<<
>>

ИМПЕРАТОРЫ ИЗ ДОМА ГАБСБУРГОВ. СТИЛЬ ПРАВЛЕНИЯ, ДВОР И ПРИДВОРНЫЕ ДОЛЖНОСТИ

Императоры. С 1438 г. корона принадлежала династии Габсбургов. Семейные традиции, свойственные позднему Средневековью, всецело отразились в практике правящего императорского дома.

Вплоть до 1564 г. в ходу были династические разделы, выделявшие младшим отпрыскам самостоятельные княжества в структуре общего владетельного массива. Так возникали, дробились вновь и угасали многочисленные побочные ветви. Фердинанд I в 1564 г. еще раз поделил наследство между тремя сыновьями: помимо Нижне- и Верхнеавстрийских владений теперь выделилась Штирия, Карин- тия и Крайна, принадлежавшая отныне эрцгерцогу Карлу и его потомкам с центром в Граце (Штирийская ветвь), и Тирольское герцогство, в котором правил ставший впоследствии знаменитым меценат и собиратель эрцгерцог Фердинанд. Он скончался без законных наследников в 1595 г. (внебрачный сын его Карл получил специально выделенное для него графство Бурггау в Передней Австрии), а Тироль позже вернулся в общий домен.

Максимилиан II порвал со старым обычаем: он завещал своим наследникам лишь титулярные апанажи, по сути — кормления с отдельных областей, не связанные с владетельными правами. Шаг императора, несомненно, диктовался правительственной мудростью: многочисленные сыновья в случае предоставления удельных прав попросту могли раздробить на мелкие части внушительный наследственный блок. С другой стороны, пустые титулы подтолкнули сыновей к поиску серьезного территориального подспорья, что спровоцировало в годы правления Рудольфа II (1576-1612) знаменитую «распрю братьев». Младший брат императора эрцгерцог Матнас сперва отважился вмешаться в нидерландскую авантюру, мечтая о наместничестве в восставших против испанцев провинциях, а позже, потерпев фиаско, выступил непосредственно против Рудольфа. Развернувшаяся на многие годы внутрисемейная смута повлекла новые передел наследства, отказ Рудольфа в пользу Матнаса от австрийских земель, а потом от Венгерской и Богемской короны.

Противостояние, сильно подрывавшее авторитет династии, закончилось лишь со смертью самого Рудольфа в январе 1612 г. Кончина, в свою очередь, бездетного Матнаса в 1619 г. выдвинула на передний план Штирийскую ветвь, в лице Фердинанда II (1619-1637) занявшую престол.

Окончательно вопрос престолонаследия был откорректирован лишь Прагматической санкцией 1713 г. Согласно ее положениям отныне в случае пресечения мужского колена корона наследовалась по женской линии в зависимости от степеней родства.

Воззрения императоров на свои обязанности, правительственные концепции, сам стиль правления предопределялись условиями эпохи. Религиозные потрясения XVI в. и кровавую драму Тридцатилетней войны следует отнести к безусловно самым значимым импульсам. Для венценосцев, начиная с Максимилиана I вплоть до Рудольфа II и Матиаса, типичным было влияние позднегуманистической культуры, глубокая религиозность, сочетавшаяся с интеллектуальной увлеченностью в духе постижения гармонии мира и служившая, как считалось, целям «общего блага». Уже Максимилиан I ощущал себя космополитическим арбитром, ответственным за поддержание христианского миропорядка на основе личного благочестия и уважения принципов «общего блага». Внук его Карл V руководствовался в первые годы своего правления концепцией италоцентризма канцлера Меркурино Гаттинары, большого поклонника великого Эразма Роттердамского. Реализация ее поставила Карла в состояние перманентного конфликта со всеми соседями, включая папу, и дорого обошлась императорским интересам в самой Германии. Но Карл до самого конца смотрел на себя как на верховного гаранта мира, обязанного восстановить рухнувшее единство Церкви и отстоять Европу от посягательств османов. И точно так же его наследники младший брат Фердинанд и племянник Максимилиан II хлопотали о мире, будучи готовыми дать место под общей крышей даже иноверцам-лютеранам целиком в соответствии с пониманием собственных задач как защитников всехристианского согласия.

На пике «конфессиональной эпохи» от императора требовались прежде всего качества религиозного бойца.

Таков был идеал для Фердинанда II и — правда, в меньшей мере — его сына Фердинанда III, которому оба старались соответствовать. Война и кипучая деятельность уплотняли общение с высшей совещательной инстанцией Тайным советом и в еще большей мере с ключевыми фигурами собственного окружения, такими как Ульрих фон Эггенберг или Максимилиан фон Траутманнсдорф. Неизбежно возрастала и роль духовников, подобных Мартину Бекану и иезуиту Вильгельму Ламормэну, хотя их влияние на принятие конкретных решений не может быть подтверждено документально и, скорее всего, носило характер лишь существенной, но все же одной из составляющих. Сама модель правления, правда, не становилась от этого более персональной: она лишь резче выделяла круг доверенных лиц.

Габсбурги сумели сохранить лучшие в Европе традиции фамильной солидарности. Перед нами, за редким исключением, многодетные семьи, не знавшие больших раздоров. В их истории раннего Нового времени не было темных и тем более кровавых пятен. Распря братьев в царствование Рудольфа II осталась лишь эпизодом.

