<<
>>

АНГЛОСАКСОНСКИЙ ПЕРИОД

олитический строй англосаксонских королевств, несмотря на сходство с другими германскими государственными образованиями, обладал определенным своеобразием, обусловленным длительным сохранением родоплеменных пережитков и замедленным становлением феодализма.

Уитанагемот. Англосаксонский конунг являлся прежде всего военным предводителем, избиравшимся из представителей определенного рода сначала фолькмотом (англ. folkmoot — народное собрание), а позднее — уитанагемотом (англ. mtenagemoot — совет мудрых). Уитанагемот собирался в среднем два-четыре раза в год для решения важ-

KJ <_» и тл

неиших вопросов внешней и внутренней политики королевства. В его состав входили: король (иногда с королевой и сыновьями), епископы и аббаты крупнейших монастырей, представители родоплеменной знати {элдормены — англ. ealdorman, eori; лат. dux)15, важнейшие должностные лица двора (тэны) и наиболее знатные из королевских дружинников (гезиты), о которых речь пойдет чуть ниже.

Общее число уитанов в англосаксонских королевствах колебалось от 15 до 30, в объединенном королевстве их насчитывалось около 100. Без совета и согласия уитанов не вводились экстраординарные поборы, не могли решаться вопросы о войне и мире. Согласие уитанов было необходимо даже в том случае, когда король хотел сделать земельные пожалования кому-то из приближенных. Уитанагемот являлся верховным судом, в котором судили высокородных лиц, подлежащих исключительно королевской юрисдикции, а также рассматривали как уголовные, так и гражданские дела, не получившие удовлетворяющего стороны решения в судах низших инстанций. Уитаны избирали королей и оказывали влияние на избрание прелатов. Более того, хотя начиная с VIII в. королевская власть осмысляется как власть, данная Богом, уитаны могли низлагать неугодных им правителей. К началу IX в. наметился переход к наследственной королевской власти, при этом сохранилось обязательное утверждение нового государя Советом уитанов.

Несмотря на усиление королевской власти, которому в значительной степени способствовало объединение англосаксонских королевств под властью правителей Уэссекса, уитанагемот сохранил за собой ряд важнейших функций.

Королевский двор. Как и на континенте, в Британии центром сосредоточения постепенно зарождающихся в рассматриваемую эпоху органов государственного управления был королевский двор. Двор был неразрывно связан с персоной короля, поскольку именно монарх определял его местонахождение (согласно английскому обычному праву территория двора ограничивалась радиусом 12 миль вокруг того места, где находился король). Королевских министе- риалов этого периода можно условно разделить на две группы: гезитов (англ. gesith — товарищ; лат. comes, comes regis, comit?s) и тэнов (англ. then, thegan, thegn — слуга, мальчик; лат. minister, minister regis). В англосаксонской литературе «гезиты», как правило, обозначают воинов, сопровождающих военного вождя, живущих в его доме или по крайне мере получающих от него вознаграждение за свою службу. Отряд гезитов имел не только король, но и все военные вожди, а также представители родоплеменной знати (эрлы). Среди гезитов особенно почетными являлись должности личного оруженосца короля (англ. waepen-bora, swyrd-bora; лат. armiger, spatarius) и знаменосца (лат. signifer). В латинских документах VIII в. гезиты часто именуются optimas — «лучшими людьми», что свидетельствует об их высоком социальном статусе. Помимо многочисленных дружинников-гезитов особу короля и королевские покои защищали избранные охранники (англ. thingamenn, от thingamannalip — thegnung, thenung, thening служба; лат. ostiatius от ostium — вход, дверь). Высокий статус гезитов объяснялся той важной функцией, которую они выполняли в обществе, ведь защита подданных и сохранение мира в королевстве считались важнейшей задачей государя на протяжении всего Средневековья. После Датского завоевания в источниках можно встретить упоминания об особой личной вооруженной охране короля (huscarls, housecarles).

Дружинники жили при дворе, ели за королевским столом. После Нормандского завоевания функции начальников huscarls стали выполнять коннетабли (constables).

Между тем, сколь бы ни был высок статус королевских дружинников, ведущие позиции в зарождающейся королевской администрации, безусловно, занимали не воины, а «слуги». Все придворные именовались тэнами, при этом все они имели разный, хотя и трудно различаемый современными исследователями, статус. Как свидетельствует Ассер, биограф короля Альфреда (X в.), «слуги короля (лат. regis satellites) были весьма разумно разделены на три когорты таким образом, чтобы первая группа оставалась и служила при королевском дворе день и ночь в течение месяца, когда месяц заканчивался, приходила вторая группа, а первая отправлялась по домам»16. За службу тэны получали от короля награду, выражавшуюся, как правило, в земельных наделах. Близость к персоне короля повышала и социальный статус тэна, что нашло отражение в более высоком вергельде, защищавшем его жизнь. Согласно законам общинник-кэрл, пожелавший стать тэном, должен был иметь по меньшей мере пять гайд земли. Но одной земли было недостаточно, поскольку ко времени правления короля Эдгарда (958-975) статус тэна стал наследственным. После Датского завоевания слово «тэн» перестает обозначать исключительно слуг короля, выделенных из общей массы подданных и обладающих привилегированным статусом в обществе: в это время термином «тэн» обозначают всех свободных подданных без исключения.

