<<
>>

Глава 16 Институты власти в Дании в 1000-1660 гг.

Историография и источники. Зачинателем изучения собственно истории права и политических учреждений Дании был датский правовед П. Кофод Анкер (ум. в 1788 г.). Результаты его изысканий, прежде всего в области средневековых датских законов, заложили основы для развития в Дании, уже в Х1Х-ХХ вв., историкоправовой школы, ярчайшими представителями которой являлись И.

Ф. В. Шлегель, И. Л. А. Кольдеруп-Росенвинге, И. Э. Ларсен,

. и

Т. X. Ашехауг, Л. Хольберг, X. Матцен и П. И. Йоргенсен. Одновременно политико-юридические древности датчан, преимущественно в качестве материала для сравнительно-исторических построений, привлекали внимание иностранных историков права германских народов, особенно шведских и немецких. Вместе с тем в последние два столетия государственный строй Дании периода Средневековья и раннего Нового времени становился предметом детального исследования и со стороны историков-медиевистов. Здесь особенно большой вклад внесли датчане А. Д. Йоргенсен, К. Эрслев, А. Худе, В. Кристенсен, П. Ф. А. Хаммерик, М. Макепранг, А. Э. Кристенсен и Т. Риис, шведы Э. Клеберг и С. Булин, немец Э. Хофманн.

Изучение политических учреждений Дании эпохи Средневековья и раннего Нового времени развивалось на почве совершенствования исследовательских методов, в первую очередь исторического, сравнительно-исторического и, уже в XX в., духовно-исторической обусловленности, а также введения в научный оборот новых источников. Помимо земских законов и государственных актов со временем стали привлекаться данные, извлеченные из различных документальных и повествовательных источников, а кроме того, всевозможных памятников материальной культуры (печати, монеты и т. д.)89.

Понятия «Дания» и «королевство Дании». Страну датчан Данию (лат. Dania, Dacia', дат. Danmark) вошло в обыкновение называть собственным именем лишь к началу XI столетия. Ко времени ее первого описания немецким историком Адамом Бременским (ок.

1074 г.) Дания включала большую часть Ютландского полуострова, все острова, расположенные на выходе из Балтийского моря в Атлантический океан, области, находящиеся на юге Скандинавского полуострова (Сконе, Халланд и Блекинге), а также балтийский остров Борнхольм. Такой территориальный состав характеризовал Данию до середины XVII в., когда в результате датско-шведской войны ее скандинавские области отошли к Швеции.

Словом королевство (государство) (дат. rige; лат. regnum) поначалу, еще в XII в., обозначались права короля (государя) датчан в отношении народа и страны — королевская власть, а также осуществление королем его прав или, в русской традиции, царствование. Между тем сначала в иностранных, а затем в датских источниках слово королевство (государство) стало обозначать и страну, в которой король имеет и выполняет королевские права, следствием чего явились выражения королевство Датчан (лат. regnum Danorum) и королевство Дании (лат. regnum Daci?; дат. Danmarks rige). В дальнейшем королевство Дании (Датское королевство) все больше утрачивало связь с личностью короля, тем самым обретая самостоятельный юридический статус, что с очевидностью обнаружилось уже в XIV в., когда в периоды нескольких междуцарствий при физическом отсутствии особы короля regnum Daci? осознавалось как территориально-правовая действительность. Отсюда в позднее Средневековье и раннее Новое время укоренилось и представление о взаимозаменяемости слова Дания и выражения королевство Дании или по своему происхождению понятий народно-географического и политико-юридического. Вместе с тем самостоятельный правовой статус королевства Дании (Дании) стал выражаться через посредство традиционных знаков датского короля — крестовое знамя и герб, вследствие чего короли Дании из новых династий представлялись уже «геральдическими» символами королевства и страны.

Административно-территориальное деление. В IX-X вв. Дания состояла из 13 земель (дат. land; лат. terra). Земли включали 193 округа (дат. hcercet, herred; лат.

prouincia), которые делились на три, четыре или шесть отделений: трети (tredinger), четверти (fjerdinger) и ше- стичастия (sjettinger). Своим происхождением округа и их подразделения были обязаны военно-мобилизационной организации датского народа земской обороне (дат. landwcercen, landevcem; лат. defensio terns, defensio patriae), на что указывает и смысл слова haeraed (herred) — has г (войско), reed (рейд, поход). В Средние века при созыве морского ополчения (дат. lething, leding, от leih — путь, поездка, плавание; лат. expeditio) округ составлял одну или две-три корабельных общины скипены (дат. skipeen, от skip — корабль; лат. navigium), снаряжавших корабли с экипажами, которые подразделялись на хафны (дат. hafnee — букв, место человека на корабле; лат. hafna). В Северной и Южной Ютландии самых больших землях Дании — округа объединялись в 15 областей (дат. syscel, syssel, bygd; лат. соттипа). Таким делением, судя по смыслу слова syscel (работа, дело), поначалу обеспечивалось более совершенное управление государственными работами.

