряли 1/2 избирателей. К середине 90-х гг. в пригородах Парижа уже не было “красного пояса” - муниципалитетов, управляемых коммунистами.

В 1994 г. Жорж Марше ушел на пенсию, уступив бразды правления в PCF Роберу Ю. Новым руководством был провозглашен курс на так называемую мутацию партии (la mutation), которая включала отказ от многих догматических ленистских положений программы и устава. Французские коммунисты, например, отказались от принципа демократичесеского централизма как ключевого положения построения партии. Была предпринята попытка расширения партийных рядов за счет привлечения в организацию людей левых взглядов. Коммунисты вошли в Плюралистическую левую Л. Жоспена, что позволило их представителям оказаться в правительстве социалистов в 1997-2002 гг.

Вместе с тем мутация привела и к обострению внутренних конфликтов в организации. Усилилась критика руководства со стороны рядовых членов партии. В 2002 г. Робер Ю получил только 3,8% голосов во время президентских выборов. Впервые в истории коммунисты отстали от двух троцкистских организаций. Во время парламентских выборов PCF выступила не намного лучше, получив 4,8% и 21 место в Национальном собрании. Все это заставило Робера Ю подать в отставку.

В 2002 г. лидером партии стала Мари-Жорж Бюффе. Она попыталась снова радикализировать PCF, сделав ее центром приятяжения для многих ультралевых и алетерглобалистов. Совместно они участвовали в кампании против Конституции Евросоюза во время референдума 2005 г. Однако это не прибавило популярности коммунистам. На президентских выборах 2007 г. Бюффе получила еще меньшую поддержку, чем Робер Ю пять лет назад. За кандидата от PCF проголосовали 1,9% избирателей. Во время выборов в Национальное собрание коммунисты получили 4,2% в первом туре и 2,2% во втором, что позволило им провести 15 депутатов в нижнюю палату французского парламента. Поскольку такого количества мандатов не достаточно для формирования самостоятельной фракции, коммунисты объединились с зелеными и некоторыми другими независимыми левыми депутатами и вошли в состав группы Демократические и республиканские левые (Gauche democrate et republicaine).

Таким образом, политические процессы начала XXI в. только усилили ту тенденцию, которая отчетливо проявилась в 80-е гг. XX в. Коммунистическая партия оказалась не в состоянии адаптироваться к постиндустриальной модернизации и трансформировалась в маргинальную политическую структуру на левом фланге политического спектра.

Следует сказать, что находится она там отнюдь не в одиночестве. Прежде всего, следует назвать Революционную коммунистическую лигу (Ligue communiste revolutionnaire - LCR), троцкистскую организацию, созданную вскоре после майско-июньских событий 1968 г., чей руководитель Оливье Безансно уже в течение двух выборов подряд получает большую поддержку, чем ортодоксальные коммунисты. Не собирается сдавать свои позиции и другая троцкистская организация - Рабочая борьба (Lutte Ouvriere - LO), созданная еще в 1939 г., несмотря на то, что ее лидер - пламенный борец с капитализмом Арлетт Лагие заявила, что президентская кампания 2007 г. была последней в ее жизни. В 2007 г. во весь голос заявили о себе и антиглобалисты (altermondialisme), выдвинувшие своего кандидата в президенты - Жозе Бове. Они выступают, если можно это так назвать, за “глобализацию с человеческим лицом”. Наконец, не следует забывать о зеленых (Les Verts), которые также номинировали своего претендента во время президентских выборов (Доминик Вуане) и смогли получить 4 места в Национальном собрании Франции. Эта партия проделала очень значительную эволюцию влево - к союзу с коммунистами от позиционирования себя как не левой и не правой организации в момент ее создания в 1982 г.

Среди обитателей левого политического гетто (может быть, только зеленые сюда попали случайно) идет упорная борьба за выживание и славу. Все вместе они собирают около 10% голосов радикально настроенной публики. Безусловно, их значение возрастает в периоды кризисов и массовых волнений, но в спокойные времена их политическое значение близко нулю.

Таким образом, партийная система Пятой республики претерпела существенные изменения. Прежде всего, это нашло свое выражение в усилении позиций правоцентристов, контролирующих в настоящее время до 60% мест в Национальном собрании. Одновременно с этим были значительно ослаблены позиции центристов, расколотых между двумя небольшими организациями. Это произошло вопреки наличию серьезной электоральной базы у данного течения во Франции. Еще одним примечательным моментом стала фрагментация и маргинализация крайне правых и крайне левых политических партий. Последняя тенденция весьма примечательна и может иметь далекоидущие последствия, связанные, например, с радикализацией позиции социалистов под давлением той части левых, которые лишены сейчас солидной институциональной основы. Эта ситуация содержит в себе потенциальную угрозу единству социалистической партии.