Двор: должности и церемониал. Со времен образования Священной Империи сохранялась главная особенность организации двора германских монархов: существовал двор императора как совокупность собственно имперских должностных лиц, и двор собственно короля Германии как хозяина наследственных земель. Если императорский двор как таковой всегда был «атомизирован», распылен по владениям отдельных династов обладателей должностей и представал в цельном виде лишь в рамках надворных съездов (Hoftage), а позже Рейхста- гов, то двор короля выступал постоянно функционирующей, зримой величиной, состоявшей из личного хозяйства и административного аппарата. Именно его мы будем иметь в виду в этом разделе.

Габсбурги в XVI в. стремились сблизить свой двор со сферой управления Империей и новыми инкорнорированными землями, сделать его более «имперским», что наложило характерную печать на развитие институтов и должностей. До начала XVI в. он мало чем отличался от дворов прочих территориальных властителей. Заимствование Максимилианом I элементов бургундской придворной организации и преобразования, задуманные в присоединенных землях, повлекли перемены. Они выразились в более строгом разграничении отраслевого управления и во все более энергичном размежевании личного хозяйства и административной сферы. В этом смысле правы те историки, которые полагают, что в эпоху Максимилиана I имперские земли оказались сильнее, чем прежде, вовлечены в развитие институтов, свойственных западному региону, давно уже сложившихся и апробированных во Франции, Бургундии или Англии. Но совершенно неверно из этого делать вывод об ущербности имперского пути: исторические условия Германии долгое время делали попросту ненужными нововведения подобного рода. Тяжелое наследие отца, амбициозность сына, широкая династическая политика, начавшиеся длительные войны, наконец, борьба с сильной сословной оппозицией требовали нового импульса.

При дворе Максимилиана I была введена роспись штатов и создана придворная бухгалтерия, упорядочившая размеры и выплату жалованья. За год до своей кончины в 1518 г. он распорядился довести до конца начатые преобразования, отраженные в т. н. «Инсбрукском уложении» (ЫзЬгискег ЫЬейит). На основании этого документа мы в сущности впервые можем говорить о структуре и численности двора.

В дальнейшем штаты регламентировались специальными королевскими указами, чаще всего именуемыми «Надворными уложениями» (HofOrdnungen). Фердинанд I создал ту модель двора, которая стала основой для последующих Габсбургов. Формально придворные штаты распускались после кончины монарха. Новый государь был обязан издавать и новые придворные уложения, регламентирующие и корректирующие работу слуг и должностных лиц, — традиция, сохранявшаяся до конца Империи. На деле, впрочем, часто наблюдалось перемещение отдельных лиц и даже целых групп придворных покойного государя ко двору его наследника. Кроме того, уже в XVI в. сложилась гибкая система всевозможных поощрений, денежных пенсий и почетных должностей, позволявшая формально сохранять на местах слуг своих предшественников. Это служило одной из причин постоянного, хотя и не всегда быстрого, роста придворных штатов, их разбухания.

Строго говоря, нельзя говорить о дворе как о внутренне цельном

?

u и и

± соответствии с давней сословно-иерархичнои традициеи

мы никогда не видим собственно «один» двор государя. Он всегда носил сложносоставной, «композитарный», вид. Рядом с собственно двором императора находился двор его супруги, наследников престола, наследниц и многочисленных родственников. У всех у них были свои придворные штаты, и все они управлялись собственными регламентами, хотя и утверждаемыми самим королем. Совершеннолетние наследники или супруга имели право назначать на должность в свой двор, но только с согласия, пусть и формального, самого государя. Право императора вмешиваться в придворные штаты родственников обозначало и юридическое старшинство «большого» королевского двора перед остальными. Количество автономных, «малых» дворов напрямую зависело в таких условиях от числа наследников.

Численный состав относительно хорошо прослеживается с упомянутого уложения 1518 г. В нем перечислено 450 человек, включая стражников, советников, секретарей и личных слуг. По подсчетам А. Колера, двор Фердинанда I в 1526-1527 гг., в период его наместничества в Германии, насчитывал 360 персон. В 1554 г. в канун восшествия на имперский престол он увеличился до 550 человек. В то же время штаты наследника, будущего Максимилиана II, состояли из 325 персон. В год смерти Максимилиана II в 1576 г. его двор по численности едва ли превосходил двор отца ок. 530 человек. Спустя 100 лет произошел настоящий скачок: в царствование Леопольда I его окружение уже насчитывало примерно 1000 служащих. Ближе к середине XVIII столетия эта цифра удвоилась: двор Габсбургов, бесспорно, был самым многочисленным в землях Империи.

Как уже говорилось, с начала XVI в. резче, чем прежде, разграничивались личное хозяйство и административный аппарат. Это, впрочем, не означало отсутствия единой иерархии. Двор образовывал лестницу чинов и званий, привычную для других южнонемецких дворов с некоторыми заимствованиями под влиянием Бургундии, касавшимися, впрочем, в большей мере административного хозяйства и церемониала. Причем в этой последней сфере подражание Бургундии сменилось при Фердинанде I испанским влиянием.