Средоточием общественно-политической жизни датских территориальных единиц являлись места проведения земских, областных и окружных собраний — ландстингов (дат. landsting; лат.placitum terrae, placitum generale), сюссельтингов, или бюгдетингов (дат. sysselting, bygdeting; лат. placitum соттипге), и херредстингов (дат. herredsting; лат. placitum prouinciale). Работу ландстингов организовывали назначавшиеся королем земские судьи (дат. landsdommer, landstingshorer, лат. rector, judex, auditor placiti generalis, legifer). На херредстингах обычно председательствовали окружные правонадзиратели фогты (дат. henedsfoged; лат. aduocatus), избиравшиеся из местных землевладельцев по приказу короля или носителя его прав. Окружные фогты или другие уполномоченные королем лица обеспечивали проведение также сюссельтингов.

В XII-XIV вв. из отдельных датских земель или нескольких округов создавались владения на феодальном праве — лены (дат. len; лат. pheodum)90.

До 1660 г. из земель и округов Дании создавались также не наследственные лены (лат. beneficium, exactio; дат. len) датских дворян и прелатов (до Реформации), а кроме того, территории королевства могли отдаваться во временное управление, обычно на залоговом праве, иностранным государям и дворянам.

Король. Звание короля (дат. koning, konung, konge; лат. rex) у датчан уже существовало на момент их первых упоминаний раннесредневековыми писателями (VI в.). Долгое время германский король считался правителем народа, а не страны, что находило отражение в титуле и датского вождя-государя король Датчан (rex Danorum). И только с конца XIV в. официально стал употребляться титул король Дании (лат. rex Dacie', дат. Danmarks konge).

Из памятников письменности IX-XII вв. следует, что в раннее Средневековье статус короля у датчан, как и у большинства других германских народов, считался достоянием одного знатного рода, обычно вплоть до его пресечения. При этом требовалось, чтобы королем становился только представитель мужского пола. Это правило сохраняло свою силу в течение всего Средневековья и Нового времени.

До государственной реформы конца 1660 г. король в Дании избирался народом, правда, общественный состав этого народа с течением времени претерпевал изменения. До середины XII в. главными выборщиками являлись бонды. В дальнейшем на первые роли вышли лучшие люди (вельможи) королевства, а значение бондов, или простого народа, постепенно свелось к выражению одобрения или формальному участию. В XV — середине XVII в. фактически королевские выборы стали делом аристократического государственного совета, который, впрочем, в период с 1536 по 1650 г. заручался одобрением со стороны дворянства, а также других сословий.

К XI в. установился обычай, согласно которому избрание короля происходило на ландстинге Северной Ютландии, в городе Вибор- ге, а затем признавалось (подтверждалось) на тингах других крупных земель — Фюна (в Оденсе), Зеландии (в Рингстеде) и Сконе (в Лунде). С 1170 г.

над избранным королем проводился обряд церковного посвящения, включавшего таинство миропомазания и венчание на царство. В католический период его по традиции, утвержденной Римской курией, совершал архиепископ Лундский, а после Реформации епископ Роскиллеский (Зеландский). Местом коронования и миропомазания обычно были кафедральные соборы Лунда, Роскилле и других городов.

После избрания король по обыкновению на ландстингах давал клятвенные обещания по соблюдению прав датчан и получал от них клятву в верности. С 1320 по 1648 г. существовало также правило, что намеченный кандидат в качестве условия своего провозглашения королем под присягой обязывался к исполнению старых и вновь выдвигаемых правовых норм, записанных постатейно в документе с названием хондфестнинг (дат. кйпй/сезШщ; лат. сотШисю).

Несоблюдение королем этих клятвенных обещаний и обязательств служило для его подданных основанием к сопротивлению, которое могло закончиться убийством или лишением «тирана» (как писали в Х1У-ХУ1 вв.) королевского звания, что нередко и случалось вплоть до 1523 г. Но право на сопротивление стало получать силу закона только с конца Средневековья. В хондфестнингах 1483 и 1513 гг. постановлялось, что если король будет поступать вопреки хондфестнингу и не пожелает прислушаться к возражениям Государственного совета, то все жители королевства должны будут «с верностью помогать препятствовать этому». В хондфестнинге 1523 г. указывалось, что такое королевское деяние должно будет повлечь за собой отказ подданных короля от соблюдения ему клятвы верности и от несения ему службы. Наконец, в хондфестнинге 1648 г. содержалось определение, согласно которому при нарушении этого акта или вообще закона и права королем и после его нежелания следовать наставлениям членов Государственного совета последним предписывалось поступать по законам и праву, т. е. фактически самим вступать в управление королевством.