***

По мнению А. Лейпхарта, созданная де Голлем республика парадоксальным образом оказалась наиболее близкой к англосаксонской модели из всех континентально-европейских государств, несмотря на известную нелюбовь генерала к les anglo-saxons. На концептуальной карте демократий Франция находится рядом с Великобританией, Новой Зеландией, Грецией и другими странами, которые тяготеют к мажоритарному, а не консенсусному ее полюсу. Это проявляется в отсутствии федерализма, сокращении числа релевантных партий, преобладании однопартийных кабинетов над коалиционными, плюралистической системе организации групп интересов, доминировании нижней палаты парламента над верхней, избирательном законе, содействующем диспропорциональности политического представительства.

Вместе с тем, как признает Лейпхарт, Франция за последние десятилетия проделала определенную эволюцию в сторону консенсусной демократии. Здесь существует стабильная конституция, начиная с 1974 г. активно применяется судебный пересмотр, а начиная с 1981 г. осуществляется децентрализация системы местного самоуправления. Правда, в противоположном направлении работает уменьшение независимости национального банка страны от исполнительной власти [43].

Примечания Huntington S., The Third Wave. Democratization in the Late Twentieth Century. Normanamp;London: University of Oklahoma Press, 1991. P. 41. Tocqueville de A., Dawny ustroj i rewolucja. Warszawa: Znak, 1988. S. 155-163. See: Weber E., Peasants into Frenchmen: The Modernization of Rural France, 1870-1914. - Stanford: University Press, 1976; Gellner E., Nations and Nationalism. New Perspectives on the Past. Oxford and Cambridge: Blackwell, 1983. Хобсбаум Э., Век революции. Европа 1789-1848. Ростов н/Д: Феникс, 1999. С. 111. Ansell C., Gingrich J., “Trends in Decentralization” // Democracy Transformed? Expanding Political Opportunities in Advanced Industrial Democracies. Ed. by Cain, R. Dalton and S. Scarrow. Oxford: University Press, 2003. P 142. http://en.wikipedia.org/wiki/France. Ehrmann H., Schain M., “Politics in France” // Comparative Politics Today. A World View. Ed. by G. Almond amp; B. Powell. N.Y.: Harper Collins, 1996. P 213. Арон Р, Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993. С. 166-167. Конституция Французской Республики. М.: Прогресс, 1989. С. 31. Там же. С. 33. Там же. Elgie R., “France: Presidential Leadership” // Elgie R, Political Leadership in Liberal Democracies. L.: Macmillan Press, 1995. P 51-52. Штайнер Ю., Еурапейстя дэмакратьи. Мн.: Лекцыя, БФС, 1996. С. 81-82. Elgie R., Op. cit. P. 75-76. Бенетон Ф., Введение в политическую науку. М.: Весь мир, 2002. С. 339. Штайнер Ю., Еурапейстя дэмакратьи. С. 84-85. Конституция Французской Республики. С. 42. Там же. С. 46. Elgie R., Op. cit. P 55. See: Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 217. Elgie R., Op. cit. P. 53-54. Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 218. Crozier M., The Bureaucratic Phenomenon. Chicago: University of Chicago Press, 1964. P. 213-214. Ibid. P 222. Фукуяма Ф., Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию. М.: АСТ, 2004. С. 197-204; 209-211. http://en.wikipedia.org/wiki/France. http://en.wikipedia.org/wiki/Politics_of_France. Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 220. Ibid. P 231. http://en.wikipedia.org/wiki/politics_of_France. Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 235. Подробнее об этом можно прочитать в теме 4 “Политическое рекрутирование”. Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 217; http://en.wikipedia.org/wiki/politics_ of_France. http://fr.wikipedia.org/wiki/Nicolas_Sarkozy; “The Gaullist revolutionary” // The Economist, 2007, May 10. See Pedder S., “Atypical French: Sarkozy’s Bid to Be a Different Kind of President” // Foreign Affairs. 2007, May/June. http://fr.wikipedia.org/wiki/Mouvement_d%C3%A9mocrate_%28France%29. Legislatives: Bayrou regardera au cas par cas avant devisager des accords de desistement/04/06/2007, Associated Press. See: Hainsworth P., “The Front National: From Ascendancy to Fragmentation on the French Extreme Right”// The Politics of the Extreme Right / ed. by P. Heinsworth. L.: Pinter, 2000. P. 18-31. Ehrmann H., Schain M., Op. cit. P. 241. См. более подробно: Бунин И., “Франция: изменения в общественнополитическом сознании и поведении” // Франция глазами французских социологов. М.: Наука, 1990. С. 106-133. See: The Independent, 2006, December, no 19. http://en.wikipedia.org/wiki/politics_of_France. Lijphart A., Patterns of Democracy. Government Forms and Performance in Thirty Six Countries. New Haven amp; London: Yale University Press, 1999. P. 251-256.