Штаты личного хозяйства распадались на три ступени должностей. Верхушку образовывали обладатели высших придворных постов. Первое место среди них занимал главный гофмейстер (Obersthofmeister, Obristhofmeister, позднесредневековая лат.: magister curiae, summus magister сипае), возглавлявший придворные штаты и надзиравший за всем личным хозяйством государя. За пределами его компетенции оставались лишь высшие административные инстанции Придворный совет и Тайный совет, хотя по должности он обязан был участвовать в работе всех этих учреждений. Сам пост уже в XVI в. обладал оттенком почетной представительности, а в XVII в. превратился в синекуру под рукой у гофмейстера находился целый штат заместителей. Центральной фигурой среди них был главный камерарий ( Oberstk?mmerer, obrist camrer, позднесредневековая лат.: magister cubiculariorum), в чем, по мнению некоторых историков, выразилось бургундское влияние, поскольку в других немецких княжествах камерарии подчинялись гофмаршалу, а при бургундском дворе они, напротив, обрели второе место после гофмейстера. Должность камерария, прежде ответственного за сокровищницу и государево жилье, теперь преобразовалась в распорядителя по делам всех королевских резиденций, смотрителя личных покоев государя, его гардероба. Ему подчинялась вся дворцовая челядь, привратники, врачи и ювелиры. Камерарий обязан был организовывать весь годичный цикл придворной жизни, начиная от выездов государя в провинцию или Империю до отправления династических торжеств и приемов. Ему поручалась закупка произведений искусства, изготовление драгоценностей и представление подарков придворным и иноземным представителям. Столь важные обязанности и рост двора требовали непрерывного увеличения штатов помощников, из которых позже в XVII в. выросла служба камергеров. Камерарию непосредственно подчинялись главы пяти ведомств. На плечи главного гофмаршала (Obersthofmarschall, Obristhofmarschall) ложилось все материальное обеспечение штатов и резиденции вплоть до пошива платья, заготовки дров и свечей. Он надзирал за дворцовой охраной (трабантами), профосами, фурьерской и квартирмейстерской службами. Его считали ответственным за поддержание надлежащий дисциплины среди придворных, он обязан был пресекать конфликты, расследовать и докладывать о всевозможных нарушениях. Главный шенк (Oberstschenk) управлял столованием государя и следил за винным погребом. Главный кухмейстер (Oberstkuchenmeister) курировал королевскую кухню, главный шталмейстер (Oberststallmeister) возглавлял конную службу, а главный егермейстер (Oberstjagermeister) был ответственен за различные охотничьи мероприятия. В начале Нового времени под началом этих должностей разворачивались целые штаты слуг, а сами должности все больше утрачивали рабочий характер. Они превращались в хорошо оплачиваемые, очень престижные и почетные должности.

Под управлением начальников ведомств располагался штат придворных юнкеров ("от нем. Jungherr — молодой дворянин, молодой наследник), под которыми до конца XVI в. иногда понимали вообще всех зачисленных на службу дворян. Собственно на юнкерскую должность можно было попасть по достижении совершеннолетия, которое приравнивалось к способности носить оружие (wehrgemacht). При дворе вступление во взрослый возраст сопровождалось церемониалом, сильно напоминавшим возведение в рыцарство: либо сам государь, либо лицо, его замещавшее, перед собранием придворных вручали дееспособному дворянину клинок. В зависимости от подчиненности штатам различались гофюнкеры, камерюнкеры, ягдюн- керы и т. д. Присутствие их при дворе, как правило, имело обязательный характер. Самую низшую ступень в благородной иерархии двора занимали пажи (от лат .pages), несовершеннолетние отпрыски дворянских семейств, как и юнкеры, подчиненные отдельным ведомствам (гофпажи, камерпажи, штальпажи, ягдпажи и т. д.). Впрочем, юнкерская и пажеская службы пожизненно не прикрепляли ко двору. Как и в остальных крупных немецких княжествах, габсбургский двор выступал своеобразной школой дворянской молодежи: в пажи и юнкеры часто зачисляли по ходатайствам собственных сословий или иноземных дворов. Вручение оружия отнюдь не гарантировало прыжок в юнкерский разряд: необходимы были вакансии, а сроки службы предварительно обговаривались с ходатаями. По истечении их дворянин теоретически обязан был вернуться домой.

Личное хозяйство зримая ипостась харизмы государя. Растущие штаты, высокое жалованье, пышный церемониал превращали габсбургский двор в классический образец церемониально-аристократического двора по классификации Ф. Бауэра. Впрочем, в основе здесь лежали все еще средневековые традиции, свойственные прочим немецким княжествам.

Иную картину дает административный аппарат. Придворный совет, Канцелярия, позже Тайный совет возникли во многом под влиянием бургундской практики в том виде, в каковом ее застал молодой Максимилиан в последней четверти XV в. В 1497 1498 гг. в наследных землях был конституирован Придворный совет (Hofrat, Consilium aulica), схожий по своим параметрам с королевскими советами других стран и выросший из давнего обычая консультаций с высокопоставленными чиновниками двора. Помимо бургундских корней свою роль сыграло и огромное желание молодого императора поскорее заполучить совещательный орган, которому было бы под силу разбирать общеимперские дела. Кроме того, проиграв сословиям в схватке за Камеральный суд, в котором у короны оказался минимум представительства, император хотел передать новой инстанции часть судебных полномочий. Не привыкшие к столь огромным задачам сословия просили оставить за Советом лишь дела наследственных земель, но государь остался непреклонен, напомнив в 1510 г., что Австрия — это тоже часть Империи и ее представители обязаны делить места с чинами других имперских земель. Согласно упомянутому Инсбрукскому уложению 1518 г. в состав Надворного совета входила по меньшей мере 21 персона, в том числе канцлер, гофмейстер, шатцмейстер и другие чины. Имена же и число надворных советников в первые годы правления Фердинанда I как наместника Германии нам неизвестны. Некоторая ясность наступает лишь с 1526-1527 гг., с появления целого ряда указов, регламентирующих состав двора. Советниками числились обладатели тех же должностей, что и при Максимилиане, общим числом до 20 человек.

