<<
>>

АЛЬ-АНДАЛУС

Правитель. В 711 г. Вестготское королевство пало под натиском мусульманских войск. Победы мусульман были столь стремительными, что очень скоро большая часть полуострова оказалась под

С

и и

этого времени и в течение восьми столетии в той или иной форме на Пиренейском полуострове существовали исламские государства, которым на каждом этапе политического развития были свойственны разные формы государственности и властных институтов.

Следует особо остановиться на фигуре правителя, характерной для каждого из упомянутых этапов. Что касается территориальной и местной систем управления, судебной и фискальной, то они тоже во многом выстраивались дворцом и находились в зависимости от типа центральной системы управления.

Во время завоевания полуострова мусульманами верховной властью обладал Муса ибн Нусайр (был отозван из Испании в 714 г.), который действовал как завоеватель и правитель занятых территорий, рассматривая их в качестве продолжения северо-африканских владений, которыми он тоже управлял от имени халифа с момента их завоевания. Подобным же образом и Муса, и Тарик (ум. в 720 г.) командовали войском, подписывали договоры о сдаче городов, делили добычу, откладывая халифу пятую часть, распоряжались об устройстве мусульман, переселявшихся из других регионов Халифата, предстояли на молитве и занимались строительством мечетей. Они также чеканили монету, при необходимости назначали своих заместителей и были достаточно независимы от Дамаска, чем периодически вызывали там беспокойство.

До 756 г., т. е. на протяжении 40 лет, Аль-Андалус (так называют политическое образование, появившееся на Пиренейском полуострове с приходом мусульман) управлялся вали (]уа11), который назначался обычно правителем Ифрикии (Сев. Африка) или самим халифом. На практике решающий голос при назначении вали принадлежал сирийским войскам, находящимся на полуострове, в связи с чем редкий вали удерживался у власти дольше двух лет.

Исключение составляют Укба (732-739) и Иусуф (747-755), последний вали. Основной функцией вали была военная, однако они, будучи во всем представителями халифа, осуществляли и фискальную, и судебную, и административную, и исполнительную, и религиозную власть, обладая весьма широкой автономией.

Центром Аль-Андалуса сначала была Севилья, а позже Кордова, занимавшая центральное положение на мусульманских землях и не связанная в восприятии ни с вестготской монархией, ни с первыми вали, что казалось халифам менее опасным.

Смена династии в метрополии, приведшая к власти Аббасидов (750-1258) и вычеркнувшая со страниц политической истории Востока Омейядов, привела к существенным институциональным изменениям в Аль-Андалусе. Абд ар-Рахман I (756 788), единственный из Омейядов, выживший как политическая фигура благодаря своему бегству в Испанию, стал первым эмиром (‘amir) Аль-Андалуса. В титу- латуре эмира некоторое время сохранялись слова «сын халифов», а до 772 г. на пятничной молитве упоминался халиф. Эти мероприятия имели политический характер и были призваны прежде всего закрепить легитимность власти Омейядов в Аль-Андалусе и подчеркнуть его религиозную общность с метрополией. В целом власть кордовского эмира была совершенно независимой от Багдада, и он вел себя как халиф, что проявлялось и в дворцовом церемониале, и в образе правления.

Уже Абд ар-Рахман I изменил порядок провозглашения правителя. В учрежденную им церемонию, которая проводилась затем всеми Омейядами при стечении народа и при участии аристократии и составляла важнейший элемент передачи власти, была введена присяга на верность. Войско лишилось возможности провозглашать эмира, отныне правитель сам назначал своего преемника лично (иногда в форме завещания). Как правило, власть передавалась по наследству по мужской линии, но вовсе не обязательно старшему сыну.

Все это существенным образом отразилось на административной системе Аль-Андалуса, которому предстояло превратиться из провинции Халифата в самостоятельное государство.