Поначалу, как выясняется из источников 1Х-ХШ вв., звание короля датчан по обыкновению получал старший мужчина в королевском роде: им мог быть и сын, и брат, и племянник умершего короля.

Однако со второй половины XIII в. вошло в обыкновение выбирать королем старшего сына почившего монарха. До XIII в. царствующих королей в Дании одновременно могло быть два или несколько, но они всегда правили в разных датских землях. Обстоятельства, вызывавшие такое положение дел, проистекали из наличия претендентов на королевские права и несогласия между их сторонниками жителями отдельных земель.

При короле Нильсе (ок. 1134 г.) возник обычай, согласно которому царствующий король при жизни добивался избрания угодного ему преемника, который до 1329 г. носил титул король Датчан, а со второй половины XV в. избранный в королевстве Дании {vdvald till Danmarks rige) или избранный король Дании (дат. vdvald konnung till Danmarck; лат. electus rex Dani?). Но этот обычай не всегда соблюдался из-за противодействия вельмож королевства; по их воле в хондфестнинге 1326 г. было даже указано, что в Дании должен быть только один король. При таких обстоятельствах претенденты на королевское звание могли использовать особые титулы: в XIV в. герцог Датчан (лат. dux Danorum; дат. h?rtugh? i Danmark), юнкер {молодой господин) Датчан (нижненем. Denin iuncherre; лат. Danorum domicellus), наследник королевства Дании (лат. heres regni Daci?) и в XVII в. избранный принц Дании (дат. udvalgte prins af Danmark] лат. electus princeps Dani?).

Первейшая обязанность короля выступать предводителем войска и по необходимости лично участвовать в боевых действиях на суше и на море исполнялась королями Дании вплоть до середины XVII столетия. При этом король мог возглавлять как народное ополчение на море и суше, так и своих дружинников-дворян, а кроме того, отряды иноземных наемников.

Права короля как законодателя, по определению предисловия к Ютландскому уложению (1241), выражались в формуле: «Король дает, а земля принимает закон». Это означало, что только тот закон получал силу, который, с одной стороны, издавался от имени короля, с другой стороны, получал признание у полноправных жителей той или иной датской земли. Такое признание выражалось в том, что земский закон составлялся или в него вносились изменения от имени короля при участии и с согласия жителей земли. Запись земских законов состоялась при короле Вальдемаре II (1202 1241), и в дальнейшем вплоть до XVI в. они назывались «законами короля Вальдемара» (лат. leges regis Waldemari-, дат. kuning Woldemars logh). Обнаруженные в них недостатки должны были восполняться через посредство знающих {добрых) людей королевства (лат. per discretos regni] дат. affbeschedn? righ?ns m?n, efther ryghens god? mens teck се). Что касается новых законов королевства, то они издавались только «с согласия всего королевства» (лат. de consensu tocius regni; дат. m?th alt rikens samthyck?), по совету датских вельмож. Те же правила действовали в отношении хондфестнингов, на которых основывалось государственное право Дании. В виде законов от имени короля оформлялось и положение о новых налогах и пошлинах. Помимо того, в XVI-XVII вв. перед их введением король обычно выслушивал совет отдельных сословий.

От имени короля заключались также договоры с иноземными правителями и властями, но тоже «по совету и с согласия» вельмож королевства. Кроме того, в XII-XIII вв. вошло в обыкновение законодательные акты и международные соглашения для придания им окончательной силы скреплять большой королевской печатью; в Новое время под этими документами король также ставил свою подпись.

Вместе с тем долгое время король только от своего имени мог изустно или на письме жаловать в пользование кому-либо, включая иностранцев, часть своих прав в отношении земель и их жителей в виде привилегий, даров или залогов. И только с середины XIV в. подобные пожалования, касавшиеся в первую очередь интересов и прав отдельных сословий, земель или всей общины королевства, стали, в том числе законодательно в хондфестнингах, ограничиваться «советом и согласием» вельмож или вовсе запрещаться.

В Дании только королю принадлежало право чеканить монету. Но до XV в. это право могло уступаться на время отдельным епископам и вельможам королевства; правда, и в этом случае на монетах присутствовало королевское имя.