Поворотным моментом стал 1559 г., когда после восшествия Фердинанда на имперский престол Совет был окончательно преобразовали в Имперский придворный совет (Reichshofrat, Consilium imperiale), тем самым узаконив его статус общеимперского учреждения. Впрочем, в нем, как и раньше, разбирались дела наследственных австрийских земель, что придавало всему органу своеобразный двойственный характер. Но еще важнее было окончательное утверждение за Советом судебных полномочий. Тем самым была достигнута заветная цель короны: укрепить свои позиции верховного судьи для имперских сословий — то, чего лишь в половинчатой форме удалось добиться Максимилиану I. К тому же состав Совета назначался только императором.

Полномочия Совета неоднократно корректировались, в частности, Оснабрюкскими статьями 1648 г., но всегда сохраняли основное ядро. Совет выступал высшей инстанцией по вопросам имперских ленов: в нем подлежали улаживанию все споры относительно наследования выморочного имущества и статуса собственности. Своим решением он мог легитимировать внебрачных детей имперских чинов с разрешением вступать в наследство родителей. Сверх того, в Совете разбирались все спорные дела, связанные с раздачей имперских привилегий, титулов, дворянских дипломов и гербов, что в совокупности отражало всю сферу полномочий собственно императорской власти. Совет также выносил решения по уголовным делам имперских сословий, если они не были связаны с нарушением земского мира.

Для XVI в. был весьма показателен стиль работы этого органа: он, строго говоря, занимался не столько сугубо правовым исследованием вопроса, сколько улаживанием самого конфликта. Важность для него имело вынесение приемлемого для споривших сторон решения, выработка компромисса, что особенно было важно императорам «эпохи Аугсбургского мира», стремившимся избежать любого обострения внутри Империи. Не случайна была и критика в адрес Совета со стороны юристов разных религиозных лагерей, считавших процедуру выработки итогового вердикта не всегда законной. Тем не менее гибкий механизм работы привлекал подданных, разуверившихся в волоките Камерального суда, создавал определенную притягательность. Репутацию повышала и сама процедура работы: Совет инициировал назначение особых комиссий для исследования обстоятельств дела на местах. Комиссары занимались сбором всей информации, а не только доказательств по какому-либо конкретному пункту. Итоговое решение выносилось лишь после ознакомления с обстоятельными реляциями комиссаров. Деятельность Камерального суда, напротив, выглядела несравненно более громоздкой: по каждому случаю здесь уполномочивался местный судья, сильно зависимый от властей, работа которого ограничивалась лишь сбором доказательств.

Судебные функции, впрочем, не вытесняли совершенно правительственных. Совет продолжал давать рекомендации по административно-политическим вопросам, но в гораздо большем объеме они отходили теперь Тайному придворному совету.

В ходе Тридцатилетней войны протестантские сословия неоднократно упрекали Совет в предвзятости и «карманности» и требовали ограничить его деятельность только имперским регионом. Фердинанд II в 1620 г. вынужден был пойти на уступки: наследственные инкорпорированные земли изымались из сферы его компетенции. В конфессиональном отношении Совет, однако, оставался рупором католической партии: чаще и охотнее к его услугам прибегали католические подданные короны. В вестфальских статьях протестанты добились паритетного представительства всех конфессий и, кроме того, настояли на поднадзорное™ его особой ревизионной комиссии по аналогии с той, которая согласно Аугсбургскому религиозному миру 1555 г. назначалась для проверки деятельности Камерального суда. Император вынужден был пойти на попятную и в этом вопросе, но реально деятельность этой комиссии значилась лишь на бумаге. Равенство конфессий также не было соблюдено: протестанты были здесь в меньшинстве и в XVIII в. Император слишком дорожил своим детищем, чтобы жертвовать им даже в относительно спокойное время после 1648 г. Ныне историки все меньше склонны говорить о конкуренции между двумя главными судами Империи: в целом оба учреждения: и Надворный совет и Камеральный суд — дополняли друг друга и вносили свою лепту в укрепление внутреннего мира.

Совет состоял из президента и заседателей, число которых росло: в середине XVI в. их насчитывалось от 12 до 18, в 1659 г. — 24, в 1711 г. 30. Собрание делилось на скамьи «дворян» и «ученых», под которыми, собственно, следовало подразумевать неаноблированных юристов. Но уже в XVII в. состав Совета был представлен только дворянами, включая дипломированных юристов, получивших низший дворянский титул.