Литература

Арон Р., Демократия и тоталитаризм. М.: Текст, 1993.

Бенетон Ф., Введение в политическую науку. М.: Весь мир, 2002.

Дюверже М., Политические партии. М.: Академический проект, 2000.

Лефор К., Политические очерки XIX-XX вв. М.: Росспэн, 2000.

Конституция Французской Республики. М.: Прогресс, 1989.

Франция глазами французских социологов. М.: Наука, 1990.

Фукуяма Ф., Доверие. Социальные добродетели и путь к процветанию. М.: АСТ, 2004.

Штайнер Ю., Еурапейстя дэмакратьи. Мн.: Лекцыя, БФС, 1996.

Эллюль Ж., Политические иллюзии. Эссе. М.: Nota Bene, 2003.

Crozier M., The Bureaucratic Phenomenon. Chicago: University of Chicago Press, 1964.

Ehrmann H., Schain M., “Politics in France” // Comparative Politics Today. A World View. Ed. by G. Almond amp; B. Powell. N.Y.: Harper Collins, 1996.

Elgie R., “France: Presidential Leadership” // Elgie R., Political Leadership in Liberal Democracies. L.: Macmillan Press, 1995.

Hainsworth P., “The Front National: From Ascendancy to Fragmentation on the French Extreme Right”// The Politics of the Extreme Right / ed. by P. Heins- worth. L.: Pinter, 2000. P. 18-31.

Lijphart A., Patterns of Democracy. Government Forms and Performance in Thirty Six Countries. New Haven amp; London: Yale University Press, 1999.

Pedder S., “Atypical French: Sarkozy’s Bid to Be a Different Kind of President” // Foreign Affairs. 2007, May/June.

Sarkozy N., Testimony: France in the Twenty-first Century. NY.: Pantheon, 2006.

Tocqueville de A., Dawny ustroj i rewolucja. Warszawa: Znak, 1988.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ Каким образом исторические традиции, демографическая ситуация и экономическое развитие влияют на функционирование политической системы Франции? Какие элементы конституционного устройства Пятой Французской республики содействовали политической стабильности и развитию этого государства? Как работает “двуглавый” исполнительный орган власти во Франции? Какова роль Национального собрания и сената Франции в функционировании политической системы? Что вы можете сказать о влиянии традиций централизации на отношение французов к структурам власти? В какой степени социальный капитал оказывает влияние на французскую политическую культуру? Какая система групп интересов (система представительства интересов) действует во Франции? Как влияет закон о выборах на партийную систему Пятой республики? В чем проявляются идеологические особенности правоцентристских партий? В чем проявляются идеологические особенности левоцентристских партий? Как влияют традиции французского радикализма на политическое поведение ультраправых и ультралевых партий?

<< | >>
Источник: Ровдо В.. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 2.. 2008

Еще по теме Выборы, партии и партийная система:

  1. 20. Политическая партия и партийная система
  2. Генезис политических партий и партийных систем
  3. Многопартийность и партийные системы
  4. Политические партии России в 90-е годы XX века; их классификация и программные установки
  5. Участие политических партий в выборах в Государственную Думу в 90-е годы и их результаты
  6. Вместо заключения; размышления об итогах и перспективах развития российской партийности
  7. Партийные системы
  8. 5. Агрегация интересов: выборы, партии и партийная система
  9. Агрегация интересов: выборы, партии и партийная система
  10. Выборы, партии и партийная система
  11. 5. Выборы, партии и партийная система
  12. Политические партии и партийная система
  13. Понятие и сущность партийных систем
  14. 8.3.2. Российское партийное строительство
  15. Партийные системы. Типология партийных систем
  16. Партийная система современной России