Судебные полномочия короля развились из его статуса воинского предводителя и посредника в спорах. На укреплении этих полномочий сказывалась и заинтересованность короля в увеличении поступлений от судебных штрафов, издревле частично взимавшихся в его пользу. Постепенно за королем закрепилось право преследования нарушителя законов особыми определениями, дававшимися сначала изустно, а с XII в. — посредством королевских грамот. К началу XIV в. суд короля (лдст. pladtum regis; дат. retterting) уже являлся высшей апелляционной инстанцией по отношению к судам земель ландстингов и округов херредстингов. Король вершил суд лично или через посредство своих должностных лиц, но всегда «по законам земли» (лат. secundum leges terr?; дат. ?fft?r lands logh), т. e. согласно определениям земских уложений, что позднее подтверждалось в хондфестнингах. Однако в 1320 г. значение верховного суда королевства законодательно перешло к Парламенту, составлявшемуся из лучших людей Дании (см. ниже). Статус королевского суда в качестве более низкой апелляционной инстанции сохранялся до начала XV в., до времени, когда Парламент перестал созываться. В дальнейшем до 1660 г. верховное судопроизводство Дании являлось прерогативой короля и государственного совета. Изначально на короля как воинского начальника возлагались обязанности по поддержанию мира и законности среди датчан. Отсюда установилась надзирательная и карающая, или полицейская, власть короля в землях и округах. Ее средоточием являлись королевские дворы и замки. Эту свою обязанность король исполнял лично и посредством своих должностных лиц (лат. officiales', дат. embetz тсеп, embedsm?nd) с разными полномочиями и правами. Королевские областные наместники называются в источниках по-разному: брюти (дат. bryti; лат. uillicus), префект (лат. prefectus), фогт (дат. foged; лат. aduocatus), ховедсман (дат. hovedsmand; лат. capitaneus) и ленсман (дат. lensmand).

Изначально король являлся носителем идеи политического единства датских земель, ибо только он и его люди, в том числе должностные лица королевского двора, представляли королевство Датчан (Дании). Являясь государем во всех землях королевства, носителем прав короны Дании (лат. согопа Daci?', дат. Danmarks krone) и утверждая постановления, обязательные для него самого и его подданных, король способствовал становлению государственного права, общедатского самосознания, превращению жителей отдельных земель ютландцев, фюнцев, зеландцев, сконцев и т. д., разделенных географически и юридически, в один народ датчан. Такое объединяющее значение короля, однако, постепенно падает в позднее Средневековье и раннее Новое время, с развитием самостоятельного правового статуса regnum Daci? с его должностями и учреждениями и укреплением датского народного самосознания.

<< | >>
Источник: Т. П. Гусарова и др.. Властные институты и должности в Европе в Средние века и раннее Новое время : [монография] / Ответ, ред. Т. П. Гусарова. М.: КДУ, 600 с.. 2011

Еще по теме Глава 16 Институты власти в Дании в 1000-1660 гг.:

  1. ГЛАВА I. МОНГОЛЬСКАЯ ВЛАСТЬ В ТЮРКСКОМ МИРЕ. ИСТОРИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ДЕРЖАВЫ ЧИНГИЗА
  2. ГЛАВА I КНЯЖЕСКАЯ ВЛАСТЬ
  3. Глава IVРАЗБОР ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЫТИЯ БОЖЬЕГО,ДАННЫХ КЛАРКОМ
  4. Глава VРАЗБОР ДОКАЗАТЕЛЬСТВ БЫТИЯ БОЖЬЕГО,ДАННЫХ ДЕКАРТОМ, МАЛЬБРАНШЕМ,НЬЮТОНОМ II Т. Д.
  5. Глава 1. Судебная власть как основа судебного правотворчества (философско-юридический аспект)
  6. Глава 4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ КАК ОСНОВНОЙ ОБЪЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
  7. Глава 1 Институты власти и должности во Франкском королевстве
  8. Институты власти и должности во Французском королевстве в XI-XIII вв.
  9. Формирование институтов власти и должностей в средневековой Германии
  10. Глава 16 Институты власти в Дании в 1000-1660 гг.
  11. Глава 10. Государственная власть
  12. Глава 1 САКРАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ ЦАРЕЙ И ВОЖДЕЙ В АФРИКЕ ЮЖНЕЕ САХАРЫ
  13. РОЛЬ ТРАДИЦИОННЫХ ИНСТИТУТОВ ВЛАСТИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НИГЕРИИ
  14. ТРАДИЦИОННЫЕ ИНСТИТУТЫ ВЛАСТИ В ГАНЕ
  15. 5.2.2. Характерные черты политического тоталитаризма
  16. Глава вторая Иерархия, власть, группы
  17. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯО ВЛАСТИ ДУХА
  18. ГЛАВА 2 ИНСТИТУТЫ ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ
  19. I АРХАИКА Глава 1 Прелюдия власти