Финансовые дела разбирались Казначейством, Надворной камерой (Hofkammer, Camera aulica). Максимилиан I создал ее для наследственных земель: в 1494 г. — для Тироля, в 1495 г. — для Нижней и Верхней Австрии. Но развить из новых инстанций общеимперский орган, занимавшийся сбором налогов с имперских чинов, не получилось ввиду того, что собственно само имперское налогообложение ограничивалось преимущественно лишь финансированием военных кампаний (т. н. общий пфенниг) и содержанием нескольких верховных институтов (Камеральный суд), для чего не требовался постоянный орган. Кроме того, сословия всегда рассматривали взносы как выражение своей доброй воли и резко противились централизации денежного хозяйства. Карл V, вынужденный постоянно дробить свои усилия между двумя коронами, не мог продвинуть дело вперед, и функции Казначейства ограничивались лишь австрийскими землями. Фердинанд I старался упорядочить его работу. В 1527 г. своим пражским указом он определился со штатом: во главе казначейства значился генеральный шатцмейстер (General Schatzmeister, Tavemicus, magister tavemicorum) им был тогда давний знакомец государя, опытный и хитрый хозяйственник Ганс Гофманн. У него в подчинении числился один камеральный советник (Hofkammerrat), хофпфенниг- мейстер (Hofpfennigmeister) и «камер-секретарь» (Kammer Sekret?r’). В 1568 г. должность шатцмейстера была заменена президентом камеры (Kammerpr?sident). Впрочем, дело с централизацией ведомственной работы даже в наследных землях продвигалась с трудом. Раздел 1564 г. повлек учреждение аналогичных инстанций в Граце и Инсбруке, лишь формально подведомственных Вене, на деле же сильно зависимых от тамошних династов. Особенно это касалось присоединенных королевств и прежде всего Венгрии, где стремление сохранить внутреннюю автономию было всегда особенно сильным. «Распря братьев» внесла дополнительный хаос: эрцгерцог Матнас по мере расширения подвластного ему массива территорий создавал там в сущности параллельные органы управления, в том числе и свое Казначейство, ведавшее доставшейся ему частью Австрии. Положение с финансами было настолько тяжелым, что в 1613 г. потребовалась целая программа реформ. Впрочем, стабилизация хотя и последовала, но на старой почве: на протяжении всего XVII в. сохранялось территориальное дробление, и венский камерпрези- дент мог лишь доводить до региональных казначейств распоряжения государя. Те же передавали организацию денежных вопросов местным властям и дожидались их вердикта, реально ограничивая свои полномочия бумажной подочетностью Вене. Изменения проявлялись лишь в разбухших штатах и в отраслевой специализации. Первоначальный секретариат теперь стал Канцелярией надворной камеры (Hofkammer — Kanzlei), которая с Фердинанда II состояла из трех «экспедиций»: по делам Империи и Нижней Австрии, Богемии и Венгрии. Единого и согласованного во всех своих частях финансового управления Габсбургам до XVIII в. создать так и не удалось.

В указе Фердинанда от 8 февраля 1527 г. впервые упомянута должность президента Тайного совета: им значился тогда епископ Тренто Бернар фон Клее. Историки обычно считают эту дату днем рождения знаменитого учреждения. В его состав при Фердинанде входило шесть человек: канцлер, гофмейстер, гофмаршал, верховный канцлер Богемской короны и позже, судя по сообщениям итальянских дипломатов, оба престолонаследника эрцгерцоги Максимилиан и Карл, которых стареющий император привлекал, видимо, в целях совершенствования правительственных навыков у сыновей. Круг дел, подлежавших обсуждению, ограничивался первоначально династическими и внешними проблемами исключительной важности. Впоследствии состав Совета все время варьировался. До Фердинанда II он не превышал восьми советников. При Фердинанде число советников явно выросло: в 1628 г. мы видим уже 15 членов, в 1636 г. — 20. Совет назначался государем, и в основе назначений лежали персональные решения, но почти все участники были тесно связаны с придворной и административной службами, включая церковную стезю. Леопольд I с 1664 г. озаботился реорганизацией этой важнейшей инстанции, и в 1669 г. она была преобразована в Тайную конференцию (Geheime Konferenz), причем первоначально ее состав ограничивался только тремя членами, а позже был расширен до 13.

Как и любое другое придворное учреждение, Совет функционировал лишь при жизни монарха: он распускался после его смерти, хотя наследник мог включить в новый состав и старых членов. Круг обсуждавшихся вопросов охватывал прежде всего «международные», династические проблемы, к которым постоянно добавлялись отношения с собственно имперскими княжескими дворами и дела, касавшиеся управления наследными землями. Так, после кончины Рудольфа II Тайный совет и его глава знаменитый Мельхиор Клезль вынуждены были разрабатывать концепцию финансовой реформы в видах оздоровления сильно пошатнувшегося денежного хозяйства короны. Династические коллизии, раздел 1564 г., позволивший сформировать вокруг родственных династов свои совещательные органы, наконец, затяжной конфликт Матнаса с Рудольфом в начале XVII в. отрицательно сказывались на работе этой важнейшей инстанции: в конкуренции с императором Матнас собрал вокруг себя в сущности свой собственный Тайный совет, во главе которого был поставлен Клезль; однако последний лишь по временам мог присутствовать на Совете и возглавлять его работу.