Придворные должности. Говоря об организации жизни двора и королевского хозяйства, следует отметить, что в Англии никогда не существовало должности, аналогичной майордому франкских королей. И хотя сам термин major domus изредка встречается в текстах, за ним, как правило, скрывается доверенное лицо королевы, помогающее ей управлять хозяйством и слугами. Гораздо чаще для обозначения этого, безусловно, важного должностного лица употребляются англосаксонские термины — oferealdorman (англ.) или «элдормен всего ее хозяйства». Подотчетность оферэлдормена непосредственно королеве препятствовала его превращению в главу администрации всего королевства. Конечно, некоторые духовные или светские лорды порой могли сосредоточивать в своих руках огромную власть, но сама должность майордома так и не возникла.

Большое влияние на королей оказывали упоминаемые в эпических произведениях мудрецы (англ. thyle; лат. oratores). Это были личные советники — самые влиятельные и заметные придворные в англосаксонскую эпоху. В отличие от собиравшихся несколько раз в год уитанов, являвшихся скорее свидетелями королевской воли, чем реальными советниками, тили были призваны реально помогать государю принимать решения по всем важнейшим вопросам. Мудреца не следует путать с поэтом-певцом (англ. scop; лат. poeta, votes), хотя искусство слагать и исполнять песни и пользовалось при дворе большим почетом. Скопы не только развлекали короля и его гостей на пирах, но и были хранителями исторических преданий. Они также могли принимать участие в воспитании королевских детей.

В конце IX в. начинают встречаться упоминания о трех из четырех ключевых придворных должностей: камерарии, кравчем и стольнике (дапифере). Следует подчеркнуть, что ни одно из этих должностных лиц не обладало каким-либо политическим могуществом за пределами двора. По всей видимости, должности камерария и кравчего возникли значительно раньше других, поскольку упоминание о них встречается уже в «Беовульфе».

К сфере деятельности камерария (англ. chamberlain; лат. cameranus) относились прежде всего личные покои короля и все, что в них находилось, включая одежду, драгоценности, личное вооружение короля, документы и т. д. В англосаксонскую эпоху при дворе короля обычно было несколько камерариев, разделявших между собой различные обязанности: например, rail-thegn (hraegel- weardy hraegelthegn) был ответственен за королевский гардероб; Ьиг- thegn (лат. cancellarius, scrinianus) являлся непосредственно хранителем покоев, а также находящегося в них сундука с королевскими документами; постельничий (англ. bed-theng; лат. cubicularius, custos cubile) прислуживал государю в спальне. Постепенно эти обязанности становятся отдельными должностями, а их исполнители лицами, подотчетными главному камерарию.

Одной из важнейших обязанностей камерария было хранение королевской казны. Первоначально ответственность за казну могла лежать на жене конунга и ее доверенном элдормене. Королевские драгоценности хранились в сундуках непосредственно в монаршей опочивальне или прилегающих к ней покоях. Начиная со времени правления Кнута Великого, т. е. с первой половины XI в., большая часть королевской казны находилась в Винчестере, где за нее нес ответственность особый, не обязательно подчиненный камерарию, тэн (англ. bower-thegn, hordere; лат. cellarius). Однако известно, что даже Эдуард Исповедник (1042-1066) держал сундук с драгоценностями непосредственно в своей спальне.

Из подчиненных камерарию тэнов особое положение занимали находящиеся в непосредственной близости от короля постельничие. По всей видимости, на эту ответственную должность назначались прежде всего королевские фавориты. Уже в англосаксонскую эпоху влияние постельничих на политику было поистине исключительным: они были главными неофициальными советниками короля. После Нормандского завоевания должность камерария стала наследственной в доме Веров. Вильгельм I (1066-1087) пожаловал Альберту де Веру титул magistram camerariam totius Angliae in feodo hereditary tenendam. Последним камерарием в этом семействе был Генри де Вер (1593 1625), 18-й граф Оксфордский. Со временем данная наследственная должность превратилась в почетное звание, поэтому неудивительно, что для управления королевскими покоями понадобилось учредить новую должность — королевского камерария (лат. camererius Regis; англ. King’s chamberlain).

Первые упоминания о почетной должности кравчего (англ. butler, bearer, byrel) можно найти в англосаксонских эпических поэмах. При этом в них в качестве кравчих часто выступают не только мужчины-тэны, но и женщины жены и дочери конунгов. В обязанность кравчего входила не только подача напитков, но и присмотр за винными погребами.

Самые ранние упоминания о должности стольника датируются первой половиной X в. (правление королей Этельстана и Эдмунда). Для обозначения этой должности используются как производные от древнеанглийского слова «блюдо» — disc-thegn; discifer, так и латинский термин dispensator и производное от слова «трапеза» (daps) - dapifer. В сферу деятельности стольников-дапиферов, которых обычно при дворе было несколько, входила организация королевских трапез, присмотр за кладовыми и обеспечение хозяйства всем необходимым. По всей видимости, до Нормандского завоевания обладатели этой должности не были особо важными фигурами при дворе, поскольку упоминания о них в королевских грамотах встречаются весьма редко.