Эмиры целенаправленно изменяли систему управления, позаимствовав для этого многое из Багдада. Так, были введены по аббасидскому образцу высшие должностные лица, которым делегировались важнейшие политические, фискальные, судебные и военные полномочия. Территория Аль-Андалуса была поделена на провинции, во главе каждой из которых стоял вали.

Не менее значительными были перемены в религиозной сфере. Новые правители видели свою задачу не только в том, чтобы воевать с христианами севера или возводить мечети, но и в том, чтобы политический режим носил гораздо более выраженный мусульманский характер. В связи с этим, например, значительно сократилось количество христиан в мусульманской администрации.

В 929 г. Абд ар-Рахман III «вернул» себе, как говорят источники, титул халифа (halif) и правителя правоверных. С этого времени Аль- Андалус стал Халифатом (его иногда называют Кордовским по его столице), таким образом не только de'facto, но и de iure приобретя самостоятельность. Это событие, впрочем, никак не отразилось на властных структурах. Система замещения трона и органы управления остались прежними.

Напротив, изменения, произошедшие с развалом Халифата в 1031 г., затронули все уровни власти и были необратимыми. Ни один из правителей мелких политических образований тайф (t?’ifa) — никогда не претендовал на титул халифа и правителя правоверных или на восстановление политического единства Аль-Андалуса. Основанием для их власти была способность организовать управление и защиту определенной территории. Титулатура этих правителей была разной: хаджиб (h?yib), эмир ?am?r), малик (malik), сахиб (s?hib), даже султан (.sultan весьма абстрактный термин для обозначения обладающего властью). Они сохраняли традицию назначения преемников, принесения присяги на верность, атрибуты власти — хотя и формально. Эмиры тайф использовали наемные войска, что забирало значительную часть ресурсов и приводило к введению новых, не коранических (т. е. не установленных Кораном) налогов, что делало их власть весьма сомнительной с точки зрения закона.

Этому же служила общепиренейская феодальная практика того времени вассальных и союзных отношений с «неверными» в политических интригах против конкурентов-единоверцев и, как следствие такой политической ситуации, религиозная толерантность, переходящая в безразличие. Не удивительно, что и альморавидам, и альмохадам, приносившим на полуостров идею ислама и исламского государства, удавалось легко справиться с тайфами и восстановить единство мусульманских территорий.

При альморавидах (1111 1150), а затем и при альмохадах (1150 1212) Аль-Андалус включался в северо-африканские империи, превращаясь в их провинцию. Тогда здесь вводилась должность вали — наместника правителя (эмира) державы. Наместнику делегировались самые широкие полномочия во всех областях государственного управления, он же командовал военными подразделениями. Эмиры же приняли титул «эмира мусульман», что было своеобразным компромиссом по отношению к Аббасидам, которые подтверждали их власть. Благодаря этой зависимости от халифов, апеллируя к Багдаду или Тунису, тайфам удалось возродиться и свергнуть альморавидов и альмохадов.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме АЛЬ-АНДАЛУС:

  1. II. Южная Русь и киевский кагант
  2. Глава 1. Страна и люди. Немного истории
  3. Глава 2. Двадцатый век начинается
  4. Глава 3. «Большевистское трехлетие» и военная диктатура
  5. Глава 4. «Прекрасная девочка». Республика 1931–1933 годов
  6. Глава 5. «Черное двухлетие» и победа Народного фронта (1933–1936 годы)
  7. Глава 7. «Над всей Испанией безоблачное небо». Мятеж. 17–21 июля 1936 года
  8. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  9. Глава 9. «Но пасаран!» Битва за Мадрид. Октябрь – декабрь 1936 года
  10. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  11. Венецианский миф.
  12. АЛЬ-АНДАЛУС
  13. Система центрального управления и дворцовые службы.
  14. Военная администрация.
  15. МОРСКОЕ СУДОХОДСТВО
  16. АРАБСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ИСПАНИИ
  17. Преобразование