В отличие от Имперского придворного совета, деятельность которого была строго регламентирована, Тайный совет носил персональный характер. По мнению лучшего знатока леопольдинской Тайной конференции С. Зинеля, ее и вовсе нельзя считать некоей самостоятельной инстанцией: по своему составу и режиму работы она всегда оставалась плодом монаршего произвола. Разумеется, последнее слово было за государем, но сам Совет постоянно выступал полем столкновения личных амбиций и точек зрения. Клики и группы формировались преимущественно по признакам землячества, родства или патронажа вокруг сильных личностей. Так, при Фердинанде II тон задавали сторонники Ульриха фон Эггенберга, личного друга императора, «эгген- бергская клика», куда входили аббат Кремсмюнстера Антон Вольфрад, президент Военного совета Рамбальдо Коллальто и глава австрийского Казначейства Иоганн Баптист Верда фон Верденберг. С 1633 г. она уступила место людям из окружения престолонаследника, будущего Фердинанда III. Первую скрипку среди них играли Максимилиан фон Траутманнсдорф, Вильгельм Славата и Гундакер фон Лихтенштейн. Как и в остальных сферах придворной жизни, в ходу было совмещение должностей: тот же Траутманнсдорф с 1637 г. состоял директором Тайного совета, будучи одновременно оберстгофмейстером императора. Лишний раз подтверждается мифичность институционного плюрализма при дворах XVII в.: до отраслевой автономии было еще очень далеко. Лучше всего это иллюстрируется персонализацией самой власти, резко возросшей после Тридцатилетней войны: ответственность за важнейшие решения возлагалась не на «институты», а на узкую группу придворных, в руках у которых сосредоточивались все ключевые посты. Конечно, здесь можно увидеть проявления «абсолютистской тенденции», но с очень важной поправкой: в Империи «абсолютистская» ипостась не имела ничего общего с каким-то новым качественным скачком самой власти. Тенденцию хорошо иллюстрирует история Совета в XVII в. Внешне все решения принимались коллегиально, но сам Совет все время эволюционирует в сторону сужения своего «активного ядра». С 1628 г. и особенно с 1652 г. все чаще проходят совещания узким кругом, в т. н. депутациях при участии двух-четырех самых доверенных лиц. При Леопольде «депутации» обрели твердый статус. Отныне они обязаны были предварительно обсуждать и готовить все вынесенные на решение Совета вопросы.

В 1556 г. мы встречаем и первое упоминание о Придворном военном совете (Hofkriegsrat, consilium bellicum) — высшей совещательной инстанции по военным вопросам. Инициатором вновь был Фердинанд I, а не Карл V, обреченный разрываться между двумя монархиями. Постоянная турецкая угроза, непрекращавшиеся столкновения на дунайском пограничье вынуждали Фердинанда всерьез задуматься над обороной подвластных ему земель. Потому само учреждение задумывалось первоначально именно как главный штаб по борьбе с османами. Совет планировал кампании и осуществлял управление войсками, а также ведал всеми вопросами обеспечения армий в мирные годы. Но очень скоро обнаружилась необходимость в координации с региональными силами, особенно с властями и сословиями инкорпорированных владений, находившихся под непосредственным ударом турок. Так, после династического раздела 1564 г. был учрежден еще один Совет в Граце, призванный следить за положением дел на границах Хорватии и Славонии и в сущности подконтрольный штирийским Габсбургам. Также обзавелся собственным военным присутствием (Knegsstelle) в Инсбруке Тироль, долгое время остававшийся самостоятельным массивом в структурах австрийских владений. Все они формально подчинялись Надворному военному совету, на деле же сильно зависели от местных властей. Достичь единства было нелегко, особенно учитывая особый статус венгерских владений, где комплекс военных вопросов был поднадзорен палатину и местным сословиям. Лишь постепенно Габсбургам удалось консолидировать военное управление, чему немало способствовало укрепление их позиций в наследственных землях в ходе Тридцатилетней войны. Другой проблемой, вставшей самым острым образом с XVI

в., было финансирование войск, требовавшее тесных межведомственных усилий. Приходилось работать прежде всего с Надворным казначейством в Вене, казначействами подвластных земель, особенно Венгрии ( Ungarische Kammer, Camera hungarica), и Надворной канцелярией. Споры вращались вокруг извечной проблемы: Совет требовал все больших расходов, а казначейства стремились их всячески ограничить. Тяжкий опыт войн XVII в. заставил Габсбургов разрубить гордиев узел: в 1697 г. была создана своего рода межведомственная комиссия, депутация по общественным, хозяйственным и военным делам (Deputation des publico-oeconomico-militans), куда входили главы всех трех ведомств и которая выработала концепцию создания и содержания единых вооруженных сил подвластных Гасбургам земель.

Во главе Совета стоял председатель, ключевыми фигурами в его составе были начальник арсеналов (Obristzeugmeister), надзиравший за крупнейшими базами и складами военного имущества в Граце, Лайбахе (Любляна),Триесте и Праге, а также начальник крепостей и ответственный за фортификационные работы (Bausuperintendant), позже подчиненный верховному комиссару по вопросам военного строительства (Obnstbaukommisar), местом пребывания которого с 1560-х гг. стала Вена. Главный провиантмейстер (Obristproviantmeister) ведал продовольственным снабжением, наймом — главный мустер- мейстер (Oberstmustermeister), а оплатой кригсцальмейстер (Kriegszahlmeister). Фердинанд III ввел должности президента и вице-президента Совета. Кроме того, по окончании Тридцатилетней войны, в 1650 г., был создан пост генерального военного комиссара (Generalkriegskommissar), призванного контролировать все вопросы индендантской службы и готовить годовую смету расходов, которая потом передавалась на рассмотрение финансовым учреждениям. При Совете функционировала Надворная военная канцелярия (Hofkriegskanzlei, Cancellaria Bellica), занимавшаяся текущим делопроизводством и состоявшая из секретарей, регистраторов, экспедиторов и переводчиков.