В первую очередь дапиферы заведовали королевским столом и припасами. В подчинении у них находились все слуги, связанные с кухней, поставкой и охраной продовольствия (praevisores). В конце англосаксонского периода исполнитель должности стольника нередко обозначался не как дапифер, а как сенешаль (лат. seneschallus) или стюард (stigward от англ. stig — холл, зал и weard — опека, попечение). Синонимичность понятий «дапифер» и «сенешаль» сохранялась по крайней мере до конца XI в. Например, при дворе Вильгельма II Рыжего (1087 1100) находился некто Удо, мажордом короля, которого также именовали сенешалем или дапифером.

При Эдуарде Исповеднике, когда организация жизни английского двора испытала на себе значительное нормандское влияние, из подчиненных дапиферу-стюарду должностных лиц особое влияние приобрели ловчие (лат. venatores regis) и сокольничие (лат. accipitrarius), в обязанность которых входила не только организация королевской охоты (фактически охота была единственным светским удовольствием, от которого Эдуард не мог отказаться), но и поставка дичи на королевский стол.

В отличие от континентальных государств в англосаксонских королевствах должности, связанные с королевской конюшней, не занимали важного места в придворной администрации. Над многочисленными конюхами (horse-the,gn; лат. minister equorum) низкого статуса стоял королевский тэн — hors-thegn (лат. summus minister equorum). В законах Уэссекского короля Ины (688 726) упоминаются также особые слуги короля, связанные с конной службой, — horswealh. Предположительно это были верховые гонцы, в обязанность которых входила доставка королевских писем и указов.

Возвышение должностных лиц, ответственных за конюшню, началось лишь после датского завоевания. При датчанах глава конюшни, как правило, именовался не hors-thegn, а сталлер (stallere; лат. stabulanus, comes stabuli). При английском дворе должность сталлера впервые встречается в хартиях Кнута (ок. 1032). В источниках, относящихся к правлению Эдуарда Исповедника, эта должность упоминается довольно часто, но только в официальных документах. Вероятно, этимология слова сталлер восходит не к латинскому stabulator, а к древнескандинавскому stallr, значение которого ближе к современному английскому слову stall (стойло). Это слово имеет общегерманское происхождение и весьма отдаленно связано с латинским stabularius. В Норвегии в XIII в. сталлер совмещал несколько функций: он был глашатаем короля во время публичных церемоний, главой и судьей дружинников, отвечал за лошадей и другие королевские средства передвижения. Какие из этих функций были у английского сталлера — неизвестно. Существует предположение, что сталлер мог исполнять и функции военного командира. Одновременно на службе находилось несколько сталлеров (двое или даже четверо, среди которых один мог считаться главным). Во время правления Эдуарда Исповедника, когда при английском дворе усилилось влияние нормандских традиций, наряду со сталлерами появляются упоминания о маршалах. После Нормандского завоевания упоминания о сталле- ре исчезают окончательно.

До IX в. в источниках не встречается свидетельств существования в англосаксонских королевствах даже рудиментов королевской канцелярии. Вместе с тем от этого периода до нас дошел огромный корпус королевских хартий, что позволяет предположить существование специальных клерков или даже целого скриптория при королевских дворах. Впрочем, первые упоминания о зспрЬопит относятся к X в. Следует отметить, что печати, скреплявшие королевские хартии, в этот период были вислыми и двухсторонними (как на папских буллах), а не односторонними, приложенными к листу (как на французских и имперских документах). С эпохи Кнута Великого можно проследить биографии некоторых клириков, которые начали карьеру писцами при королевском дворе, а закончили епископами и аббатами.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме АНГЛОСАКСОНСКИЙ ПЕРИОД:

  1. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ЖАНРЫ ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ТЕОРИИ ЖУРНАЛИСТИКИ И НА СТРАНИЦАХ ПЕРИОДИКИ ФРАНЦИИ А. Евтушенко Ростовский государственный университет
  2. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ эволюции П. Н. МИЛЮКОВА
  3. 2.2 Правовая лексика древнеанглийского периода
  4. 2.3. Терминология права среднеанглийского периода
  5. 2.4 Современный период развития англосаксонского права
  6. 2.5 Характеристика современной правовой системы Англии
  7. Выводы
  8. БЕЗОБРАЗОВА М.В. [1] руКОПИОНЫе МАТЄРИАЛЬІ К ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ в РОССИИ
  9. § 3. Влияние римского права и других факторов на процесс формирования и развития романо-германского и судейского права
  10. § 1. Основные этапы становления и развития англосаксонского права и формирования в нем судейского права
  11. АНГЛОСАКСОНСКИЙ ПЕРИОД
  12. Королевская палата, Гардероб, Казначейство.
  13. Ситуация в Латинской Америке в первый период второй мировой войны (1939-1941)
  14. Глава 30 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ВОЙНА: РАЗРУШЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ МАТРИЦ НАРОДА
  15. ГЛАВА 6 Вступать в противоборство с сильным или нападать на слабого?