Во главе Совета с самого начала стояли боевые офицеры, имевшие опыт многолетних кампаний, часто из незнатных фамилий. С середины XVII в. президентами Совета оказывались первоклассные стратеги, такие как Раймонд Монтекукколи в 1668 1691 гг. или принц Евгений Савойский в 1703-1736 гг.

Громоздкий механизм военных ведомств в целом выдержал испытание Тридцатилетней войной самой тяжелой пробой сил за всю историю Габсбургов раннего Нового времени. Был соблюден баланс интересов сословий инкорпорированных земель и короны даже после подавления чешского восстания в 1620 г. Избавившись от балласта многочисленных промежуточных звеньев, «военных комиссариатов» военных лет, распущенных после 1648 г., Габсбурги смогли содержать пусть небольшую, но все же постоянную армию. В 1650 1651 гг. она состояла из 5000 сабель и 14 500 ружей полкового состава, размещенных большей частью по пограничным крепостям. К концу века численность возросла до 100 000 чел.

Военный бюджет XVI в. состоял на две трети из средств Богемской короны и на треть из австрийских. Постановления 1697 г. исчисляли годовое финансирование в 12 млн гульденов, из которых львиная доля 4 млн приходилась на Венгрию. Но создание собственных войск ничего не меняло в дуалистичной основе самой имперской военной машины: собственно от имперских сословий Габсбурги, как и прежде, получали, пусть и на реорганизованной основе, строго определенные квоты контингентов.

Текущее делопроизводство сосредотачивалось в Надворной канцелярии (Но/капгШ, СапсеИапа АиИса), работе которой бургундский опыт Максимилиана придал более стройные формы. Карл V всю свою жизнь выступал пленником многочисленных канцелярий и секретариатов, учреждаемых и ликвидируемых по мере усложнения задач короны. Фердинанд, обреченный защищать интересы германоавстрийского сектора семейной державы, заложил будущее именно австрийской традиции. Громадный круг династических и владетельных проблем влек стремительное разбухание штатов. К 1556 г. его Канцелярия распадалась на несколько секретариатов. Самыми важными из них были по делам австрийских наследственных земель, собственно Империи, Испании, Бургундии, Франции. Еще один секретариат ведал сношениями с апостольским престолом. Формально отдельные канцелярии занимались администрацией корон Богемии и Венгрии. Реально же их старались как можно теснее привязать к австрийским владениям. В 1637 г. в росписи штатов Фердинанда II они даже не были упомянуты, фигурировали лишь богемская и венгерская экспедиции (ЕхресИйо Ьокетка, ЕхресНйо кищапса) в составе Австрийской канцелярии.

В первые годы правления Фердинанда I вроде бы давала о себе знать былая средневековая традиция: Канцелярия управлялась клириком, епископом Бернаром фон Клесом. После его кончины в 1539 г. Фердинанд решил не замещать собственно пост канцлера. Вместо него была введена должность вице-канщера, отправлявшаяся профессиональными юристами. Первым из них при Фердинанде стал Георг Гингер фон Роттенэкк, специалист в области канонического права и патристики. Его сменил на этом посту в 1544 г. выпускник Тюбингенского университета без дворянского диплома Якоб Ионас, а в 1558 г. преемником его стал уроженец Ульма знаменитый Георг Зельд. К тому времени Зельд уже состоял в должности имперского вице-канцлера, получив назначение от Карла V еще в 1547 г. Тем самым Королевская и Имперская канцелярии соединились теперь в одном лице. Отныне речь шла собственно об Имперской канцелярии и канцеляриях Богемии и Венгрии. Фердинанду удалось совершить весьма тонкую операцию, совместить важнейшие должности Империи и короны. От успеха ее зависела и степень контроля над имперскими землями: покойный император Карл оставался «чужим» венценосцем для Германии, Фердинанду предстояло искусно «срастить» владения династии с Империей. Во многом это ему сделать удалось.

Имперская канцелярия (Reichshofkanzlei) во главе с вице-канцлером отныне и наряду с Имперским придворным и Тайным советами стала важнейшим каналом влияния короны на имперские земли. До начала XVII в. пост вице-канцлера контролировался дипломированными юристами из горожан. Императору было важно иметь здесь своих людей, поскольку вице-канцлеры готовили проекты, обсуждаемые на Рейхстаге, и были посредниками на переговорах курфюрстов и сословий. На смену уже упомянутому Зельду в 1563 г. пришел Иоганн Баптист Вебер, верный помощник Фердинанда I и его сына Максимилиана II. Опытные юристы, вице-канцлеры всячески стремились поддержать компромисс между престолом и религиозными партиями. С начала XVII в. эту должность замещают потомственные дворяне, причем в регистре имен начинают преобладать непосредственные подданные Габсбургов. Это был знаковый рубеж: в условиях растущей нестабильности императоры стремились «одомашнить» столь значимую должность, посадить на нее надежных ленников короны. Имперская канцелярия потихоньку превращалась в кузницу опытных юристов и администраторов, преданно служивших престолу. Она сохранила структуру секретариатов, число которых и численный состав постоянно варьировались. Особое место занимал испанский секретариат — вплоть до конца правления Карла VI. Родство с мадридской короной и заинтересованность в испанской силе, особенно на полях Тридцатилетней войны, заставляли венских Габсбургов всегда очень внимательно следить за происходившим на Пиренеях.

Как и в прочих надворных ведомствах, практиковалось совмещение должностей: последний канцлер, епископ Клее, был, как мы помним, одновременно главой Тайного совета. Через канцлера и вице-канцлера шла вся важнейшая корреспонденция, касавшаяся имперских вопросов и состояния дел в наследственных присоединенных землях, он представлял регулярные доклады своему государю, состоял в Тайном совете и имел мощнейшие рычаги влияния на правящий курс.

В 1620 г. была выделена отдельная Австрийская канцелярия (Как нельзя лучше двор Габсбургов отражал стремление опереться на надежную клиентелу среди низшего и высшего дворянства. Его история XVI—XVIII вв. — история постоянно менявшихся фракций. При дворе Фердинанда I нашлось место друзьям детства испанцам и нидерландцам. Позже они будут вытеснены австрийцами и чехами, особенно в правление Рудольфа II. Императоры-штирийцы вновь широко откроют двери австрийцам, уроженцам западноимперских земель и итальянцам, всегда, однако, оставляя подле себя надежную группу католиков из Богемии. Конфискация земель мятежных чешских дворян и испомещение на них новой интернациональной клиен- телы — блестящий правительственный шаг, позволивший укрепить позиции в инкорпорированных землях. Так, в первой половине XVII в. венский двор превратился в настоящий сплав региональных и национальных групп. Управление ими не только помогало компенсировать недостаточную эффективность правительственных инстанций, но и ясно указывало на важность и подчас ведущую роль протекции, социальной стратегии в сравнении с бюрократическими усилиями. Император не мог превратить курфюрстов в простых титулованных слуг при его утреннем туалете, зато служба при его дворе была пределом мечтаний для многих из благородных ленников имперских князей.

Развитие властных институтов в землях Габсбургов в XVI- XVII

вв. хорошо показывает проблематичность строгих суждений. В механизме их функционирования и в самих задачах трудно сыскать резкий разрыв с поздним Средневековьем. В эпоху Карла V династии было важно сохранить прочный плацдарм в самой Империи, не дать «соскользнуть» на периферию в условиях резкого расширения подвластных территорий. Интеграция осуществлялась с опорой на старое наследие, в формах, привычных сословному обществу той поры: речь шла не о расширении компетенций самого государя или подконтрольных ему учреждениях и не о централизации в категориях политологии XIX в. Перед нами картина постоянных компромиссов между властью и подданными, между королем и сословиями инкорпорированных королевств и им же как императором и Империей в целом. Они приспосабливались к особенностям регионов и ситуации и создавали эффект своеобразной «многоукладности». Здесь не видно проблесков «абсолютизма», если под таковым подразумевать модель В. Рошера полуторавековой давности, здесь нет ясно выраженного движения в сторону «современной государственности» — мы не видим ни одного критерия, который бы говорил об отделении власти от общества. Религиозный раскол и Тридцатилетняя война заставляли мобилизовывать силы и содействовали укреплению власти в наследственных землях и инкорпорированных королевствах, отчасти подтверждая тезис И. Бурхардта о государствообразующей функции войны. Но это не делало власть более публичной, скорее, напротив, вынуждало договариваться с региональными элитами. Взаимозависимость династии и местных элит наглядно представала в облике венского двора XVII в. Карин Макхарди недавно предложила именовать державу Габсбургов «координирующим государством», смещая акцент с развития институтов на способность договариваться с элитой. Во всяком случае, термин представляется лучшим, нежели разного рода «ранние» или «конфессиональные абсолютизмы». Перед нами лишь слегка откорректированная модель предшествующих столетий. И в этом нам видится особенность «государственного» развития всей Центральной Европы: она самодостаточная зона, со специфическими условиями и общественными структурами, отличными от тех, которые имелись в западных регионах. Стадиально ее развитие едва ли подходит под «образцовый» стандарт централизованных монархий. Рубежи Средневековья и Нового времени здесь гораздо более туманны.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме ИМПЕРАТОРЫ ИЗ ДОМА ГАБСБУРГОВ. СТИЛЬ ПРАВЛЕНИЯ, ДВОР И ПРИДВОРНЫЕ ДОЛЖНОСТИ:

  1. Двор территориального государя и придворные должности
  2. Организация придворного хозяйства и эволюция придворных должностей.
  3. Двор как система должностей и служб.
  4. Правление экс-императоров
  5. Хронология правления римских императоров
  6. 1.1. «Вертинские аналы» о прибытии Руссов к императору Людовику I Благочестивому в составе посольства византийского императора Феофила (839 г.)2
  7. Двор как политическая элита.
  8. § XXVIII. О придворных
  9. ПРИДВОРНЫЕ
  10. Придворная культура
  11. Королевский двор как явление культуры